Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль


К портрету Жуковского — Пушкин. Полный текст стихотворения — К портрету Жуковского

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

К портрету Жуковского (Пушкин) — Викитека

Материал из Викитеки — свободной библиотеки

Перейти к навигации Перейти к поиску Портрет В. Жуковского (О. Кипренский)
К ПОРТРЕТУ ЖУКОВСКОГО.

Его стихов пленительная сладость
Пройдёт веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнёт о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.

Май 1818


Примечания

  1. Пушкин А. С. Собрание сочинений: В 20 т. — М.: Художественная литература, 1947. — Т. 2. Стихотворения, 1817—1825. Лицейские стихотворения в позднейших редакциях. — С. 60., в ПСС напечатано по автографу Л. С. Пушкина. — Государственный музей А. С. Пушкина.
‎ Cтихотворение возникло в связи с появлением портрета Василия Андреевича Жуковского работы Ореста Адамовича Кипренского (гравирован Франческо Вендрамини). П. А. Плетнёв говоря о поэзии Жуковского (в «Опыте краткой истории русской литературы» Греча, 1822, стр. 312) привёл эти стихи Пушкина с комментарием: «В этих пяти строках, кажется, более сказано о нем, нежели мы нашлись сказать на нескольких страницах». Лицейский учитель Пушкина Н. Ф. Кошанский в книге «Общая риторика» (1830, 2-е изд.) писал об этом стихотворении так: «Третий стих — живое чувство пылкой юности, четвертый стих трогателен, как поэзия Жуковского; а пятый так пленителен своею плавностью и так ярко освещен прелестью идей и правдой, что нельзя не назвать его стихом гения».
К ПОРТРЕТУ ЖУКОВСКОГО.

(«Его стихов пленительная сладость»).

(Стр. 60 и 537.)
‎ Напечатано Пушкиным впервые в «Благонамеренном» 1818, № VII, стр. 24.(Блг). Всё стихотворение приведено Н. И. Гречем в его «Опыте краткой истории русской литературы», СПб. 1822, стр. 312. (Гч). Вошло в «Стихотворения А. Пушкина» изд. 1826 г., стр. 109, в отдел «Эпиграммы

[1036]

‎ и надписи» (СП) и без изменений в «Стихотворения А. Пушкина», часть вторая, 1829, стр. 149, в отдел стихотворений «разных годов». (СП2).
‎ Полностью под заглавием «Надпись» приведено Н. Ф. Кошанским в его «Общей риторике», СПб. 1829, стр. 118 и во втором изд. 1830, стр. 97—98.
‎ Отличия первого издания:
‎ 1—3 Твоих стихов пленительная сладость
‎ Пройдет сквозь мрак в таинственную даль;
‎ Услыша их воспламенится младость,
‎ В «Замеченных опечатках» Кошанский исправил «Надпись В. А. Жуковскому», как в тексте, кроме ст. 2, который дан в редакции Блг.
‎ Второе издание вариантов не дает.
‎ Рукописи: 1. Беловой автограф, бывший в архиве Тургеневых — ГЛМ. Факсимиле — «Пушкин» изд. жур. «Русский Библиофил» 1911, стр. 14/15. Здесь подпись: «Сверчок». Копии: 2. В тетради Всеволожского, подвергшаяся исправлению в 1825 г., л. 11. (Вс). Напечатано Томашевским в публикации «Тетрадь Всеволожского» — «Летописи Гос. Литературного Музея», кн. первая, 1936, стр. 14 и 46. Здесь у заглавия карандашом помета 1825 г. Пушкина: «Мел.» В сборниках: 3. Горчакова. (Грч). 4. Кавелина. (Квл). 5. Долгорукова. (Дл). 6. Нейштадта. (Н2). 7. Отдельная копия кн. А. М. Горчакова, посланная им Пещуровым в письме от 2 июня 1818 г. (Грч9) — ГАФКЭ. Архив Горчакова.
‎ Включено в рукопись 1836 г. — ЛБ № 2393, л. 100.
‎ Печатается по СП2.
‎ Датируется 15(?) — 31 мая 1818 г. (М. Ц.)
Скрытые категории:

ru.wikisource.org

"Его стихов пленительная сладость…" (Гостиная, посвящённая 225-летию В.А. Жуковского)

Действующие лица: 6 ведущих, 6чтецов,В.А .Жуковский, А.С. Пушкин, Маша Протасова, экскурсовод герои сказки “Спящая царевна”: царь Матвей, царица, 12 чародеек (сценка)

Оборудование: репродукция портрета В.А. Жуковского кисти О.А. Кипренского, свеча, картины с пейзажами(времена года), набор открыток “В.А. Жуковский”, дневник, письма, перо, подарки чародеек, колыбель с куклой-младенцем, пяльцы, книги с произведениями В.А. Жуковского (выставка книг)

Вступительное слово педагога:

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнёт о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.

В этих строчках короткого стихотворения Александра Сергеевича Пушкина “К портрету Жуковского” восхищают и изящность рифмы, и глубина мысли, и точность предсказания, которой могут позавидовать любые ясновидящие. Сегодня можно утверждать, что пророчество Пушкина сбылось!

Мы рады приветствовать вас, дорогие друзья, на нашей гостиной, посвященной 225-летию со дня рождения Василия Андреевича Жуковского. Жизнь и творчество великого романтика мы рассмотрим через призму его взаимоотношений с Александром Сергеевичем Пушкиным.

Почувствовать атмосферу I половины ХIХ века нам помогут:

В.А. Жуковский

А.С. Пушкин

Маша Протасова

Экскурсовод

Чтецы, ведущие

(Герои кланяются и рассаживаются по местам.)

(Звучит фрагмент из “Времен года” П.И. Чайковского)

Жуковский (сидя за столом, смотрит на пейзажи на стене, затем начинает писать):

Что наш язык земной пред дивною природой?
С какой небрежною и лёгкою свободой
Она рассыпала повсюду красоту
И разновидное с единством согласила!
Но где, какая кисть её изобразила?
Едва-едва одну её черту
С усилием поймать удастся вдохновенью…
Но льзя ли в мёртвое живое передать?
Кто мог создание в словах пересоздать ?
Невыразимое подвластно ль выраженью?

Экскурсовод:

Выразить “невыразимое” мог Василий Андреевич Жуковский. В Третьяковской галерее висит его портрет, написанный в 1816 году Орестом Адамовичем Кипренским. Всё в этом портрете подчинено раскрытию внутреннего облика поэта-романтика: его задумчивый взгляд, направленный вдаль, его колеблемые ветром волосы, башни средневекового замка на фоне ненастного облачного неба, общий сумрачный колорит живописи. Это - Жуковский времени его наибольшей популярности, Жуковский - автор элегий и баллад, Жуковский, о котором Пушкин сказал самые точные слова…

Пушкин (обращаясь к портрету):

- Что за прелесть чертовская небесная его душа! Он святой, хотя родился романтиком, а не греком, и человеком, да каким ещё! (Звучит музыка.)

1-й ведущий :

Это был человек, который считал, что главное в поэте- его дарование, и поэт должен настойчиво преодолевать жизненные препятствия, чтобы они не смогли замутить поэтического родника его души. Именно это привлекало Пушкина, который признавал, что Жуковский всегда сохранял человеческое достоинство. А трудностей в жизни Жуковского, которые сломили бы и озлобили бы любого другого человека, было немало.

