Егор летов стих из 3 строк


Егор Летов - Стихи читать онлайн

Егор Летов

Стихи

Ни времени ни пространства

Лишь скорбная воля

Да терпеливая вера звериная

В то, что сменят нас однажды

Новые ангелы

Свежие бесы

Ещё большие карлики великаны

В то, что весна постучится в наши двери

В то, что победа встанет на пороге

В то, что наши возмутительные боги

Вдруг возьмут да и заглянут

К нам на огонёк.

весна 1994

* * *

Да, много воды утекло

Всеми соками радуги

А та, что осталась — так, не вода —

Демисезонное оледенение —

Даже не скрипнет под колесом

Не говоря уже о драгоценном моём сапоге с каблучищем

А в небе алеет плывёт раздаётся

Пятно неудачи доселе неслыханной

Дюже позорной

Нежданной

Негаданной

Так никому и неведомой вовсе.

Во весь мой раскидистый взор

Дурацкий узор из извилистых вещей,

сиволапых натюрмортов и гнилых овощей

Во весь мой разнузданный зрак

Эти натюрморты

И резвый топорик коварный кровавый

Зарытый тайком в каменистой листве.

Такое постигло меня однажды

Не помню только — на кладбище или в москве

А, ну конечно же.

8 ноября, 18 декабря 1995

* * *

Наше дело почётное

словно купание в жиже навозной

Наше дело геройское

словно битва с прыщами на собственной заднице

Наше дело живое, юное

словно листва гробовая осенняя

Наше дело последнее

словно вечно последний раз.

15.09.1994

* * *

Нам пора кончать

Сочный прыщ половых проблем

Немая жопа постылых дней

Полоса безразличных слов

Потные подмышки поездов

Самокат чёрно-белых снов

Прокатился в простых умах

Простыня улетает вдаль

Цыплёнок ищет в себе желток

Сырой картофель небытия

Волос в горле который год

Туалетной бумаги ком

Привыкает к своей судьбе

Давайте вместе кончим

Нам пора кончать

Нас пора кончать

Нам пора кончать.

1987

* * *

Сквозь ветхую крышу текла озорная заря

текла безмятежно и густо

Сквозь ветхую крышу на запятнанные простыни

На больничные подушки

На большие подоконники

На столы и подоконники

Печальные большие словно трещины в стакане

Немыслимые словно отрывной календарь.

1994

* * *

Я выпираю тубареткой

Я вымираю везде

Где я

5.04.1987

* * *

Я уже не смогу опомниться

Я уже не смогу оправиться

Я уже не смогу одуматься

Я уже не смогу убояться

Никогда мне не быть Иудой

Никогда мне не быть Антихристом

Я уже ни на что не годен

Одна мне дорога — в рай.

27.09.1994

* * *

Уважаемые покупатели

Профессионалы и любители

Легендарные победители

Дорогие зрители

Почётные гости

Славные добрые люди

Родители

Покупайте свежее мясо

Налетайте, господа.

весна 1994

* * *

А рыжую кошку смотрело в подвал

Должно быть должно быть

Ей виделись там земноводные вещи

И рыжая кошка тянула в подвал

А я всё звенел и звенел телефоном

Какая досада — нога затекла

Протёрся рукав прохудился на локте

И чай — такой жидкий.

31.10.85

* * *

Отряд не заметил…

Глупый мотылёк

Догорал на свечке

Жаркий уголёк

Дымные колечки

Звёздочка упала в лужу у крыльца…

Отряд не заметил потери бойца

Мёртвый не воскрес

Хворый не загнулся

Зрячий не ослеп

Спящий не проснулся

Весело стучали храбрые сердца…

Отряд не заметил потери бойца

Не было родней

Не было красивей

Не было больней

Не было счастливей

Не было начала, не было конца…

Отряд не заметил потери бойца

1990

* * *

Что означает

Что происходит

Когда прекращают работать законы

Земного тяготения

Когда исчезает земное притяжение

Отказывает

Не действует

Забывается

Земля не держит

Пинает изгоняет прочь

Толкает тебя вон

Посылает на хуй

Куда летят все знаки препинания

Приливы крови отливы мочи

И тому подобная эквилибристика

Когда земля матушка

Велит тебе ласково и душисто

ПИЗДУЙ, РОДНОЙ!!

Он сказал поехали

И махнул рукой.

1993

* * *

Евангелие

Зоркие окна —

Кто согреет зоркие окна?

Пожалей беззвучными словами

Своего оловянного Христа

Жадные пальцы

Кто накормит жадные пальцы?

Обними голодными руками

Своего неспасённого Христа

Беглые тени

Кто поймает беглые тени?

Спеленай надёжными цепями

Своего безнадёжного Христа

Скользкие вены

Скользкие тревожные вены

Поцелуй холодными губами

Своего зазеркального Христа

. . . .

Круглое небо

Кто накажет круглое небо?

Задуши послушными руками

Своего непослушного Христа

1990

* * *

Гора

Из извёздчатой стиснутости

Пошёл я на гору

Трава высыхает

Вот вечер начался

Мальчишки вслепую играют в футбол

Окошки сгорают

Пыль падает время от времени

Тихо звоня в колокольчик…

Гора оказалась воронкой.

18.11.1984

* * *

Лес[!О. Судаков — Е. Летов!]

Стой и смотри, стой и молчи

Асфальтовый завод пожирает мой лес

Моё горло распёрло зондом газовых труб

Мои лёгкие трамбуют 100-пудовым катком

Стой и смотри, стой и молчи

Асфальтовый закон затыкает мне рот

Социальный мазут заливает мне глаза

Урбанический хохот в мой искусанный мозг.

Стой и молчи, стой и смотри

На распухшие норы промышленных труб

На раскалённый зевок рациональных вещей…

Асфальтовый завод пожирает мой лес.

1987

* * *

Мёртвые

Мёртвые не тлеют, не горят


libking.ru

Читать онлайн книгу Стихи - Егор Летов бесплатно. 3-я страница текста книги.

сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 7 страниц)

Назад к карточке книги

я иллюзорен со всех сторон

1986

* * *

Спрятаться-то спрятался

Но так неудачно

Никуда не гоже

Что с первого взгляда ну сразу видать

А сам затаился, сидишь и мечтаешь

Хихикаешь

Ух я какой

Неприметный отныне

и присно и во веки веков

Всё это называется: “Был таков”.

1983

* * *

По морозной обочине

Женщина

Тащила на санях

Гроб

Из которого доносился

Кашель

Глухой

28.01.1984

* * *

Никто не хотел умирать

Залеплен гневом и штукатуркой

Белёсый сумрак промолчал в рукаве

Напрягся мускул, ослабли вены

Нажали кнопку – размякли мозги

А тем кто ни разу не видел

Закройте глаза равнодушной рукой

Ведь никто не хотел умирать

Оо – никто не стал выбирать

Оо – никто не смог выбирать

Порочный запах засохшей рыбы

Заиндевевший комок нищеты

Обмылок мысли зажав в коленях

Подвал наполнил равнодушный сквозняк

А тем кто ни разу не верил

Позвольте забить изнутри ворота

Ведь никто не хотел умирать

Оо – никто не стал выбирать

Оо – никто не смог выбирать

Пусто в доме который месяц

Который месяц проливной приговор

Без прорицаний и рассуждений

Текут эмоции в промежность судьбы

А тем кто ни разу не жил

Подарите свободу сидеть за столом —

Ведь никто не хотел умирать

Оо – никто не стал выбирать

Оо – никто не смог выбирать

1987

* * *

Пластилин

Бесконечно на земле – бесконечно в небесах

Равнодушно кувырком – равнодушно на весах

Забери меня домой – забери меня в постель

В пластилиновый помойник – в пластилиновый кисель

Я лежу на стороне – пластилин жую во сне

Пластилиновые дни – пластилин внутри во мне

Пластилиновый комок, пластилиновый во вне

Пластилиновые бабы в пластилиновом говне!

