Духовные православные стихи


Православные, духовные стихи Русских поэтов и писателей. Поэтические произведения

КРЕЩЕНСКАЯ НОЧЬ.

Темный ельник снегами, как мехом,
Опушили седые морозы,
В блестках инея, точно в алмазах,
Задремали, склонившись березы.

Неподвижно застыли их ветки,
А меж ними на снежное лоно,
Точно сквозь серебро кружевное,
Полный месяц глядит с небосклона.

Высоко он поднялся над лесом,
В ярком свете своем цепенея,
И причудливо стелются тени,
На снегу под ветвями чернея.

Замело чаши леса метелью, —
Только вьются следы и дорожки,
Убегая меж сосен и елок,
Меж березок до ветхой сторожки.
Убаюкала вьюга седая
Дикой песнею лес опустелый,
И заснул он, засыпанный вьюгой,
Весь сквозной, неподвижный и белый.

Спят таинственно стройные чащи,
Спят, одетые снегом глубоким,
И поляны, и луг, и овраги,
Где когда-то шумели потоки.

Тишина, – даже ветка не хрустнет!
А, быть может, за этим оврагом
Пробирается волк по сугробам
Осторожным и вкрадчивым шагом.

Тишина, – а, быть может, он близко…
И стою я, исполнен тревоги,
И гляжу напряженно на чащи,
На следы и кусты вдоль дороги.

В дальних чащах, где ветви как тени
В лунном свете узоры сплетают,
Все мне чудится что-то живое,
Все как будто зверьки пробегают.

Огонек из лесной караулки
Осторожно и робко мерцает,
Точно он притаился под лесом
И чего-то в тиши поджидает.

Бриллиантом лучистым и ярким,
То зеленым, то синим играя,
На востоке, у трона Господня,
Тихо блещет звезда, как живая.

А над лесом все выше и выше
Всходит месяц, – и в дивном покое
Замирает морозная полночь
И хрустальное царство лесное!

1886 – 1901 г.

 

 

* * *
И цветы, и шмели, и трава, и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет – Господь сына блудного спросит:
“Был ли счастлив ты в жизни земной?”

И забуду я все – вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав –
И от сладостных слез не успею ответить,
К милосердным коленам припав.
1918 г

***

За всё тебя, Господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю,
Простор полей и кротость синей дали.
Я одинок и ныне — как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нём Вечерняя Звезда,
Дрожа насквозь, как самоцветный камень.
И счастлив я печальною судьбой,
И есть отрада сладкая в сознанье,
Что я один в безмолвном созерцанье,
Что всем я чужд и говорю — с тобой.

АЛЕКСЕЙ ХОМЯКОВ

Не терпит Бог людской гордыни.

Не терпит Бог людской гордыни,
Не с теми Он, кто говорит:
Мы соль земли, мы столп святыни,
Мы Божий меч, мы Божий щит!
Не с теми Он, кто звуки слова
Лепечет рабским языком,
И, мертвенный сосуд живого,
Душою мертв, и спит умом.
Но с теми Бог, в ком Божья сила,
Животворящая струя,
Живую душу пробудила
Во всех изгибах бытия.
Он с тем, кто гордости лукавой
В слова смиренья не рядил,
Людскою не хвалился славой,
Себя кумиром не творил.
Он с тем, кто духа и свободы
Ему возносит фимиам,
Он с тем, кто все зовет народы
В духовный мир, — в Господень храм!

(1804-1860) 

ИВАН  НИКИТИН

НОВЫЙ ЗАВЕТ.

Измученный жизнью суровой,
Не раз я в себе находил
В глаголах предвечного Слова
Источник покоя и сил.
Как дышат святые их звуки
Божественным светом любви,
И сердца тревожного звуки
Как скоро смиряют они!..
Здесь все в чудно сжатой картине
Представлено Духом Святым:
И мир, существующий ныне,
И Бог, управляющий им,
И сущего в мире значенье,
Причина, и цель, и конец,
И Вечного Сына Рожденье,
И крест, и терновый венец.
Как сладко читать эти строки,
Читая, молиться в тиши,
И плакать, и черпать уроки
Из них для ума и души!