2-й ведущий: (во время его рассказа на экран проецируются открытки с видами Оки, Белёва, Мишенского)

29 января (10 февраля) 1783 года в селе Мишенском, что в трёх верстах от уездного города Белёва Тульской губернии, появился на свет мальчик. Родители его – помещик Афанасий Иванович Бунин и пленная турчанка Сальха, при крещении получившая имя Елизавета Дементьевна. Крёстным отцом стал Андрей Григорьевич Жуковский – небогатый помещик из Украины, полудруг, полуслужащий в доме Буниных; крёстной матерью – 15 летняя Варвара Бунина, сестра мальчика по отцу.

Имя младенцу дали Василий (по-гречески – царь), записали так: Василий Андреевич Жуковский.

Марья Григорьевна, жена Бунина, приняла мальчика в своём доме, полюбив его, воспитывала вместе со своими внучками. Так среди девочек, в тишине и раздолье барской России, под благословением Оки начал свою жизнь будущий поэт.

Незаконное происхождение наложило определенный отпечаток на характер мальчика. Он был очень скромным, лишённым кичливости, высокомерия, барства.

Неброская красота природы в окрестностях Мишенского, тишина и спокойствие этих мест навсегда запали в душу поэта.

1-й чтец (стихотворение “Там небеса и воды ясны…”):

Там небеса и воды ясны!
Там песни птичек сладкогласны!
О родина, все дни твои прекрасны!
Где б ни был я, но всё с тобой
Душой
Ты помнишь ли, как под горою,
Осеребряемый росою,
Белелся луч вечернею порою
И тишина слетала в лес
С небес?
Ты помнишь ли наш пруд спокойный,
И тень от ив в час полдня знойный,
И над водой от стада гул нестройный,
И в лоне вод, как сквозь стекло,
Село?
Там на заре пичужка пела;
Даль озарялась и светлела;
Туда, туда душа моя летела;
Казалось сердцу и очам –
Всё там!...

Сентябрь-ноябрь 1816 г.

(Звучит фрагмент из “Времен года” П.И. Чайковского)

3-й ведущий: В 1800 году В.А. Жуковский блестяще окончил Благородный пансион при Московском университете, его имя было записано на золотую доску.

Служба в Конторе соляных дел была недолгой: мечтательного юношу манила другая страсть – поэзия. В апреле 1802 года он приезжает домой, в Мишенское. Здесь, по русским полям и холмам, он бродил и сочинял. Кудрявый, с мечтательными глазами, он прочитал друзьям перевод элегии английского поэта Т. Грея “Сельское кладбище” и вызвал всеобщий восторг Элегия была длинна, певуча, наполнена чистой и прекрасной печалью. Поэт сумел выразить своё “в чужом”. На деревенском кладбище спят “поселяне”, люди безвестные, но, может быть, и неведомые гении, так и ушедшие, не проявив себя, как уйдёт и сам юный певец этого кладбища, томно бродящий близ реки.

Элегия была напечатана в шестом номере “Вестника Европы”. Это уже был тот Жуковский, который входил в русскую литературу, чтобы занять в нем видное место.

2-й чтец (отрывок из элегии “Сельское кладбище”):

…Здесь пепел юноши безвременно сокрыли;
Что слава, счастие, не знал он в мире сём.
Но музы от него лица не отвратили
И меланхолии печать была на нём.
Он кроток сердцем был, чувствителен душою –
Чувствительным творец награду положил.
Дарил несчастных он чем только мог – слезою,
В награду от творца он друга получил.
Прохожий, помолись над этою могилой;
Он в ней нашёл приют от всех земных тревог,
Здесь всё оставил он, что в нём греховно было,
С надеждою, что жив его спаситель – Бог.

(Звучит музыка)

4-й ведущий:

Владимир Соловьёв находил, что лирическая поэзия России Х1Х века родилась близ Белёва – из лёгких строф молодого Жуковского.

Откуда появился этот новый, прекрасный звук – воздыхание, нежное томление, элегия и меланхолия ? Прежде всего, это отозвалась собственная жизнь Василия Андреевича.

Послушайте дневниковые записи В.А. Жуковского 1805 года.

Жуковский (пишет в дневнике)

“Не имея своего семейства, в котором я бы что-нибудь значил, я видел вокруг себя людей мне коротко знакомых, потому что был перед ними выращен, но не видал родных, мне принадлежащих по праву; я привык отделять себя от всех, потому что никто не принимал во мне особливого участия и потому, что всякое участие казалось мне милостью. Я не был оставлен, брошен, но не был любим никем… Самое общество матушки, по несчастию, не может меня делать счастливым: я не таков с ней, как должен быть сын с матерью; это самое меня мучит, и мне кажется, я люблю её гораздо больше заочно, нежели вблизи…”

5-й ведущий:

Жуковский появился в литературе, когда Пушкину было два года. Ко времени вступления Пушкина в русскую литературу поэтическая манера Жуковского уже сложилась, он был признанным мастером поэзии. Критики в один голос утверждали, что стихи Жуковского “мелодичны, как тихое роптанье ручейка, как лёгкое веянье ветерка”.

С юношей Пушкиным Василий Андреевич встретился в сентябре 1815 года в Царском Селе. К тому времени Пушкин был автором уже двадцати стихотворений, напечатанных в журналах.

О подробностях этой встречи мы узнаём из письма П.А. Вяземскому от 19 сентября 1815 года.

Жуковский (пишет)

“Я сделал ещё одно приятное знакомство! С нашим молодым чудотворцем Пушкиным. Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творенье! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу…

Это надежда нашей словесности. Нам всем надобно объединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет”.

6-й ведущий:

Жуковский для Пушкина – поэт -предшественник, поэт- учитель и одновременно старший друг.

Учитель открыл ученику поэтическую многозначность слова, способность слова нести эмоционально-психологическую нагрузку и выражать душевные переживания, внутреннюю жизнь человека.

Юный Пушкин не подражает Жуковскому, а либо сочиняет в духе Жуковского (стихотворение “Певец”), либо использует его стилистику. В послании 1816 года Пушкин признавался, что взял Жуковского себе в пример (“Мне ты пример…”)

Учитель показал своему ученику высокое предназначение поэта, ответственное отношение к поэтическому, слову необходимость стремления к идеалу.

3-й чтец (на фоне музыки читает отрывок из элегии “Море”)

Безмолвное море, лазурное море,
Стою очарован над бездной твоей.
Ты живо! ;Ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Безмолвное море, лазурное море,
Открой мне глубокую тайну твою:
Что движет твоё необъятное лоно?
Чем дышит твоя напряжённая грудь?
Иль тянет тебя из земныя неволи
Далёкое светлое небо к себе?...
…Обманчив твоей неподвижности вид :
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.

1-й ведущий:

Жуковский с отроческих лет воспринимался Пушкиным как поэт по призванию, как образец истинного поэта.

