Эдуард асадов стихи о рыжей дворняге


Эдуард Асадов - Стихи о рыжей дворняге | Стихи о животных | Читать текст стиха, поэмы Эдуарда Асадова

Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
- Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пестрый людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа
Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы...
А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали...
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела...

Труп волны снесли под коряги...
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце - чистейшей породы!

Алфавитный указатель
A Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н
О П Р С Т У Х Ц Ч Ш Э Ю Я

asadove.ru

Эдуард Асадов - Стихи о рыжей дворняге: текст стихотворения "Хозяин погладил рукою лохматую..."

Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
— Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пестрый людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа
Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы…
А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали…
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела…

Труп волны снесли под коряги…
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце — чистейшей породы!

Анализ стихотворения «Стихи о рыжей дворняге» Асадова

Стихи о животных – одна из ключевых тем в творчестве Эдуарда Аркадьевича Асадова.

Стихотворение датируется 1948 годом. Поэту в эту пору исполнилось 25 лет, он фронтовик, после ранения потерял зрение, но нашел в себе силы дальше учиться, поступил в Литературный институт. До публикации дебютного сборника осталось три года. Пока же он пишет стихи, автобиографическую прозу, есть у него и спутница жизни – та, что навещала его еще в госпитале. Проводником в мир большой литературы стал для начинающего поэта К. Чуковский. В жанровом отношении – поэтический рассказ, щемящая драма о верности и предательстве. Рифмовка перекрестная, 10 строф. Открывается произведение почти мирной картиной на вокзале. Хозяин гладит свою собаку, потом зачем-то прощается с нею. Зовет пса братом, сожалеет, что им придется расстаться. Уходит он резко, не оборачиваясь. Покоряясь воле хозяина, собака не двигается с места, хотя уже и поняла, что ее бросили тут. Эту маленькую драму никто не заметил. Люди едут кто куда, занятые своими мыслями. Всюду шум, смех, сигаретный дым. «Два карие глаза» следят за темной удаляющейся фигуркой. Только скучающий старик вдруг заговаривает с псом, хотя он, похоже, тоже понимает бесперспективность содержания дворняги. «Взревел паровоз» (инверсия): теперь, когда все почти потеряно, собака имеет право на шанс. Попытаться догнать, чтобы он сразу понял, что врозь им обоим будет плохо. У бывшего хозяина уже и гора с плеч свалилась, что ж, сделанного не воротишь. Скорее всего, дома его ждут. Но туда нельзя привести рыжую дворнягу, не поймут. В сущности, он сам еще не понял, что это предательство останется занозой в его сердце на всю жизнь. А между тем, еще недавно счастливая в своей беспородности, а теперь – самая невезучая собака тщетно гонится «за красным мелькающим светом». Дело безнадежное, но она вкладывает в него все силы. Так, будто они уже ей никогда не пригодятся. Вот уже и «лапы в кровь», и ясно, что невозможно встретиться с тем, кто сам не желает встречи. В итоге она бежит навстречу лишь смерти. Автору нечего сказать бывшему ее хозяину, поэтому он обращается к старику, не разглядевшему «чистейшую породу» сердца собаки. Интонация напряженная, взволнованная, множество восклицаний и многоточий. Перечислительные градации, отрицания, сравнение (как бык). Афоризм в финале.

«Стихи о рыжей дворняге» Э. Асадова – пронзительный рассказ о цене предательства.

rustih.ru

Эдуард Асадов - Рыжик | Читать текст стиха, поэмы Эдуарда Асадова

У низенькой калитки
Судьба столкнула их.
Блестели солнца слитки
На травах молодых.

Два паренька молчали -
Ведь цель у них одна,
Одни у них печали:
Вот здесь живет она...

Та, что смеется звонко,
О ком их сердце мрет,
Глазастая девчонка,
Колхозный счетовод.

Двоим хоть поругаться.
И право, как им быть?
Кому из них остаться,
Кому из них входить?

Один не даст подругу
Отбить: высок, плечист...
Краса на всю округу,
Шофер и футболист!

Другой пониже ростом,
Но ладно, крепко сбит,
Себя он держит просто
Да бойко говорит.

Дежурный с полустанка,
Фуражка - алый цвет!
Проснувшись спозаранку,
Он даже взял букет.

Большой букет сирени,
А может, зря и брал?
Но, потеряв терпенье,
Высокий вдруг сказал:

- Довольно зря топтаться!
Ждать больше нету сил.
Идем! Пора дознаться,
Пусть скажет, кто ей мил.

Все выяснить без злобы,
Без драки и без ссор -
Так порешили оба
И двинулись во двор.

Горел закат над лугом,
Без тропок, целиной,
"Краса на всю округу"
Уныло брел домой.