***

Тяжкий крест несем мы, братья,
Мысль убита, рот зажат,
В глубине души проклятья,
Слезы на сердце кипят.
Русь под гнетом, Русь болеет,
Гражданин в тоске немой;
Явно плакать он не смеет,
Сын об матери больной!
Нет в тебе добра и мира,
Царство скорби и цепей,
Царство взяток и мундира,
Царство палок и плетей.

(1824 — 1861) 

Старец СЕРАФИМ ВЫРИЦКИЙ 

Пройдет гроза над русскою землею,
Народу русскому Господь грехи простит,
И Крест святой Божественной красою
На Божьих храмах снова заблестит.
Утихнут грозные невзгоды,
Своих врагов Россия победит,
И имя русского великого народа,
Как гром, по всей вселенной прогремит.

АЛЕКСЕЙ ТОЛСТОЙ

ГРЕШНИЦА
1
Народ кипит, веселье, хохот,
Звон лютней и кимвалов грохот,
Кругом и зелень, и цветы,
И меж столбов, у входа дома,
Парчи тяжелой переломы
Тесьмой узорной подняты;
Чертоги убраны богато,
Везде горит хрусталь и злато,
Возниц и коней полон двор;
Теснясь за трапезой великой,
Гостей пирует шумный хор,
Идет, сливаяся с музыкой,
Их перекрестный разговор.

Ничем беседа не стеснима,
Они свободно говорят
О ненавистном иге Рима,
О том, как властвует Пилат,
О их старшин собранье тайном,
Торговле, мире, и войне,
И муже том необычайном,
Что появился в их стране.
2
«Любовью к ближним пламенея,
Народ смиренью он учил,
Он все законы Моисея
Любви закону подчинил;
Не терпит гнева он, ни мщенья,
Он проповедует прощенье,
Велит за зло платить добром;
Есть неземная сила в нем,
Слепым он возвращает зренье,
Дарит и крепость и движенье
Тому, кто был и слаб и хром;
Ему признания не надо,
Сердец мышленье отперто,
Его пытующего взгляда
Еще не выдержал никто.
Целя недуг, врачуя муку,
Везде спасителем он был,
И всем простер благую руку,
И никого не осудил.
То, видно, богом муж избранный!
Он там, по oнпол Иордана,
Ходил как посланный небес,
Он много там свершил чудес,
Теперь пришел он, благодушный,
На эту сторону реки,
Толпой прилежной и послушной
За ним идут ученики».
3
Так гости, вместе рассуждая,
За длинной трапезой сидят;
Меж ними, чашу осушая,
Сидит блудница молодая;
Ее причудливый наряд
Невольно привлекает взоры,
Ее нескромные уборы
О грешной жизни говорят;
Но дева падшая прекрасна;
Взирая на нее, навряд
Пред силой прелести опасной
Мужи и старцы устоят:
Глаза насмешливы и смелы,
Как снег Ливана, зубы белы,
Как зной, улыбка горяча;
Вкруг стана падая широко,
Сквозные ткани дразнят око,
С нагого спущены плеча.
Ее и серьги и запястья,
Звеня, к восторгам сладострастья,
К утехам пламенным зовут,
Алмазы блещут там и тут,
И, тень бросая на ланиты,
Во всем обилии красы,
Жемчужной нитью перевиты,
Падут роскошные власы;
В ней совесть сердца не тревожит,
Стыдливо не вспыхает кровь,
Купить за злато всякий может
Ее продажную любовь.