Юный Пушкин подчал высказывался о Жуковском запальчиво резко, говорил, что как поэт Жуковский исчерпал себя, подчас склонен был шутить над меланхолией и мечтательной сентиментальностью Василия Андреевича, иронизировал над попытками Жуковского сблизить идеальный мир прекрасного, в который тот погружался, с реальной действительностью. Восприятие поэзии Жуковского отчасти в комическом свете отразилось в пародии на “Двенадцать спящих дев” в поэме “Руслан и Людмила” и в ряде других произведений. Впоследствии Пушкин искренно об этом сожалел и дал такую характеристику своему учителю: “В бореньи с трудностью силач необычайный”.

Наступило такое время, когда ученик перерос своего учителя. 26 марта 1820 года на квартире у Жуковского Пушкин прочитал свою поэму “Руслан и Людмила”. По окончании чтения Жуковский вручил Пушкину свой портрет с надписью “Победителю- ученику от побеждённого учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил поэму “Руслан и Людмила”, 1820, марта 26, великая пятница”.

Жуковский уступил Пушкину своё место. Каким нужно было быть человеком, чтобы сделать это без боли и зависти!

Теперь Пушкин - глава русской литературы, и Жуковский благоговеет перед его талантом и бережёт его.

Жуковский (пишет письмо):

“… На всё, что с тобою случилось, и что ты сам на себя навлёк, у меня один ответ: ПОЭЗИЯ. Ты имеешь не дарование, а гений… Ты рождён быть великим поэтом; будь же этого достоин. В этой фразе вся твоя мораль, всё твоё возможное счастие и все вознаграждения. Обстоятельства жизни, счастливые или несчастливые, - шелуха. Ты скажешь, что я проповедую с спокойного берега утопающему. Нет! Я стою на пустом берегу, вижу в волнах силача и знаю, что он не утонет, если употребит свою силу, и только показываю ему лучший берег, к которому он непременно доплывёт, если захочет сам. Плыви, силач. А я обнимаю тебя… По данному мне полномочию предлагаю тебе первое место на русском Парнасе…”(1824 года).

(Звучит музыка)

2-й ведущий:

Летом 1831 года в Царском Селе Жуковский и Пушкин вступили в своеобразное шутливое состояние: кто лучше напишет сказку, подобную народной. Николай Васильевич Гоголь, находившийся вместе с ними, вспоминал: “Почти каждый вечер собирались мы –Жуковский, Пушкин и я … Сколько прелестей вышло из-под пера сих мужей! У Пушкина.. сказки русские народные…у Жуковского тоже русские народные сказки. Чудное дело! Жуковского узнать нельзя. Кажется, появился новый обширный поэт, и уже чисто русский”…

Жуковский тогда закончил “Сказку о царе Берендее” и “Спящую царевну”.Пушкин написал только одну- “Сказку о царе Салтане…” (Но, возможно, осенью 1833 года в Болдино он вернулся к мысли о соревновании и создал “Сказку о мёртвой царевне и о семи богатырях”, которую можно сопоставить со сказкой Жуковского “Спящая царевна”).

Вашему вниманию предлагается сценка из сказки В.А. Жуковского “Спящая царевна”. (У царя Матвея родилась дочь, и на праздник он пригласил одиннадцать волшебниц, а “двенадцатой одной, хромоногой, старой, злой”, он не позвал, потому что исчезло двенадцатое золотое блюдо).

Сценка из сказки “Спящая царевна”

Действующие лица: двенадцать чародеек, царь и царица у колыбели, где лежит кукла, автор.

Автор:

Собралися пировать
Гости, званые царём!
Пили, ели, а потом
Хлебосольного царя
За приём благодаря,
Стали дочь его дарить:

1-я волшебница:

Будешь в золоте ходить;

2-я волшебница:

Будешь чудо красоты;

3-я волшебница:

Будешь в сем на радость ты
Благонравна и тиха;

4-я волшебница:

Дам красавца жениха
Я тебе, моё дитя;

5-я волшебница

Жизнь твоя пройдёт шутя
Меж знакомых и родных…

(Чародейки подходят к колыбели, кладут свои подарки. Одна остаётся стоять)

Автор:

Словом, десять молодых
Чародеек, одарив
Так дитя наперерыв,
Удалились; в свой черёд
И последняя идёт;
Но ещё она сказать
Не успела слова- глядь!
И незваная стоит
Над царевной и ворчит;

Ведьма: (наклонясь над колыбелью) :

На пиру я не была,
Но подарок принесла;
На шестнадцатом году
Повстречаешь ты бету;
В этом возрасте своём
Руку ты веретеном
Оцарапаешь, мой свет,
И умрёшь во цвете лет!

Автор:

Проворчавши так, тотчас
Ведьма скрылася из глаз;
Но оставшаяся там
Речь домолвила:

urok.1sept.ru

Жуковский Василий Андреевич — биография поэта, личная жизнь, фото, портреты, стихи, книги

Поэт, переводчик и педагог — Василий Жуковский стал одним из основоположников литературного направления романтизм в России и до сих пор считается наставником многих поколений литераторов.

Незаконнорожденный сын помещика Афанасия Бунина и турчанки Сальхи, он получил свою фамилию от бедного белорусского дворянина, который стал крестным отцом мальчика, а позже его усыновил. Однако это усыновление не давало право на дворянство, и, чтобы обеспечить мальчику соответствующий статус, а также дать образование в частном пансионе, его фиктивно зачислили в гусарский полк, где ребенок получил чин прапорщика и личное дворянство.

«Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль…»

Уже в Московском университетском благородном пансионе 14-летний Жуковский стал председателем юношеского литературного общества «Собрание». В 1802 году Василий Андреевич знакомится с Карамзиным и увлекается сентиментализмом. В подражание историческим повестям старшего кумира поэт пишет повесть «Вадим Новгородский» (1803 год), еще раньше выходит его «Сельское кладбище» (первая редакция элегии относится к 1802 году) — вольный перевод элегии английского поэта Томаса Грея.

Произведения Жуковского публикуются в журнале «Вестник Европы», где поэт работал с 1805 года, а в 1808-м стал его редактором. В этом же году поэт впервые обращается к сюжету бюргеровской «Леноры». Именно появление вольного перевода этой немецкой баллады, озаглавленной «Людмила», считается моментом рождения русского романтизма. Позже к истории похищения девушки мертвым женихом Жуковский вернется дважды — в знаменитой «Светлане» и в более точном переводе баллады Готфрида Бюргера, опубликованном под авторским названием.

Еще одно каноническое произведение Жуковский написал в год взятия французами Москвы. Находясь в ополчении и ожидая битвы под Тарутиным, поэт создал «Певца во стане русских воинов...» — стихотворение, которое, по свидетельствам современников, все знали наизусть.

«Довольно сказать, что «Певец во стане русских» сделал эпоху в русской словесности и — в сердцах воинов!»

В 1815 году в русской литературной жизни появляется общество «Арзамас», объединившее сторонников нового, карамзинского направления и созданное в противовес литературным ретроградам — членам общества «Беседа любителей русского слова».

Арзамасец Светлана

Среди арзамасцев были и политические деятели — Уваров, Блудов, будущие декабристы Орлов и Тургенев, и известные поэты — Батюшков, Вяземский, дядя и племянник Пушкины. Василий Жуковский стал секретарем общества. А поскольку всем членам общества давались шуточные прозвища, взятые из баллад Жуковского, то самому автору была оказана честь называться Светланой.

