Евангелие в стихах


Истина Евангелие в стихах, часть вторая » The prayer book

Часть вторая


О жизни Пресвятой Богородице Деве Марии на земле и ее Святых родителях

(Предисловие к Евангелию)

По прошествию веков,

Возвещалась Она всеми,

Слово первое, из слов,

Бог сказал еще в Эдеме...

К обольстителю в то время,

Обращен был Его взор,

Бог проклял его и семя,

И приплод его с тех пор...

Искупителя поставил,

Чтобы люд земной пасти,

Темный мир чтоб Он направил

По Господнему пути...

Грех земной исправить Евы,

Поручил другой Он Деве...

Не родившейся еще,

Но желанной горячо...

Его слово плотью стало,

Чистой, скромной и простой,

Сквозь века Ей освещало,

Путь Марии Пресвятой.

Бытие 3 : 15

...Царь Давид, святой по нраву,

О Пречистой говоря,

Описал царицы - славу,

И Великого царя...

«Воплотившись в человеке,

Он по всей земле пройдет,

И останется навеки,

Ему преданный народ.»

...«От Отца благословенье

Он получит с первых дней,

Пронесет свое ученье,

До конца Вселенной всей.»

...Мир земной Им озарится,

Его истиной святой,

Чудо Божие свершится,

С человеческой мечтой...

Псалом Святого пророка Царя Давида

...Во чреве примет Его Дева

Эмануилом назовут,

Они Давидова посева...

Его начала в них живут.

Исаии 7, 14.11, 1.2; 53, 2.

...Пророк Михей писал об этом,

За очень много сотен лет,

Что в Вефлиеме, граде этом!

Спаситель явится на свет...

То будет пастырь наш духовный

Всегда в могуществе своем.

Он соберет народ греховный.

И позаботится о нем...

...В любви он будет ко всем людям,

За их грехи Христос умрет,

Препятствовать не будут судьям

И не заступиться народ...

Над Ним они учинят суд,

Чтоб затем убить Его,

Страшной смерти предадут,

Они Бога своего...

И воскресит Господь свой плод,

И вновь живым пойдет он в люди,

И в страхе будут Его судьи,

И в радости Его народ...

Мир земной спасенный будет,

Через веру во Христа

И Господь нас не осудит,

Если жизнь людей чиста...

Пророчество о Пресвятой Богородице.

Сказание о земной жизни Пресвятой Богородицы.

Москва, 1903 г.

...За пятьсот далеких лет,

Даниил вдруг произнес,

Что родится он на свет,

Наш Господь - Иисус Христос...

...Сам мудрейший Соломон,

Со своей душою чистой...

Нарекал Марию Он,

Непорочной и Пречистой...

...Иоанн Дамаскин мудро,

Говорил о Ней:

«Она, Проницающее утро,

Яко солнце и луна...

Она словно бы зарница

Светит пока солнца нет...

То Небесная царица...

Излучает Божий свет....»

На земле святой по праву,

Сын Господний обитая,

Обретет любовь и славу,

И Мария Пресвятая.

С их рождением во многом

Жизнь изменится сама,

И придет к народу с Богом,

Его Истина в дома!!!

...Сия Дева Пресвятая

Предсказал пророк Исаия,

В чреве примет и родит...

Сыном мир вознаградит...

И спасителем он будет,

И учинит людям суд,

И греховный мир осудят

Коль безнравственно живут...

Исаия 7,14

...Он с Давидового рода,

Сам Иисус и Его мать,

То спасители народа.

Мир об этом должен знать...

Исаия 11,1,2;53,2

...Это сказанное было,

В той эпохе, древних лет,

В памяти народной жило,

До рожденья их на свет...

...Ева — преобразовала

Пресвятую Деву мать,

Согрешив, людей отдала,

Смерти, что бы умирать...

...От Марии же родится

Лишь один Иисус Христос

Мир же с ним преобразиться,

В нем не будет зла и слез...

...В книгах Ветхого завета,

В предсказаниях иных,

Воссияли лучи света,

Для заблудших всех земных...

Сказания о земной жизни

Пресвятой Богородицы.

глава 1, ст. 5-16.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть четвертая » The prayer book

Часть четвертая


Рождество Пресвятой Богородицы

...Чудны судьбы этого народа,

Земли той, что Израилем зовут,

Он не пришлец, там его природа,

Адамовы начала в нем живут...

Воистину Господний он народ,

Бог в древности веками с ним общался

Ему был близок дальний небосвод,

И дружбой с ним, Господь не огорчался.

Народ жил ожиданием Мессии,

Она была желанной их мечтой,

Сосредоточением усилий,

К лучшей жизни чистой и святой.

Пророки же Еврейского народа,

И каждый из достойнейших, желал,

Дожить бы всем им до ее прихода,

Но Бог пока Мессию не давал.

...Лучшие среди всего народа,

Жили с мыслью в будущем своем,

Радели продолжением Их рода,

И тщательно заботились о нем.

Чертами же особых их влияний,

Любовь к потомству берегли страной,

Желанием святых благодеяний,

И славой человеческой земной.

Воспитывали в детях любовь к Богу

И к Родине народу своему,

Чтобы из дому, каждый знал дорогу

И в жизни не блудилось никому.

Когда еще Господь с людьми общался,

Достойнейшим из них Он говорил,

Чтоб каждый род потомством размножался,

И эту цель у них боготворил...

Последним человеком с которым общался Бог,

был Малахия, за 500 лет до Рождества Христово

И сей наказа ходил из рода в род,

Приплоду в семьях радовались вместе,

И в памяти держал сие народ,

Считая его делом своей чести...

Большое чадородие в роду,

Вменялось женам в честь их и во славу,

Безчадие несло семье беду,

И всеми осуждалось, не по нраву...

...Так, Авраам пожаловался Богу,

Не могу безчадие Я зреть...

Жена всю жизнь несет в душе тревогу,

Считает, что ей лучше умереть...

...Безчадная же матерь Самуила,

До рожденья сына своего,

Господу молилась и просила,

Чтобы подарил Он ей его.

Тоже было и с Елисаветой,

Жизнь свою бездетной прожила,

Маялась с бедою она этой,

И Господней милости ждала.

Услышал Бог молитвы их святые,

И каждому из них Господь воздал,

Решил он их проблемы непростые

Никто из них об этом не страдал.

* * *

...А между тем, не оглашая,

Господь имея план святой,

Дарил детей всем украшая,

Народ возлюбленный Им свой...

...У Авраама сын родился,

И Исааком он назвал,

Отец Воздравие молился,

И Богу славу воздавал...

...Правителя же Самуила

С молитвой Анна народила,

Она всевышнего Молила,

И Им услышана была...

...В древнейшем и святом завете,

Упоминаний о нем нет,

Никто не знал о Назарете

И что оттуда грядет свет...

Располагаясь в Галилеи,

На южном склоне ее гор,

Не привлекал он Иудеи,

Был незаметен с давних пор.

Не отличался добрым нравом

Народ тогда живущий там,

Но часто пользовался правом,

Судить других как хочет сам...

Жила в то время в Назарете,

Благочестивая семья,

Их очень радовали дети,

Но угнетала жизнь своя...

...Стада паслись большие в поле,

В достатке процветал их дом,

Казалось бы чего же боле,

Но не было потомства в нем...

Иоаким, супруг и Анна,

Благочестивая семья,

Молили Бога неустанно,

Чтоб благодать пришла Сия...

Супруги царственного рода,

Давид был предком древним их,

У иудейского народа,

Господней славы Он достиг.

Господь наказ давал когда-то,

О размножении родов,

И соблюдалось это свято,

На протяжении годов...

Семья бездетная повсюду,

Призренной значилась у них,

Считалось это среди люду,

Что гнев Господний их постиг...

В лицо об этом говорили,

Встречая где-то на ходу,

И зло умышленно творили,

Не разделяя их беду...

Иоаким же сам и Анна,

Старались сдерживать себя,

Молились Богу неустанно,

Просили милости любя...

Но не богатство отличало,

От всех людей сей отчий дом,

А их Господнее начало,

И славы вечной Божей в нем.

Две третьей части от дохода,

В конце их трудового года

Они давали в Божий храм,

И бедным людям бывшим там...

В своей семье средь люду тоже,

Законы соблюдали Божьи,

И были праведнее всех,

Не совершая в жизни грех...

Но не было у них приплода,

Детей Господь им не давал,

Неслись упреки от народа,

И род в печали тосковал...

Тоска под старость нагнеталась,

Она преследовала их,

Жена никак, не разрешалась...

Надежды не было у них...

Пренебрежение людское,

Везде преследовало их,

В душе их не было покоя,

Среди чужих и всех своих...

В один из праздников великих

Иоаким пошел во храм,

Не ждал поступков там он диких,

От слуг Господних бывших там...

Он жертву нес с собой для Бога,

Когда вошел в Господний храм,

Уже у самого порога,

Презрение он встретил там...

Когда пытался положить,

Что нес для Бога своего,

Рувим не дал того свершить,

И отклонил рукой Его...

Зачем ты прежде всех других,

Дары несешь свои до Бога,

Он от тебя не примет их,

Бесплодный ты сказал он строго.

Упрек безжалостный, жестокий,

Что он бездетный, одинокий,

И недостоин он того,

Чтоб жертву принял Бог его.

Обидел он Иоакима

При всех унизил, оскорбил,

Обида та неодолима

Уж лучше б он его убил...

Ушел из храма вскоре он,

Домой не думал возвращаться

К пустому дому на поклон,

И с Анной он не мог встречаться.

В пустыню дальнюю подался,

На пастбище в горах, к стадам,

И много дней не возвращался,

Страдая очень где-то там...

И были слезы ему пищей,

Молитвой к Богу он взывал

Пустыня вся его жилищем

Где он страдая тосковал.

Так сорок дней он и ночей,

Не мог сомкнуть своих очей,

В слезах молитве и тоске,

Скорбел от дома вдалеке...

Иоаким просил у Бога,

Чтоб даровал ему приплод,

В слезах просил молился много,

Чтоб не судил его народ...

...Дошел до дома, к Анне слух,

Как в храме был при всех унижен,

И оскорбленный, и обижен

Иоаким ее супруг.

Великой скорби предаваясь,

За что мне Господи сей срам?

Слезами часто заливаясь,

Простерши руки к небесам...

Прости мне Боже умоляю,

Бездетно с мужем мы живем,

Всю жизнь в безчадии своем

Я с ним униженной страдаю...

О, горе мне я одинока,

Мертва, безжизненна, пуста,

За что страдаю так жестоко...

Глаголили ее уста...

Подобна я, степи безводной,

Я только женщина, не мать

Во мне нет жизни благородной,

И я ее не в силах дать...

Милостью Своею Боже,

Сарре в старости ее,

Даровал ей сына Тоже,

Дай и мне дитя мое.

Ты отверз утробу Анны,

Боже в старости самой,

Самуил родился славный,

В будущем пророк был твой...

Так воззри меня мой Боже,

И услышь мою мольбу.

Я прошу потомство тоже,

Пожалей свою рабу...

Я люблю Тебя и славлю,

Ты у сердца моего,

И дите свое отправлю,

В лоно дома Твоего...

И прославиться в нем Боже,

Милосердие твое,

Дитя жизни всей дороже,

Украшение Ее...

Едва высказала Анна,

Богу эти слова там,

Появился вдруг нежданно,

Ангел, вестник Божий сам...

...Та молитва что взывала

Ты к Господним небесам,

Он услышал и немало

Бог воздал за это вам...

Слезы, продолжал он строго,

И молитвы все скорбя,

Все сие дошло до Бога

И услышал Он тебя...

Дочерь, дщерь родишь ты Анна,

Святой Ангел продолжал,

Ты молилась неустанно

И за это Он воздал...

Все рода благословенны,

Будут с Нею на земле,

А дела Ее священны

В каждом граде и в селе...

Благодать свою святую,

Сам Господь Ей поднесет,

В жизнь земную непростую

С Ней спасение придет...

Ей поклонятся все люди,

Все рода и весь народ,

И правители и судьи,

Когда час Ее придет...

Людям Ей не быть чужою,

Сам Господь взойдет от Ней,

Она будет Госпожою,

Во Вселенной, нашей всей...

Ты молилась дни и ночи,

Он тебя услышал там,

Назовешь Марией дочерь,

Так Господь желает сам.

Те слова его услышав,

Анна в радости сказала:

Нет Его добрей и выше...

От упреков я устала...

Бог услышал мой меня

И отвел мой стыд и срам,

Я к Нему любовь храня,

Дщерь в смирение отдам...

Я отдам родную дочь,

Во служение Ему,

Пускай служит день и ночь,

Она Богу своему.

Восхваляя имя Бога,

Вознесется в мир земной,

И оставит нас Тревога,

Будет жизнь совсем иной...

...И в тот миг Ее печали,

В радость превратились

Слезы литься перестали,

Изменилось все вокруг... вдруг,

Вестник же, как появился,

Так чудесно и ушел,

Кто бы видел, удивился,

Чудеса вершились мол...

Ангел, после встречи с Анной,

Сообщив Ей эту весть,

Оказал ей долгожданный

И в пустыне свою честь...

Он у мужа появился,

И ему сказал о том...

Бог услышал, ты молился,

Благодать пришла в твой дом...