Посредине красота – посредине горячё

Позади нас пустота – а впереди вощще ничё!

Забери меня домой – забери меня в постель

В пластилиновый помойник – в пластилиновый кисель!

Мы пойдём иным путём

Мы пойдём иным путём – в пластилин!

1986

* * *

Солнечный зайчик взломал потолок.

Закатился камешек на гору.

Пряная косточка свежего горя

Верно и яростно канула

В янтарную лету заслуженного долголетия.

Солнечный зайчик взорвал потолок.

Кончился почерк. Угасли дожди.

Стихло безмолвие.

Родина настала.

январь-март 1993

* * *

Жёлтая пресса

Стихнет ли вой – дождик пошёл

Словно зимой всё – поперёк

Кашель повис чёрной струёй

День по колено увяз в немоте

А кто-то шагами вдаль

А кто-то руками вдоль

Но я ещё соберу

И приклею отбитые части тела —

Жёлтая пресса!

Будет ещё, будет уже

Мальчик опал, словно листва

Губы твои вьются червём

Рваные веки нелепо блестят

А кто-то шагами вдаль

А кто-то руками вдоль

Но я ещё соберу

И приклею отбитые части тела —

Жёлтая пресса!

Руки долой – нас больше нет

Реки ушли в недоступны края

Рыбы не верят – по суше пешком

Бешено двигаясь взад и назад!..

А кто-то шагами вдаль

А кто-то руками вдоль

Но я ещё соберу

И приклею отбитые части тела —

Жёлтая пресса!

1986

* * *

Психоделический камешек

Под луной – коричнево пахнет мелочью

Под дождём – крохотные посмешища сохнут

Под гербом – в гербарий гроба грубеет грим

Подо мной – внезапные подозрения хрустят

Под водой – потеют пузыри беспокойных туч

По утрам – психоделический камешек в мой огород

Под землёй – крутой underground встречает день

Подо мной – кромешного солнца тифозный бред

Я допотопно мерещусь

И луна во мне высоко…

Луна высоко…

1987

* * *

Каждому – своё

Сырая лошадёнка вздымается внутри меня

Белесые затылки разрываются картечью

Весомый, словно трещина, порядок вещей

Шальные, как гранаты, монолиты плечей

каждому – своё

Завидные задатки, кровавые конфеты

Вселенские загадки, картавые ответы

Ещё одна комета потонула в грязи

Ещё один поэт воняет в яме вблизи нас

каждому – своё

Игривые улыбки впиваются кастетом

Свежерытые могилки расстилаются букетом

Настигнутые дробью догниют фонари

Остатки неземного догорят внутри нас

каждому – своё

1988

* * *

1

Как в покинутом городе

Считали мы деньги с тобой

В стране обречённой на самопоедание

Самоупокоение

Самопропивание

Как зарплату с тобой получали мы

Хохоча и рыдая

В городе приговорённом

К высшей мере безнаказанности

Как среди светофоров, дождей, магазинов

С тобою делили мы деньги

Честно заработанные

В переполненной гонорарами пустоте.

8 августа 1994 г.

2

Как в покинутом городе

Долго делили мы деньги с тобой

Среди белизны равнодушно-заснеженных стен

Отчаянно трезвея на вселенских сквозняках

Среди аккуратно побеленных стен

Кем-то когда-то побеленных стен

Толкались локтями, менялись местами и планами

Потными ладонями резали пространство

Вызывали на бой грозные стихии

Ничего не боялись – лишь одно смущало:

Было очень уж, слишком уж тихо

В покинутом городе

Среди кем-то когда-то побеленных стен.

Пятки звонко топали, глотки гневно хлюпали

Глазки нервно бегали в пасмурные дали —

То ли слишком молодо

То ли слишком запросто

То ли слишком здорово

То ли слишком страшно.

И дабы осилить внезапную дрожь

Долго сжигали мы спички с тобой

Дабы рассеять полярные сумерки

Спички сжигали одну за другой

Плохо горели – чадили, ломались

В разгневанных пальцах

В промозглых потёмках

На ветрах студёных, на гибких ветрах.

Как в покинутом городе

В гулких хоромах

Проворно считали мы деньги с тобой

Ёжась и тоскуя от вселенской тишины

И наши шальные скуластые тени

Метались по шторам, текли, замирали

Прятались от голода на пыльных чердаках

Слепо копошились в исторических потёмках

В глинистой пустоте

В переполненной гонорарами пустоте

Не умели понять – кто куда и откуда

Впивались друг в друга, словно зубы в мёрзлый картофель

Цеплялись друг за дружку, словно ноги, словно пальцы,

словно волосы на лысине.

Подобно учебным гранатам

Со стуком валились на прелые доски

С деревянным стуком валились на пол

На прелые доски

На дощатые подобия полов

На гремучие/скрипучие надгробия подвалов

На немытые/трухлявые поверхности затерянных миров

И убийственно проёбанных миров

И бесчисленных проёбанных миров

Проёбанных миров да проигранных сражений,

Подавленных восстаний, обречённых революций

Да порубленных, поваленных вишнёвых садов, лесов.

Как в покинутом городе

Храбро делили мы деньги с тобой

Выкупая себя у злорадно-невидимой публики

Затаившейся где-то поблизости

Притаившейся где-то в досадной близи

Остывали костенели каменели изнывали

Задыхаясь в петле затянувшейся паузы

Погрузившись в молчание

Словно ножики в пышное мясо

Словно пули в любимое тело

Словно искры в запёкшийся снег

Словно клювы в тревожные норы

Глазниц, опустевших досрочно

Беззвучно губами ворочали

Про себя повторяя, подобно молитве:

Веселей, товарищ

Выше голову, приятель, друг, брат

Шире шаг, служивый

Воспалённый, вшивый

Не минует праздник и твои задворки

Куда он денется

Некуда деваться ему

Задымится праздник и в твоих закоулках

Слепых, глухих

Никуда он не денется

Некуда ему

Бестолковому

Не горюй, товарищ

Слишком поздно, чтобы горевать

Слишком рано, чтобы просыпаться

Как на собственные поминки испекли мы каравай!

Тяжелы стали руки, словно веки у Вия

Куда ни плюнь – лишь мы, пеньки да холмики

Да бледные стены

Да дымные спички в потливых руках

Разверзлись, разомкнулись, отворились

Стиснутые доселе зубы

Борода в земле

Теснота в груди

Это мутный берёзовый страх

Зима в печи…в ночи.