«В одно утро несколько человек получили циркулярное приглашение Уварова пожаловать к нему на вечер 14 октября. Хозяин занял место председателя и в краткой речи, хорошо по-русски написанной, осуществляя мысль Блудова, предложил заседающим составить из себя небольшое общество «Арзамасских безвестных литераторов». Изобретательный гений Жуковского по части юмористической вмиг пробудился: одним взглядом увидел он длинный ряд веселых вечеров, нескончаемую нить умных и пристойных проказ. От узаконений, новому обществу им предлагаемых, все помирали со смеху; единогласно избран он секретарем его».

Сам Жуковский часто уезжал в Дерпт (ныне — Тарту) и не всегда мог бывать на собраниях общества, но и оттуда высылал свои сочинения: так, его пародийное стихотворение «Овсяный кисель» единодушно было признано арзамасцами «райским кремом».

Карл Брюллов, портрет Василия Жуковского, 1837, Третьяковская галерея

Василий Жуковский и «Вестник Европы», 1850-е годы

Орест Кипренский, портрет Василия Жуковского, 1815, Третьяковская галерея

Воспитатель Его Величества

В 1817 году в жизни Жуковского происходит еще один важный поворот. Поэт становится учителем русского языка великой княгини Александры Федоровны, будущей императрицы.

К новой должности Жуковский отнесся с воодушевлением. Изначально он не отделял преподавание языка от занятий словесностью и писательского труда, а делать это в обществе прекрасной и образованной женщины казалось поэту еще более привлекательным.

«Работа же по должности будет в связи с моими прочими занятиями и вместо того, чтобы им препятствовать, может им способствовать. Иметь в таком занятии (и в любимом занятии) товарищем образованную женщину должно быть наслаждением, а не неволею».

Нужно сказать, ученица не всегда была довольна своим преподавателем — человеком прекрасных душевных качеств, но чересчур «поэтичным», однако это мало смущало поэта. Он радовался небольшим успехам Марии Федоровны и продолжал творить. В это время были опубликованы его баллады «Вадим», «Лесной царь», «Рыцарь Тогенбург» и многие другие.

В 1825 году Василий Жуковский назначен воспитателем будущего императора Александра II. Биографы поэта считают, что именно он сыграл наибольшую роль в формировании взглядов царя-освободителя. Имея весомое влияние при дворе, Жуковский пытался помочь опальным поэтам своего времени. Именно он помог выкупить из крепостных Тараса Шевченко, не раз просил за Пушкина и пытался смягчить участь декабристов.

После того как наследник престола достиг совершеннолетия, поэт вышел в отставку и в том же году обвенчался с 19-летней Елизаветой Рейтерн. Последние 12 лет жизни Жуковский провел в Германии в кругу жены и детей.

Умер Василий Жуковский 24 апреля 1852 года в Баден-Бадене. Его тело было перевезено в Россию и погребено в Петербурге в некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.

«Если бы я должен был написать панегирик Жуковскому, то я не умолчал бы здесь преимущественно о делах его милосердия, которыми часто отличаются люди достаточные, уделяя бедному излишнее от себя; нет, дела милосердия Жуковского были не делами только рук его, но преимущественно делами его души. Хорошо помогать ближнему, не жалея средств, которые мы имеем в руках! Но много ли найдется таких людей, которые бы за другого протягивали сами руку, преклоняли бы свою голову, может быть не привыкшую к поклонам, испытывали бы с охотою неприятное чувство отказа и всё это делали бескорыстно, из одного только желания добра ближнему? В.А. Жуковский все это делал и, умирая, жалел еще о том, что не успел устроить судьбу человека, ему вовсе чужого».

www.culture.ru

«Его стихов пленительная сладость...»

    Его стихов пленительная сладость 
    Пройдет веков завистливую даль, 
    И, внемля им, вздохнет о славе младость 
    Утешится безмолвная печаль 
    И резвая задумается радость. 
    А. Пушкин

    Василий Андреевич Жуковский — один из образованнейших людей конца ХУШ-начала XIX века. В девятнадцать лет с переводом элегии Грея “Сельское кладбище” к поэту пришла литературная известность. Элегия Грея переводилась и раньше, но ни один из переводов не стал подлинным событием в литературной жизни. Элегия была выбрана Жуковским не случайно. Она касается “вечных” тем жизни и смерти. Но решает он эту тему по-новому. Обыкновенный человек лишен справедливого воздаяния и сострадания не только при жизни, но и после кончины:

    А вы, наперсники фортуны ослепленны. 
     Напрасно спящих здесь спешите презирать 
     За то, что гробы их непышны и забвенны, 
     Что лесть им алтарей не мыслит воздвигать.

    Неравенство в мире продолжается и за порогом смерти, зависит от случайностей судьбы, возносящей своих любимцев на пьедесталы величия и оставляющей в тени простых тружеников, чьи “полезные труды” преданы унижению. И как бесчеловечно отношение к обычным людям при жизни! Они не виноваты в том, что 
     
    ...просвещенья храм, воздвигнутый веками, 
    Угрюмою судьбой для них был затворен. 
     Их рок обременил убожества цепями. 
     Их гений строгою нуждою умертвлен...

    Поэт говорит о том, что как смертный путь, так и земной удел всех людей превратен, поэтому подлинные достоинства человека — не приобретенные им титулы, награды, чины, а способность к нежной любви и дружбе, чувствительность, отзывчивость, сострадание. Так рождается гуманная мысль о незаметном человеке, который становится выше удачливых счастливцев. 
    Жуковский в своем задумчивом уединении как бы приподнимается над прозой жизни и обращается к безусловным ценностям. Находясь наедине с природой, поэт находит в ней внимающего ему собеседника. Наиболее полно и глубоко эти художественные искания отразились в его элегии “Вечер”. Стихотворение передает мироощущение человека новой эпохи, для которого “почестей исканье”, жажда славы, успех в свете и у женщин — всего лишь преходящие блага, а истинное предназначение человека в мире выше и значительнее.

    Мне рок судил: брести неведомой стезей, 
    Быть другом верных сел, любить красы природы, 
    Дышать под сумраком дубравной тишиной 
    И, взор склонив на пенны воды, 
    Творца, друзей, любовь и счастье воспевать. 
    О песни, чистый плод невинности сердечной! 
    Блажен, кому дано цевницей оживлять 
    Часы сей жизни скоротечной!

    Жуковский, описывая природу, стремится не только ее одушевить, но и найти в ней созвучное своей душе, передать личное восприятие и психологическое состояние описываемого предмета.

    Как солнца за горой пленителен закат, — 
    Когда поля в тени, а рощи отдаленны 
     И в зеркале воды колеблющийся град 
     Багряным блеском озарены.

    Жуковский ищет в словах двойной смысл, его не интересует конкретика, он ищет гармонии не только в описываемых предметах, но и в своей душе. От созерцания гармонии в природе поэт непринужденно переходит к грусти и задумчивости, вызванным воспоминаниями об ушедших друзьях. Туманный вечер “на лоне дремлющей 'природы” рождает мысли о скоротечности человеческой жизни и неизбежности смерти. Вечер природы обернулся “вечером” души, а картина природы преобразилась в “пейзаж души”, поэтому название стихотворения символично. Позднее, в своем программном стихотворении “Невыразимое” Жуковский сказал о том, в чем, по его мнению, состоит тайна поэзии и в чем он, как творец, испытывает наибольшие трудности. В этом стихотворении отражены философско-эстетические взгляды поэта на лирику.