Анна дочь родит святую,

Ей о том — возвещено,

Жизнь прожил ты, непростую,

Богом все возмещено.

Не мытарствуй ты в пустыне,

Иди — в Иерусалим,

Пусть от скорби дух остынет

Успокойся вместе с ним.

У златых ворот ты встретишь,

Свою Анну, как всегда

Вас теперь никто на свете,

Не обидит никогда...

...Анна была в благодати,

Муж во град стремился к ней

Много слез и сил потратил

Он в пустыне сорок дней...

Он нашел свою супругу,

Там где Ангел говорил,

И возрадуюсь друг другу,

И что Бог им сотворил...

...Жили — в Иерусалиме,

Ожидая Его милость

Духом Он, общался с ними,

И она в их дом явилась...

...В радости взывала Анна,

К близким всем, зачала в чреве,

Тяжелеет долгожданно,

И родиться святой Деве...

Прекратятся все упреки

О безчадии моем,

Извлекут враги уроки,

И в бездушии своем...

...Шло за днями время следом,

Стремясь к часу своему

Никому он не был ведом,

Только Богу одному...

Мир земной весь осветила,

В небесах Ее заря,

Анна дочь свою родила,

В день восьмого сентября...

Обратили свои очи,

Анна с мужем в небеса,

И молились дни и ночи,

Восхваляя чудеса...

Восхваляя Его милость,

Его щедрость и любовь,

И что дочь в семье родилась,

От Его Господних слов...

Ей Мария имя дали,

Обсуждая горячо,

Как Господь велел, назвали,

До зачатия Еще...

...Младенец рос дитем чудесным,

Ухожен матерью своей,

Хранимый Ангелом небесным,

Он каждый день общался с Ней...

В духовном доме обитая.

Имея Божию благодать.

Взрастала Дева Пресвятая,

И очень радовала мать...

...В шесть месяцев ступив на землю,

И семь шагов пройдя по ней,

Вернулась дочь обратно к Анне,

В объятья матери своей...

Иоаким и сама Анна,

Молились Богу одному,

К Нему взывали неустанно,

Готовя дочь свою Ему.

Отец и матерь ей внушили,

Что родилась она на свет,

В молитвах к Господу, в печали,

Ее родных преклонных лет...

Что родилась она для Бога,

И для Него ей нужно жить,

Уйдя от отчего порога,

Ему обязана служить.

Что до Ее еще рожденья,

Сей путь был предопределен,

Бог недопустит отторженья,

И с нею будет всюду Он...

Что нужно будет разлучиться

С отчим домом ей родным,

Во храме жить и там учиться,

Законам Божьим и земным...

Что хорошо ей будет в храме,

У Бога лучше, чем в родных,

В разлуке трудно будет маме,

Но нет путей у них иных...

И если будешь любить Бога

Законам следуя Его,

То для тебя свершит Он много,

Отец не сможет дать того...

Мария духом укреплялась,

Набираясь сил благих,

Умом и сердцем развивалась,

Быстрее всех детей других...

...Воспитывали дочерь строго,

Всему учила ее мать,

Готовя к посвященью Богу,

Чтоб все она могла познать...


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть первая » The prayer book

Часть первая

(Слово Архиепископа Вышегородского Наместника Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры Павла, Слово Святослава Пискуна, От автора)

Я верую в Святую

Весть,

И истине ее

нетленной:

Иисус наш был,

Господь наш есть,

И вечно будет

во Вселенной.

Господь, сотворив человека, в безграничной любви к Своему творению дал ему все, нужное для жизни, наделил различными талантами, дав одному человеку одно, другому — другое, дабы люди могли в совокупности своей исполнить волю Божию: явить пример Божией мудрости и, дополняя друг друга, создать гармонию духовных начинаний и духовных устремлений.

Перед нами книга необычная — Евангелие в стихах. Необычна она уже тем, что написал эти стихи человек, казалось бы, далекий от духовного творчества, но, я уверен, что это для него не было случайно: на Владимире Артёмовиче проявилась благодать Божия, потому что не каждому дано, как бы он ни старался, создать что-то, ибо если нет на то воли Божией, — человек бессилен.

Книга эта важна для каждого человека, каждому откроет что-то непонятое им прежде: ведь Господь открывает всякому человеку и во всякое время Свои истины по-разному. Казалось бы, одни и те же слова, — но они как колодец, имущий много воды и утоляющий жажду каждого в отдельности. Так и эти стихи, я полагаю, послужат для вразумления, для укрепления в вере, для познания истины — для того, чтобы мы еще и еще раз убедились в непреложности Закона Божия.

Я думаю, что книга эта явится примером того, что Господь призывает человека не тогда, когда он хочет, а тогда, когда есть на то воля Божия, как Он сказал: поставлю человека в то время, когда он нужен в том или ином месте. Так и эта книга, выходит в то время, когда она наиболее нужна людям. Она, я надеюсь, поможет спрямить пути к Господу многим из вас.

Да благословит Господь начинания и труды и поможет и тем, кто ее написал и готовил к изданию, и тем, кто будет ее читать — да будет сила Божия и помощь.

Архиепископ Вышгородский

Наместник Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры

Уважаемые читатели!

Книгу Владимира Артемовича Куцыва «Истина», которая представляется Вашему вниманию, я считаю по-своему уникальной.

И дело не только в ее необычной форме: переложение библейских сюжетов на язык поэзии нередко встречается в истории мировой литературы.

Самобытность этой книги, на мой взгляд, связана с ее автором, его судьбой и мироощущением.

Владимир Артемович прожил сложную, драматическую, но насыщенную интересными событиями жизнь. Трудное военное детство, работа на восстановлении разрушенного войной Донбасса, служба в армии, занятие разнообразной деятельностью в поисках своего истинного предназначения и, наконец, долголетняя служба в правоохранительных органах — от рядового сотрудника до ответственного руководителя уголовного розыска области и прокурора.

Казалось бы, человек с такой биографией должен был ожесточиться, а многие годы работы на переднем крае борьбы с преступностью могли не только закалить характер, но и привести к утрате веры в людей, доброту и порядочность. Но этого, к счастью, не произошло, в немалой степени благодаря тому, что через всю свою жизнь Владимир Артемович пронес искреннюю веру в Бога, любовь к поэзии и к людям.

В своей очередной, дай Бог не последней, книге с символическим названием «Истина» движимый вдохновением, ниспосланным не иначе как Свыше, Владимир Артёмович в стихах изложил события, связанные с рождением, деяниями, распятием и чудесным воскресением Сына Божиего — Иисуса Христа, жизнью на земле Его Матери — Пресвятой Девы Марии и ее святых родителей.

Эти стихотворные строки источают глубокую веру их автора в Бога, его непритворную любовь к ближнему, стремление к высокому и светлому.

Наша жизнь далеко не идеальна. Она, к сожалению, прочно ассоциируется с преступностью, насилием, корыстолюбием, пренебрежением к моральным и правовым нормам. Вот почему в этих условиях каждому человеку насущно необходимо слышать животворящее Слово Божие, способное поддержать и направить его на путь истинный.

Ибо как сказал Господь, — «Блаженны слышащие Слово Божие и соблюдающие его».

Святослав Пискун

От автора

Родился я, жил и возрастал до пятнадцати лет в селе Шарапановке Крыжопольского района Винницкой области, в одном из живописнейших уголков Украины — моей древней, некогда Великой Киевской Руси.

Наш дом стоит на берегу маленькой речушки Бережанки, которая, по преданиям, была когда-то большой и быстроводной, но за сотни лет ушла под землю, образовав вокруг себя огромные зеленые царства живой природы, где летом по вечерам лягушки хором распевают свои песни, а на рассвете радуют душу соловьи.

Со всех сторон нашего когда-то огромного села раскинулась удивительная природа — сады, леса, которые тянутся до Киева и далее. Эта красота всегда радовала и вызывала необыкновенные чувства, которые несколько позже я пытался выразить в стихах:

От голубого небосвода

По всей земле — и тут и там

Благословенная природа:

Любимый мною дивный храм...

После службы в армии я долгое время жил в России, где не менее красивая природа, но все равно скучал по своей Шарапановке и в минуты грусти писал:

...Мне хочется вернуться в отчий дом,

Увидеть все, что памятно и свято,

Цветущий сад за хатой под окном

И молодость, ушедшую куда-то...

Взволнованно дыхание тая,

Забыв свои печали и тревоги,

Послушать на рассвете соловья,

И тихий шепот сосет у дороги…

В 1951 году, после окончания семи классов, я, как и многие другие мои сверстники, был мобилизован на стройки народного хозяйства в разрушенную войной Донецкую область. Окончил Краматорское ФЗУ № 110 и там же работал столяром в комплексной бригаде треста «Донмашстрой».

Этот город глубоко запал в мое юное сердце и дал мне свою путевку в жизнь. Несколько позже я написал:

Краматорск, Краматорск —

город юности нашей далекой,

Мы с тобой разлучились,

казалось, уже навсегда,

Я ушел от тебя

и подруги моей синеокой,

Не надеясь вернуться,

любимые, к вам никогда...

И действительно, туда я больше не вернулся. В 1954 году в октябре я был призван на срочную службу в Вооруженные Силы страны. Попал в Подмосковье, в одной из воинских частей с отличием закончил годичную военную школу авиационных механиков и служил в авиационном полку — обеспечивал техническую подготовку и вылет реактивных истребителей на боевую учебу.

О службе в армии у меня сложились самые наилучшие воспоминания. Я был отличником боевой подготовки, награжден Грамотой ЦК ВЛКСМ и десятью сутками отпуска домой. Армия укрепила и закалила мой характер, сделала меня настоящим мужчиной, защитником своего Отечества и научила не только хорошо владеть боевым оружием, но и самостоятельно принимать жизненно важные решения. Я уже знал, кто я есть в этой жизни, зачем живу и что должен делать; закончил службу в звании сержанта.

Во время службы в армии мною было написано много стихотворений о жизни и быте солдат, о любви и суровых армейских буднях.

Демобилизовавшись в 1958 году, в течение шести месяцев освоил на Балабановской спичечной фабрике в Калужской области специальность токаря по металлу, работал токарем, а затем — учителем труда в Ермоленском детском ломе, обучаясь в общеобразовательной вечерней школе, мечтал стать когда-нибудь педагогом, вернувшись на родину. Но судьба распорядилась по-иному: я остался в России почти на 25 лет. В 1961 году, по направлению партийных органов, стал сотрудником уголовного розыска Боровского районного отдела внутренних дел Калужской области, где работал помощником участкового, участковым, младшим оперуполномоченным. После очередной переподготовки и окончания десяти классов вечерней школы в 1963 голу был назначен оперуполномоченным уголовного розыска и мне присвоено первичное офицерское звание — младший лейтенант милиции. Это было для меня очень большим событием, ибо к тому времени меня уже увлекла опасная, но очень интересная работа. О том, чтобы стать учителем, я уже не думал.

В 1964 году как одного из лучших оперативных сотрудников руководство УВД области направило меня на учебу в Московскую Высшую школу МВД СССР на юридический факультет. К тому времени я уже работал следователем районного отдела внутренних дел, а в 1967 году был назначен заместителем начальника по оперативной работе и следствию Юхновского райотдела внутренних дел Калужской области.

30 декабря 1969 года я успешно сдал государственные экзамены в Московской Высшей школе МВД

СССР и получил специальность юриста-правоведа. В январе 1970 года стал начальником того же отдела внутренних дел Калужской области.

В декабре 1978 года по просьбе моих родителей, проживающих в Украине, я с большими трудностями был переведен в УВД Одесской области, где работал на должности оперуполномоченного Управления уголовного розыска, а через год меня назначили заместителем начальника отдела управления уголовного розыска УВД в Одесской области.

Работа в уголовном розыске требует от сотрудников полной отдачи всех сил, энергии и разума, поскольку действовать они вынуждены в условиях несоизмеримой, очень напряжённой работы, не редко связанной со смертельным риском. Пропадая сутками напролет на работе, я написал своей жене, маявшейся в одиночестве:

Ты не жди меня, мой друг, на ужин,

Я сегодня снова не приду.

Я ушел туда, где очень нужен,

Я ушел, чтоб отвести беду.

…Тяжело и мне, мой друг, порою,

Выдержка железная сдает,

В летний день и осенью сырою

Боль чужая вновь меня зовет…

В 1985 году ушел на заслуженный отдых, имея за плечами 28 лет выслуги, три серьезных ранения, девять правительственных наград, множество Грамот и благодарностей. Работая в правоохранительных органах, мы дорожили своей офицерской честью, совестью, и партийным билетом, и к законности в своей деятельности относились весьма серьёзно. Я прошел службу от рядового до ответственного руководителя управления уголовного розыска Одесской области.

После ухода на пенсию стал начальником отдела кадров на одном из заводов города Одессы, затем главным специалистом в юридическом отделе Одесского горисполкома, а весной 1995 гола, когда формировались в МВД и в прокуратуре спецподразделения по борьбе организованной преступностью, я был приглашен в прокуратуру Одесской области, где назначен прокурором, а затем старшим прокурором по надзору за работой спецподразделений по борьбе с организованной преступностью, имея классный чин — старший советник юстиции, полковник. После ухода из прокуратуры я был избран офицерами спецподразделений председателем международной ассоциации офицеров спецподразделений по борьбе с организованной преступностью. А через 2 года уйдя на заслуженный отдых посвятил себя поэзии и выпустил 3 книги светских стихов, а за тем долго работая над духовыми изданиями и с благословения Блаженейшего Владимира Митрополита Киевского и Всея Украины издал книгу «Истина», Евангелие в стихах.