Ох, не рубил я шашкой капусту их тел

Я и сам был такой же простуженный

Не заслуженный

И я тоже для верности вслух завывал —

ворожил – наворачивал:

Чем нас злее проклинают

Тем я менее тужу

Чем сильнее забывают

Тем я громче знаменит

Чем страшнее нас пугают

Тем я более герой

Чем подлее убивают

Тем вернее я живой!

Так в покинутом городе

Чудно, щедро, жадно, вечно

Превосходно и конечно

Деньги с тобою считали мы

И память от нас убегала

Словно смерть

Румяным колобком

По извилистой дорожке

И спички сгорали стремительно

В тишине нестерпимой, пронзительной

И сердца колотились судорожно

И стены белели дружно.

октябрь-декабрь 1994

* * *

Была минутка

Была была – я знаю —

Солнышко ненаглядное

яблочко наливное застенчивое

Всего лишь мгновение

Бредово-искристое

Простое, невыносимое

Ни адских красот, ни райских кошмаров

Ничего привычного

Ничего подобного

Ничего приличного

Ничего такого

Просто ясности обрывок

Просто вечности подарок

Словно бабочка вдруг распахнулась

И лукавыми крыльями – хлоп!

20.02.1995

* * *

Новый футуризм

Вот – для начала —

Мозг полон был листьев —

Тугая комочина

И изо всех лицевых отверстий

Голые ветки вылазили шевелились

Казарменно похотливо.

Вот так я и начал

И можно было на этом и кончить.

Но ваше бревное калачество

Пихает меня в земляничный затылок, —

Новый футуризм

Ваши заводы производят зады

А мои пернатые радости

Толсто жиреют за вашими форточками

Вафельными кружочками.

Вот я домой колбасю

И дорога полна ноздреватыми мерзостями

Листья пощёчинами меня наждачат

Генералят меня словно ёжика

Листья выпадают в осадок

Листья спадают трусами с деревьев

Деревья спадают на землю с листьями

(Когда на них опостылит щуриться)

Остаются одни корневые каркасы —

Делайте с ними всё что угодно

Можете класть их с собой в постель.

Вас раздражает магически

Вас распирает психически

Моё рваное тококожество,

И дремучее многомножество

Моё жаркое гимназичество

И очкастое параличество

Деревянные торопливости

И панические сопливости;

Но я-то набрал полны-волны словес

И вот треплюсь тороплюсь

И бездарно боюсь расплескать полно блюдище

Блинных словес одноразовых, —

Много уже расфонтанил спотыками —

Ведь дороги-то ваши омские

Гастрономские вавилонские

21.09.1985

* * *

В стену головой

Крысы раскладушки дома

Гадость паралич эпатаж

Танки паразиты чума

Срача передача понос фиксаж

На их стороне подвалы

На их стороне могилы

На их стороне каналы

В стену головой!..

Факты аргументы кишки

Слюни агрегаты капкан

Погань самосвалы стишки

Насморк радиация тараканы

На их стороне подвалы

На их стороне могилы

На их стороне каналы

В стену головой!..

Лампочки, казармы нарыв

Цепи металлисты клещи

Гады габариты обрыв

Клещи паранойя щека прыщи…

На их стороне подвалы

На их стороне могилы

На их стороне каналы

В стену головой!..

1987

* * *

Словно пьяные звери

Таращим свирепо-серьёзные лица

Хмурим взопревшие за ночь лбы

Лупоглазо пытаемся

силимся

тужимся

А из нас – только жаркие струйки

Парные окатыши

Да нервная зевота.

1.08.1994

* * *

За окном темно и холод

За окошком – яма

За дверью – яма

с водой

Кругом такие

умные, дураки

гении, мёртвые духом

Держусь напряжённо

до скул сдерживаюсь

чтобы откуда нибудь

что то бы не пролилось

не выпало не потерялось

не позабылось не поломалось

не прорвалось.

11.10.1983

* * *

Слепите мне маску

О слепите мне маску от доносчивых глаз

Чтобы спрятать святое лицо моё

Чтобы детство моё не смешалось в навоз

Чтобы свиньи не жрали мою беззащитность.

О купите мне чёрные слепые очки

И заткните мне рожу правдивой газетой

Чтобы я не увидел, чтобы я промолчал

Чтобы было беззвучно, темно и смешно

О постройте мне дом, чтоб похожий на гроб

Чтобы не было окон и прочих дверей

Чтобы был только страшный и сырой потолок

Чтобы был грязный пол на котором лежать.

Будет очень вольно

Будет очень больно

Будет так трагично

Будет так подавно.

1986

* * *

Поставил я жирную точку

На всём своём словомерцании

Потогонном внушительном

Неблагородном неутешительном

Словно заячий след на невинном снегу —

Тропа непроторённая до обидного

Теперь же решительно всем очевидная

Словно кровавая жирная точка

на этом вот самом невинном снегу

Давно обусловлена

И обозначена.

14.11.1994

* * *

Так обменяемся же взглядами, конфетами, букетами

Заранее известными вопросами ответами

Полезными советами, пожатыми плечами

Почётными трофеями, прозрачными намёками

Дрожащими коленями

Ленивыми остротами

Торжественными тостами

Двусмысленными жестами

Пока не возвратились настоящие хозяева

Былинных территорий

Ископаемых земель

Сгоревших сгоряча поселений.

1991

* * *

Парадокс

Бензином пахнут весна и мыло

А одинокие добровольцы

Из амбразуры своих величий

блюют на мир пузыристой злобой

Я спрячу тело под занавеской

и совокупность зловещих знаков

Храня великую добродетель

возненавидеть себя, как брата

Завидуя тем, кто громче пёрнет

Кто дальше плюнет

Кто выше вздёрнет

Больнее клюнет

Земля смердит до самых звёзд

Никому не бывать молодым

Кипит движенье в помойной яме,

комично скрипнут, сгорела лампа

Ты сделай вид, будто всё нормально,

мол, ничего не случилось вовсе

Захлопни ставни, поешь пельменей,

скрути верёвочку между пальцев

Сними ресницами копоть мысли,

вперёд товарищ, шагай смелее!..

Завидуя тем, кто громче пёрнет

Кто дальше плюнет

Кто выше вздёрнет

Больнее клюнет

Земля смердит до самых звёзд

Никому не бывать молодым

Воздушный шарик искал колючку,

смешной юродивый тихо плакал

На фоне красочных декораций,

на фоне массовых наблюдений

Намокли речи, увязли пальцы;

затем шлагбаум закрыл дорогу

Мне сообщили, что все – подонки,

я согласился и засмеялся

Мне говорили, что все – подонки,

я соглашался и улыбался.

Завидуя тем, кто громче пёрнет

Кто дальше плюнет

Кто выше вздёрнет

Больнее клюнет

Земля смердит до самых звёзд

Никому не бывать молодым

1987

* * *

Полный пиздец

В общественном туалете потные холодные стены, по-

крытые частично обвалившимся кафелем. Забитые говном

унитазы, на которые влезают ногами, чтобы не испачкать

чистую белую жопу. На заблёванном цементном полу тут и

там валяются ломтики жареной ветчины – их давят башма-

ками и ладонями. Воздух белый густой. У окна стоит груп-

па людей – они курят, сморкаются и смеются. На подокон-

нике молодая мамаша пеленает своё дитя, сплошь покрытое

коричневой сыпью. На окне, замазанном зелёной краской,

твёрдые блестящие решётки. В углу, левее унитазов, на ржа-

вой трубе висит очередной повешенный. От него пахнет.