    Что наш язык земной пред дивною природой? 
    С какой небрежною и легкою свободой 
    Она рассыпала повсюду красоту 
    И разновидное с единством согласила! 
    Но где, какая кисть ее изобразила? 

    Жуковский уверен, что природа — великий творец, “сочиняющий” свои картины по законам прекрасной гармонии. Человек не хочет и не может удовлетворяться простым созерцанием. В нем тоже живет творческий огонь, и он жаждет творить подобное природе “с небрежною и легкою свободой”. Свою цель, как поэта, Жуковский видел в том, чтобы придать “земному” языку такое же величие, какое свойственно природе. 
    От стихотворения к стихотворению Жуковский все более убеждается, что минуты земного счастья — отблески вечного и прекрасного духовного огня, ждущего человека после смерти. Земная жизнь — только подготовка человека к встрече с идеальным миром, предназначенным для совершенного человека, который в земной жизни совершенствует свою душу для встречи с таинственным царством. Там, за гранью дней, не будет ни несчастий, ни измен, ни корысти, ни разлуки. Там мы вновь обретем — и уже навечно — тех, чьи души стали для нас родными и дарили нам светлые часы радости, духовного общения, наслаждений и делали нас выше и чище, чем мы могли бы быть без них. 
    Глубина мысли и новизна языка Жуковского выдвинули его в число первых поэтов, ему следовали и подражали начинающие. А когда в 1808 году была напечатана его первая баллада— “Людмила”, первенство Жуковского в поэзии стало непререкаемым.

    Взошла заря. Дыханием приятным 
    Сманила сон с моих она очей; 
    Из хижины за гостем благодатным 
    Я восходил на верх горы моей; 
    Жемчуг росы по травкам ароматным 
    Уже блистал младым огнем лучей, 
    И день взлетел, как гений светлокрылый! 
    И жизнью все живому сердцу было.

    Трагедию своей любви Жуковский понял как трагедию мыслящего и чувствующего человека, как неизбежность крушения лучших надежд. Он утверждал, что человек не может победить могучие силы, стоящие на дороге к счастью.

    Прекрасное погибло в пышном цвете... 
    Таков удел прекрасного на свете.

    Горький и грустный вывод.

reshebnik5-11.ru

"Его стихов пленительная сладость..."

"Его стихов пленительная сладость..."

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

А. Пушкин

Василий Андреевич Жуковский — один из образованнейших людей конца ХУШ-начала XIX века. В девятнадцать лет с переводом элегии Грея “Сельское кладбище” к поэту пришла литературная известность. Элегия Грея переводилась и раньше, но ни один из переводов не стал подлинным событием в литературной жизни. Элегия была выбрана Жуковским не случайно. Она касается “вечных” тем жизни и смерти. Но решает он эту тему по-новому. Обыкновенный человек лишен справедливого воздаяния и сострадания не только при жизни, но и после кончины: А вы, наперсники фортуны ослепленны.

Напрасно спящих здесь спешите презирать За то, что гробы их непышны и забвенны, Что лесть им алтарей не мыслит воздвигать.

Неравенство в мире продолжается и за порогом смерти, зависит от случайностей судьбы, возносящей своих любимцев на пьедесталы величия и оставляющей в тени простых тружеников, чьи “полезные труды” преданы унижению. И как бесчеловечно отношение к обычным людям при жизни! Они не виноваты в том, что ...просвещенья храм, воздвигнутый веками, Угрюмою судьбой для них был затворен.

Их рок обременил убожества цепями.

Их гений строгою нуждою умертвлен...

Поэт говорит о том, что как смертный путь, так и земной удел всех людей превратен, поэтому подлинные достоинства человека — не приобретенные им титулы, награды, чины, а способность к нежной любви и дружбе, чувствительность, отзывчивость, сострадание. Так рождается гуманная мысль о незаметном человеке, который становится выше удачливых счастливцев.

Жуковский в своем задумчивом уединении как бы приподнимается над прозой жизни и обращается к безусловным ценностям. Находясь наедине с природой, поэт находит в ней внимающего ему собеседника. Наиболее полно и глубоко эти художественные искания отразились в его элегии “Вечер”. Стихотворение передает мироощущение человека новой эпохи, для которого “почестей исканье”, жажда славы, успех в свете и у женщин — всего лишь преходящие блага, а истинное предназначение человека в мире выше и значительнее.

Мне рок судил: брести неведомой стезей, Быть другом верных сел, любить красы природы, Дышать под сумраком дубравной тишиной И, взор склонив на пенны воды, Творца, друзей, любовь и счастье воспевать.

О песни, чистый плод невинности сердечной! Блажен, кому дано цевницей оживлять Часы сей жизни скоротечной! Жуковский, описывая природу, стремится не только ее одушевить, но и найти в ней созвучное своей душе, передать личное восприятие и психологическое состояние описываемого предмета.

Как солнца за горой пленителен закат, — Когда поля в тени, а рощи отдаленны И в зеркале воды колеблющийся град Багряным блеском озарены.

Жуковский ищет в словах двойной смысл, его не интересует конкретика, он ищет гармонии не только в описываемых предметах, но и в своей душе. От созерцания гармонии в природе поэт непринужденно переходит к грусти и задумчивости, вызванным воспоминаниями об ушедших друзьях. Туманный вечер “на лоне дремлющей 'природы” рождает мысли о скоротечности человеческой жизни и неизбежности смерти. Вечер природы обернулся “вечером” души, а картина природы преобразилась в “пейзаж души”, поэтому название стихотворения символично. Позднее, в своем программном стихотворении “Невыразимое” Жуковский сказал о том, в чем, по его мнению, состоит тайна поэзии и в чем он, как творец, испытывает наибольшие трудности. В этом стихотворении отражены философско-эстетические взгляды поэта на лирику.

Что наш язык земной пред дивною природой? С какой небрежною и легкою свободой Она рассыпала повсюду красоту И разновидное с единством согласила! Но где, какая кисть ее изобразила? Жуковский уверен, что природа — великий творец, “сочиняющий” свои картины по законам прекрасной гармонии. Человек не хочет и не может удовлетворяться простым созерцанием. В нем тоже живет творческий огонь, и он жаждет творить подобное природе “с небрежною и легкою свободой”. Свою цель, как поэта, Жуковский видел в том, чтобы придать “земному” языку такое же величие, какое свойственно природе.

От стихотворения к стихотворению Жуковский все более убеждается, что минуты земного счастья — отблески вечного и прекрасного духовного огня, ждущего человека после смерти. Земная жизнь — только подготовка человека к встрече с идеальным миром, предназначенным для совершенного человека, который в земной жизни совершенствует свою душу для встречи с таинственным царством. Там, за гранью дней, не будет ни несчастий, ни измен, ни корысти, ни разлуки. Там мы вновь обретем — и уже навечно — тех, чьи души стали для нас родными и дарили нам светлые часы радости, духовного общения, наслаждений и делали нас выше и чище, чем мы могли бы быть без них.

