Эх родина подруга ты моя суровая стихи


Эх, Родина… — Блоги — Эхо Москвы, 10.06.2017

Фильмы о веках минувших уверенно шагают в ногу с веком нынешним.  Те, что  «о доблестях, о подвигах, о славе» пробуждают милосердие – им исторические искажения великодушно прощают. От иных, менее оптимистичных, напротив, требуют «правды-матки», может быть от того и вызывают они «кое-где у нас порой» истерические споры (истерия по-гречески – матка). Павел Чухрай из тех, кто, обращаясь к эпизодам прошлого, не боится попасть под пресс неприятных вопросов, ярлыков и «экспертных заключений». Кажется, что режиссер, затрагивая болезненную тему русско-литовского не столь общего, сколь сшитого грубой ниткой по живому прошлого, «нарывается», но это нарывает история…

«Прерванное молчание» – так назывался международный документальный проект Стивена Спилберга, в котором Россию представляли «Дети из бездны» Павла Чухрая.  Основанный на интервью с уцелевшими в Холокосте фильм, пеплом заклейменных желтыми звездами, отстукивает ритм «Холодному танго». Прервав десятилетнее молчание, режиссер вновь предлагает  публике фильм о замалчиваемых эпизодах 1940-1950-х годов. «Холодное танго» – танго втроем, любовный треугольник с остро-ранящими углами: он, она и Родина. Макса (Риналь Мухаметов) и Лайму (Юлия Пересильд) время пометило вначале как еврея и литовку,  потом как советского оккупанта и дочь предателя. Их разделят предрассудки, обиды, годы и колючая проволока, но любовь  их – сплав, не подвергшийся коррозии времени.  Один строгий режим сменит другой, одни будут сжигать, другие ссылать, поменяются ролями жертвы и палачи,   месть победит мольбу о прощении, а недолгое счастье будет горчить непримиримостью. Здесь то и дело меняются имена врагов, но образ врага остается неизменным, необходимым, государствообразующим. Рабочее название фильма – «Чужой», и он страшнее, чем одноименный фантастический фильм ужасов.

В основе сценария – повесть писателя и режиссера Эфраима Севелы, чья «Колыбельная» стала поминальной молитвой о тех, кто не оплакан по сей день.  Чухрай, выступивший и в роли сценариста, текст под коробящим названием «Продай твою мать» переосмыслил, не изменив, однако, автору. «Холодное танго» стало финальным аккордом режиссерской трилогии о  сталинском лихолетье.

Не только хронология роднит нынешний фильм с  «Вором» и «Водителем для Веры». Тема выбора, который  судьба не дает, но перед которым ставит, проходит через все эти фильмы. Герой Мухаметова,  то и дело выбирая жизнь, предает самых близких людей: сестренку Лию (в одиночку сбежав по пути в концлагерь), возлюбленную Лайму (не выдав себя, когда ту насилует немец), свою дочь (не возражая против аборта, который, к счастью, не состоялся), свои народ и родину (сперва отказавшись выискивать литовцев,  помогавших  нацистам, не желая марать себя сомнительными методами работы НКВД), своего начальника (подписав ложный донос)… История Макса – история малодушия: «промолчи – в палачи» воскресают в памяти  рифмы Александра Галича. «Я только уголь подвозил», – оправдывается бывший немецкий приспешник. Эту фразу  ставший винтиком машины государственного возмездия повторит и Макс, осознав, что у предательства нет степеней и различий.

В танго ведет мужчина,  «Холодное танго» движимо женщинами: героиней Юлии Пересильд, в дивертисментах, подражающей Марлен Дитрих из «Зарубежного романа» и  Моники Санторо в роли матери Макса, сыгравшей в ключевом и самом пронзительном эпизоде фильма.  Женщина оказывается в ситуации сродни той, что пережила героиня Мерил Стрип в «Выборе Софи». Решить кому из двух своих детей жить, а кому умереть, значит стать соучастницей детоубийства, сыграть по навязанным дьявольским правилам. Из двух смертей не выбирают, выбор  Матери – или оба, или никого.  И полный детских слез и страха фургон уедет туда, где человеческое тепло заменено человечьим – жаром крематорных печей.