Мои любимые и прекрасные родители, Царствие им Небесное, отец — Артем Иванович, участник двух войн, награжден орденами и медалями, инвалид войны 1-й группы, работал одновременно учителем труда в школе и бригадиром столярной бригады в колхозе. Величайший труженик, он всю жизнь трудился на благо большой семьи, колхоз и школу. Умер на 92-м году жизни. Будучи в этом возрасте, наизусть читал молитвы по 2–3 страницы, в детстве с нами был взыскательным и строгим, обладал необыкновенным остроумием и юмором, до конца своих дней находился при светлой памяти.

Мать — Агафья Андреевна, тоже инвалид труда 2-й группы, всю жизнь проработала в колхозе, было время — за сто граммов хлеба на трудодень, и дома сама обрабатывала огород из 35 соток. Она — мать-героиня, родившая восьмерых детей, воспитавшая и поставившая на ноги пять сыновей и одну дочь. Это был добрейшей души человек, всегда доброжелательна, никогда ни с кем не ссорилась и не спорила, а мне часто говорила: «Если бы я могла, я б небо людям приклонила».

И я знал, что она говорит это искренне. Ее натруженные и выработанные руки кормили, обшивали и одевали в нашем доме в общем одиннадцать человек, она же более пяти лет ухаживала за прикованной к постели моей бабушкой Ириной. Ей благодарность и любовь моих братьев и сестры. На 70-летие мамы я писал:

Найдется ли на свете гамма

Таких, как надобно мне, слов,

Чтобы тебе, родная мама,

Я выразил свою любовь.

Согрел словами теми душу,

Здоровья дал тебе и сил,

Любую боль твою разрушил,

От слез печальных оградил...

Она плакала, слушая оду о ней самой из уст ее старшего сына, а мы все, тоже в слезах, радовались, что Господь Бог послал нам такую прекрасную мать... Мы же, каждый погрязший в своих собственных жизненных проблемах, не в состоянии были вернуть ей хотя бы каплю ее забот о нас. Через несколько лет я присутствовал при ее смерти и закрыл ее добрые глаза, которые были полны слез. О чем она плакала? — думаю я до сего времени. — Конечно же, о нас, беспокоясь о взрослых детях, остававшихся в этой прекрасной, ожесточенной жизни. Я закрыл дрожащей рукой эти, казавшиеся мне еще живыми, глаза матери, вытирая платком на лице ее слезы, и свои тоже, и еще долго стоял в раздумье около ее безжизненного тела...

На сорок дней мы всей родней пришли на ее могилу. Сестра плакала, вцепившись руками в крест на могиле, а братья стояли суровые, тоже со слезами на глазах. Я прочитал:

Сжимает сердце горькая печаль,

Терзает боль израненную душу,

Мне тишину кладбищенскую жаль,

И я ее покоя не нарушу.

Не буду над могилою рыдать,

Мне кажется — из дома не ушла ты.

Слезами невозможно передать

Ни скорбь мою, ни боль моей утраты…

Мои родители постоянно находились на работе, и вся забота о моем воспитании ложилась на плечи

жившей с нами матери отца — моей бабушки Ирины. Она заложила в моем сознании основы человеческого бытия, доброты и послушания, в пять лет я уже читал наизусть «Отче наш...». Она зажгла в моем сердце искорку Господнюю, которая горит в нем до сего времени, дает тепло и радость мне и близким мне людям и зажигает в их сердцах божественный огонь.

Ей это все давалось очень нелегко, потому как я был неусидчив, не очень-то послушен и, как говорят у нас, «збытошный», что бабушке и моим родителям доставляло немало хлопот и неприятностей…Не малая роль в моём воспитании принадлежит также и бабушке, маминой матерее, Иванюк Ефросии, и моим тётушкам Елене, Ольге, Вере и другим.

Я благодарен судьбе и Господу Богу за то, что в моей жизни были прекрасные родители и необыкновенная, добрые и душевные бабушки. Их стараниями я благополучно вышел из шального детства и стал на путь истинный.

Я очень рад тому, что каждый из моих братьев в чем-то подражал мне и старался быть похожим на меня.

Петр, армейский офицер, подполковник-связист, участник ликвидации Чернобыльской катастрофы, награжден боевыми орденами и медалями, воспитал двух сыновей и дочь.

Николай воспитал сына и двух дочерей, является сотрудником Калужского ОМОНА, много раз участвовал в миротворческих операциях, трижды ранен, последний раз очень тяжело. В настоящее время — инвалид 2-й группы, награжден боевыми орденами и медалями России.

Александр воспитал трех дочерей, государственный советник юстиции 3-го класса, генерал, начальник Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Украины, необыкновенно кипучая, энергичная натура, добрый и отзывчивый человек, трудолюбивый, организованный, ответственный, в меру жёсткий и требовательный руководитель. Он, заслуженный юрист Украины, награжден правительственными наградами, кандидат юридических наук, с моего благословения тоже пишет стихи.

Виктор проживает в нашем родном селе Ша-рапановке, отец троих детей, шофер-профессионал, музыкант-самоучка, замечательно играет на баяне, гитаре, аккордеоне, по натуре очень веселый и общительный человек, иногда сентиментальный, в душе с вечной молодостью…

Наша сестричка Людмила вырастила прекрасных детей: сына и двух дочек, оставшись при этом статной, красивой, обаятельной и привлекательной женщиной. Она — душа нашего семейного коллектива, прекрасно ладит с нами и замечательно поет, мы ее любим и боготворим.

Двое из членов нашей семьи, к большому несчастью, умерли: сестричка Софийка в четыре года и братик Иван в младенческом возрасте. О Софийке я бы хотел сказать особо, она была на год младше меня. Это был необыкновенный ребенок: рано начала ходить и говорить, была соображала не по годам, и очень похожа на нашу бабушку Ирину: светловолосая, с большими синими глазами. Мы с ней очень дружили. Во время войны в 1943 году мы оба заболели корью, и Софийка весной умерла на моих глазах. Я тяжело переживал эту утрату и все время, уже будучи в школе, пытался выразить на бумаге боль, оставшуюся в моем сердце от этого рвущего мою душу события, но что-то не получалось. Однажды в шестом классе при задании написать изложение о каком-то герое, и охарактеризовать его личность, я написал стихотворение о моей сестре Софийке, за что получил кол, и, обидевшись, ушел из школы и дома. Но потом со мной разобрались и оценили мою работу на троечку. И только в декабре 1951 года, когда я и тысячи других молодых людей, таких как я, ехали в теплушках вагонов, будучи мобилизованными на стройки народного хозяйства Донецкой области, ночью, при качающемся под потолком вагона фонаре, прислушиваясь к снежной вьюге за стенами вагона и потрескивающим дровам, горящим в чугунной печурке на полу, я вдруг вспомнил о своей сестричке, и слова полились как бы сами собой:

Софійко, ти моя сестричко!

Куди ти ділась, де ти є?

Я пам’ятаю твое личко,

Червоне платтячко твоє.

Я пам’ятаю наші танці

З тобою разом на печі,

Як не давали спати мамці,

I часто плакали вночі...

До этого я уже пытался писать стихи — детские и наивные. По-настоящему я увлекся этим делом после стихотворения о Софийке и, можно считать, с тех пор и до сего времени — постоянно. Выполняя суровую работу, будучи в уголовном розыске и в следствии, а затем и на руководящих должностях этих подразделений и в прокуратуре области, я никогда не оставлял этого занятия, хотя, естественно, и не помышлял о поэтической карьере. За последние 9 лет выпустил 4-ри книжки стихов, первую книгу — благодаря моему двоюродному брату генералу Российской армии Кушилю Ивану Павловичу и моему родному брату — Александру Артемовичу, а также моим друзьям — генерал-лейтенанту милиции Григоренко Ивану Григорьевичу, генерал-лейтенанту милиции Епуру Григорию Владимировичу, полковнику милиции Чекалу Николаю Филипповичу, полковнику милиции Репуле Сергею Ивановичу, полковнику милиции Филиппову Владимиру Сергеевичу и другим. Горячее и сердечно благодарю за постоянную заботу обо мне и моём творчестве моего земляка и друга Вице-президента Международной Ассоциации офицеров спецподразделений по борьбе с организованной преступностью полковника милиции Романовского Валерия Ивановича и членов нашей ассоциации, откликнувшимся на мою просьбу о помощи Куликовскую Ирину Антоновну и полковника Пахомова Владимира Петровича. Большая заслуга в этом и моего друга — доктора Одесского военного госпиталя, полковника Дзюбы Виктора Илларионовича, поэта и члена Союза писателей Украины: он помог мне разобраться во всем как профессионал и дал добро на выпуск в свет моей первой и последующих книг, за что я ему сердечно благодарен.

Может быть, я бы никогда не состоялся в этом качестве, если бы не встретил после войны в своем селе Шарапановке тоже доктора, друга моего отца, а потом — и моего друга, поэта и писателя, прекраснейшего и обожаемого мною человека Мяскивского Андрея Филипповича, который один из первых увидел в моих детских каракулях стихи, помогал мне, корректировал их и направлял меня на путь истинной поэзии в селе Шарапановке после войны. Светлая ему память.

Добрым словом хочу вспомнить ныне здравствующего, тоже первого моего критика и ценителя моих стихов, Рябого Трофима Кирилловича, проживающего в селе Красноселка Крыжопольского района Винницкой области. Дай ему бог здоровья.

Говорят, что по своей натуре я очень общительный, доверчивый, добрый человек, совсем не похожий на грозного сыщика, следователя и прокурора; возможно, это выразилось в стихах:

Я б сердце людям подарил,

Отдал бы все, что только мог,

Чтоб каждый душу растворил,

Не испытав за то тревог.

Чтоб не было людского зла,

Не проливалась в жизни кровь,

Лишь доброта кругом была,

Надежда, вера и любовь...

Открыто признаваясь в любви к Богу — в прекрасном чувстве, которое было взращено во мне бабушкой и моими родителями, я никогда этого не скрывал ни от кого, в том числе и от друзей. На партийном бюро, когда меня принимали в члены КПСС, один из моих близких людей поднялся и сказал: «А вы знаете, что он кривит душой, он верит в Бога?» На заседании бюро стало очень тихо, я немножко волновался и мгновенно решил: «Если меня спросят, я скажу правду». Но в это время первый секретарь райкома встал и сказал: «Я знаю Владимира Артемовича как хорошего и боевого оперативника уголовного розыска, я думаю это не мешает ему быть хорошим человеком.» И больше никаких вопросов мне никто не задавал. Я вышел с этого собрания окрыленным, но с тем своим «товарищем» никогда уже никаких отношений не поддерживал.

Нечто подобное со мной уже было и раньше, когда я учился в школе фабрично-заводского обучения в городе Краматорске. Один тоже мой близкий товарищ нашел мое стихотворение, написанное о нашей жизни в селе в период голодовки 1947 года, и предал меня завучу. Оно гласило:

...Працює тато день і ніч в колгоспі —

Для нас він заробляє трудодні.

І тільки в свято ми їмо, як гості,

Голодні сидимо всі інші дні.

Нема грошей і хліба теж немає,

Нічого не візьмеш на трудодні...

І як мишей голодними тримає

І плаче мама, скаржиться мені…

За это стихотворение меня обсуждали на комсомольском собрании, вынесли устный выговор.

В своем творчестве я всегда обращался к Богу:

Я с юности

верую в Бога,

В святого Иисуса

Христа,

Но знаю на небо

дорога

Не будет легка

и проста…

А вот несколько позже я писал:

Господи,

я верую в Тебя,

Не боясь молвы

и укоризны,

И готов служить

Тебе, любя,

До конца отпущенной

мне жизни.

А вот еще другое:

Каждый день мы грешим

перед Богом и честью,

И считаем, что совесть

уже ни к чему,

И молиться спешим

с ублажающей лестью,Обращаясь, раскаявшись,

только к Нему…

Будто все рассказал,

исповедуясь в церкви однажды,

И признался во всех

не совсем благовидных делах,

Говоришь: «Осознал», —

повторяешься дважды,

А в душе твоей грех

и возмездия Божьего страх...

А эти строки больше относятся к моим духовным и филосовским размышлениям:

Жизнь земная —

это лишь этап

Нашего бытия

на этом свете,

Где ты не хозяин

и не раб —

Временный ты

на земной планете.

…Чтобы жить

во здравии святом

На другой ступени

нашей жизни,

Нужно позаботиться

о том,

Чтобы тут прожить

без укоризны…

К Пасхальным праздникам мною было написано стихотворение о воскресении Иисуса Христа.

Иисус Отцом

был послан из Небес,

Чтобы грехи

людские искупить,

Замученный,

Он в третий день воскрес —

Его никто не в силах

погубить..

…Будучи уверенным, что у каждого человека есть свой Ангел Хранитель, в чем я не раз в своей жизни и сам убеждался, я написал:

Ангел мой,

Хранитель мой

Ты с рождения

со мной,

Ночью, вечером

и днем

Ты в присутствии

моем.