Глубина мысли и новизна языка Жуковского выдвинули его в число первых поэтов, ему следовали и подражали начинающие. А когда в 1808 году была напечатана его первая баллада— “Людмила”, первенство Жуковского в поэзии стало непререкаемым.

Взошла заря. Дыханием приятным Сманила сон с моих она очей; Из хижины за гостем благодатным Я восходил на верх горы моей; Жемчуг росы по травкам ароматным Уже блистал младым огнем лучей, И день взлетел, как гений светлокрылый! И жизнью все живому сердцу было.

Трагедию своей любви Жуковский понял как трагедию мыслящего и чувствующего человека, как неизбежность крушения лучших надежд. Он утверждал, что человек не может победить могучие силы, стоящие на дороге к счастью.

Прекрасное погибло в пышном цвете...

Таков удел прекрасного на свете.

Горький и грустный вывод.

mirznanii.com

«Его стихов пленительная сладость...» Разное Жуковский В.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения




Есть что добавить?

Присылай нам свои работы, получай litr`ы и обменивай их на майки, тетради и ручки от Litra.ru!


/ Сочинения / Жуковский В.А. / Разное / «Его стихов пленительная сладость...»

    Его стихов пленительная сладость
    Пройдет веков завистливую даль,
    И, внемля им, вздохнет о славе младость
    Утешится безмолвная печаль
    И резвая задумается радость.
    А. Пушкин

    Василий Андреевич Жуковский — один из образованнейших людей конца ХУШ-начала XIX века. В девятнадцать лет с переводом элегии Грея “Сельское кладбище” к поэту пришла литературная известность. Элегия Грея переводилась и раньше, но ни один из переводов не стал подлинным событием в литературной жизни. Элегия была выбрана Жуковским не случайно. Она касается “вечных” тем жизни и смерти. Но решает он эту тему по-новому. Обыкновенный человек лишен справедливого воздаяния и сострадания не только при жизни, но и после кончины:

    А вы, наперсники фортуны ослепленны.
     Напрасно спящих здесь спешите презирать
     За то, что гробы их непышны и забвенны,
     Что лесть им алтарей не мыслит воздвигать.

    Неравенство в мире продолжается и за порогом смерти, зависит от случайностей судьбы, возносящей своих любимцев на пьедесталы величия и оставляющей в тени простых тружеников, чьи “полезные труды” преданы унижению. И как бесчеловечно отношение к обычным людям при жизни! Они не виноваты в том, что
    
    ...просвещенья храм, воздвигнутый веками,
    Угрюмою судьбой для них был затворен.
     Их рок обременил убожества цепями.
     Их гений строгою нуждою умертвлен...

    Поэт говорит о том, что как смертный путь, так и земной удел всех людей превратен, поэтому подлинные достоинства человека — не приобретенные им титулы, награды, чины, а способность к нежной любви и дружбе, чувствительность, отзывчивость, сострадание. Так рождается гуманная мысль о незаметном человеке, который становится выше удачливых счастливцев.
    Жуковский в своем задумчивом уединении как бы приподнимается над прозой жизни и обращается к безусловным ценностям. Находясь наедине с природой, поэт находит в ней внимающего ему собеседника. Наиболее полно и глубоко эти художественные искания отразились в его элегии “Вечер”. Стихотворение передает мироощущение человека новой эпохи, для которого “почестей исканье”, жажда славы, успех в свете и у женщин — всего лишь преходящие блага, а истинное предназначение человека в мире выше и значительнее.

    Мне рок судил: брести неведомой стезей,
    Быть другом верных сел, любить красы природы,
    Дышать под сумраком дубравной тишиной
    И, взор склонив на пенны воды,
    Творца, друзей, любовь и счастье воспевать.
    О песни, чистый плод невинности сердечной!
    Блажен, кому дано цевницей оживлять
    Часы сей жизни скоротечной!

    Жуковский, описывая природу, стремится не только ее одушевить, но и найти в ней созвучное своей душе, передать личное восприятие и психологическое состояние описываемого предмета.

    Как солнца за горой пленителен закат, —
    Когда поля в тени, а рощи отдаленны
     И в зеркале воды колеблющийся град
     Багряным блеском озарены.

    Жуковский ищет в словах двойной смысл, его не интересует конкретика, он ищет гармонии не только в описываемых предметах, но и в своей душе. От созерцания гармонии в природе поэт непринужденно переходит к грусти и задумчивости, вызванным воспоминаниями об ушедших друзьях. Туманный вечер “на лоне дремлющей 'природы” рождает мысли о скоротечности человеческой жизни и неизбежности смерти. Вечер природы обернулся “вечером” души, а картина природы преобразилась в “пейзаж души”, поэтому название стихотворения символично. Позднее, в своем программном стихотворении “Невыразимое” Жуковский сказал о том, в чем, по его мнению, состоит тайна поэзии и в чем он, как творец, испытывает наибольшие трудности. В этом стихотворении отражены философско-эстетические взгляды поэта на лирику.

    Что наш язык земной пред дивною природой?
    С какой небрежною и легкою свободой
    Она рассыпала повсюду красоту
    И разновидное с единством согласила!
    Но где, какая кисть ее изобразила?

    Жуковский уверен, что природа — великий творец, “сочиняющий” свои картины по законам прекрасной гармонии. Человек не хочет и не может удовлетворяться простым созерцанием. В нем тоже живет творческий огонь, и он жаждет творить подобное природе “с небрежною и легкою свободой”. Свою цель, как поэта, Жуковский видел в том, чтобы придать “земному” языку такое же величие, какое свойственно природе.
    От стихотворения к стихотворению Жуковский все более убеждается, что минуты земного счастья — отблески вечного и прекрасного духовного огня, ждущего человека после смерти. Земная жизнь — только подготовка человека к встрече с идеальным миром, предназначенным для совершенного человека, который в земной жизни совершенствует свою душу для встречи с таинственным царством. Там, за гранью дней, не будет ни несчастий, ни измен, ни корысти, ни разлуки. Там мы вновь обретем — и уже навечно — тех, чьи души стали для нас родными и дарили нам светлые часы радости, духовного общения, наслаждений и делали нас выше и чище, чем мы могли бы быть без них.
    Глубина мысли и новизна языка Жуковского выдвинули его в число первых поэтов, ему следовали и подражали начинающие. А когда в 1808 году была напечатана его первая баллада— “Людмила”, первенство Жуковского в поэзии стало непререкаемым.

    Взошла заря. Дыханием приятным
    Сманила сон с моих она очей;
    Из хижины за гостем благодатным
    Я восходил на верх горы моей;
    Жемчуг росы по травкам ароматным
    Уже блистал младым огнем лучей,
    И день взлетел, как гений светлокрылый!
    И жизнью все живому сердцу было.

    Трагедию своей любви Жуковский понял как трагедию мыслящего и чувствующего человека, как неизбежность крушения лучших надежд. Он утверждал, что человек не может победить могучие силы, стоящие на дороге к счастью.

    Прекрасное погибло в пышном цвете...
    Таков удел прекрасного на свете.

    Горький и грустный вывод.


4191 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Жуковский В.А. / Разное / «Его стихов пленительная сладость...»