На сердце было тяжко:
Другой остался с ней.
В своей большой фуражке -
Гриб "рыжик", ей-же-ей!

А покорил подругу,
Но почему и как?!
"Краса на всю округу"
С досады сжал кулак.

Он шел по первоцветам,
Сердился и не знал,
Что "рыжик" был поэтом,
Он ей стихи читал.

Алфавитный указатель
A Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н
О П Р С Т У Х Ц Ч Ш Э Ю Я

asadove.ru

Эдуард Асадов Стихи о рыжей дворняге. Эдуард асадов. Стихи о рыжей дворняге.

Эдуард Асадов Стихи о рыжей дворняге. Эдуард асадов. Стихи о рыжей дворняге.

Хозяин рукою погладил.
Лохматую рыжую спину:
- Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою, но все же тебя я покину.

Под скамейку ошейник швырнул.
И скрылся под гулким навесом, где пестрый людской муравейник.
Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною.
Два карие глаза следили.
С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа.
Сказал: - что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы.
А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался, взревел паровоз что есть мочи, на месте, как бык, потоптался.
И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги, курили, смеялись, дремали.
Тут, видно, о рыжей дворняге.
Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то.
По шпалам, из сил выбиваясь, за красным мелькающим светом.
Собака задыхаясь бежит!

Споткнувшись, кидается снова, в кровь лапы о камни разбиты, что выпрыгнуть сердце готово.
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы.
Вдруг разом оставили тело, и, стукнувшись лбом о перила, собака под мост полетела.

Труп волны снесли под коряги. Старик! Ты не знаешь природы: ведь может быть тело дворняги, а сердце - чистейшей породы!

Эдуард Асадов Стихи о маме. Это мы думаем, что взрослеем, а для нее, любимой мамы, мы всегда остаемся детьми…

Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо?
Не надо. Тревоги свои забудь.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама!
Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.

Я знаю, уж так повелось на свете,
И даже предчувствую твой ответ,
Что дети всегда для матери дети,
Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет

И все же с годами былые средства
Как-то меняться уже должны.
И прежний надзор и контроль, как в детстве,
Уже обидны и не нужны.

Ведь есть же, ну, личное очень что-то!
Когда ж заставляют: скажи да скажи! —
То этим нередко помимо охоты
Тебя вынуждают прибегнуть к лжи.

Родная моя, не смотри устало!
Любовь наша крепче еще теперь.
Ну разве ты плохо меня воспитала?
Верь мне, пожалуйста, очень верь!

И в страхе пусть сердце твое не бьется,
Ведь я по-глупому не влюблюсь,
Не выйду навстречу кому придется,
С дурной компанией не свяжусь.

И не полезу куда-то в яму,
Коль повстречаю в пути беду,
Я тотчас приду за советом, мама,
Сразу почувствую и приду.

Когда-то же надо ведь быть смелее,
А если порой поступлю не так,
Ну что ж, значит буду потом умнее,
И лучше синяк, чем стеклянный колпак.

Дай твои руки расцеловать,
Самые добрые в целом свете.
Не надо, мама, меня ревновать,
Дети, они же не вечно дети!

И ты не сиди у окна упрямо,
Готовя в душе за вопросом вопрос.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама.
Пойми. И взгляни на меня всерьез.

Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,
И пусть тревога тебя не точит.
Не бойся, родная. Я скоро вернусь!
Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

Эдуард Асадов Стихи о любви. Да, вы со мною были не честны…

Поистине счастливы те, кто познал это всепоглощающее чувство, даже если оно и не всегда взаимно. Стихи Асадова о любви без ответа, о предательстве и разлуке так пронзительны и так понятны любому влюбленному.

Вам досталось много лестных слов
И глаза и голос ваш хвалили,
И что взгляд опаснее клинков,
Тоже ведь наверно говорили.

Вряд ли вы когда-нибудь считали
Сколько вам подарено сердец,
Сколько их, влюблённых, как колец,
Вы на острый пальчик нанизали.

Спору нет: вы очень хороши.
Это и младенцу очевидно,
Ну а то, что нет у вас души…
Не волнуйтесь: этого не видно.

***

Да, Вы со мною были не честны.
Вы предали меня, и может статься,
Не стоило бы вовсе разбираться,
Нужны Вы мне иль больше не нужны.

Но Вы с душой нечистою своей
Всего скорее даже не увидели,
Что вслед за мною не за что обидели
Совсем для Вас неведомых людей.

Всех тех, кому я после встречи с Вами,
Как, может быть, они и хороши
Отвечу не сердечными словами,
А горьким недоверием души.