Сбоку надпись кирпичом – “ПОЛНЫЙ ПИЗДЕЦ”.

1986

* * *

Ни кола ни двора

Ни пуха ни пера

Ни рыбы ни мяса

Ни пенистого кваса

Ни чёрствого хлеба, ни мучительного неба

Ни ключей, ни ручьёв…

Летит Башлачёв

Над растоптанной землицей

Над казённою землёй.

Уж так и быть, наделю его от щедрот

Хмельными углями, тверёзым ледком

Поучительной книжкой с картинками

И попутным ветерком

Чтоб луна плыла в чёрном маслице

Чуть помедленнее…

чем он сам.

1990

* * *

Второй эшелон

Грозное эхо слепого расстрела

Руки за спину, а сердце – в ведро

Тёмный колодец греховного тела

Подлой победы хмельное ядро…

А где-то вблизи

Затаившись в тумане предчувствий

Латает заплаты

Завтрашней пули блаженный висок

Странные игры прыщавых обличий

Выбранной доли терновый венец

В мутных шинелях без знаков отличий

Мёртвые верят в хороший конец…

А в прозрачной грязи

Беззащитно смеётся в канаве

Колёсами в небо

Проданной веры второй эшелон

Вихри враждебные веют над нами

Тёмные силы нас злобно гнетут

В бой роковой мы вступили с врагами

И это причина для всех оправданий

По горло в земле

Предавая и чавкая лёгкими

Мы пожираем

Скорбное мясо беззвучных времён

Гордое мясо беззвучных времён

1987

* * *

По хуй на хуй[!Егор – К. Уо!]

Кому – чё, кому – ничё

Кому – хуй через плечо

По хуй на хуй

По хуй на хуй

* * *

Игра в бисер

Право говорить

Право умирать

Право удавить

Право выбирать

Я играю в бисер перед стаей свиней

У стаи есть закон

У стаи есть вождь

А у меня есть стон

А у меня есть дождь

Я играю в бисер перед стаей свиней

Стая любит пить

Стая любит жрать

Стая любит жить

А я люблю играть в бисер

Я играю в бисер перед стаей свиней

1986

* * *

Мне насрать на моё лицо

В мокрой постели голое тело нашли – чёрный отдел

Хлопнули двери, гости куда-то ушли – я не хотел

Дохлые рыбы тихо осели на дно – и разбрелись

Все вы могли бы, но перестали давно – и заебись

В это трудно поверить

Но надо признаться, что

Мне насрать на моё лицо

Ей насрать на моё лицо

Вам насрать на моё лицо

Всем вам насрать на моё лицо.

Птицы смеются, вдруг замолчали на миг – надо уметь

Дети дерутся, руки спешат напрямик – только б успеть

Кольца и двери, лишь бы остаться в тени – и не дышать

А мёртвые звери – как изумлённо они – любят лежать

В это трудно поверить

Но надо признаться, что

Мне насрать на моё лицо

Ей насрать на моё лицо

Вам насрать на моё лицо

Всем вам насрать на моё лицо.

Тусклые тени, вечером сдался и я – и перестал

Злые колени, кто-то срубил тополя – и пьедестал

Каждый спросонок любит смеяться и петь и умирать

А мёртвый котенок, он остается терпеть и наблюдать

В это трудно поверить

Но надо признаться, что

Я насрал на моё лицо

Он насрал на моё лицо

Ты насрал на моё лицо

Все вы насрали в моё лицо!..

1987

* * *

Лестница в небо

на крышу свалены убитые

разрушенной веры ангелы

церкви солдаты

2.07.1984

* * *

Вчера

Когда я пытался заснуть

В одежду завёрнутый в одеяло

И тупо давился ночной тошнотой

Кот впился когтями в мои откровенные очи

И я ослеплённый метался по стенам

И белой петлёю висела слюна.

4.12.84

* * *

Дрызг и брызг

В дрызг и брызг рванула осень запоздалою жарой

Горячо и смехотворно в подберёзовой тени

Эх, увлечённо бы высунуть назойливый язык

И в заплатанную тряпочку промолчать.

Убеждённо провожать ненаглядные вторники

Капризно вспоминать широчайшие поприща

Метафизические карбованцi и арбузные полночи

Рыженькие кошечки и беленькие собачки

Кишка электрички

Западноберлинские спички.

От резиновой улыбки болят мышцы лица.

Что-то кислое потекло по стеклу —

То ли благоразумие

То ли слеза.

Всевышний генералитет выразил вулканическое недоумение

Тем не менее

От напрасной улыбки заныла скула

Грянул гром. Запотели очки.

Порвались бедные мои башмачки.

Пустяки!

Дело житейское.

Хитрожопое.

Будет ещё и сажень в плечах

И жопа с ручкой и ядрёная вошь

А также заведомая гундосая ложь

О том как я в дрызг и брызг отравился

кривой окаянной усмешечкой.

Косоротой натужной ухмылочкой.

. . .

Если однажды

Вдруг

Меня не окажется вовсе

в заповедной заветной тарелке

Твоего праведного сновидения

Знай —

Неуловимые мстители настигли меня.

13–15.09.90

* * *

Я устал от тишины

Тишина свинцовой кастрюлей нависла над нами

От неё в жопе щёкотно и суетливо

От неё умирают свирепые ёжики

Бейте в чёрный барабан

Мозгами полейте обои на стенах

Ротовым отверстием издавайте

протяжные звуки поезда

который устал от ржавого здравомыслия рельсов.

ПОЕЗД С МОСТА ПИЗДЫК!

28.05.1986

* * *

Помнишь, как дождиком нас промочило

Наскрозь до костей измочалило

И был на мне свитер прокисший родной безотказный

как ветошь

И бился я в клетке пожизненной рёбер

Проклятый как бог, хохотал как сапожник

А у тебя было хлеба в котомке

Да конница в сердце

Да свежесть в уме

И шли мы тогда, не спеша, восвояси

Легко постигая: что – сладко, что – солоно

Совы лукаво глядели нам вслед

И тени деревьев тянулись за нами

И солнце закатное на волоске

И запахом тёплым земля переполнена

И нету у нас ни монетки за душой

Ни креста за пазухой.

6.03.1995

* * *

Когда я умер

Не было никого

Кто бы это опроверг.

10.04.88

* * *

Всему своё бремя

Всему своё вымя

На всех не нагадишь

Ничего не попишешь

Кровавыми кулачищами по кровле грох грох

Позднее позорище

Проглоченная наживка

Вздымается подорожник

Гнётся тростник

Влетает рассвет в копеечку

Смех да и только

Только-только…

Вот то-то и оно.

4, 11.01.1993

* * *

Поздно

Ослабели от славы колени

Ты замени их на сухие ветви – пусть себе скрипят

Опустели пугливые вены

Ты замени их на стальные реки – пусть себе текут

Хмельное солнце закатилось в уголок.

Поздно.

Опустились усталые плечи

Ты замени их на тугие корни – пусть себе болят

Оскудели упрямые речи

Ты замени их на живые песни – пусть себе поют.

Хмельное солнце утонуло в синеве.

Поздно.

Буйная кровь просится на волю

Буйная кровь просится наружу

Просится – так выпусти – пусть себе гуляет

Просится – так выпусти – пусть себе идёт

Хмельное солнышко шагнуло за порог.