Совместный русско-литовский проект априори не мог стать бескомпромиссным.  «И нашим, и вашим» досталось от режиссера, отказавшегося выбирать из двух зол: литовской теории «двойного геноцида» и молчаливого пролистывания неприятных страниц отечественной летописи.  «Эх, Родина, подруга ты моя суровая, что ж ты строгая такая, не пожалеешь, не простишь!», –  уносит балтийский ветер отчаянный возглас Сергея Гармаша: его персонаж сидел на высоком посту, а потом и просто  сидел.  И стал бы этот финал басенным, озвучивающим без того очевидную мораль, если бы не итоговый титр, сообщающий число уничтоженных евреев, сосланных литовцев и советских солдат, погибших в Прибалтике. Формулировки выверены, но что-то внутри сопротивляется их соседству.  Кажется, если бы те же слова были разбиты на три отдельных кадра, не веяло бы от них общепримиряющим ладаном.  В лагерях нумеровали людей,  статистика тоже скрывает человеческие судьбы за цифрами.  Число жертв эпохи включило и безвинных, и палачей, словно уравняв их смертью (титром). Благие намерения ясны, как и то, что «добрая память» ценится дороже твердой,  так что даже от документалистов ждут умения сосредоточиться на хорошем, а плохое «отпустить».  Однако равняться бы надо не на изменчивую память человека, не на, порой, вяло сопротивляющуюся подчисткам память страны и народа, но на взятое за константу: «Никто не забыт, ничто не забыто».  Иные уравнения неверны.

 

Авторская версия текста, опубликованного в журнале «The Hollywood Reporter»  №5 (июнь 2017)

http://kinopressa.ru/4828

echo.msk.ru

Эмилия Деменцова. Эх, Родина… | КиноПресса

Фильмы о веках минувших уверенно шагают в ногу с веком нынешним.  Те, что  «о доблестях, о подвигах, о славе» пробуждают милосердие – им исторические искажения великодушно прощают. От иных, менее оптимистичных, напротив, требуют «правды-матки», может быть от того и вызывают они «кое-где у нас порой» истерические споры (истерия по-гречески – матка). Павел Чухрай из тех, кто, обращаясь к эпизодам прошлого, не боится попасть под пресс неприятных вопросов, ярлыков и «экспертных заключений». Кажется, что режиссер, затрагивая болезненную тему русско-литовского не столь общего, сколь сшитого грубой ниткой по живому прошлого, «нарывается», но это нарывает история…

«Прерванное молчание» – так назывался международный документальный проект Стивена Спилберга, в котором Россию представляли «Дети из бездны» Павла Чухрая.  Основанный на интервью с уцелевшими в Холокосте фильм, пеплом заклейменных желтыми звездами, отстукивает ритм «Холодному танго». Прервав десятилетнее молчание, режиссер вновь предлагает  публике фильм о замалчиваемых эпизодах 1940-1950-х годов. «Холодное танго» – танго втроем, любовный треугольник с остро-ранящими углами: он, она и Родина. Макса (Риналь Мухаметов) и Лайму (Юлия Пересильд) время пометило вначале как еврея и литовку,  потом как советского оккупанта и дочь предателя. Их разделят предрассудки, обиды, годы и колючая проволока, но любовь  их – сплав, не подвергшийся коррозии времени.  Один строгий режим сменит другой, одни будут сжигать, другие ссылать, поменяются ролями жертвы и палачи,   месть победит мольбу о прощении, а недолгое счастье будет горчить непримиримостью. Здесь то и дело меняются имена врагов, но образ врага остается неизменным, необходимым, государствообразующим. Рабочее название фильма – «Чужой», и он страшнее, чем одноименный фантастический фильм ужасов.