Богом посланный

с Небес,

Как одно

из всех чудес,

Не оставил

ты меня,

Как зеницу

глаз, храня...

На протяжении всей моей сознательной жизни я приобретал духовную литературу, вычитывал её, а к концу девяностых годов, весьма неожиданно для самого себя, в плотную приступил к работе над Святим Иевангелием, изучая его, пытаясь глубже проникнуть в сущность Святого Бытия, раскрыть для себя жизнь Пресвятой Богородицы Девы Марии на земле и ее сына, Бого-человека Иисуса Христа. Мои близкие и некоторые друзья в течение этих многих лет, как я над этим работаю, задавали мне один и тот же вопрос: «Как ты пришел к этому? Что тебя побудило к тому?» И я отвечал всем однозначно: «Не знаю.»... Вероятно, это идет от моего детского воспитания, которое я получил от моих благородных родителей: отца и матери, бабушек Ирины и Ефросинии, глубоко веривших в Бога и прививших мне это прекрасное чувство духовности с детства. С тех пор, как я самостоятельно ступил своими ногами на святую землю, они водили меня в церковь, а позже, повторяя за бабушкой Ириной святую молитву «Отче Наш...», я запомнил ее на всю свою жизнь.

Возрастая, я хранил в своем сердце веру в Бога и всегда обращаясь к нему в трудное для меня время — получал от него помощь и поддержку... Бабушка Ирина говорила мне, пока есть в твоем сердце искренняя вера в Бога, тебе в жизни ничего не угрожает, и в этом я в последствии убедился…

Случилось так, что в 16 лет мня молодого комсомольца мобилизовали в Донбасс на стройки народного хозяйства. До ухода на службу в армию, меня окружали друзья, разделявшие мои духовные чувства, и во время службы в армии тоже мне пришелся друг, который верил в Бога. Он из Москвы привез маленькую старинную Библию, мы ее заворачивали в клеенку, прятали в лесу, где располагалась воинская часть, и в то скудное, свободное от службы время, которое у нас было, тайком от солдат читали ее и дивились ее исторической истине и мудрости.

После армии, я становясь более зрелым пытался понять сущность человеческого бытия: «Кто мы люди? Зачем явились в этот дивный и жестокий мир? Что нам здесь нужно, в чем сущность нашей жизни, как мы должны жить и вести себя? и т. д.

Моя жена, Мария Васильевна, вместе со своей матерью каждый год уезжает к себе на родину в село Алопово Перемышльского района Калужской области, как правило, перед Пасхальными праздниками. А я дома оставался один. Так было и перед Пасхой 2000 года. На праздник к себе меня приглашали мой брат Александр со своей женой Ольгой и некоторые близкие мои друзья, но я почему-то никуда не пошел. В канун Пасхи я закупил на рынке продукты, самые хорошие, бутылку святого кагора, рано утром освятил все это и, придя домой, накрыл стол, предвкушая праздник в одиночестве. Пригубленное освященное вино разлилось по всему телу приятным ощущением божественного тепла, но потом навалилась какая-то грусть, стало как-то одиноко, и рука потянулась к книжной полке, где я почему-то взял большую Библию.

Ранее я перечитывал её и даже пытался конспектировать интересные события в жизни древних людей, понимая, что Библия — история быта и жизни человечества, его прошлое, настоящее и будущее. Но если бы меня кто-нибудь спросил: «Разобрался ли ты в Библии, понял ли все, можешь ли на все дать ответ?» Я бы сказал: «Нет». Наверное, нет таких людей, которые могли бы утвердительно ответить на этот вопрос. Эта прекрасная книга, может быть, не всем доступна и понятна.

Чтобы разобраться в Библии, нужно обладать огромным желанием познания Господней истины, и мудрости этой книги, обладающей притягательной силой для всего человечества.

Прочитав отдельные страницы, я потянулся за второй книгой на той же полке и взял Евангелие. Читая заново отдельные его страницы от Луки, я дошел до того места, где к Деве Марии явился святой вестник — Архангел Гавриил и стал говорить ей о том, что она избрана Богом, Отцом Небесным, и родит Сына Божиего, Которого назовет Иисусом. Задумавшись над этим эпизодом, вдруг так явно все это представил, как будто бы увидел всё со стороны. И меня осенила мысль: а что, если написать об этом стихами... Как будто молния пронзила мое сознание, и я почувствовал какое-то раздвоение — я хотел это написать, я могу это сделать, но как будто бы другой кто-то мне говорит: «Да ты что, кто ты такой? Святые книги писали святые люди, а ты хочешь с мешком своих земных грехов за плечами взяться за такое святое дело?» А я говорю: «Ну и что? С Божией помощью я смогу это сделать». Ведь я не нарушу святых канонов, пытаясь стихами передать Святое Евангелие.

Эта противоречивая внутренняя борьба продолжалась с шести часов утра где-то до обеда. Я просто не находил себе места, ни о чем другом не мог думать и вдруг почувствовал: как будто просветлели мои мысли. Я взял ручку и бумагу и начал быстро писать:

Во Израиле

В Назарете

Жила красавица

одна,

Никто тогда

не знал на свете,

Что Богом

избрана она.

Ему она была

угодна,

Любви достойная

большой,

Чиста, в поступках

благородна,

С открытой,

праведной душой...

Я забыл, казалось, обо всем на свете. Писал и писал, опомнившись только где-то около двух часов ночи. Итог того дня — двадцать семь страниц, на каждой странице — по три восьмистрочия. Я ощущал себя на верху блаженства, на душе было очень хорошо и легко. Спать я лег с мыслью о том, что завтра продолжу работу над этой темой. Но ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю я ничего не мог написать. Я был немного в панике, задавал себе бесконечные вопросы: «Что произошло? Почему я не могу писать? Что я сделал не так? Может быть, действительно тот второй я, который мне говорил о недостойности моего решения, был прав?» Но ни на один из этих вопросов я ответов не находил. Почти месяц я маялся дома и на работе, все не ладилось, все не получалось. В то же время, как ни странно, появлялось желание писать другие стихи о чем-то другом, но только не о Деве Марии. Спустя месяц после этого поздно вечером я возвращался домой трамваем и в пути почувствовал то необычное состояние, которое предшествовало написанию стихов о Пресвятой Богородице Деве Марии. Я абсолютно, казалось мне, отключился от всего мира и от того, где я и что рядом со мной люди. В моей голове мгновенно возникали восьмистрочия, продолжение стихов о Матери Господней. Я вынул блокнот и начал быстро писать. Кто-то обратил на меня внимание, уступил мне место, и я присел. До шестой станции Большого Фонтана, где я проживаю в Одессе, я написал пять восьмистрочий. Уже дома в этот вечер до поздней ночи я написал еще двадцать три страницы. И потом, на протяжении многих лет, это мне удавалось делать с небольшими интервалами и необыкновенными почему-то временными трудностями. Кроме того, пока писались эти стихи, произошло очень много, можно сказать, странных и непонятных для меня событий...

Но я благодарю Господа Бога за то, что он позволил мне прикоснуться к этой Великой Книге истории и духовной жизни людей, помог мне описать в стихах лишь одну ее часть — о Пресвятой Богородице Деве Марии и Ее Сыне, Богочеловеке Иисусе Христе, а теперь и о святых родителях Её... Библия и сегодня служит своим мудрым содержанием земным людям и прямит их пути к Господу, к Его Истине и вере…

…Какому бы Богу люди ни молились, но мы хорошо знаем, что Он один для всех — это Триединый Бог: Бог Отец Господь Небесный, Бог Сын Иисус Христос и Бог Дух Святый. Это предстоит еще осознать людям всей Земли, только бы не было поздно. Об этом очень доступно не один раз говорил в своих проповедях Иисус Христос.

Я буду очень рад, если своим трудом помогу хоть кому-нибудь разобраться в сущности учения Иисуса Христа, нашего Спасителя, Который отдал Свою жизнь за человечество, дабы избавить его от грехов через покаяние и прощение Господне. И если не только верующие, прочитав эту книгу, во многом разберутся, может быть, в том числе и в собственной жизни и изменят ее к лучшему, но и колеблющиеся до сего времени неверующие сделают то же самое и пополнят Христову паству, придя в Его лоно — Святую Православную Церковь, — это и будет моя награда Господняя и Его благодать.

У меня было двое сыновей: старший — Виктор — безвременно трагически ушел из жизни, оставив нам двоих внуков: Катюшу, окончившую Калужский пищевой техникум, и Алексея, который закончил в 2007 году Московский Государственный университет с отличием и зачислен в аспирантуру. Он весьма ответственно относится к учебе и к жизни и уважительно к родным и близким ему людям.

Младший сын Виктор проживает в Москве, добрый, душевный, ответственный и организованный мужчина, трудится на хорошей работе, имеет сына, а мы внука Александра, обучающегося в Московском университете компьютерного программирования. Я их всех очень люблю и пусть Господь Бог наставляет их на путь истинный, оберегает их и дарует им свою благодать.

Я безмерно благодарен Генеральному прокурору Украины Святославу Михайловичу Пискуну за то, что он не только помог мне встретиться с Наместником Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры Архиепископом Вышгородским Владыкой Павлом, но и сам постоянно интересовался моей работой над книгой и оказывал мне всяческую помощь в этом деле.

А Владыка Павел, ознакомившись с моим трудом, благословил меня и мое творчество и способствовал тому, чтобы и перове, и второе мое издание книги стало достоянием людей. Он написал мне искренний отзыв прекрасный отзыв о моем творчестве.

С Благословения Блаженнейшего Владимира Митрополита Киевского и всея Украины, моя первая книга была издана. Надеюсь, что это дополненное издание книги «Истина» будет Им благословенна и увидит свет, расширяя познания людей о Святом писании, она должна найти в их сердцах свое место, и взойти благодатью Господней.

Я кланяюсь им всем и пусть Ангел Хранитель никогда не оставит их, а Господь дарует им свою благодать.

Я благодарен редактору духовных изданий Киево-Печерской Лавры — строгой, очень требовательной, но справедливой Валентине Григорьевне Осьмак за ее большой и ответственный труд над моим первым и вторым изданием книги «Истина» . Пусть Господь Бог дарует ей здоровье, благополучие и долгие годы жизни в благотворном труде во благо Господнее и человеческое.

Большое спасибо и низкий поклон моему земляку Панчуку Владимиру Григорьевичу, благодаря заботе и щедрости которого выпущена моя первая книга «Истина». И пусть не оскудеет его рука и дело его процветает.

Благодарить моего земляка и друга Петра Пантелеймонович Петрика, депутата Верховного Совета Украины, за оказанную мне помощь в работе над вторым изданием книгой «Истина».

Еще раз выражаю самую большую благодарность своему брату Александру Артемовичу. Он, достаточно занятой своей повседневной работой в такое сложное время, постоянно проявлял заботу обо мне и моих духовных трудах.

Пусть Господь оберегает вас всех и дарует Вам многая лета, счастья и благополучия.

Я очень хочу, чтобы эта книга была настольной у каждого школьника и у всех тех, кто уже пришел к Богу, и у тех у кого душа стремиться к Нему, но ещё не познала Его пути и истины Господней, но искреннее желая этого.

Все люди непременно придут к Богу, Иисусу Христу, но у каждого из них в этой жизни своя дорога к нему, и своё время…

Владимир Куцыв


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах

По прошествию

веков,

Возвещалась

Она всеми,

Слово первое,

из слов,

Сам Господь

сказал в Эдеми...

Его слово

плотью стало,

Чистой, скромной

и простой,

Сквозь века

Ей освещало,

Путь Марии

Пресвятой.

Бытие III, 15

Мало кто знает, что в нашем городе живет удивительньш человек, Владимир Артемович Куцыв - автор феноменального труда под названием «Истина» - Евангелие, изложенное в стихах. Книга была напечатана в 2005 году издательством «Феникс» Академии Наук Украины, а в 2009 году вышло второе,дополненное ее издание более чем 900 страницах. Она не имеет аналогов в мире.

Когда открываешь эту книгу, над которой с такой любовью потрудились духовные наставники, издатели, вчитываешься в строки, изложенные с ясной простотой, доступной даже детям, понимаешь, что соприкасаешься с явлением, выходящим за пределы обыденного сознания.

Кто этот человек? Богослов? Поэт? Философ? Как явилась ему дерзновенная мысль изложить стихами Священную книгу?

На первой странице «Истины» читаем: «Сия художественно религиозная книга издана по благословению Блаженнейшего Владимира, Митрополита Киевского и всея Украины».

На другой странице авторское восьмистишье, вынесенное в качестве эпиграфа, по сути, жизненное кредо, лаконично изложенный Символ Веры:

Яверую

в Святую Весть И истине

ее нетленной: Иисус наш был,

Господь наш есть И вечно будет

во Вселенной.

Кто взойдет на гору Господню?

И кто станет на месте святом Его?

Тот, кто не повинен руками и чист сердцем,

кто не принял суеты в душу свою

И не клялся лукаво ближнему своему;

Он примет благословение от Господа

и милость от Бога, спасителя своего.

Таков род ищущих Господа...

(Псалом Давида 23)

Часть первая

(Слово Архиепископа Вышегородского Наместника Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры Павла, Слово Святослава Пискуна, От автора)

Я верую в Святую

Весть,

И истине ее

нетленной:

Иисус наш был,

Господь наш есть,

И вечно будет

во Вселенной.