И внемлет дева разговорам,
И ей они звучат укором;
Гордыня пробудилась в ней,
И говорит с хвастливым взором:
«Я власти не страшусь ничьей;
Заклад со мной держать хотите ль?
Пускай предстанет ваш учитель,
Он не смутит моих очей!»
4
Вино струится, шум и хохот,
Звон лютней и кимвалов грохот,
Куренье, солнце и цветы;
И вот к толпе, шумящей праздно
Подходит муж благообразный;
Его чудесные черты,
Осанка, поступь и движенья,
Во блеске юной красоты,
Полны огня и вдохновенья;
Его величественный вид
Неотразимой дышит властью,
К земным утехам нет участья,
И взор в грядущее глядит.
Tо муж на смертных непохожий,
Печать избранника на нем,
Он светел, как архангел божий,
Когда пылающим мечом
Врага в кромешные оковы
Он гнал по манию Иеговы.
Невольно грешная жена
Его величьем смущена
И смотрит робко, взор понизив,
Но, вспомня свой недавный вызов,
Она с седалища встает
И, стан свой выпрямивши гибкий
И смело выступив вперед,
Пришельцу с дерзкою улыбкой
Фиал шипящий подает.

«Ты тот, что учит отреченью —
Не верю твоему ученью,
Мое надежней и верней!
Меня смутить не мысли ныне,
Один скитавшийся в пустыне,
В посте проведший сорок дней!
Лишь наслажденьем я влекома,
С постом, с молитвой незнакома,
Я верю только красоте,
Служу вину и поцелуям,
Мой дух тобою не волнуем,
Твоей смеюсь я чистоте!»

И речь ее еще звучала,
Еще смеялася она,
И пена легкая вина
По кольцам рук ее бежала,
Как общий говор вкруг возник,
И слышит грешница в смущенье:
«0на ошиблась, в заблужденье
Ее привел пришельца лик —
То не учитель перед нею,
То Иоанн из Галилеи,
Его любимый ученик!»
5
Небрежно немощным обидам
Внимал он девы молодой,
И вслед за ним с спокойным видом
Подходит к храмине другой.
В его смиренном выраженье
Восторга нет, ни вдохновенья,
Но мысль глубокая легла
На очерк дивного чела.
То не пророка взгляд орлиный,
Не прелесть ангельской красы,
Делятся на две половины
Его волнистые власы;
Поверх хитона упадая,
Одела риза шерстяная
Простою тканью стройный рост,
В движеньях скромен он и прост;
Ложась вкруг уст его прекрасных,
Слегка раздвоена брада,
Таких очей благих и ясных
Никто не видел никогда.

И пронеcлося над народом
Как дуновенье тишины,
И чудно благостным приходом
Сердца гостей потрясены.
Замолкнул говор. В ожиданье
Сидит недвижное собранье,
Тревожно дух переводя.
И он, в молчании глубоком,
Обвел сидящих тихим оком
И, в дом веселья не входя,
На дерзкой деве самохвальной
Остановил свой взор печальный.
6
И был тот взор как луч денницы,
И все открылося ему,
И в сердце сумрачном блудницы
Он разогнал ночную тьму;
И все, что было там таимо,
В грехе что было свершено,
В ее глазах неумолимо
До глубины озарено;
Внезапно стала ей понятна
Неправда жизни святотатной,
Вся ложь ее порочных дел,
И ужас ею овладел.
Уже на грани сокрушенья,
Она постигла в изумленье,
Как много благ, как много сил
Господь ей щедро подарил
И как она восход свой ясный
Грехом мрачила ежечасно;
И, в первый раз гнушаясь зла,
Она в том взоре благодатном
И кару дням своим развратным,
И милосердие прочла.
И, чуя новое начало,
Еще страшась земных препон.
Она, колебляся, стояла…

И вдруг в тиши раздался звон
Из рук упавшего фиала…
Стесненной груди слышен стон,
Бледнеет грешница младая,
Дрожат открытые уста,
И пала ниц она, рыдая,
Перед святынею Христа.
1857

М.П. РОЗЕНГЕЙМ

Не осуждай
Не осуждай – затем, что все мы люди,
Все слабы, немощны, опутаны грехом;
Волнуют страсти наши груди,
В грехе родимся и живем.