В основе сценария – повесть писателя и режиссера Эфраима Севелы, чья «Колыбельная» стала поминальной молитвой о тех, кто не оплакан по сей день.  Чухрай, выступивший и в роли сценариста, текст под коробящим названием «Продай твою мать» переосмыслил, не изменив, однако, автору. «Холодное танго» стало финальным аккордом режиссерской трилогии о  сталинском лихолетье.

Не только хронология роднит нынешний фильм с  «Вором» и «Водителем для Веры». Тема выбора, который  судьба не дает, но перед которым ставит, проходит через все эти фильмы. Герой Мухаметова,  то и дело выбирая жизнь, предает самых близких людей: сестренку Лию (в одиночку сбежав по пути в концлагерь), возлюбленную Лайму (не выдав себя, когда ту насилует немец), свою дочь (не возражая против аборта, который, к счастью, не состоялся), свои народ и родину (сперва отказавшись выискивать литовцев,  помогавших  нацистам, не желая марать себя сомнительными методами работы НКВД), своего начальника (подписав ложный донос)… История Макса – история малодушия: «промолчи – в палачи» воскресают в памяти  рифмы Александра Галича. «Я только уголь подвозил», – оправдывается бывший немецкий приспешник. Эту фразу  ставший винтиком машины государственного возмездия повторит и Макс, осознав, что у предательства нет степеней и различий.

В танго ведет мужчина,  «Холодное танго» движимо женщинами: героиней Юлии Пересильд, в дивертисментах, подражающей Марлен Дитрих из «Зарубежного романа» и  Моники Санторо в роли матери Макса, сыгравшей в ключевом и самом пронзительном эпизоде фильма.  Женщина оказывается в ситуации сродни той, что пережила героиня Мерил Стрип в «Выборе Софи». Решить кому из двух своих детей жить, а кому умереть, значит стать соучастницей детоубийства, сыграть по навязанным дьявольским правилам. Из двух смертей не выбирают, выбор  Матери – или оба, или никого.  И полный детских слез и страха фургон уедет туда, где человеческое тепло заменено человечьим – жаром крематорных печей.

Совместный русско-литовский проект априори не мог стать бескомпромиссным.  «И нашим, и вашим» досталось от режиссера, отказавшегося выбирать из двух зол: литовской теории «двойного геноцида» и молчаливого пролистывания неприятных страниц отечественной летописи.  «Эх, Родина, подруга ты моя суровая, что ж ты строгая такая, не пожалеешь, не простишь!», –  уносит балтийский ветер отчаянный возглас Сергея Гармаша: его персонаж сидел на высоком посту, а потом и просто  сидел.  И стал бы этот финал басенным, озвучивающим без того очевидную мораль, если бы не итоговый титр, сообщающий число уничтоженных евреев, сосланных литовцев и советских солдат, погибших в Прибалтике. Формулировки выверены, но что-то внутри сопротивляется их соседству.  Кажется, если бы те же слова были разбиты на три отдельных кадра, не веяло бы от них общепримиряющим ладаном.  В лагерях нумеровали людей,  статистика тоже скрывает человеческие судьбы за цифрами.  Число жертв эпохи включило и безвинных, и палачей, словно уравняв их смертью (титром). Благие намерения ясны, как и то, что «добрая память» ценится дороже твердой,  так что даже от документалистов ждут умения сосредоточиться на хорошем, а плохое «отпустить».  Однако равняться бы надо не на изменчивую память человека, не на, порой, вяло сопротивляющуюся подчисткам память страны и народа, но на взятое за константу: «Никто не забыт, ничто не забыто».  Иные уравнения неверны.

Авторская версия текста, опубликованного в журнале «The Hollywood Reporter»  №5 (июнь 2017)

kinopressa.ru

"РГ" нашла автора популярного в сети стихотворения "Россиюшка" — Российская газета

Это стихотворение 10-летнего мальчика не так давно всколыхнуло интернет-сообщество. Его автор - второклассник Лева Протасов из Екатеринбурга - внезапно стал символом патриотизма, взращенного с младых ногтей.