Поздно.

Опустились усталые плечи

Ты замени их на тугие корни – пусть себе болят

Оскудели упрямые речи

Ты замени их на лихие песни – пусть себе гремят

Ты замени их на земные песни – пусть себе цветут

Ты замени их на живые песни – пусть себе горят.

ноябрь 1993

* * *

Что за намёки?

Жизнь прошла, как очередь

За табаком

У некурящего.

27.12.1996

* * *

Давайте будем жрать

Я кажется что-то забыл

А в самом углу пустыря

Заросшего и огороженного

Истыканного испоганенного

Давайте будем жрать!

Резиновый ангел спустился

И сразу смешался с толпою

А Бога убили из ревности

Пустые тревожные сумерки

Давайте будем жрать!

А двери такие похожие

А стены такие невидимые

Найти бы мясистую женщину

Чтоб сытую и равнодушную

Давайте будем жрать!

1986

* * *

Подхватило ураганом

Как заброшенный листок

Как обрушенный песок

Через лужи, через крыши

Сквозь уго’льные дома

Сквозь балконы и афиши

Всё на север всё на север

Где гудит голодные месяц

в меховом вечернем небе

над застенчивой долиной

над горючими снегами

Где вздымаются рогами

Силуэты и сугробы

Где угрюмо зеленеют

В малахитовых шкатулках

Папиросы и другие табачные изделия.

1.01.84

* * *

Вышло время погулять на часок

Да так и не вернулось

Шальное моё беспризорное времечко

Вышло восвояси

Всё какое было в наличии

Где его теперь гундосит

Где его теперь гниёт

В каком бездорожьё его шароёбится

В какой проруби плещется неприкаянным говном?

Пала в ответ листва с оглушительным шорохом

Отвоевала укутала схоронила

От оскаленных глаз

От разинутых рук

Нелепые ломтики

Лакомые клочки

Безнадёжно-пушистых покойников

Смехотворных кроликов

Разорванных собаками.

1994

* * *

Вернулся из армии

1.

Слепыми руками

Стучал по деревьям

Разорванной пастью

В небо стрелял

Вжимался в тугую землю

Изрыгал комья желчи

Зловонную кровь

вперемешку с бензином …

…вдруг —

Тихий такой —

Два года

Так много тому назад.

2.

Покрытый щетиной

Усталый недвижный

Глядел в одну точку

За пыльным окном

Простыни бились в судорогах

Мячик летал вазелиновый

Небо крутилось на пальце

На фоне окна он казался

Фанерной мишенью на поле —

Такой уж он был неподвижный

В кресле-каталке

Для инвалидов.

3.

Ходил среди разных

Таких же как он

Что-то делал

И даже говорил

Что-то такое

Иногда

Таким же как он

Проглаженным

Железным

Утюгом.

4.

Всю дорогу домой

Ему не сиделось

Чем-то в горле тошнило

Чем-то тёрлось в глазу

А дома

Вдруг как-то застыл —

Всё на стуле сидел

Упорно соображал

Глядел на пластинки

Картинки на стенах…

Потом вздрогнул

И засмеялся.

5–6.06.84

* * *

Я совсем не похож

А ты похож

И ты похож

И она похожа – она спит она тёплая

И он похож – у него лицо железяка

И они все похожи – кровь так и брызжет

А я совсем не похож.

15.05.1986

* * *

Вялотекущее горе

Охватило Всемирного пуговкина

Горе, зима и отсутствие всякого значения

И я тоже, знаете, тому не исключение

Что я – рыжий, как Янка

На берегу завсегда смертоносной речки,

Рыжий ли, словно ревущее пламя

Бегущее, как по волнам, по пугливым блуждающим венам

Или же рыжий, как глупый котёнок

Отважно от мамки сбежавший

В траве полевой колосистой навек запропавший

Дождик спинку ему расчешет

Ветерок рассмешит, утешит

Тучка ему сказку расскажет

Вечерок его спать уложит.

7.02.1996

* * *

Пиромания

Я сожгу хлеборобное поле

Задушу хриким жаром

мятонущих граждан

Я буду жучить сковородно и порочно

Посреди окострённых хлебовных полей

Потому я хлебовный вредитель.

Пусть лихорада пиявится

Пусть пепелится зерня

Дресня огневая, огнись, камышуй!

29.08.86

* * *

Однажды

Стою руки мою

И смешно мне так

Стою смеюсь просто так

Вдруг нечаянно в зеркале… себя увидал —

. . . . . .

– руки взметнулись

погасла вода

смех закатился под ванну.

21.08.1986

* * *

Иваново детство

Просто охотник ни разу не промазал

Просто птичка летать не научилась

Просто руки устали держаться за поручни

А тесто затвердело слишком быстро

Просто трамвайчик взял да и поехал

Под откос

Под откос

Под тихий стук вагонных колёс

Под вкрадчивый стук трамвайных колёс

Под тихий стук вагонных колёс

Просто варежка потерялась

Да одна нога за другую запиналась

Просто всё уже было

Просто всё уже было

Просто лишь когда человече мрёт

Лишь тогда он не врёт

В левой стороне груди шевелится травка

Палка перегнулась – я буду жить долго

Муха отдирается от липкой бумаги

Обрывая при этом свою бесполезную плоть

Покидая при этом свою неказистую плоть

В пустоте да не в обиде

Много ли засранцу надо

Иваново детство – дело прошлое

Шёл весёлый год войны

Где-то обронили, где-то потеряли

Где-то не допёрли, где-то не доели

Да не всё ли равно – что кушать

Да не всё ли равно чем срать

Жизнь прожить – по полю топать

Так чем же пахнет земля?

В левой стороне груди шевелится травка

Палка перегнулась – я буду жить долго

Муза отдирается от липкой бумаги

Обрывая при этом свою бесполезную плоть

Покидая при этом свою неказистую плоть

1989

* * *

Леннон умер

Рокеры

умирают

Grow old with me —

а Его уже нет

Так день за днём

Разрушается хрупкое строение

И тысячи муравьёв

Забиваются в щели

По кирпичам разбирают

Цементная пыль водопадом

И на обглоданных проёмах

Выцветшие лица

Испуганные.

28.02.1984

* * *

Как сметана

Подвязать штаны продолговатым ремешком

И ступать вперёд, надеясь

Что была и у тебя

Когда-то

Жизнь как сметана

Жизнь как перина

Жизнь как сметана

Жизнь как перина

дек. 1988 – 4.03.1989

* * *

И снова темно

Гитлер истерично вопил

Труман Хиросиму взрывал

Сталин миллионы давил

Ленин в мавзолее вонял

Кто-то влез на табуретку

На мгновенье вспыхнул свет —

И СНОВА ТЕМНО.

Гриша в туалете дрочил

Васька на диване пердел

Мишка дрючил баб изо всех сил

Петька самогоном блевал

Тут кто-то влез на табуретку

На мгновенье вспыхнул свет —

И СНОВА ТЕМНО.

Трактора катились вперёд

Берег пароходы встречал

Властвовал геройски народ

Ветер обновлений крепчал

Кто-то влез на табуретку

На мгновенье вспыхнул свет —

И СНОВА ТЕМНО.