Не осуждай… Чтоб ближних быть судьею,
Спроси у совести, ты сам-то лучше ль их?
О, брат, кто точно чист душою,
Тот благ к погрешностям других!

Не осуждай… ведь слову нет возврата,
Смотри, чтоб, как сказал спаситель, неравно,
Увидишь спицу в глазе брата,
А проглядишь в своём бревно.

Не осуждай – затем, чтоб обличеньем
Не пал бы на тебя тот камень с высоты,
Тяжелый камень осужденья,
Которым в брата бросишь ты.

Не осуждай!.. Не люди злы душою,
А жизнь людей бывает часто зла;
Сперва узнай, какою их стезею
Она к погибели вела.

Не осуждай! Дерзнешь ли поручиться,
Что ты пристрастием не будешь увлечен?
Не осуждай! Ты можешь ошибиться,
Не осуждай – не будешь осужден!..
(1820-1887)

А.С. ПУШКИН

Телега жизни.

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! . . . .

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.

М.Ю. ЛЕРМОНТОВ

О Христа ради юродивых …

«С тех пор, как Вечный Судия
Мне дал всеведенье пророка,
В сердцах людей читаю я
Страницы злобы и порока…

Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:

«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что Бог гласит его устами!

Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»

Ангел

По небу полуночи ангел летел,
И тихую песню он пел.
И месяц, и звёзды, и тучи толпой
Внимали той песни святой.

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кушами райских садов,
О Боге великом он пел и хвала
Его непритворна была
Он душу младую в объятьях нёс
Для мира печали и слёз
И звук его песни в душе молодой
Остался без слов, но живой.

И долго на свете томилась она.
Желанием чудным полна,
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

ПОЛОНСКИЙ ЯКОВ ПЕТРОВИЧ

Нищий.

Знавал я нищего: как тень,
С утра бывало целый день
Старик под окнами бродил
И подаяния просил…
Но все, что в день ни собирал,
Бывало к ночи раздавал
Больным, калекам и слепцам —
Таким же нищим, как и сам.

В наш век таков иной поэт.
Утратив веру юных лет,
Как нищий старец изнурен,
Духовной пищи просит он.-
И все, что жизнь ему ни шлет,
Он с благодарностью берет —
И душу делит пополам
С такими ж нищими, как сам…

1847

У Храма.

Душный день догорал,
Дальний звон меня звал,
И как в рай, в Божий храм
Запросилась душа.
И спеша, и дыша
Тяжело, по пескам,
По лесистым буграм
Шел я, бледен и хил,
Точно крест волочил,
И дошел до ворот,
Где теснился народ.

Жаждал видеть я ряд
Посребренных лампад,
Запрестольных свечей
Седмь горящих огней;
Созерцать в золотых
Ризах лики святых,
Певчим хорам внимать
И блаженно вздыхать,
В теплом дыме кадил,
Чуя Господа сил.

Но я, хил и убог,
В храм пробраться не мог:
Суетливой толпой,
Теснотой, толкотней,
Я — безжалостно смят,
Я — отброшен назад,
И, как нищий старик,
У решетки поник.

Крест на храме сиял,
Он один затмевал
Сотни наших свечей,
Весь в багрянце лучей
Он сиял от зари,
Что твои алтари!
Там стрижи вверх и вниз
Чуть мелькая вились,
И, забывчиво-тих,-
Я заслушался их.

Как над былием лес,
Над землей, надо мной,
Над церковной главой
Вековечных небес
Расстилалася высь.
«Маловерный, молись!»
Как журчанье волны,
Пронеслось с вышины…
И уж я сознавал,
Что я в храме стоял, —
В храме, полном огней,
Перелетных лучей,
И невидимых крыл,
И неведомых сил.
1889 г

СЕРГЕЙ БЕХТЕЕВ

Молитва.