Мал еще, но рассудить я в силе,
И никто меня не упрекнет -
Нет страны прекраснее России!
Этот вывод знаю наперед!

Вырасту - поезжу я по миру.
И уверен, к берегам родным,

Будет тяга непреодолимой,
Хоть откуда - но вернусь я к ним!

Потому, что русский я по духу!
Потому, что Русь - моя земля!
Потому, что мать моя - славянка
И меня в России родила!

Потому, что здесь мой дом и школа!
Дед, отец и все мои друзья,
Русская, любимая природа,
Речь родная, здесь моя семья!

Потому, что прадед мой по крови
За Россию нашу - в землю лег!
Подвиг наших воинов-героев
Знаю - помнит не один народ!

От чумы коричневой всю Землю
Русские солдаты сберегли.
Не подвластен подвиг их забвенью.
Поклонюсь им в пояс до земли!

"Псы" сейчас на мать-Россию лают.
Вместе с ней я эту боль приму.
Вырасту, окрепну, возмужаю,
И тебе, родная, помогу!

Ты сейчас немного приболела,
Ничего, Россиюшка, крепись!
Как и прежде на меня надейся,
Не сдавайся, матушка, - держись!

Встанешь ты - великой и могучей,
Расцветешь, как яблонька весной!
Для меня ты будешь самой лучшей!
Самой ненаглядной и Родной!

Тысячи людей прочитали эти детские строки и прониклись до слез. "На каких книжках, игрушках и мультиках надо воспитывать детей, чтобы они в 10 лет писали так и ощущали личную ответственность за судьбу Родины?" - написал один из пользователей в своем блоге.

Теми же вопросами задались и мы, начав поиск Левы Протасова. Но оказалось, простых ответов не существует. Да и мальчик - патриотическая легенда - давно вырос (Льву сейчас 23 года) и к своему детскому творчеству относится неоднозначно.

- Этот стих не мой, - категорично ответил он на наше первое обращение. Установить контакт удалось только со второй попытки. Лев согласился на встречу с нами, тогда же выяснилась причина отречения.

- Я был неприятно поражен, когда год назад случайно наткнулся в Интернете на этот свой детский стих. К тому же - окруженный такими восторженными отзывами, - признался он. - Я против такой славы. Вся прелесть этого творения - в подписи: написал 10-летний мальчик. На самом деле таких стихов полно. Оно поверхностное, слишком пафосное и неискреннее, потому что написано на заказ.

То, что нынешний Лев Протасов окрестил творением "на заказ", на самом деле было обычным школьным домашним заданием. Первая учительница Альбина Васильевна Ситникова очень любила Царскосельский лицей и стремилась по тому же принципу воспитывать учеников. Через творческое отношение к жизни прививать строгие моральные основы. Любовь к родине - одна из них. В канун Дня Земли (этот праздник появился в российском календаре как раз в 90-х и пришелся на конец апреля) Ситникова дала классу задание: написать сочинение о том, как прекрасны наша планета и родина.

- Такие глобальные темы тогда меня не пугали. В детстве все хорошо к родине относятся, и большими категориями мыслить легко. Нравятся и природа, и дом, и страна, что еще надо? - вспоминает Лев. - Но если честно, об оценках, выставляемых в журнал, помнили все, и сочинения писали с родителями.

- Этот стих не мой, - категорично отрезал Лев Протасов

Главным соавтором Левы была его мама Людмила Львовна. Работала она секретарем-машинисткой, но когда единственный сын пошел в школу, решила стать домохозяйкой. Сочинением стихов увлекалась с юности и ребенку прививала эту любовь. Так что творили в семье Протасовых от души.

Кстати, в однокомнатной "хрущевке", где сейчас живет Лев, литературные творения главенствуют до сих пор. В жилье, погруженном в предремонтный хаос, осталось единственное упорядоченное и буквально блестящее от чистоты пятно - полки с книгами классиков: Гоголь, Достоевский, Бунин.