Господь, сотворив человека, в безграничной любви к Своему творению дал ему все, нужное для жизни, наделил различными талантами, дав одному человеку одно, другому — другое, дабы люди могли в совокупности своей исполнить волю Божию: явить пример Божией мудрости и, дополняя друг друга, создать гармонию духовных начинаний и духовных устремлений.

Перед нами книга необычная — Евангелие в стихах. Необычна она уже тем, что написал эти стихи человек, казалось бы, далекий от духовного творчества, но, я уверен, что это для него не было случайно: на Владимире Артёмовиче проявилась благодать Божия, потому что не каждому дано, как бы он ни старался, создать что-то, ибо если нет на то воли Божией, — человек бессилен.

Книга эта важна для каждого человека, каждому откроет что-то непонятое им прежде: ведь Господь открывает всякому человеку и во всякое время Свои истины по-разному. Казалось бы, одни и те же слова, — но они как колодец, имущий много воды и утоляющий жажду каждого в отдельности. Так и эти стихи, я полагаю, послужат для вразумления, для укрепления в вере, для познания истины — для того, чтобы мы еще и еще раз убедились в непреложности Закона Божия.

Я думаю, что книга эта явится примером того, что Господь призывает человека не тогда, когда он хочет, а тогда, когда есть на то воля Божия, как Он сказал: поставлю человека в то время, когда он нужен в том или ином месте. Так и эта книга, выходит в то время, когда она наиболее нужна людям. Она, я надеюсь, поможет спрямить пути к Господу многим из вас.

Да благословит Господь начинания и труды и поможет и тем, кто ее написал и готовил к изданию, и тем, кто будет ее читать — да будет сила Божия и помощь.

Архиепископ Вышгородский

Наместник Свято-Успенской Киево-Печерской Лавры

Часть вторая


О жизни Пресвятой Богородице Деве Марии на земле и ее Святых родителях

(Предисловие к Евангелию)

По прошествию веков,

Возвещалась Она всеми,

Слово первое, из слов,

Бог сказал еще в Эдеме...

К обольстителю в то время,

Обращен был Его взор,

Бог проклял его и семя,

И приплод его с тех пор...

Искупителя поставил,

Чтобы люд земной пасти,

Темный мир чтоб Он направил

По Господнему пути...

Грех земной исправить Евы,

Поручил другой Он Деве...

Не родившейся еще,

Но желанной горячо...

Его слово плотью стало,

Чистой, скромной и простой,

Сквозь века Ей освещало,

Путь Марии Пресвятой.

Бытие 3 : 15

Часть третья


Преобразование Пресвятой Богородицы в Ветхом Завете

...О значении Завета,

Пророк Павел говорил,

Что святая книга эта...

Есть мерило всех мерил...

И история обрядов,

Упомянутых в ней лиц,

Все в Завете новом, рядом,

Между Ветхим нет границ...

Часть четвертая


Рождество Пресвятой Богородицы

...Чудны судьбы этого народа,

Земли той, что Израилем зовут,

Он не пришлец, там его природа,

Адамовы начала в нем живут...

Воистину Господний он народ,

Бог в древности веками с ним общался

Ему был близок дальний небосвод,

И дружбой с ним, Господь не огорчался.

Народ жил ожиданием Мессии,

Она была желанной их мечтой,

Сосредоточением усилий,

К лучшей жизни чистой и святой.

Пророки же Еврейского народа,

И каждый из достойнейших, желал,

Дожить бы всем им до ее прихода,

Но Бог пока Мессию не давал.

Может быть интересным

Часть пятая


Вход во храм «Пресвятой Богородицы»

Когда исполнилось три года,

Младенцу Деве в доме, там,

Ее готовили для входа,

За знанием в господний храм.

Познав святой обет родных,

Она сама туда стремилась,

Уйти во храм, от дел земных,

И обрести Господню милость.

Душа пречистая Ее,

И сердце преданное тоже,

Стремилось все отдать свое,

В Великой Его тайне Божей...

Она ему служить желала,

Молитвой, верой и трудом

И все усвоить успевала,

Чему учил отцовский дом...

Часть шестая


Захария и Ангел в храме

К началу Нового Завета

Народ еврейский к его дню

Утратил сам свободу света,

И государственность свою

То ассирийцы им владели,

Вавилоняне, затем греки:

Завоеватели хотели

Чтоб их рабом он был навеки

Он Римом был порабощен,

И оскорблен был, и унижен,

И Богом не был он прощен,

И собственной судьбой обижен.

Часть седьмая


Об Иоанне Крестителе

Его рождение на свет

Пророки людям предсказали:

Еще за много сотен лет

В трудах святых о том писали.

Отец его священник был

— Прямой и чистый в жизни этой,

В Хевроне иудейском жил

С женой своей Елисаветой.

Он соблюдал святой устав

И все Небесные каноны

И никогда не нарушал

Его — Господние законы.

Они вдвоем молили Бога,

Чтобы послал Он им детей.

Но на душе была тревога

У пожилых уже людей.

Часть восьмая


Рождение Иоанна Крестителя

И года нет, как был с ним Гавриил,

Но в памяти осталась встреча эта.

Все так сбылось, как Ангел говорил,

И сына родила Елисавета.

Ликовали оба несказанно,

Родственники радовались с ними,

Негаданно случилось все, нежданно

— Господь на Небе сжалился над ними.

За много лет супружеской их жизни

У них с женою не было детей.

Наслушались повсюду укоризны

И ропота бессовестных людей...

Лишь с помощью Господней наконец

Восприняли с надеждой они свет:

Возрадовались матерь и отец

Наследнику на склоне своих лет.

Может быть интересным

Часть девятая


Мария

Во Израиле в Назарете

Жила красавица одна,

Никто тогда не знал на свете,

Что Богом избрана Она.

Ему Она была угодна,

Любви достойная большой,

Чиста, в поступках благородна,

С открытой, праведной душой.

Она жила простым укладом,

Храня домашнее тепло,

Господь всегда был с Нею рядом,

И счастье в дом Ее пришло.

Отцу Небесному молилась

С глубокой верою в Него,

Надеясь на Его лишь милость,

Не зная больше никого.

Часть десятая


Рождение Иисуса Христа

...Бежали день за днем куда-то,

Не оставаясь на постой.

В семье Марии ждали свято,

Когда родится Сын Святой.

Никто не знал Господней тайны,

Лишь Царь Небесный и они,

Вселенный мир Его бескрайний,

И звезд немеркнущих огни.

Хранилась тайна — все молчали

О будущих своих святых,

Повсюду часто их встречали

Как всех других людей простых.

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть восьмая » The prayer book

Часть восьмая


Рождение Иоанна Крестителя

И года нет, как был с ним Гавриил,

Но в памяти осталась встреча эта.

Все так сбылось, как Ангел говорил,

И сына родила Елисавета.

Ликовали оба несказанно,

Родственники радовались с ними,

Негаданно случилось все, нежданно

— Господь на Небе сжалился над ними.

За много лет супружеской их жизни

У них с женою не было детей.

Наслушались повсюду укоризны

И ропота бессовестных людей...

Лишь с помощью Господней наконец

Восприняли с надеждой они свет:

Возрадовались матерь и отец

Наследнику на склоне своих лет.

В далекие когда-то времена

С рождением в Израиле детей

Младенцам там давали имена

Родных своих и близких им людей.

Обычай обрезания младенцев

В закон ввела тогда уже страна.

И в этот день святое духовенство

Присваивало детям имена.

Захарией назвать его решили,

Но вмешалась в это дело мать,

Она сказала: «Чтоб мы не грешили,

Будем Иоанном его звать.»

«Но почему? — они ее спросили.

— В твоем роду имен подобных нет.»

«Я объяснить сегодня то не в силе,

На все потом прольется Божий свет.»

«А что на это скажет твой супруг?»

— В присутствии Захарии спросили.

И рядом все стявшие вокруг

К нему свои все взоры обратили.

Немой пока Захария понял,

О чем шла речь и споры между ними,

Спокойствие свое лишь сохранял,

Собираясь с мыслями своими.

Он в воздухе рукою потрясал,

Объясняясь мимикой о сыне,

И на дощечке тут же написал:

«Иоанн зовут его отныне».

Уста его вдруг сразу разрешились,

Он с радостью о Боге говорил,

О том, что Его замыслы свершились

И прав был бесконечно Гавриил...

Дивились все на то святое действо,

И страх сковал умы их и сердца.

По всей стране нагорной Иудейской

Об этом говорили без конца.

В подтвержденье подлинности слуха

Захария, отец его родной,

Исполненный как он, Святого Духа,

Пророком стал паствы Его земной.

Он говорил о милости Господней,

О миссии Владыки из Небес:

Чтоб отвратить людей от преисподней

И к Богу оживить их интерес.

Посредник будет меж людьми и Богом.

От имени Его и говорил,

Каноны разъяснял Его им строго

И истиной сердца их озарил.

И ты, младенец, молвил он о сыне,

Станешь, как они, Его пророком,

День и ночь служи Ему отныне,

Прокладывай пути к Его истокам.

Предстанешь пред лицем Самого Бога

И, вняв Ему, пойдешь в пути вперед.

Нелегкой будет та твоя дорога,

Вослед тебе потянется народ.

Ты дашь уразуметь тогда народу:

Спасение — в прощении грехов,

Лишь Сам Господь дарует им свободу,

Лишь Он освобождает от оков.

Господь решил народ наш посетить,

Чтоб вывести людей из смертной тени,

Чтоб истиной святой их просветить,

Чтоб враг нас не поставил на колени.

Служи Ему и святости Его

При жизни нашей с Ним на этом свете,

И больше не приемли никого

— Единый Он Владыка на планете.

Не в Риме где-то, но и не в Элладе

Открылись грешным людям Небеса,

В Хевроне это — в горном тихом граде

Господние творились чудеса.

Дивились тому видевшие люди,

Повсюду слух несли они о том,

Что было там из всех чудес и будет

Во граде древнем — истинно святом.

У отрока святого Иоанна

Святая привилегия была,

Его оберегая неустанно

От кривды человеческой и зла.

В сознании царя оно таилось,

И в ненависти с каждым днем росло,

Потом уже реально проявилось,

И люди содрогнулись, видя зло.

В период этот — после Иоанна

— На свет родился Сам Иисус Христос,

Преследуемый тоже — как ни странно

— За то, что миру Истину Он нес.

Боялся очень Ирод Иоанна,

Убью его, подумал, пока мал.

И, обезумев, в горный град нежданно

Убийц своих он — воинов послал.

Младенец был любимый очень всеми,

Но в страхе царь решил его сгубить,

А в то время в граде Вифлееме

Христа искали — тоже, чтоб убить.

Неслись оттуда вопли до Хеврона

От горя обезумевших людей,

В крови топила царская корона

Без счета обезглавленных детей.

Узнав о том, сама Елисавета

В поспешности оставила свой дом,

В горах пытаясь скрыться до рассвета,

Гонимая безжалостным врагом.

Убийцы неотступно шли за ними

По их следам, усиливая страх,

С помыслами страшными своими

— Расправиться с обоими в горах.

В пути она дрожалаи молилась,

Все выше поднималась с сыном мать,

Устала очень — с ног почти валилась,

Не смея ни минуты отдыхать.

На миг лишь у горы остановилась,

Окинув взглядом небо в облаках,

И со слезами Господу молилась,

Прося защиты, с сыном на руках.

Внизу убийцы — вновь бежать пора.

К горе она с младенцем прислонилась:

«Укрой с дитям, великая гора,»

— Из последних сил она взмолилась.

И расступилась с грохотом гора,

Скрывая их от смерти и печали.

Ни с чем пришли прислужники двора:

С дитям Елисавету не догнали.

Во гневе Ирод их послал во храм,

Где службу нес Захария, отец.

Он им сказал: «Я сына вам не дам,

Неведомо мне, где он, наконец».

Разгневался жестокий Ирод тот,

Когда ему об этом доложили.

«Не выдаст сына, — молвил он,

— умрет! Желаю, чтобы вы его убили».

Во храм вернулись воины, как звери,

Свирепствуя, чинили там допрос:

«Так где твой сын? Не знаешь? Мы не верим!

Куда его, скажи нам, ты унес?

Если сына выдать ты не хочешь,

Нам тебя приказано убить

И сегодня по стране до ночи

Всех новорожденных истребить».

Захария без страха им ответил:

«Тело вы убьете лишь мое.

Душу же Господь на Небе встретит,

Там покой готовый для нее».

Сверкнув в жестокой ярости очами,

Верные прислужники царя

Пронзили грудь Захарии мечами,

И умер он в преддверии алтаря.

Пятном багровым кровь его впиталась

В белый мрамор там, у алтаря,

И на века, окаменев, осталась,

Как смертный грех преступного царя.

А между тем его Елисавета

С отроком, невинно пострадав,

Жила в пещере без еды и света,

Которую Господь для них создал.

Вблизи нее источник появился,

С плодами пальма закрывала вход,

Чтоб жаждущий воды живой напился,

Плодами сыт был там, где он живет.

После смерти мужа, в сорок дней,

Умерла сама Елисавета,

И Господь, с заботою о ней,

Ангела послал к ней до рассвета.

Он принял младенца Иоанна,

Вскармливал, воспитывал его,

Охранял в пещере неустанно,

Словно бы родного своего.