Пошли нам, Господи, терпенье
В годину буйных, мрачных дней
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейства ближнего прощать
И крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и униженья ,
Христос, Спаситель, помоги!
Владыка мира, Бог вселенной!
Благослови молитвой нас
И дай покой душе смиренной
В невыносимый, смертный час…
И у преддверия могилы
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы
Молиться кротко за врагов!
 1917г.

БОРИС ПАСТЕРНАК

В БОЛЬНИЦЕ

Стояли как перед витриной,
Почти запрудив тротуар.
Носилки втолкнули в машину.
В кабину вскочил санитар.

И скорая помощь, минуя
Панели, подъезды, зевак,
Сумятицу улиц ночную,
Нырнула огнями во мрак.

Милиция, улицы, лица
Мелькали в свету фонаря.
Покачивалась фельдшерица
Со склянкою нашатыря.

Шёл дождь, и в приёмном покое
Уныло шумел водосток,
Меж тем как строка за строкою
Марали опросный листок.

Его положили у входа.
Всё в корпусе было полно.
Разило парами иода,
И с улицы дуло в окно.

Окно обнимало квадратом
Часть сада и неба клочок.
К палатам, полам и халатам
Присматривался новичок.

Как вдруг из расспросов сиделки,
Покачивавшей головой,
Он понял, что из переделки
Едва ли он выйдет живой.

Тогда он взглянул благодарно
В окно, за которым стена
Была точно искрой пожарной
Из города озарена.

Там в зареве рдела застава,
И, в отсвете города, клён
Отвешивал веткой корявой
Больному прощальный поклон.

«О Господи, как совершенны
Дела Твои, — думал больной, —
Постели, и люди, и стены,
Ночь смерти и город ночной.

Я принял снотворного дозу,
И плачу, платок теребя.
О Боже, волнения слёзы
Мешают мне видеть Тебя.

Мне сладко при свете неярком,
Чуть падающем на кровать,
Себя и свой жребий подарком
Бесценным Твоим сознавать.

Кончаясь в больничной постели,
Я чувствую рук Твоих жар.
Ты держишь меня, как изделье,
И прячешь, как перстень, в футляр».

НА СТРАСТНОЙ

Еще кругом ночная мгла.
Еще так рано в мире,
Что звездам в небе нет числа,
И каждая, как день, светла,
И если бы земля могла,
Она бы Пасху проспала
Под чтение Псалтыри.

Еще кругом ночная мгла.
Такая рань на свете,
Что площадь вечностью легла
От перекрестка до угла,
И до рассвета и тепла
Еще тысячелетие.

Еще земля голым-гола,
И ей ночами не в чем
Раскачивать колокола
И вторить с воли певчим.

И со Страстного четверга
Вплоть до Страстной субботы
Вода буравит берега
И вьет водовороты.

И лес раздет и непокрыт,
И на Страстях Христовых,
Как строй молящихся, стоит
Толпой стволов сосновых.

А в городе, на небольшом
Пространстве, как на сходке,
Деревья смотрят нагишом
В церковные решетки.

И взгляд их ужасом объят.
Понятна их тревога.
Сады выходят из оград,
Колеблется земли уклад:
Они хоронят Бога.

И видят свет у царских врат,
И черный плат, и свечек ряд,
Заплаканные лица —
И вдруг навстречу крестный ход
Выходит с плащаницей,
И две березы у ворот
Должны посторониться.

И шествие обходит двор
По краю тротуара,
И вносит с улицы в притвор
Весну, весенний разговор
И воздух с привкусом просфор
И вешнего угара.

И март разбрасывает снег
На паперти толпе калек,
Как будто вышел человек,
И вынес, и открыл ковчег,
И все до нитки роздал.

И пенье длится до зари,
И, нарыдавшись вдосталь,
Доходят тише изнутри
На пустыри под фонари
Псалтырь или Апостол.

Но в полночь смолкнут тварь и плоть,
Заслышав слух весенний,
Что только-только распогодь,
Смерть можно будет побороть
Усильем Воскресенья.