- Мое в стихотворении - это общая мысль, что нет страны прекраснее России. Черновик на 5 четверостиший на эту тему я написал быстро. Принес показать маме. И после ее редактирования строф оказалось уже 9. Сейчас, я заметил, читатели психологически делятся на тех, кто восторгается наивным детским отражением патриотизма, и тех, кому нравятся явно взрослые пафосные выражения, особенно про "псов", которые лают на Россию, - пытается проанализировать успех стихотворения в Интернете повзрослевший Лев Протасов.

Кстати, после этого стиха, получившего "отлично" в журнал и восхищение со стороны учительницы, Лева на тему патриотизма больше никогда не писал. Да и сейчас не возьмется: "Не то чтобы страна разонравилась, проблема в изменившемся восприятии мира". По мнению Протасова, понятие "патриотизм" испортилось.

- Оно словно обросло стереотипами, - размышляет автор "Россиюшки". - Одни воспринимают патриотизм исключительно как борьбу с некими врагами. Я имею в виду националистов, которые за свой образ родины готовы глотку несогласным перегрызть. Другие в принципе не признают российского патриотизма, считая это исключительно пропагандистским мифом. Но зато умиляются перед почитанием жителями других стран символов их государства и их истории. Мне непонятны люди, признающие только чужой патриотизм.

На сайтах и в соцсетях, где появился его детский стих, Лев поначалу пытался дискутировать, охлаждать ярых поклонников. Убеждать, что не может любовь к родине быть столь однозначной и пафосной. Но переубедить не удавалось, потому и бросил.

Как стих попал в Интернет, он не знает до сих пор. Цепочку удалось раскрутить нам. Первая учительница Левы рассказала: ей до того нравились стихи мальчика, что она буквально плакала, читая их, и с гордостью показывала на учительских сборах, проходивших в уральском Рериховском обществе. Так творение Льва Протасова попало в журнал этого общества, издаваемый на Алтае. В 2001 году со страниц издания перекочевало на один сайт, затем на другой. А в 2011 году вошло в книгу "Детские письма о главном. С чего начинается Родина", где размещены 50 детских писем с размышлениями о России.

За 12-летку виртуальной жизни стиха Лев успел переболеть поэзией и пережить увлечение фантастикой, из отличника стать троечником, но тем не менее поступить в институт на отделение психологии; собрать историю своей семьи и создать генеалогическое древо до 3-го колена. Он, в частности, выяснил, что его прапрабабушка была крестьянкой. Служила в екатеринбургской усадьбе золотопромышленника Харитонова и имела в городе большое хозяйство. Так что уральские корни у семьи Протасовых глубокие.

Сегодня Лев пишет исключительно психологическую прозу, в которой пытается раскрыть тайны человеческой души. Действие происходит в России: то в глухой деревне, то в колонии-поселении. В общем, в местах, далеких от елейного восприятия страны, но зато адекватных реалиям.