Иоанн младенец возрастал,

Здоровый и смышленый был от роду.

Повзрослев, в пустыне обитал

До своего явления народу.

Питался чем попало он в пустыне,

И саранчу не брезгуя съедал.

Ночью же, когда песок остынет,

От холода жестокого страдал.

Испытал немыслимые муки.

В жутком зное, в жажде и в нужде.

К Небесам тянулись его руки

— Господь ему сопутствовал везде.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть двадцать девятая » The prayer book

Часть двадцать девятая


Нагорная проповедь

1. Заповеди блаженства

Взошел Иисус с утра на гору

И все его ученики,

Внизу, представилось их взору, —

Мужчины, дети, старики

Вослед за ними поднимались,

Заняв в кругу свои места.

Устои веры их ломались

Святым учением Христа:

Блаженный духом своим нищий,

В его достатке — только миг,

Он скуден в собственном жилище.

На Небесах же Царство их.

Блаженны плачущие люди,

Ибо утешатся они,

А тех, кто их напрасно судит,

Прости их, Отче, не вини.

Блаженны кротки и послушны,

Они — наследники Земли,

Доверчивы и добродушны,

Они добро ей принесли.

Блаженны жаждущие правды,

Насытятся они потом.

Им люди будут всюду рады,

За ними — словно за щитом.

Блаженны милостливы люди,

И их помилует Отец,

На Небе праведные судьи,

Там всем страданиям конец.

Блаженны люди с чистым сердцем,

Им видеть Господа дано,

Они, общаясь с иноверцем,

К Христу ведут его давно.

Блаженны люди-миротворцы,

То будут Божии сыны,

В сердцах таких пылает солнце,

Они для мира рождены.

Блаженны изгнанные ложью

За правду ту, что всем свята.

Получат милость они Божью,

Войдут в Небесные врата.

Блаженны вы, когда вас гонят

За восхваление Меня,

Но на предательство не склонят

Под страхом пыток и огня.

Вознагражу Я вас на Небе,

Вы не познаете беды,

Нужды не будет вам во хлебе,

Ни в чем не будет там нужды.

Вы соль земли, Вы свет небесный,

Что озаряет в жизни путь,

Вы мир ее, Живой, чудесный,

Моя божественная суть.

Нельзя укрыть стоящий город

Вверху на плоскости горы,

Он виден всем — и всем он дорог,

Как нам Небесные миры.

Зажегший свечи, не оставит,

Укрыв в сосуде их потом, —

В подсвечнике гореть оставит,

Чтоб было видно в доме том.

Пускай огонь ваш всюду светит,

И люди видят чудеса,

И каждый добрым словом встретит,

И прославляет Небеса.

Пускай повсюду люди видят

Все ваши добрые дела,

И грубым словом не обидят,

И вам сопутствует хвала.

2. О законе шестой заповеди, браке и клятве

Я не пришел к вам, чтоб нарушить

Небесный наш святой Закон,

Или же что-то в нем разрушить,

Чтоб легче был кому-то он.

Я к вам пришел, чтобы исполнить

Отцом мне отданный наказ;

Об этом каждый должен помнить,

Я говорил про то не раз.

Доколе мир сей существует

Святое Небо и земля,

Закон сей Божий торжествует,

Свою незыблемость храня.

Ничто не будет в нем забыто,

И ни малейшая черта,

А сущность вся его открыта,

Понятна очень и проста.

И если кто ее нарушит

Святую заповедь Отца,

Тот не Закон святой разрушит,

А свою сущность до конца.

А кто учить закону будет,

Людей, повсюду, где живем,

Того Господь наш не осудит,

Возлюбит в Царствии Своем.

Когда-то древние сказали:

Убийца должен быть судим.

А я скажу: в любом скандале

Пусть Бог судьею удет им.

А всяк, кто гнев таит на брата,

Он подлежит уже суду,

Душа его невиновата,

Но он ведет ее в беду.

А если скажет брат ваш брату,

Что тот безумный человек,

Тот будет маяться в расплату

В геенне огненной вовек.

А если что таишь, от брата,

То не прибыль, а утрата,

Ничего не наживешь,

Если в том меж вами ложь...

Не вступайте с братом в ссору,

А поссорившись, мирись,

Вместе сдвинете вы гору,

Уступи и покорись.

...Сказали древние когда-то:

Прелюбодействие есть грех,

Потом наступит их расплата,

И очень горькая для всех.

Кто зрит на женщин вожделенно,

Во страсти будучи своей,

Тот своим сердцем непременно

Прелюбодействует уж с ней.

А если кто-то разведется

С женой без истинных причин, —

Им скверный повод подается

В прелюбодействии мужчин.

А на разведенной жениться —

Прелюбодействовать всегда,

Привычка эта сохранится

У вас на долгие года.

Как-то древние сказали:

«Клятву честью охраняй!

Чем бы вам ни угрожали, —

Перед Богом исполняй».

А я б сказал вам: не клянитесь

В жизни вашей никогда,

Если нужно — извинитесь,

Нет, скажите или да.

Все, что сверх того, — нечисто,

От лукавого идет,

Вредно очень и тернисто,

И во грех большой ведет.

Не клянитесь в жизни небом,

Там — Престол Святой и Бог.

И землею не клянитесь,

То — подножье Его ног.

Не клянитесь головою —

Пусть останется твоей,

Жизнью собственной живою,

Или матерью своей.

Ни детьми, и не здоровьем,

И не честью, если есть;

Пусть останется в покое

Незамараною честь.

3. О любви и молитве

Говорили нам когда-то:

За око око вынимай,

И зуб за зуб, а брат за брата

Непременно убивай.

Я же вам скажу другое:

Злом нельзя осилить зло.

Намерение благое

Вам скорей бы помогло.

Развиваю мысль благую:

Если бьют вас по щеке,

Подставляйте им другую,

Не сжимайтесь в кулаке.

«Как же так? Скажи, Учитель,

Вору должен я прощать?

Если он меня обидел,

Мне ему не отвечать?

Если друг меня предал,

Изменила мне жена,

Я за то им не воздал...

Ждать какие времена?»

Бог воздаст им по заслугам,

Не внимая их слезам —

И изменницам подругам,

И предателям друзьям.

Вы же их судить не вправе

Усмотрением своим.

Нарушающие нравы

Все ответят перед Ним.

Сказано когда-то было:

Люби брата твоего;

Чтобы сердце не остыло,

Ненавидь врагов его.

Я же вам скажу: любите

Всех врагов, прощая им,

И тогда вы победите

Зло добром святым своим.

От души благословляйте

Тех, кто шлет проклятья вновь,

В ненавидящих вселяйте

Добротой своей любовь.

Чаще Господу молитесь

За обидчиков своих.

Унижаясь — извинитесь:

Вы совсем не ниже их.

И да будете сынами

Вы Небесного Отца,

Ибо Он велик над нами,

Солнцем светит без конца.

Злым и добрым помогает,

К урожаю дождик льет,

Праведных и грешных знает,

Покаяний ваших ждет.

Если любите вы, чада,

Любящих вас всех своих,

То какая же награда,

Вам последует от них?

И не так ли поступают

Наши матери порой:

Из любви нам уступают

Возгордившись детворой.

А они — повырастали,

Разлетелись кто куда,

С мамой знаться перестали,

Вспоминают иногда.

Будьте люди совершенны,

Как Небесный ваш Отец

Во владении Вселенной

Из конца ее в конец.

Когда милость вы творите,

От души от всей, любя,

Ничего не говорите:

Бог отметит Сам тебя.

Если вы о том трубите,

Соблюдая интерес,

То, играя, не скорбите:

Не затронет ложь Небес.

Доброта — без пьедестала,

Вся в сокрытии святом.

И не нужно, чтобы знала

Вся Вселенная о том.

Нет за милость вам награды

Выше той, что в Небесах,

На земле ей будут рады,

Если Бог в твоих глазах.

Он, увидя тайну эту,

Явное воздаст тому;

Радуйся теплу и свету,

И молись за то Ему.

В тайне только помолись,

Двери спальни затвори,

Низко в пояс поклонись,

Лишних слов не говори.

Все Господь Небесный видит,

В чем имеешь ты нужду,

Все услышит — не обидит,

Отведет твою беду.

Не молись, как лицемеры —

В церкви Бога вслух зовут,

Очень много и без меры,

Словоблудием живут.

Милость вам Его Господня

Есть святой — Небесный знак,

Так молитесь же сегодня,

И вовек молитесь так:

ОТЧЕ НАШ

Отче наш, сущий на небесах!

Да святится имя Твое,

Да придет Царствие Твое,

Да будет воля Твоя

И на земле, как на небе.

Хлеб наш насущный

Дай нам на сей день.

И прости нам долги наши,

Как и мы прощаем

Должникам нашим.

И не введи нас в искушение,

Но избавь от лукавого.

Ибо Твое есть Царство

И сила и слава во веки.

Аминь

4. О посте и надежде на Небесного Отца

Не постись, как лицемеры,

Чтобы все могли узнать.

То лгуны, и их примеры

Не должны твоими стать.

Мрачный дух у них и лица,

И глаза их — мертвеца,

Им хотелось бы хвалиться

Праведностью без конца.

Если же ты сам постишься, —

Подражать ненужно им,

Стань душой и телом чистым

Перед Господом своим.

Не стяжайте вы сокровищ

В тайниках своих дворов.

На земле полно чудовищ —

Моли, ржавчины, воров.

Собирайте их на Небе,

Где Его — Господня — власть,

Там не думают о хлебе,

И нельзя их там украсть.

Где сокровище хранится,

Там и сердцу нужно быть,

Только надобно молиться,

Чтобы там когда-то жить.

Похоть ум опережает

И диктует вас свое,

Око душу отражает

Слово зеркало ее.

Если чисто ваше око,

То и тело все свято:

Поступаешь не жестоко,

И не чинишь людям зло.

Если худо ваше око,

Тело станет все темно:

Значит ты живеш жестоко,

Неразумно, неумно

Не служите в вашей жизни

Двум каким-то господам:

На пути том — укоризны,

Стыд, предательство и срам.

Двум служить — меж двух делиться

Без упреков и интриг? —

Ведь из чаши не напиться

Двум в один и тот же миг.

Маммоне же служить и Богу,

Одновременно двоим?.. —

Не найти к Нему дорогу

Вам предательством своим.

Не заботьтесь вы напрасно,

Что вам нужно есть и пить,

Не ищите ежечасно,

Что вам надобно купить.

Ваш Отец Небесный знает,

В чем имеется нужда.

Чад Своих не забывает —

Он поможет вам всегда.

Даст Господь вам день и пищу —

Он заботится о вас:

Благодать пошлет жилищу

И поддержит в трудный час.

Его истину ищите

И святую благодать.

На нужду же не ропщите —

И не будете страдать.

5. Не судите других.

Настойчивость в молитве.

Золотое правило.

Пространен и узок путь

Не хотите быть судимы, —

Не судите никого,

Пути неисповедимы

Ни для вас, ни для него.

Если же других ты судишь, —

Всеми станешь ты судим,

Той же мерой судим будешь:

Этот суд — неотвратим.

Щепка пусть не искушает

В глазу брата твоего,

У тебя — бревно мешает,

Но не видишь ты его.

Чтобы щепка не смущала,

Вынь свое бревно сначала

И подумай, кинув прочь,

Как же брату в том помочь?

Не отдай святыню псам,

Жемчуг свиньям не отдай,

Рассыпая к их ногам, —

Все истопчут, так и знай.

Просите — и дано вам будет,

Во власти это у Него,

Господь за это не осудит,

И вы достигнете всего.

Ищите же, и вы найдете

В неожидаемых местах,

Если с просьбами пойдете

И с молитвой на устах.

Стучите же — и вам откроют,

С улыбкой встретят и теплом,

Накормят хлебом и омоют,

И предоставят вам свой дом.

Кто из вас, живя восласть,

Если сын попросит есть,

Вместо хлеба камень даст,

Потеряв любовь и честь.

А когда попросит рыбу,

Дал бы он ему змею,

В холод зимний — льдины глыбу,

Не пустив домой, в семью.

Если же вы детям вашим

Благо делали всегда,

То Господь небесной чашей

Наградит вас навсегда.

Не копите в жизни бренной

Все богатства с малых лет,

Вы — песчинка во Вселенной,

В ней и капли вашей нет.

Поделись последним с бедным,

С нищим встретившись, — радей,

Добрым будь и милосердным,

Уважая всех людей.

Золотое правило

И так во всем, как вы хотите,

Чтоб с вами люди поступали, —

Так с ними вы себя ведите,

Сие — Закон, чтобы вы знали.

И поступайте в жизни с ними

Вы так, как с близкими своими.

И не старайтесь правду скрыть.

Иначе трудно будет жить.

Ходите тесными вратами,

И не крадитесь, как злодей,

Широкие же перед вами

Ведут к погибели людей.

Идут же все в пространный путь,

В широкие врата идут,

Но то не светлой жизни суть,

Немногие ее найдут.

6. О лжепророках, исполнении воли Божией, два основания

Берегитесь лжепророков,

Распознав по сути их,

Не берите их уроков,

Уходите прочь от них.

В шкуре все они овечьей,

А внутри их — волк сидит,

Пресмыкается при встрече,

А потом уже вредит.