***

Друг без друга у нас получается все
В нашем жизненном трудном споре.
Все свое у тебя, у меня все свое,
И улыбки свои, и горе.
Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
И, вчерашнего дня не жалея,
Вдруг решили и новой дорогой пошли,
Ты своею пошла, я — своею.
Все привольно теперь: и дела, и житье,
И хорошие люди встречаются.
Друг без друга у нас получается все.
Только счастья не получается…

***

Ты далеко сегодня от меня
И пишешь о любви своей бездонной
И о тоске-разлучнице бессонной,
Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

Ах, как мы часто слышим разговоры,
Что без разлуки счастья не сберечь.
Не будь разлук, так не было б и встреч,
А были б только споры да раздоры.

Конечно, это мудро, может статься.
И все-таки, не знаю почему,
Мне хочется, наперекор всему,
Сказать тебе: — Давай не разлучаться!

Я думаю, что ты меня поймешь:
К плечу плечо — и ни тоски, ни стужи!
А если и поссоримся — ну что ж,
Разлука все равно намного хуже!

***

Письмо любимой

Мы в дальней разлуке. Сейчас между нами
Узоры созвездий и посвист ветров,
Дороги с бегущими вдаль поездами
Да скучная цепь телеграфных столбов.

Как будто бы чувствуя нашу разлуку,
Раскидистый тополь, вздохнув горячо,
К окну потянувшись, зеленую руку
По-дружески мне положил на плечо.

Душа хоть какой-нибудь весточки просит,
Мы ждем, загораемся каждой строкой.
Но вести не только в конвертах приносят,
Они к нам сквозь стены проходят порой.

Представь, что услышишь ты вести о том,
Что был я обманут в пути подлецом,
Что руку, как другу, врагу протянул,
А он меня в спину с откоса толкнул…

Все тело в ушибах, разбита губа…
Что делать? Превратна порою судьба!
И пусть тебе станет обидно, тревожно,
Но верить ты можешь. Такое — возможно!

А если вдруг весть, как метельная мгла,
Ворвется и скажет, словами глухими,
Что смерть недопетую песнь прервала
И черной каймой обвела мое имя.

Веселые губы сомкнулись навек…
Утрата, ее не понять, не измерить!
Нелепо! И все-таки можешь поверить:
Бессмертны лишь скалы, а я — человек!

Но если услышишь, что вешней порой
За новым, за призрачным счастьем в погоне
Я сердце своё не тебе, а другой
Взволнованно вдруг протянул на ладони,

Пусть слёзы не брызнут, не дрогнут ресницы,
Колючею стужей не стиснет беда!
Не верь! Вот такого не может случиться!
Ты слышишь? Такому не быть никогда!

Видео "Стихи о рыжей дворняге." Эдуард Асадов. Читает НАИЗУСТЬ

Эдуард Асадов Я могу тебя очень ждать. Я могу тебя очень ждать...

Я могу тебя очень ждать,

Долго-долго и верно-верно,

И ночами могу не спать

Год, и два, и всю жизнь, наверно!

Пусть листочки календаря

Облетят, как листва у сада,

Только знать бы, что все не зря,

Что тебе это вправду надо!

Я могу за тобой идти

По чащобам и перелазам,

По пескам, без дорог почти,

По горам, по любому пути,

Где и черт не бывал ни разу!

Все пройду, никого не коря,

Одолею любые тревоги,

Только знать бы, что все не зря,

Что потом не предашь в дороге.

Я могу для тебя отдать

Все, что есть у меня и будет.

Я могу за тебя принять

Горечь злейших на свете судеб.

Буду счастьем считать, даря

Целый мир тебе ежечасно.

Только знать бы, что все не зря,

Что люблю тебя не напрасно!

Год написания:

1968 год


Анализ стихотворения Эдуарда Аркадьевича Асадова "Я могу тебя очень ждать…"

Имя Эдуарда Асадова хорошо известно поклонникам современной поэзии. Этот автор вошел в историю литературы как тонкий и глубинный лирик, умеющий понимать людей и чувствовать их настроения, проживать за них жизни, трансформируя их в яркие и необыкновенные по своей силе стихи.

О себе поэт предпочитал не рассказывать в своих произведениях. Тем не менее, в его творческом наследии есть стихи, посвященные интимным переживаниям, и связанные с именем супруги – актрисы Галины Разумовской. Именно ей адресовано стихотворение « Я могу тебя долго ждать… », написанное в 1968 году и ставшее в последствии популярной бардовской песней. Это произведение основано на глубоко личных переживаниях поэта, который вынужден был месяцами находится в разлуке с той, которую так искренне любил. Все дело в том, что Галина Разумовская очень часто и много гастролировала, принимая участие в спектаклях, съемках фильмов и различных телепрограмм. Естественно, что Эдуард Асадов опасался за семью, считая, что постоянные встречи и расставания однажды могут привести к разрыву отношений. Трудно сказать, сомневался ли он в чувствах своей избранницы. Но бесспорно одно: себе поэт полностью доверял, утверждая, что готов ждать возлюбленную « долго-долго и верно-верно ». Причем, не неделю или месяц, а « год, и два, и всю жизнь, наверно ».