rg.ru

Родина — Некрасов. Полный текст стихотворения — Родина

И вот они опять, знакомые места,
Где жизнь текла отцов моих, бесплодна и пуста,
Текла среди пиров, бессмысленного чванства,
Разврата грязного и мелкого тиранства;
Где рой подавленных и трепетных рабов
Завидовал житью последних барских псов,
Где было суждено мне божий свет увидеть,
Где научился я терпеть и ненавидеть,
Но, ненависть в душе постыдно притая,
Где иногда бывал помещиком и я;
Где от души моей, довременно растленной,
Так рано отлетел покой благословленный,
И неребяческих желаний и тревог
Огонь томительный до срока сердце жег…
Воспоминания дней юности — известных
Под громким именем роскошных и чудесных, —
Наполнив грудь мою и злобой и хандрой,
Во всей своей красе проходят предо мной…Вот темный, темный сад… Чей лик в аллее дальной
Мелькает меж ветвей, болезненно-печальный?
Я знаю, отчего ты плачешь, мать моя!
Кто жизнь твою сгубил… о! знаю, знаю я!..
Навеки отдана угрюмому невежде,
Не предавалась ты несбыточной надежде —
Тебя пугала мысль восстать против судьбы,
Ты жребий свой несла в молчании рабы…
Но знаю: не была душа твоя бесстрастна;
Она была горда, упорна и прекрасна,
И всё, что вынести в тебе достало сил,
Предсмертный шепот твой губителю простил!..И ты, делившая с страдалицей безгласной
И горе и позор судьбы ее ужасной,
Тебя уж также нет, сестра души моей!
Из дома крепостных любовниц и царей
Гонимая стыдом, ты жребий свой вручила
Тому, которого не знала, не любила…
Но, матери своей печальную судьбу
На свете повторив, лежала ты в гробу
С такой холодною и строгою улыбкой,
Что дрогнул сам палач, заплакавший ошибкой.Вот серый, старый дом… Теперь он пуст и глух:
Ни женщин, ни собак, ни гаеров, ни слуг, —
А встарь?.. Но помню я: здесь что-то всех давило,
Здесь в малом и большом тоскливо сердце ныло.
Я к няне убегал… Ах, няня! сколько раз
Я слезы лил о ней в тяжелый сердцу час;
При имени ее впадая в умиленье,
Давно ли чувствовал я к ней благоговенье?..Ее бессмысленной и вредной доброты
На память мне пришли немногие черты,
И грудь моя полна враждой и злостью новой…
Нет! в юности моей, мятежной и суровой,
Отрадного душе воспоминанья нет;
Но всё, что, жизнь мою опутав с детских лет,
Проклятьем на меня легло неотразимым, —
Всему начало здесь, в краю моем родимом!..И с отвращением кругом кидая взор,
С отрадой вижу я, что срублен темный бор —
В томящий летний зной защита и прохлада, —
И нива выжжена, и праздно дремлет стадо,
Понурив голову над высохшим ручьем,
И набок валится пустой и мрачный дом,
Где вторил звону чаш и гласу ликованья
Глухой и вечный гул подавленных страданий,
И только тот один, кто всех собой давил,
Свободно и дышал, и действовал, и жил…

www.culture.ru

Моя родина милая — Рубцов. Полный текст стихотворения — Моя родина милая

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Зинаида Александрова - Родина: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Если скажут слово “Родина”,
Сразу в памяти встаёт
Старый дом, в саду смородина,
Толстый тополь у ворот.

У реки берёзка-скромница
И ромашковый бугор…
А другим, наверно, вспомнится
Свой родной московский двор…

В лужах первые кораблики,
Над скакалкой топот ног
И большой соседней фабрики
Громкий радостный гудок.

Или степь от маков красная,
Золотая целина…
Родина бывает разная,
Но у всех она одна!

Анализ стихотворения «Родина» З. Александровой

Зинаида Николаевна Александрова – советская поэтесса, переводчица, член редколлегий многих детских журналов середины XX века.