1988

* * *

В каждом доме[!Я. Дягилева – Е. Летов!]

Нагие формы избитых звуков

Немые шторы застывших красок

Косая влага сухих букетов

Трагична глина сырой портьеры

Ооо – в каждом доме

в каждом доме

Побитый молью привычный шёпот

Забытых кукол смиренный глянец

Угрюмым скопом мышиных скрипов

Зола ютится в углу портрета

Ооо – в каждом доме

в каждом доме

Достойна доля того, кто правый

Широкий выбор, благое благо

Вершить заслоны, смотреть под ноги

И оставаться стерильным гостем

Ооо – в каждом доме

в каждом доме

1987

* * *

Собирайте вещи

На прощанье посидим

На осколки

В последний

Снова синие дороги

Аж до самого

Через щёлку

Ключ повёрнут

Снова снова

Никогда

12.04.1987

* * *

Попс

В ваших мозгах жиреет попс

В ваших пальцах ржавеет сталь

В ваших жопах гниёт морковь

А в ваших лёгких летает моль…

Под каблуками хрустит сверчок

Враги народа бредут в ночи

Под нашими ногами земли клочок

Стремительно тает под напором мочи

Какая попсня

Вырубите на хуй

В ваших мозгах жиреет попс

В пизду такую жизнь

1987

* * *

Боевой стимул

Навеки непригодные к жизни

Нестройные колонны нерождённых на свет

Слипаются в густом афоризме

“Со времени Иисуса невиновных нет!”

О, безликий товарищ

Мне нравится твой стимул ловить

стимул ломать

стимул топить

твой стимул карать!

Боевой стимул

Свободу опоздавшим на праздник

Подарки раздарили со среды на четверг

Ещё один вселенский отказник

Из влево или вправо выбирает – вверх

О, безликий товарищ

Я чествую твой стимул душить

стимул марать

стимул крушить

твой стимул карать!

Боевой стимул

Невинный апельсин сновидений

Затронул окровавленной рукой мясника

Рассвет! Безликий рассвет!

О, безликий товарищ!

Безликий рассвет!

Я верую в твой стимул марать

стимул ловить

стимул карать

твой стимул убить…

…боевой стимул

1987

* * *

Игра в лицо

(Руководство)

Это руководство к игре в лицо разъяснит вам, как

играть в игру в лицо. Первоначально нужно заметить, что

в этой замечательной игре могут принять участие лишь

8 человек, то есть каждый участник символизирует собой:

глаз правый, глаз левый, ноздрю правую, ноздрю левую, рот

посрединный, ухо правое, ухо левое и мозг глубинный

(в данном случае это – я). Режим игры таков: Игроки (за ис-

ключением мозга) перво-наперво должны считаться в счита-

лочку: “Шышел-мышел пёрнул вышел” до тех пор, пока

не останется единственный обречённый. Игроки всей сбор-

ной командой бросаются на обречённого с победительным

криком и зверски его убивают. Во время массированного

убийства мозг (в данном случае, это – я) не учавствует

в активном мучении, но зато даёт дельные советы и про-

странные объяснения на трёх языках, находясь на далёком

возвышении. Затем игроки (без мозга) опять считаются

и убивают друг друга до тех пор, пока в живых не останет-

ся один мозг. Он некоторое время философствует по при-

вычке, затем громко шепчет: “Свершилось!” и автоматичес-

ки кончает самоубийством, переставая думать. Пояснение:

при проведении игры в лицо на стадионах или олимпийских

играх число игрателей может увеличиваться от 8 до 13

человек – добавочные играющие символизируют волосы

и усы.

Цель игры в лицо – показать, как больно лицу стано-

вится без правой ноздри, левого глаза и прочего живитель-

ного органа. Кроме этого, игра внушает игрателям прочное

уверенство в том, что все органы в лице равноправские,

и что семеро против одного. Также необходимо добавить,

что концепция игры содержит, кроме вышеуположенных,

ещё бесчисленное количество других поучительских выво-

дов и загадов, которые может извлечь каждый играющий

в эту игривую игру.

Эта нововведённая игра предназначена для юных

детей детского возраста всех национальных большинств

и беспартийных группировок. Она возбуждает в молодом ре-

бёнке гуманство и человечизм. Она будит в нём самые глу-

боко спрятанные… Извините, я не могу далее продолжать.

Мне пусто.

2.05.1985

* * *

Всё утро боль шелестела в мозгу

Как комар насекомое Таракан

Пустые странные дни

Как ветер в замёрзшем городе

Как мокрая ветка на фоне тяжёлого неба

Как тусклая лампочка в густой

пустой

комнате

Как усталость на Невском

Сон на вокзале

Ненужные речи, вмешательство в чужие трагедии

Чужие незаполненности, чужие ассоциации

Чужеродным элементом – частицей лжи,

Как мокрый снег на асфальте – ноги вязнут

Как шаги по пустой квартире и фальшивая бодрость

Музыка не трогает но напеваешь

Когда за окном трупы травы из-под снега

Зевота в глазах

Когда предпочитаешь стоять, чем спускаться по эскалатору

Когда руки за спину ходишь по зимнему кладбищу

Когда руки в карманы ходишь по зимнему лесу

Странные странные дни.

15.12.1983

* * *

Сижу у забытой дороги

Отгоняю чужих комаров

Я просто любуюсь

Всей этой майей

Приземлённые женщины

Такие земные – не оторваться.

27.05.1984

* * *

Нина соседка была у меня

Ничего от неё не осталось

Но многое другое навалилось

И не знаю я даже —

дальше ли писать

Или остановиться, пока уши не загорелись.

А, гори они ясным огнём.

15.04.1996

* * *

От всей души желаем вам

Счастья благополучия и глобальности

Глобальные лампочки

Глобальные девочки

Будьте вы бдительны

Будьте вы внимательны

Будьте вы счастливы

Будьте вы здоровы.

1985

* * *

Лето прошло[!Е. Летов – О. Судаков!]

Вежливый подвиг глобальных времён

Плюшевый грохот великих имён

Праздничный лепет лавины цветастых знамён

А лето прошло

Наконец-то растаял снег

Добровольный снег

Гневная масса послушных мозгов

Потная власть вожделенных кусков

Стылая слякоть удобных опорных постов

Назад к карточке книги "Стихи"

itexts.net

Егор Летов - Стихи » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Егор Летов

Стихи

Ни времени ни пространства

Лишь скорбная воля

Да терпеливая вера звериная

В то, что сменят нас однажды

Новые ангелы

Свежие бесы

Ещё большие карлики великаны

В то, что весна постучится в наши двери

В то, что победа встанет на пороге

В то, что наши возмутительные боги

Вдруг возьмут да и заглянут

К нам на огонёк.

весна 1994

* * *

Да, много воды утекло

Всеми соками радуги

А та, что осталась — так, не вода —

Демисезонное оледенение —

Даже не скрипнет под колесом

Не говоря уже о драгоценном моём сапоге с каблучищем

А в небе алеет плывёт раздаётся

Пятно неудачи доселе неслыханной

Дюже позорной

Нежданной

Негаданной

Так никому и неведомой вовсе.

Во весь мой раскидистый взор

Дурацкий узор из извилистых вещей,

сиволапых натюрмортов и гнилых овощей

Во весь мой разнузданный зрак

Эти натюрморты

И резвый топорик коварный кровавый

Зарытый тайком в каменистой листве.