Подобный поступок со стороны мужчины, в жилах которого течет горячая восточная кровь, можно без преувеличения назвать подвигом. Однако автор знает, ради чего он идет на подобные жертвы. Точнее, ему хочется верить, что « все не зря, что тебе это вправду надо ». Речь идет о блистательной актерской карьере супруги, которую та выстраивает с маниакальной педантичностью. Однако у поэта все же возникают сомнения в том, что такое поведение замужней женщины является правильным. Но перечить своей возлюбленной Асадов не хочет, да и не может. Ведь если она не будет счастлива, сможет ли и он наслаждаться своей любовью? Автор убежден, что нет. Он осознанно идет на подобные жертвы, хотя и не уверен в том, что они будут оценены по достоинству. « только знать бы, что все не зря, что потом не предашь в дороге », — отмечает поэт, обращаясь к возлюбленной.

Ожидание – это та малость, которую он может подарить своей супруге, хотя готов не только разделить с ней « горечь злейших на свете судеб », но и ежечасно преподносить ей « целый мир ». На подобные жертвы способен лишь по-настоящему влюбленный мужчина, для которого нет большего счастья, чем увидеть улыбку на лице своей избранницы.

Эдуард Асадов Медвежонок Стих. «Медвежонок» Э. Асадов

«Медвежонок» Эдуард Асадов

Беспощадный выстрел был и меткий.
Мать осела, зарычав негромко,
Боль, веревки, скрип телеги, клетка…
Все как страшный сон для медвежонка…

Город суетливый, непонятный,
Зоопарк — зеленая тюрьма,
Публика снует туда-обратно,
За оградой высятся дома…

Солнца блеск, смеющиеся губы,
Возгласы, катанье на лошадке,
Сбросить бы свою медвежью шубу
И бежать в тайгу во все лопатки!

Вспомнил мать и сладкий мед пчелы,
И заныло сердце медвежонка,
Носом, словно мокрая клеенка,
Он, сопя, обнюхивал углы.

Если в клетку из тайги попасть,
Как тесна и как противна клетка!
Медвежонок грыз стальную сетку
И до крови расцарапал пасть.

Боль, обида — все смешалось в сердце.
Он, рыча, корябал доски пола,
Бил с размаху лапой в стены, дверцу
Под нестройный гул толпы веселой.

Кто-то произнес: — Глядите в оба!
Надо стать подальше, полукругом.
Невелик еще, а сколько злобы!
Ишь, какая лютая зверюга!

Силищи да ярости в нем сколько,
Попадись-ка в лапы — разорвет! —
А «зверюге» надо было только
С плачем ткнуться матери в живот.

Анализ стихотворения Асадова «Медвежонок»

Для чего нужна поэзия? Судя по произведениям Эдуарда Аркадьевича Асадова (1923–2004), не только для выражения собственных чувств и впечатлений, но и для воспитания читателя, внушения ему хороших мыслей и подталкивания к правильным поступкам. В своих стихотворениях автор деликатно поднимает очень важные вопросы. При этом он использует такие художественные средства и приемы, что читатель не может не проникнуться сочувствием к героям стихотворений.

«Медвежонок», написанный в 1948 году, – как раз такое произведение. Его главный герой – попавший в зоопарк детеныш лесной медведицы. Мать застрелили охотники, и теперь малыш мерит тяжелыми шагами пол клетки. Вокруг толпятся посетители зоопарка, шумят голоса, а медвежонок, тоскуя по дому и матери, мечется по клетке и пробует то сломать ее прутья, то раскопать пол, то разбить дверцу.

Поэт присутствует в стихотворении в качестве рассказчика. Он наблюдает за злоключениями персонажа с самого момента гибели медведицы. Чтобы заставить читателя сильнее сопереживать герою, автор прибегает к олицетворению. Животное наделяется человеческими качествами, оно начинает испытывать душевную боль, обиду, видеть сны, мечтать и страдать от несправедливости:
Вспомнил мать и сладкий мед пчелы,
И заныло сердце медвежонка…

Эмоциональные восклицания, оформленные в виде мыслей животного, добавляют ему сходства с человеком:
Как тесна и как противна клетка!

Поэт стремится вызвать симпатию к герою. Для этого используются сравнения, например, нос медвежонка похож на мокрую клеенку. Читателю, который немного знаком с советским бытом, это напомнит о том, как подкладывали клеенку младенцам в кроватку, чтобы сохранить матрас сухим. Таким образом, между человеческим и медвежьим детенышем становится все меньше различий.

interesnyefakty.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.