Стихотворение написано в 1970 году. Поэтессе в эту пору исполнилось 63 года, она классик советской детской литературы, ее книги активно публикуются, проходят регулярные встречи с маленькими читателями. По жанру – патриотическая лирика, по размеру – хорей с перекрестной рифмовкой, 4 строфы. Рифмы как открытые, так и закрытые. Лирическая героиня – сама автор. Интонация задумчивая, ближе к финалу – жизнеутверждающая. В первом четверостишии поэтесса объясняет малышам свои ассоциации при слове «Родина». Героиня описывает не какую-то вымышленную картину, а подлинное детство самой З. Александровой. Она родилась до революции, ее ранние годы прошли в Петербурге. Но самым незабываемым временем были поездки на дачу летом. Именно этот домик и окрестности изображает она в своем стихотворении. Дом, смородина (даже известно, что она была красной и черной), даже тополь у ворот – все живо в памяти поэтессы, а ведь с тех пор минуло более полувека. С нежностью она рисует простую, такую узнаваемую картину: река, березка-скромница, бугор, поросший ромашками. Во второй строфе она переключается на детство своих читателей. «Московский двор»: сама она много лет прожила в столице, хорошо знала московских ребятишек. Дальше идут наброски нехитрых занятий детворы: кораблики в лужах, прыжки со скакалкой. «Фабрики гудок»: здесь опять-таки возможна связь с биографией самой поэтессы. Дело в том, что она в молодости работала на прядильной фабрике, тогда же начала публиковаться. Наконец, в завершающем четверостишии, героиня приветствует Родину детей из разных республик. «Золотая целина», должно быть, казахстанская. В заключительных строчках – главный вывод: Родина бывает разная, но у всех она одна! Здесь и первое восклицание. Этот итог – своеобразный афоризм произведения. Эпитеты просты, как это обычно и бывает в поэзии для детей: радостный гудок, красная степь, ромашковый бугор. Инверсия: встает дом. Вообще, глаголов в стихотворении немного. Несколько многоточий создают проникновенную атмосферу, заставляют ребенка присмотреться к привычному пейзажу, играм, дому, городу. Пара уменьшительных суффиксов: березка, кораблики.

Произведение «Родина» З. Александровой – пример доступной патриотической лирики для детей.

rustih.ru

Муса Джалиль - Прости, Родина: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Прости меня, твоего рядового,
Самую малую часть твою.
Прости за то, что я не умер
Смертью солдата в жарком бою.

Кто посмеет сказать, что я тебя предал?
Кто хоть в чем-нибудь бросит упрек?
Волхов — свидетель: я не струсил,
Пылинку жизни моей не берег.

В содрогающемся под бомбами,
Обреченном на гибель кольце,
Видя раны и смерть товарищей,
Я не изменился в лице.

Слезинки не выронил, понимая:
Дороги отрезаны. Слышал я:
Беспощадная смерть считала
Секунды моего бытия.

Я не ждал ни спасенья, ни чуда.
К смерти взывал: — Приди! Добей!..—
Просил: — Избавь от жестокого рабства! —
Молил медлительную: — Скорей!..

Не я ли писал спутнику жизни:
«Не беспокойся,— писал,— жена.
Последняя капля крови капнет —
На клятве моей не будет пятна».

Не я ли стихом присягал и клялся,
Идя на кровавую войну:
«Смерть улыбку мою увидит,
Когда последним дыханьем вздохну».

О том, что твоя любовь, подруга,
Смертный огонь гасила во мне,
Что родину и тебя люблю я,
Кровью моей напишу на земле.

Еще о том, что буду спокоен,
Если за родину смерть приму.
Живой водой эта клятва будет
Сердцу смолкающему моему.

Судьба посмеялась надо мной:
Смерть обошла — прошла стороной.
Последний миг — и выстрела нет!
Мне изменил мой пистолет…

Скорпион себя убивает жалом,
Орел разбивается о скалу.
Разве орлом я не был, чтобы
Умереть, как подобает орлу?

Поверь мне, родина, был орлом я,
Горела во мне орлиная страсть!
Уж я и крылья сложил, готовый
Камнем в бездну смерти упасть.

Что делать?
Отказался от слова,
От последнего слова друг-пистолет.
Враг мне сковал полумертвые руки,
Пыль занесла мой кровавый след…

…Я вижу зарю над колючим забором.
Я жив, и поэзия не умерла:
Пламенем ненависти исходит
Раненое сердце орла.

Вновь заря над колючим забором,
Будто подняли знамя друзья!
Кровавой ненавистью рдеет
Душа полоненная моя!

Только одна у меня надежда:
Будет август. Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
Выйдут из плена вместе со мной.

Есть одна у меня надежда —
Сердце стремится к одному:
В ваших рядах идти на битву.
Дайте, товарищи, место ему!

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.