Такое постигло меня однажды

Не помню только — на кладбище или в москве

А, ну конечно же.

8 ноября, 18 декабря 1995

* * *

Наше дело почётное

словно купание в жиже навозной

Наше дело геройское

словно битва с прыщами на собственной заднице

Наше дело живое, юное

словно листва гробовая осенняя

Наше дело последнее

словно вечно последний раз.

15.09.1994

* * *

Нам пора кончать

Сочный прыщ половых проблем

Немая жопа постылых дней

Полоса безразличных слов

Потные подмышки поездов

Самокат чёрно-белых снов

Прокатился в простых умах

Простыня улетает вдаль

Цыплёнок ищет в себе желток

Сырой картофель небытия

Волос в горле который год

Туалетной бумаги ком

Привыкает к своей судьбе

Давайте вместе кончим

Нам пора кончать

Нас пора кончать

Нам пора кончать.

1987

* * *

Сквозь ветхую крышу текла озорная заря

текла безмятежно и густо

Сквозь ветхую крышу на запятнанные простыни

На больничные подушки

На большие подоконники

На столы и подоконники

Печальные большие словно трещины в стакане

Немыслимые словно отрывной календарь.

1994

* * *

Я выпираю тубареткой

Я вымираю везде

Где я

5.04.1987

* * *

Я уже не смогу опомниться

Я уже не смогу оправиться

Я уже не смогу одуматься

Я уже не смогу убояться

Никогда мне не быть Иудой

Никогда мне не быть Антихристом

Я уже ни на что не годен

Одна мне дорога — в рай.

27.09.1994

* * *

Уважаемые покупатели

Профессионалы и любители

Легендарные победители

Дорогие зрители

Почётные гости

Славные добрые люди

Родители

Покупайте свежее мясо

Налетайте, господа.

весна 1994

* * *

А рыжую кошку смотрело в подвал

Должно быть должно быть

Ей виделись там земноводные вещи

И рыжая кошка тянула в подвал

А я всё звенел и звенел телефоном

Какая досада — нога затекла

Протёрся рукав прохудился на локте

И чай — такой жидкий.

31.10.85

* * *

Отряд не заметил…

Глупый мотылёк

Догорал на свечке

Жаркий уголёк

Дымные колечки

Звёздочка упала в лужу у крыльца…

Отряд не заметил потери бойца

Мёртвый не воскрес

Хворый не загнулся

Зрячий не ослеп

Спящий не проснулся

Весело стучали храбрые сердца…

Отряд не заметил потери бойца

Не было родней

Не было красивей

Не было больней

Не было счастливей

Не было начала, не было конца…

Отряд не заметил потери бойца

1990

* * *

Что означает

Что происходит

Когда прекращают работать законы

Земного тяготения

Когда исчезает земное притяжение

Отказывает

Не действует

Забывается

Земля не держит

Пинает изгоняет прочь

Толкает тебя вон

Посылает на хуй

Куда летят все знаки препинания

Приливы крови отливы мочи

И тому подобная эквилибристика

Когда земля матушка

Велит тебе ласково и душисто

ПИЗДУЙ, РОДНОЙ!!

Он сказал поехали

И махнул рукой.

1993

* * *

Евангелие

Зоркие окна —

Кто согреет зоркие окна?

Пожалей беззвучными словами

Своего оловянного Христа

Жадные пальцы

Кто накормит жадные пальцы?

Обними голодными руками

Своего неспасённого Христа

Беглые тени

Кто поймает беглые тени?

Спеленай надёжными цепями

Своего безнадёжного Христа

Скользкие вены

Скользкие тревожные вены

Поцелуй холодными губами

Своего зазеркального Христа

. . . .

Круглое небо

Кто накажет круглое небо?

Задуши послушными руками

Своего непослушного Христа

1990

* * *

Гора

Из извёздчатой стиснутости

Пошёл я на гору

Трава высыхает

Вот вечер начался

Мальчишки вслепую играют в футбол

Окошки сгорают

Пыль падает время от времени

Тихо звоня в колокольчик…

Гора оказалась воронкой.

18.11.1984

* * *

Лес[!О. Судаков — Е. Летов!]

Стой и смотри, стой и молчи

Асфальтовый завод пожирает мой лес

Моё горло распёрло зондом газовых труб

Мои лёгкие трамбуют 100-пудовым катком

Стой и смотри, стой и молчи

Асфальтовый закон затыкает мне рот

Социальный мазут заливает мне глаза

Урбанический хохот в мой искусанный мозг.

Стой и молчи, стой и смотри

На распухшие норы промышленных труб

На раскалённый зевок рациональных вещей…

Асфальтовый завод пожирает мой лес.

1987

* * *

Мёртвые

Мёртвые не тлеют, не горят

Не болеют, не болят

Мёртвые не зреют, не гниют

Не умеют — не живут

Словно на прицел, словно в оборот

Словно под обстрел, на парад, в хоровод

Словно наутёк, словно безоглядно

И опять сначала —

Мёртвые не спорят, не хотят

Не стареют, не скорбят

Мёртвые не сеют и не жнут

Не потеют, не поют

Словно напрямик, словно камнем с моста

Словно всё впереди, словно все по местам

Словно позавчера, словно послезавтра

И опять сначала —

Словно целый мир, словно снежный ком

Словно напрямик, наугад, напролом

Словно навсегда, словно безвозвратно

И опять сначала —

Мёртвые не хвалят, не бранят

Не стреляют, не шумят

Мёртвые не сеют, не поют

Не умеют, не живут.

1995

* * *

Он увидел солнце

Замедленный шок, канавы с водой

Бетонные стены, сырая земля

Железные окна, электрический свет

Заплесневший звук, раскалённый асфальт

Пластмассовый дым, горелая вонь

Колючая проволока вдаль километры

Обрезки резины, колёса и шлак

Слепые траншеи, сухая трава

Дозорные вышки, осколки стекла

Кирпичные шеренги, крематорий дымится

Консервные банки, обрывки бумаг

Автомат, униформа и противогаз

А мир был чудесный, как сопля на стене

А город был хороший — словно крест на спине

А день был счастливый — как слепая кишка

А он увидел солнце…

1986

* * *

Любо дорого

Дома всё в порядке

Трезвый хозяин

Белый передник

Полный порядок

Безукоризненный

Полная чаша

Полная мера

Твёрдая память

Ни дыхнуть ни пёрнуть

Ни других забот.

* * *

Так закалялась сталь

Предательского дядю повели на расстрел

Хорошенькую тётю потащили в подвал

В товарные вагоны загружали народ

Уверенные папы продолжали учить: так закалялась сталь

Предательского дядю повели на расстрел

nice-books.ru

Егор Летов - Стихи » Страница 5 » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Поджигать океаны

Швырять себя с балкона в закопчёное наднебесье

В кромешное кровоточие

В причудливую сыпь убедительных слов

В прессованное говнище дорогих воспоминаний

Созерцая по-стариковски ласково и лучисто

Заоблачные бездны безнадёжного невежества

Кровоточить навозным жуком

В прожорливом муравейнике

Комфортабельном формикарии

Босыми ладонями плавить снега

Учиняя тем самым досрочные вёсны,

Застывать беспощадным верстовым столбом

Указующим перстом

По дороге на север.