Распознать не просто волка

В одеянии овцы,

Все они — иного толка:

И притворы, и лжецы.

Вроде бы они от Бога

На словах невнятных их,

Но в душе людей тревога

Остается после них.

Разве дерево худое

Даст хорошие плоды?

Нет, худое есть худое,

То — напрасные труды.

Если дерево не может

Добрый плод нести в семью,

То хозяин уничтожит

И предаст его огню.

Вы узнаете их тоже,

Тех пророков — по плодам,

Только время подороже

Обойдется, люди, вам.

Я вам истину глаголю:

Не всем зреть Царствие Его, —

Но исполняющему волю

Отца на Небе Моего.

Скажут многие когда-то:

«Господи! за что сей грех?

Разве не несли мы свято

Твою истину для всех?

Не Твоим ли Духом Божиим

Прославляли Небеса?

Изгоняли бесов тоже

И творили чудеса?»

Я скажу им: «Отойдите

С прославлением своим...

Беззаконие творите

Всюду с именем Моим.

Всех, кто слушает Меня,

Не чуждаясь слов Моих,

К ним любовь свою храня,

Исполняет строго их,

Я б разумными назвал:

Все на камне строят дом,

Чтобы прочно он стоял,

Позаботились о нем.

Не страшны такому дому

Все разливы горных рек,

Ветру выстоит любому, —

Думал, — строя, человек.

Это — проповедь Господня.

Не поверивший Отцу

Уподобится сегодня

Безрассудному лицу.

Дом, бывает, люди строят

Не на камне — на песке,

Дорого он будет стоить,

Поднимись вода в реке.

Если речка разольется

И во двор пойдет вода,

То никто уж не спасется

В этом доме никогда.»

Когда Он проповедь окончил,

Дивились люди все Ему,

Его прозорливости тонкой,

Мышлению Его уму.

Он говорил как власть имевший,

Совсем не так, как фарисей,

Иисус — душой за них болевший,

Святой земли Хозяин всей.

Толпой за Ним ходили люди

И все — Его ученики,

Лишь фарисеи все и судьи

От истин были далеки.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть двадцать четвертая » The prayer book

Часть двадцать четвертая


Иисус Христос изгоняет торговцев из храма

Тот праздник Пасхой называли.

Пришел Иисус в Господний храм.

А там скотиной торговали,

Меняли люди деньги там.

«Сие — Господняя обитель,

А вы торговлю развели, —

Сказал Христос, — в таком все виде...

Во храм скотину привели...»

Сей Храм святой молись с любовью,

На вас ответственность о том,

А вы устроили торговлю

Домашним скарбом и скотом...

Никто Иисуса там не слушал,

И шла торговля прямо с рук.

Оглохли будто у них уши,

Галдели громко все вокруг.

Противно все то Божьей чести.

Он возмутился наконец

И выгнал всех из храма — вместе

Волов, торговцев и овец.

«Ты кто таков? откуда будешь?

Кто дал Тебе такую власть?

И почему людей Ты судишь?»

— Не утихала всюду страсть...

Иисус ответил им достойно:

«Разрушьте нынче этот храм,

И Я один его построю,

В три дня все это воссоздам».

«Такого не было и нет,

Не знаем мы, чего Ты стоишь.

Он воздвигался сорок лет,

А Ты в три дня его построишь?»

Но там, за этими словами,

Никто не понял ничего:

Иисус же говорил о храме

Святого Тела Своего.

Освободив от скверны храм,

Иисус к народу вышел Сам,

И говорил Он им о том,

Что Он очистил Отчий дом.

И в Своей проповеди вновь

На их вопросы отвечал, —

Что в искуплении грехов

Начало всех земных начал.

Он исцелял слепых, хромых,

Дивил народ Святого Града —

Уродов детства и больных

Нашла Господняя награда.

Иисус не кичился Собою,

Творил в народе чудеса,

И он за Ним ходил гурьбою,

Молитвой славил Небеса.

Народ пока Христа не предал,

Внимая, следовал за Ним —

Подобного еще не ведал

Священный Иерусалим.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть пятая » The prayer book

Часть пятая


Вход во храм «Пресвятой Богородицы»

Когда исполнилось три года,

Младенцу Деве в доме, там,

Ее готовили для входа,

За знанием в господний храм.

Познав святой обет родных,

Она сама туда стремилась,

Уйти во храм, от дел земных,

И обрести Господню милость.

Душа пречистая Ее,

И сердце преданное тоже,

Стремилось все отдать свое,

В Великой Его тайне Божей...

Она ему служить желала,

Молитвой, верой и трудом

И все усвоить успевала,

Чему учил отцовский дом...

По возрасту Она казалось,

Осмыслить веры не могла

Умом и силой... укреплялась

И в детском сердце берегла...

С любовью искренней и чистой,

И совершенною, душой,

Она пройдет свой путь тернистый

По жизни трудной и большой...

О восхождении Марии,

Во святой Господний храм,

Знали — в Иерусалиме,

И в округе Его там...

К ней пришли со всей округи,

Много взрослых, юных дам,

Все родные и подруги,

Провожали ее в храм.

Тяжела была Разлука

Анны с дочерью своей,

Но тоска, печаль и мука,

Не терзали душу ей...

Вдохновляемая Богом,

Скорбь старалась матерь скрыть,

В ритуале очень строгом,

Неприлично слабой быть...

Она радовалась очень,

Что в почете Ее дочь,

И некто не чинит злочен

Оскорбив, не гонит прочь...

Преклоняться люди стали,

Что в былые времена,

В храм Господний не пускали...

Скорбь несла от них она...

...В Ее лучшие одежды,

Нарядила матерь дочь,

Исполнялись все надежды,

Оттеснив хулу их прочь...

Все в руках держали свечи,

И царило торжество,

С храмом люди ждали встречи,

Представляя Божество...

Хором пели люди псалмы

С большой радостью в глазах,

Слившись там, под облаками,

С божьим хором в небесах...

Услышав Ангельское пенье,

В облаках, в Небесной мгле,

В трепетном недоуменье,

Все дивились на земле...

...Никто из шедших с Нею там,

Не мог себе тогда представить,

Кого ведут они во храм,

Чтоб мир земной потом восславить...

Что Богу предана в поклонах,

Она прославится с годами,

«Благословенной будет в женах,

И ублажаемой родами...»

Приближаясь к вратам храма,

Вместе с дочерью своей,

Волновалась очень мама,

Как ей быть теперь без Ней...

...Все священники вначале,

Вышли вдруг навстречу им,

Благодатную встречали,

Песнопением своим...

На крыльце они стояли,

Вход свободный был во храм,

Пресвятую Деву ждали,

То велел Господь им Сам...

Захария стоял меж ними,

Первосвященник в храме их,

Делами добрыми своими,

Хвалу господнюю постиг.

Возвел он к небу свои руки,

Просил Всевышнего помочь,

Чтобы не маялась в разлуке,

Без матери Святая дочь...

И Анна низко поклонилась,

К ступени первой подошла,

Взошла на них святая милость,

И Благодать Его взошла...

Прими ее священник Божий,

Захария, сказала мать,

Господь во храме ей поможет,

Постичь святую благодать...

...Сейчас пойдешь ты Дщерь родная,

В обитель к Богу своему,

Святая жизнь твоя земная,

Принадлежит теперь Ему...

Господь твой друг, Отец, учитель,

Напутствовала дочерь, мать,

Сия ступень ведет в обитель

В Его святую благодать...

Сие сказав святая Анна,

Благословив дитя свое,

И дочь шагая неустанно,

Пошла без помощи ее.

Она оставила всех старших,

Внизу ступенек, за собой,

Все выше шла она и дальше,

Как взрослый, смелый, муж любой...

И не смотря на свои силы,

И небольшой свой детский рост,

Она пятнадцать их осилив,

Взошла на храмовый помост.

Священников то поразило,

И всех присутствующих там...

На то дана святая сила,

Что бы войти в Господний храм...

Захария Марию встретил,

И сам Ее сопровождал,

И он подобного на свете,

Как ныне было не видал.

Он к жертвеннику вместе с нею,

Пришел, Ее там посадил,

Чтоб силою Господь своею,

Дитя сие вознаградил...

Прозрев от Бога Его тайну,

Еще не ведая всего,

Провел Марию неслучайно,

Он во святилище Его...

В святых святая в этом зале,

Нельзя вторгаться было им,

Не только женам запрещали

Но и священникам самим...

Один раз в год всего входил

Первосвященник сам в то место,

Но никого — не проводил,

А здесь была Богоневеста...

Вела небесная их сила,

Господь их вел в то место сам,

Недоуменьем поразила,

Людей присутствующих там.

Ведя ее за штору зала,

Захария сказал тогда,

Отныне дочь что бы ты знала

Молиться будешь здесь всегда...

Когда сама того захочешь,

Сюда ты можешь приходить

В любое время дня и ночи,

Никто тебе не запретит...

И Ангелы дивиться стали,

Что совершить священник смел...

Святые Ангелы не знали,

Что Сам Господь ему велел...

Вручив дитя родное Богу,

Подав святую жертву в храм,

Они отправились в дорогу,

Свершив, что Бог велел им Сам...

Как прежде было все в их жизни,

Укор людской давно затих,

Не стало больше укоризны,

Что в доме чада нет у них...

А дочь их Дева Пресвятая,

Росла среди других Девиц,

В священном храме обитая,

В числе угодных Богу лиц...

За ними строго надзирали,

Благочестивейши из дам,

Жилье девицы убирали,

Трудились очень много там...

Закону Божьему учили,

И рукоделию всему,

Господней Истине и силе,

Культуре нравственной, уму...

Молиться же она ходила

Во свята святых Одна

И в молитвах проводила,

Свое время до темна.

Вскоре Дева Пресвятая,

Поняла в молитве Сладость,

И любовь к Нему питая,

Возбуждала в сердце радость.

И Ее – уединение

Полюбились тоже Ей,

И в молитве поклоненье,

Увлекло все сильней.

В настроении прекрасном

Отроковицы святой

В ее сердце чистом, ясном

Было счастье и покой.

...Величие святого храма,

И украшения его,

Ей раскрыла ее мама

В стенах дома своего.

Теперь сама святая Дева,

Им восхищается всегда,

Зерно Господнего посева,

Здесь не зачахнет никогда...

К Нему все шли чтоб поклониться,

Священник, стар, большой и мал,

Всех рас земли встречались лица

И божий храм их принимал.

Все это в Деве возбуждало,

Благоговение к Нему,

Любви сознательной начало,

С молитвой к Богу своему.

Она была примером в жизни,

Прекрасной, чистой и святой,

Чужой не знала укоризны,

Смиренной жила и простой...

Ее с вниманием встречали,

Приветливой была Она,

Отцы святые замечали,

Трудилась часто до темна.

Мария поздно спать ложилась,

Когда уже все спали там,

Весьма серьезно относилась,

Ко всей учебе и к делам...

И раньше всех Она вставала

Свою ответственность храня,

В молитве к Господу взывала,

До трех часов святого дня.

Потом училась, убиралась,

И изучала письмена,

Закон святой читать старалась,

И вновь молилась допоздна.

Ей Ангелы носили пищу,

Не скрыв присутствие свое,

Неся покой ее жилищу,

И сердцу юному ее...

Захарии Они являлись,

На удивление всему,

От его взора не скрывались,

Считая это ни к чему...

В святилище и он вхожий

И вечерами там бывал,

И видел сам, как Ангел Божий,

Марии пищу подавал...

Откуда взял он пищу эту,

И кто ее готовил Ей,

Пройдя к Марии всю планету

Господь заботится о Ней?

То была сущность бестелесна,

С Другого мира существа,

Загадочна и интересна

С людьми похожего родства.

Захария ответы ищет,

И страх не в силах побороть.

Бесплотна суть Приносит пищу,

Что бы питалась Ею плоть?

Является к Ней Ангел часто,

О чем Он с Нею говорит?

Господня сила здесь причастна

И чудеса Она творит?

Никто Захарии ответа,

На те вопросы дать не мог.

А сам от Них устал он где-то...

На то ответил бы лишь Бог...

В святейшем храме обитая,

Она сумела все познать,

Росла Мария Пресвятая,

Храня Господню благодать...

...В совершенстве обучилась,

Она чтению, Писаний,

И закону научилась,

Обрела там много знаний...

С рукодельем успевала,

Пряжей шерсти овчей, льна,

И шелками вышивала,

Лучше всех других Она.

Святые книги изучая,

Храня Божественный их свет,

Она тогда прочла Исаия

Пророка очень древних лет...

...«Се Дева примет дар во Чреве,

И сына Божия родит,

Он благодатью будет Деве,

И Бог Ее вознаградит»...

Писалось в книге о Мессии,...

И Деве, матери Его,...

...Что будет он в Господней силе,

Не убоится — ничего...

Она читая восхищалась,

Богоизбранницей земли,

Любовью к ней воспламенялась,

И ждала их приход вдали...

Она мечтая, полагала,

Что эта Дева рядом с ней...

Великой же пока не стала,

Но непременно будет Ей...

Мария часто молясь Богу,

В слезах Его просила впредь,

Чтоб указал Он ей дорогу,

Где матерь Божию воззреть...

Пока она росла, училась,

Бежало время вместе с ней,

Родителей своих лишилась...

Отца и матери своей...