Смотрите также по разным произведениям Жуковского:


www.litra.ru

“Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль…” 👍

“Победителю-ученику от побежденного учителя” – эти слова стали крылатыми. Их знают все: когда юный Пушкин написал свою первую поэму “Руслан и Людмила”, знаменитый в то время поэт В. А. Жуковский подарил ему свой портрет, сопроводив его этой мужественной надписью. Жуковский понимал, что в русскую литературу пришел талант новый, необычайный, который, подобно солнцу, своим гением осветит ее на века.

И действительно, с того дня русский язык, литература и культура взяли такой разбег, что теперь правильнее будет сказать: не язык Пушкина

дожил до наших дней, а более того, это мы – и тем нам следует гордиться! – продолжаем говорить, думать на языке, дарованном России ее великим поэтом.
Но и гений Пушкина возник не вдруг, а на почве, уготованной ему историей. И Пушкин имел своих русских учителей, своих предшественников, когда русская литература на рубеже XVIII и XIX веков, словно воспрянув ото сна, совершила стремительный скачок в будущее. Именно с Жуковского и Батюшкова началась тогда новая школа в поэзии, которая позволила им, по образному выражению, “покинуть старинное право ломать смысл, рубить слова для меры и низать полубогатые рифмы”, покинуть ради того, чтобы явить читателю русский язык в его истинной певучести, звучности и музыке стиха.

Если Жуковский был первым, кто висе в нашу литературу романтическое начало, сосредотачиваясь на внутреннем мире человека, то Батюшков явился прямой его противоположностью – в своей классической ясности, определенности, изяществе став первым из русских поэтов, для которых сама художественность была как бы преобладающим элементом произведения. Удивительно метко сказал о них Гоголь: “Два разнородные поэта внесли вдруг два разнородные начала в нашу поэзию; из двух начал вмиг образовалось третье: явился Пушкин. В нем середина”.
Василий Андреевич Жуковский был одним из образованнейших людей своего времени, что позволило ему, обладая несравненным даром переводчика, сделать доступными для русского читателя многие лучшие образцы немецкой и английской поэзии, что в то время имело особенное значение, так как до него в русской литературе преобладала одна лишь литература французская. Жуковский переводил Шиллера, Уланда, Байрона и многих других поэтов. Однако он не ограничивался этим: он намного расширил границы своей деятельности, переводя “Одиссею” – эпическую поэму великого поэта Древней Греции Гомера, восточные поэмы “Наль и Дамаянти” (Индия) и “Рустем и Зораб” (Персия) и другие произведения. Таким образом, переводческая деятельность Жуковского сыграла в истории литературы огромную роль.

Недаром Пушкин называл его “гением перевода”, отмечал, что “никто не имел и не будет иметь слога, равного в могуществе и разнообразии слогу его”.
Одним из запоминающихся поэтических произведений Жуковского является “Ундина”, оригинал которой принадлежит сравнительно забытому немецкому писателю Ламотт-Фуке.
Ундина – это морская дева, это волна, которая превращается в человека, но обретает реальное земное существование, душу, если, как говорит старинное предание, ее кто-нибудь полюбит. Так рождается нежной души человек, верный, любящий – Ундина, образ, напоминающий шекспировских Дездемону и Джульетту. Драматическая история любви ее и рыцаря Гульбранда, роковая роль горделивой Бертальды, неистовые усилия стихий, из которых вышла Ундина, чтобы стать человеком, приводят к трагической развязке…
Нет нужды пересказывать “Ундину”. Прозрачные и чистые стихи Жуковского сами поведут нас от одного события к другому: едва вчитаешься в поначалу несколько непривычное, неторопливое повествование, как от него уже трудно оторваться. Художник стремился раскрыть идеальные образы героев, и хотя сказка содержит, как ей и положено, элементы таинственного и фантастического, но есть здесь мотивы и сегодня звучащие реалистически и убедительно.

Не в знатности и богатстве видит поэт достоинство человека. Надменная Бертальда, узнав, что она на самом деле не дочь герцога и герцогини, а бедного старого рыбака и его жены, отказывается от… родных отца и матери. А вот для Ундины знатность никакого значения не имела, и она считала, что осчастливит Бертальду тем, что нашла ее настоящих родителей.

Но мало этого, Жуковский показывает, как его герои уходят из надменного “имперского города”, уходят навсегда. Это говорит о многом, о широком, близком нам взгляде художника на жизнь, который он выразил в “Ундине”, опубликованной как “старинная повесть из Ламотт-Фуке в стихах Жуковского”, то есть в вольном, свободном переводе поэта.
Одно из стихотворений Пушкина, посвященное Жуковскому, говорит:
Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль…
Прошли года, десятилетия, миновал век… И звучат по-прежнему прекрасные стихи Жуковского: “Певец во стане русских воинов”, “Кубок”, “Перчатка”, сказки, баллады и легенды поэта. Не забыта и “Ундина” – прекрасная, исполненная гуманизма повесть, которую наряду со многими и многими своими произведениями подарил русскому читателю Василий Андреевич Жуковский.

lit.ukrtvory.ru

Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль...

"Его стихов пленительная сладость пройдет веков завистливую даль..."

Автор: Пушкин А.С.

"Победителю-ученику от побежденного учителя" — эти слова стали крылатыми. Их знают все: когда юный Пушкин написал свою первую поэму "Руслан и Людмила", знаменитый в то время поэт В. А. Жуковский подарил ему свой портрет, сопроводив его этой мужественной надписью. Жуковский понимал, что в русскую литературу пришел талант новый, необычайный, который, подобно солнцу, своим гением осветит ее на века. И действительно, с того дня русский язык, литература и культура взяли такой разбег, что теперь правильнее будет сказать: не язык Пушкина дожил до наших дней, а более того, это мы — и тем нам следует гордиться! —продолжаем говорить, думать на языке, дарованном России ее великим поэтом.

Но и гений Пушкина возник не вдруг, а на почве, уготованной ему историей. И Пушкин имел своих русских учителей, своих предшественников, когда русская литература на рубеже XVIII и XIX веков, словно воспрянув ото сна, совершила стремительный скачок в будущее. Именно с Жуковского и Батюшкова началась тогда новая школа в поэзии, которая позволила им, по образному выражению, "покинуть старинное право ломать смысл, рубить слова для меры и низать полубогатые рифмы", покинуть ради того, чтобы явить читателю русский язык в его истинной певучести, звучности и музыке стиха. Если Жуковский был первым, кто висе в нашу литературу романтическое начало, сосредотачиваясь на внутреннем мире человека, то Батюшков явился прямой его противоположностью — в своей классической ясности, определенности, изяществе став первым из русских поэтов, для которых сама художественность была как бы преобладающим элементом произведения. Удивительно метко сказал о них Гоголь: "Два разнородные поэта внесли вдруг два разнородные начала в нашу поэзию; из двух начал вмиг образовалось третье: явился Пушкин. В нем середина".