1993

* * *

Человека убили автобусом

(описание)

В луже кровавого оптимизма

Валяется ощущение человека

В телогрейке.

Весело и великодушно

Разбегаются в разные стороны

Его пальцы, погоны, карманы…

Ветер поднялся.

Стемнело.

28.10.1986

* * *

Бери шинель

Кто здесь самый главный анархист?

Кто здесь самый хитрый шпиён?

Кто здесь самый мудрый судья?

Кто здесь самый удалой господь?

Неба синь да земли конура

Тебя магазин да меня дыра

Пока не поздно — пошёл с ума на хуй!

Пока не поздно — из крысы прямо в ангелы.

На картинке — красная морковь

Поезд крикнул — дёрнулась бровь

Лишь калитка по-прежнему настежь

Лишь поначалу слегка будет больно

Бери шинель — пошли домой.

Бери шинель — айда по домам.

1989

* * *

Пролетел комар, как ангел

Над бессонной простынёю

Над растерянной подушкой

Развороченной постелью

И вонзился

Окунулся

Позабылся

Засмеялся

В самом центре

В самой гуще

В небесах моей ладони

Словно аленький цветочек

Словно гвоздь

Непрошенный.

16.07.1994

* * *

Глубокий старик

вознамерился наконец

выпустить голубей

из бесчисленной клетки.

На балкон с нею вышел

Распахнул дверцу настежь

Глядь —

Нету клетки

Нету голубей.

31.12.1984

* * *

С миру по нитке

По горстке, по копеечке

Песочная сыпь

Аллергическая зыбь

Взятая взаймы задушевная повседневность

С дырявым сапогом, набитым чёрствыми снегами,

С абразивными колёсами

Пестиками и тычинками.

* * *

Западло

Был такой герой — у него был гной

Злые песни петь про свою беду

Он всё время орал и с майором воевал

И другим помешал и себя залажал…

Петля затянулась, потолок задрожал

Петля затянулась наугад — западло!

Был ещё чувак — у него был крест

Он глазами зеленел, ожидая Годо

Он всё время ждал и колёса жрал

Не дождался ничего и ушёл в никуда…

Петля затянулась, потолок задрожал

Петля затянулась наугад — западло!

Был ещё один — у него был кайф

На гитаре играть и писать стишки

А теперь он в сапогах и с ружьём на плече

Его руки дрожат, как сопля на ветру…

Петля затянулась, потолок задрожал

Петля затянулась наугад — западло!

Я всё это видал и слыхал уже не раз

Я сугубо наблюдал, прикрываясь лицом

И все песни мои одинаковые

И похожи на гражданскую оборону…

Ведь петля затянулась, потолок задрожал

Петля затянулась наугад — западло!

1987

* * *

Трамвай задавит его наверняка

в трамвае две женщины с крашеными

волосами расскажут о новых колготках о молочной

смеси детях которые

рыгают мужьях которые уходят и

возвращаются а руки

всё будут компостировать трамвайные или троллей-

бусные талончики будут давить и вынимать

двери раскроются выпустят

впустят

а в трамвайном стекле

отразится под острым углом

на долю секунды

только на долю секунды

его обезумевшее лицо.

20.04.86

* * *

Из меня всё сыпется

Словно из колодца —

Клетчатые пряники

Сахарные домики

Рожки изобилия

Серебряные копытца

Хрустальные зоркие шарики

И апрельские колокольцы.

1.04.1993

* * *

Свернулся калачиком

Облетел одуванчиком

Отзвенел колокольчиком

На всю оставшуюся жизнь

Застенчивая ярость

Кокетливая скорбь

Игривое отчаяние

На всю оставшуюся жизнь

Вежливая ярость.

1992

* * *

Смерть в казарме

Сапоги стучали в лицо

Виски лопнули пузыри

Нога выломилась углом

Рёбра треснули как грибы

Он — в центре круга

В центре лужи вытекшего сока.

Наконец что-то с шипом взорвалось

В середине тщедушного тела.

…по красному полю

рассветному полю

по пояс в траве

она побежала

она побежала

побежала — побежала — побежала …

июль 84

* * *

Солнцеворот

Наше дело большое, почётное

Словно кипение масла в кровавой каше

Словно строчка бегущая прочь

Словно тёплый хлеб

Словно млечный дождь

В мире без греха

Наше дело последнее, словно патрон

Словно вечно последний подвиг

Словно всякий последний раз

Словно первый вдох

Словно первый шаг

В мире без греха

Наше дело пропащее, словно палец

Оторванный вражеской пулей

На священной народной войне,

Словно санный след

Словно смертный бог

В мире без греха

Наше дело геройское, словно житейская школа

Заслуженных пощёчин

Словно железная хватка земли

Словно наяву

Словно налегке

В мире без греха.

Ливнем косым постучатся в нашу дверь

Гневные вёсны, весёлые войска

Однажды

Только ты поверь —

Маятник качнётся в правильную сторону

И времени больше не будет.

январь 1996

* * *

Мир с тобой

Мир держится на тебе

Держи на себе весь мир

Мир жив лишь тобой

Так держи его на себе.

1993

* * *

Ты знаешь, трудно держать время на ладошке

Да-да, глубокие трещины сдвиги

Коры земной провернувшейся вкруг

своей пыльной оси. Когда

я встречаю свои отпечатки на

талом снеге, на каплях сосулек на

маленьких крышах, я словно

в центре янтарного яблока, в центре

и с краю, как тёмная крапинка

на новом яблоке, на новом

яблоке.

К тому же нетрудно свалиться

Набок, ступив на край тротуара,

подмёрзшего прошлой ночью,

а снега всегда будет много, а яблок

на ветках, а глаз на лицах, и рук

в карманах.

За углом за углом.

8.3.1984

* * *

Всё смешалось, всё сместилось

И теперь уж непонятно

Что откуда и почём

И легко ли быть грачём

На картине “Прилетели”

И кому какое дело

И куда девалось мыло

Был огромнейший кусок

Здравствуй русское поле

Я — твой тонкий колосок

В грязь лицом ударенный

Сел на санки не свои

И умчался восвояси.

март-апрель 1996

* * *

Отгремели окончательно панические войны

Разбрелись по огородам героические воины

Яблоки груши умело окучивают

Капустные кочаны на груди укачивают

Убаюкивают

Подмигивают, улыбаются румяным своим отражениям

В мутных от копоти образах

Наслаждаются пепельным шорохом

Ежевечерним

Горестным скрипом газет довоенных

Сухо желтеющих грудами на чердаках

Благодарно любуются

На плоды своих рук и органов

Справедливо гордятся

Славными урожаями на своих участках

Что посеют — то и пожинают

Что откусят — то и съедят.

Ты на меня не гляди так, дедушка —

Я тебе ещё не ровесник.

27.09.1994

* * *

Нечего терять

Скользким узелком дорога

затянулась, сорвалась

Лето, тошнота, тревога

разразилась, улеглась

Гордая свеча погасла —

новой так и не зажглось

Слишком рано чтобы просыпаться

слишком поздно чтобы спать

НЕЧЕГО ТЕРЯТЬ

Солнышко на дне бутылки,

грош в копилке, всё тесней

Ангел в небе, гроб в могилке,

nice-books.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.