Отец представился нежданно,

Сам, праведный Иоаким,

Затем и мать, Святая Анна,

Вослед последовав за Ним...

Мария, ставшей сиротою,

Предалась сердцем всем своим,

Одному господу, с мечтою,

Служить Ему, вовеки с ним...

В ней жило чувство от сегодня,

Преобладавшее во всем,

Что есть она раба Господня

Он в ней самой она же в нем...

Она покорна воли Божей,

Родившись волею Его,

Он в ней самой, Она в нем тоже,

Не зная больше никого...

Она жила сией мечтою,

Иные были ни к чему,

Оставшись круглой сиротою,

Принадлежала лишь Ему...

Когда во храме том, Пречистой

Четырнадцать ей лет прошли,

К Благословеннейшей и чистой,

Первосвященники зашли...

Они Марии объявили,

Что по обычаю для дам,

Законном действующем в силе,

Они должны покинуть храм...

Ты взрослою Мария стала,

Не можешь здесь ты жить одна,

Твоя пора уже настала.

И замуж выйти ты должна.

Не испытав о том тревогу,

Ответила тогда Она,

Посвящена Я, с детства Богу,

Ему я надобна одна...

В последствии я Богу дала,

На то сознательный обет,

И девство сохраню, сказала...

Не может быть другого, Нет!

И нету в мире сил сегодня

Что бы заставили меня,

Разрушить мой обет Господний,

К Нему любовь свою храня.

Первосвященники дивились,

Ответом Девы Пресвятой,

Зачем они сюда явились,

Вопрос был очень непростой.

И в полном сборе духовенство,

Решало долго, как им быть?

...Законов строгих верховенство,

В народе нашем должна жить...

Закон нельзя никак нарушить,

Оставив Деву среди них...

Но и обет ее разрушить,

Там не посмел никто из них...

И все решили, у порога,

Перед святой завесой стать,

Молясь просить совет у Бога,

Святую волю им послать...

...Они Захария послали,

За святейший тот порог,

И стоя там ответа ждали,

Что повелит Господь Им Бог...

...Пред Захарием явился,

Ангел Божий и сказал:

«Ты я вижу усомнился

В том, что Бог вам наказал...

Собери всех Неженатых

Иудеев от Давида,

Чтоб духовностью богатых,

И достойного чтоб вида.

Посох пусть берут с собою,

То условие — твое,

Правит Бог ее судьбою,

Не оставит Он ее...

Делай это без сомненья,

Ты ее пока что страж,

Кому Бог пошлет знаменье

Тому Деву и отдашь...

В соблюденье ее девства,

Ты, ее обручишь с ним,

Бог пошлет на жизнь им средства,

Благоденствием своим...

...Выйдя тут же из-за шторы,

В зал к священникам своим...

Кончились меж нами споры,

Объявил он громко им...

И Захария поведал,

Что Господь велел Ему,

Ничего другого не дал,

Посчитал, что ни к чему...

...И пошли во все концы,

По Израилю гонцы,

Приглашая в святой храм,

Всех мужей, живущих там.

От Иудова калена,

И Давидового дома,

Все пройдет здесь в наших стенах,

Месту кланяясь святому...

...Было множество народа,

Перед храмом в этот день,

Духовенство все у входа

Разместилось у ступень...

Подвели мужей тех к храму,

Повелели рядом встать,

Благороднейшую даму,

Кто-то должен в жены взять...

Кто из них Ее достоин?

Сам Господь сие решит,

Должен быть он крепко скроен...

И безгрешный! не грешить...

Взяв у всех мужей их жезлы,

Вслух Захария сказал,

«На тебя Господь надежды»,

И молитвою воздал...

«Яви Господи, знаменье,

Мужа Деве избери,

Нам пошли свое виденье,

Чудо людям сотвори»...

Внес он жезлы мужей в храм,

Поместил в святыню там,

И всевышнему молился,

Что бы дух святой явился...

...Когда вышел потом к люду,

И к мужам тем подошел,

Удивились люди чуду,

Жезл один из всех расцвел...

Голубица на нем села,

Будто посох сторожа,

А затем вспорхнув, взлетела,

Над Иосифом кружа...

...Жезл Иосифу вручая,

Он ему сказал: «Возьми,»

На то воля Пресвятая,

Деву в дом к себе прими...

Иосиф стал вдруг возражать,

Мол, юная еще Девица...

Зачем меня тем унижать,

Что скажут близкие мне лица...

Убойся Бога твоего,

Захария ему ответил,

Дафана помнишь ты того,

Как Бог его отказы встретил?...

Иосиф убоялся Бога,

Уже совсем не возражал,

Ушла с души его тревога,

Согласен я, он им сказал...

И в тот же день их обручили,

Господь их вместе осенил,

Иосифу ее вручили,

Чтоб чистоту ее хранил...

Он был хранитель ее девства,

Служитель святости ее,

Марии вышедшей из детства

Чтоб в мир нести добро свое...

Иосифу в то время было,

Уже за восемьдесят лет,

Но сердце доброе не стыло,

А излучало людям свет...

Мария в нем не сомневалась,

Господь потворствовал тому,

И с ним идти не убоялась,

Она поверила Ему...

Он знатен очень был по роду,

Великих царственных кровей,

В душе хранил он их природу

И их духовность вместе с ней.

Величия не знал земного,

Богатством не отягощен,

Он скромно жил трудился много,

Господней силой освещен.

Был тверд в стремлении к святому,

Простым, не гордым в жизни был,

Не прилеплялся он к пустому,

В духовности господней жил.

Он знал к Всемогущему дорогу,

И путь его был освещен,

Молился искреннее, Богу,

И стал Ему угоден он.

Он удостоился сей чести,

В великой Деве Пресвятой,

Он был хранителем невесте,

В Господней тайне непростой...

...Четыре сына вырастил с женой

Две дочери Господь послал на свет,

Но смерть ее была тому, виною,

Что вдов он стал уж очень много лет...

...Похоронив супругу Соломию,

Скромно по земле святой шагал

Теперь Господь послал ему Марию,

Чтобы Ее он честь оберегал...

...В скоре утром лишь настал рассвет,

Отправились с Марией в Галилею,

В небольшой свой город Назарет,

В бедный дом с обручницей своею...

Не мог таинства Божьего он знать,

И душу беспокоила тревога,...

...Мария была будущая мать,

Спасителя небесного и Бога...

Он знал лишь только то,

что должен знать,

Наказ Господний соблюдая строго,

Опорою ее он должен стать

Источник Ее промысла святого...


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть шестая » The prayer book

Часть шестая


Захария и Ангел в храме

К началу Нового Завета

Народ еврейский к его дню

Утратил сам свободу света,

И государственность свою

То ассирийцы им владели,

Вавилоняне, затем греки:

Завоеватели хотели

Чтоб их рабом он был навеки

Он Римом был порабощен,

И оскорблен был, и унижен,

И Богом не был он прощен,

И собственной судьбой обижен.

С ним перестал общаться Бог

Через его святых Пророков,

И был теперь Он очень строг,

И не давал Своих уроков.

Последний, с кем Господь общался,

Был Малахия: неспроста

За пять столетий с ним встречался

Он до рождения Христа.

Тогда еврейские Пророки

За очень много сотен лет

Уже предсказывал сроки,

Когда Он явится на свет.

Придет Пророк — один из лучших.

Иисус Христос — земной Спаситель,

Чтоб обратить сердца заблудших

В Свою, Господнюю обитель.

И народ порабощенный

Ждал пришествия Христа,

Думал, будет он прощенный,

Ибо миссия свята.

Но до миссии Христовой,

И пришествия Его

Сам Творец народ готовил

К встрече Сына Своего.

Он вручил святое дело

Иоанну молодому.

И оно людьми владело

По велению святому.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть двадцать пятая » The prayer book

Часть двадцать пятая


Беседа Иисуса Христа с Никодимом

Средь иудейских фарисеев

Был Никодим, начальник там.

Потомок, может быть, Моисеев,

К Иисусу он стремился сам.

Он верил в Истинного Бога,

Его могущество и власть,

И соблюдал Законы строго,

И верил: Бог за все воздаст.

Тайком от всех с Христом встречался,

Беседуя ночами с Ним,

Домой с рассветом возвращался,

Хранимый Ангелом своим.

И в этот раз пришел он снова

На встречу тайную с Христом,

Чтоб слушать истинное слово

В повествовании святом.

В беседе молвил он: «Учитель!

Подобных мир не знал чудес.

Оставив там Свою обитель,

Ты к нам явился от Небес?

Мы знаем: Ты пришел от Бога,

Творя повсюду чудеса,

К Нему ведет Твоя дорога —

Во Царствие на Небеса.

Ты благодать в меня вселяешь,

С Тобой легко мне говорить.

Чудес таких, как Ты являешь,

Никто не в силах сотворить».

Иисус сказал: «Ты убедился.

Я не скрываю ничего:

Кто свыше к жизни не родился, —

Не знает Царствия Его».

Как может это в жизни быть?

Вторгаясь в тайну непростую,

Иисус решил ему открыть

Живую Истину Святую.

Иисус сказал негромко вслух:

«Отец мой правит всем —

Господь, Рожденный же от Духа —

дух, Рожденный же от плоти — плоть.

Один Я — Богочеловек,

Зачатый Духом во плоти,

Короткий мне отведен век,

Чтоб тяжкий путь земной пройти.

И Я, поверь, его пройду,

И люди будут все с Христом,

Чтобы не мучились в аду

За все грехи свои потом.

Чтоб тот, кто верует в Меня,

Предать Иисуса не посмел,

Ко Мне любовь свою храня,

Он жизнь бы вечную имел.

Отец Мой не послал Меня,

Чтоб этот грешный мир судить,

А для того, чтобы, храня,

Его духовно возродить.

Единородный Сын Я Божий,

Спасенный мир через Меня,

Пусть будет он всегда похожим

На сад Эдема, мир храня.

Кто хочет тьмы, —

тот свет не любит.

Закрыв ладонями чело,

Себя и близких он погубит,

Не обличая свое зло.

А те все, кто ко Мне стремится,

По правде истиной живут, —

Господь у них в душе хранится,

И праведными их зовут.»

И не дивись тому, что слышал,

Стараясь Истину принять,

И вам должно родиться свыше,

Чтоб это все умом понять».

Иисус раскрыл ему всю тайну,

Своим пришествием дивил,

Сказал, что это — не случайно,

Отец на то благословил.

И смерть Его, и воскресение

Во всех подробностях иных —

То план Господний во спасение

Людей от всех грехов земных...

«Прости меня за все, Учитель, —

Сказал в раздумьи Никодим, —

Ты — мой душевный исцелитель.

Недавно мы с Тобой сидим,

Но мне казалось, что извечно

Я слушал проповедь Твою,

А время очень быстротечно

Ушло в неведомость свою.

Пора заняться мне делами,

Благодарю за Твой урок,

Стремясь к согласию меж нами,

Я пользу из него извлек.»

Отправлюсь я в свою обитель,

Промчалось время словно миг,

Из твоей мудрости учитель,

Я очень многое постиг...


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info

Истина Евангелие в стихах, часть двадцать первая » The prayer book

Часть двадцать первая


Искушение Иисуса Христа в пустыне

После Крещения сего,

Чтобы познал цену страданий,

В пустыню возвели Его

Для настоящих испытаний.

Он сорок дней постился там,

Нужду и голод ощущая,

К Нему пришел нечистый сам

И молвил тихо, искушая:

«Если сын Господний Ты,

Претвори сей камень в хлебы,

А песок пустынь — в цветы,

Как Отец Твой там, на Небе.»

«Мелко смысл твой сокрыт,

Не пойду Я в твои сети.

Не единым хлебом сыт

Человек на этом свете.»

Он тогда Его вознес

На большое крыло храма,

Искушая, произнес:

«Вот какая панорама.

Если Сын Ты Божий, Сам,

— Молвил диавол, искушая,

— Бросься вниз на камни там...

Жизнь Тебе дана большая.

Иисус ему ответил:

«Вижу Я, что ты читал...

А такого там не встретил,

Чтоб Меня не искушал?»

Он вознес Его на гору:

«Глядя в мир внизу ее,

Сколько тут откроешь взору,

— Это будет все твое...

Поклонись мне, падши только,

Душу чистую отдай,

Это стоит много — столько...

Ты не думай, не гадай.

Будет честь Тебе и слава,

Все владения мои,

Не одна войдет держава

В подчинения Твои».

«Прочь, нечистый дух, от Бога,

Мне Моя душа нужна.

Загубил ты очень много

Душ безвинных, сатана.

Я за славой не гоняюсь,

Своей честью дорожу,

Лишь Отцу Я поклоняюсь,

Одному Ему служу.»

Понял диавол, что с Иисусом

Можно спорить без конца —

Ведь не может быть Он трусом

И предателем Отца.

Зло нечистого трусило,

Зря он в это дело влез.

А Христу звезда светила

Из распахнутых Небес.

Не принял его Он правил,

Нету смысла спорить с Ним.

На земле Христа оставил

И исчез, уйдя к своим.

Искушенья, искушенья —

Они всюду, чтоб ты знал...

Сотворивший прогрешенья

Грех на душу свою взял.

Все мы можем с ними в битве

Побеждать их вновь и вновь

С помощью святой молитвы

И ее Господних слов.


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter          ↑

theprayerbook.info


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.