Василий Андреевич Жуковский был одним из образованнейших людей своего времени, что позволило ему, обладая несравненным даром переводчика, сделать доступными для русского читателя многие лучшие образцы немецкой и английской поэзии, что в то время имело особенное значение, так как до него в русской литературе преобладала одна лишь литература французская. Жуковский переводил Шиллера, Уланда, Байрона и многих других поэтов. Однако он не ограничивался этим: он намного расширил границы своей деятельности, переводя "Одиссею" — эпическую поэму великого поэта Древней Греции Гомера, восточные поэмы "Наль и Дамаянти" (Индия) и "Рустем и Зораб" (Персия) и другие произведения. Таким образом, переводческая деятельность Жуковского сыграла в истории литературы огромную роль. Недаром Пушкин называл его "гением перевода", отмечал, что "никто не имел и не будет иметь слога, равного в могуществе и разнообразии слогу его".

Одним из запоминающихся поэтических произведений Жуковского является "Ундина", оригинал которой принадлежит сравнительно забытому немецкому писателю Ламотт-Фуке.

Ундина — это морская дева, это волна, которая превращается в человека, но обретает реальное земное существование, душу, если, как говорит старинное предание, ее кто-нибудь полюбит. Так рождается нежной души человек, верный, любящий — Ундина, образ, напоминающий шекспировских Дездемону и Джульетту. Драматическая история любви ее и рыцаря Гульбранда, роковая роль горделивой Бертальды, неистовые усилия стихий, из которых вышла Ундина, чтобы стать человеком, приводят к трагической развязке...

Нет нужды пересказывать "Ундину". Прозрачные и чистые стихи Жуковского сами поведут нас от одного события к другому: едва вчитаешься в поначалу несколько непривычное, неторопливое повествование, как от него уже трудно оторваться. Художник стремился раскрыть идеальные образы героев, и хотя сказка содержит, как ей и положено, элементы таинственного и фантастического, но есть здесь мотивы и сегодня звучащие реалистически и убедительно. Не в знатности и богатстве видит поэт достоинство человека. Надменная Бертальда, узнав, что она на самом деле не дочь герцога и герцогини, а бедного старого рыбака и его жены, отказывается от... родных отца и матери. А вот для Ундины знатность никакого значения не имела, и она считала, что осчастливит Бертальду тем, что нашла ее настоящих родителей. Но мало этого, Жуковский показывает, как его герои уходят из надменного "имперского города", уходят навсегда. Это говорит о многом, о широком, близком нам взгляде художника на жизнь, который он выразил в "Ундине", опубликованной как "старинная повесть из Ламотт-Фуке в стихах Жуковского", то есть в вольном, свободном переводе поэта.

Одно из стихотворений Пушкина, посвященное Жуковскому, говорит:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль...

Прошли года, десятилетия, миновал век... И звучат по-прежнему прекрасные стихи Жуковского: "Певец во стане русских воинов", "Кубок", "Перчатка", сказки, баллады и легенды поэта. Не забыта и "Ундина" — прекрасная, исполненная гуманизма повесть, которую наряду со многими и многими своими произведениями подарил русскому читателю Василий Андреевич Жуковский.

mirznanii.com

Помогите Написать сочинение рассуждение "Mou Пушкин". !!

Каждый человек живет в своем отрезке времени. У каждого из нас — свой Пушкин. Александр Сергеевич для меня — поэт вечного пространства. Когда-то он посвятил Жуковскому следующие строки: Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль.. . Я отношу эти строки к самому автору, весь мир поэзии поэта бесконечно близок и дорог мне. В его стихах и поэмах мудрость, улыбчивость, нравственная высота, в которой нет места зависти, жадности, глупости, того, чем изобилует жизнь. Я настолько прониклась поэзией Пушкина, что мое мироощущение стало до удивления совпадать с настроением поэта. В светлые дни осени я возвращаюсь к Пушкину. Его мир лишен резких очертаний — во всем видна рука гения: небеса светлы и высоки, душа легка и полна, сквозь прозрачный воздух и свет тонко прорисован смысл бытия. Я живу в эти дни и наслаждаюсь их полной свободой. Я погружаюсь в строки, омывающие душу чистой и прозрачной печалью: Унылая пора очей очарованье! Приятна мне твоя прощальная краса — Люблю я пышное природы увяданье, В багрец и в золото одетые леса. Пушкин был настоящим живописцем природы, он воспринимал ее зорким взглядом художника и тонким слухом музыканта. Александр Сергеевич влюблялся, но взаимности не находил. Переживания претворились едва ли не в самые поэтические строки в мировой литературе: Я вас любил: любовь еще, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. О, если бы в нашей жизни было такое благородство чувств! Судьба коварна, и очень часто счастью не дано осуществиться и любимым лучше расстаться: Но ты забудь меня, мой друг, Забудь меня, как забывают Томительный печальный сон, Когда под утро отлетают И тень и.. . Пушкин был проницателен и как никакой другой поэт мог отразить красоту женщины: Все в ней гармония, все диво, Все выше мира и страстей; Она покоится стыдливо В красе торжественной своей; Пушкин зорко видел всю окружающую его жизнь и внимал ей. Его произведения именно поэтому так близки мне и многим читателям. Он смог “жить, чтоб мыслить и страдать” и, читая его строки, мы мыслим и страдаем вместе с Пушкиным. По-моему, не воспринимать поэзию Пушкина — значит быть бездуховным человеком. Погибнет пушкинское слово — погибнет Духовность, защита от зла. Прозреть, вернуться к истине призывает нас великий гений земли Русской Александр Сергеевич Пушкин: Творцу молитесь: он могучий; Он правит ветром; в знойный день На небо насылает тучи; Дает земле древесну сень.

touch.otvet.mail.ru

Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль


Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль

Его стиховъ плѣнительная сладость

Пройдетъ вѣковъ завистливую даль;

И внемля имъ, вздохнетъ о славѣ младость,

Утѣшится безмолвная печаль,

И рѣзвая задумается радость.

А. С. Пушкинъ. Къ портрету Жуковскаго.

Ср. Пройдетъ временъ въ таинственную даль.

А. С. Пушкинъ. (Благонамѣр. 3, 1818 г.)

Ср. А это развѣ ничего,

Что въ поздній вѣкъ твоей достигнутъ лиры звуки.

Крыловъ. Богачъ и поэтъ.

Русская мысль и речь. Свое и чужое. Опыт русской фразеологии. Сборник образных слов и иносказаний. Т.Т. 1—2. Ходячие и меткие слова. Сборник русских и иностранных цитат, пословиц, поговорок, пословичных выражений и отдельных слов. СПб., тип. Ак. наук.. М. И. Михельсон. 1896—1912.

  • Дьявол гордился, да с неба свалился
  • Ежедень не будешь умен

Смотреть что такое "Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль" в других словарях:

  • его стихов пленительная сладость — Пройдет веков завистливую даль; И внемля им, вздохнет о славе младость, Утешится безмолвная печаль, И резвая задумается радость А.С. Пушкин. К портрету Жуковского. Ср. Пройдет времен в таинственную даль. А.С. Пушкин. ( Благонамер. 3, 1818 г.) Ср …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • стих — а/, м. 1) Единица ритмически организованной, обычно рифмованной речи, стихотворная строка. Роман в стихах. Говорить стихами. Стих каждый в повести твоей звучит и блещет, как червонец (Пушкин). Антонимы: про/за 2) только мн. Небольшое поэтич …   Популярный словарь русского языка

dic.academic.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.