Ф.М.  ДОСТОЕВСКИЙ

Крошку Ангела в сочельник Бог на землю посылал…

Крошку-ангела в сочельник
Бог на землю посылал:
“Как пойдешь ты через ельник,
— Он с улыбкою сказал, —

Елку срубишь, и малютке
Самой доброй на земле,
Самой ласковой и чуткой
Дай, как память обо Мне”.

И смутился ангел-крошка:
“Но кому же мне отдать?
Как узнать, на ком из деток
Будет Божья благодать?”

“Сам увидишь”, — Бог ответил.
И небесный гость пошел.
Месяц встал уж, путь был светел
И в огромный город вел.

Всюду праздничные речи,
Всюду счастье деток ждет…
Вскинув елочку на плечи,
Ангел с радостью идет…

Загляните в окна сами, —
Там большое торжество!
Елки светятся огнями,
Как бывает в Рождество.

И из дома в дом поспешно
Ангел стал переходить,
Чтоб узнать, кому он должен
Елку Божью подарить.

И прекрасных и послушных
Много видел он детей. –
Все при виде Божьей елки,
Всё забыв, тянулись к ней.

Кто кричит: “Я елки стою!”
Кто корит за то его:
“Не сравнишься ты со мною,
Я добрее твоего!”

“Нет, я елочки достойна
И достойнее других!”
Ангел слушает спокойно,
Озирая с грустью их.

Все кичатся друг пред другом,
Каждый хвалит сам себя,
На соперника с испугом
Или с завистью глядя.

И на улицу, понурясь,
Ангел вышел… “Боже мой!
Научи, кому бы мог я
Дар отдать бесценный Твой!”

И на улице встречает
Ангел крошку, — он стоит,
Елку Божью озирает, —
И восторгом взор горит.

Елка! Елочка! – захлопал
Он в ладоши. – Жаль, что я
Этой елки не достоин
И она не для меня…

Но снеси ее сестренке,
Что лежит у нас больна.
Сделай ей такую радость, —
Стоит елочки она!

Пусть не плачется напрасно!”
Мальчик ангелу шепнул.
И с улыбкой ангел ясный
Елку крошке протянул.

И тогда каким-то чудом
С неба звезды сорвались
И, сверкая изумрудом,
В ветви елочки впились.

Елка искрится и блещет, —
Ей небесный символ дан;
И восторженно трепещет
Изумленный мальчуган…

И, любовь узнав такую,
Ангел, тронутый до слез,
Богу весточку благую,
Как бесценный дар, принес.

А.ФЕТ

Ночь тиха.

По тверди зыбкой
Звезды южные дрожат.
Очи матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних,
Вот пропели петухи —
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,
Озарен Марии лик.
Звездный хор к иному хору
Слухом трепетным приник.

И над Ним горит высоко
Та звезда далеких стран;
С ней несут цари востока
Злато, смирну и ливан.

Ф.И. ТЮТЧЕВ

Наш век

Не плоть, а дух растлился в наши дни,
И человек отчаянно тоскует…
Он к свету рвется из ночной тени
И, свет обретши, ропщет и бунтует.

Безверием палим и иссушен,
Невыносимое он днесь выносит…
И сознает свою погибель он,
И жаждет веры — но о ней не просит…

Не скажет ввек, с молитвой и слезой,
Как ни скорбит перед замкнутой дверью:
«Впусти меня! — Я верю, Боже мой!
Приди на помощь моему неверью!..»

***
О вещая душа моя,
О сердце, полное тревоги, —
О, как ты бьёшься на пороге
Как бы двойного бытия!..
Так ты — жилица двух миров,
Твой день — болезненный и страстный,
Твой сон — пророчески-неясный,
Как откровение духов…
Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые —
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

***
Растленье душ и пустота,
Что гложет ум и в сердце ноет, —
Кто их излечит, кто прикроет?..
Ты, риза чистая Христа…
1855- 1857

С.БЕХТЕРЕВ

Немногим

«Блажени изгнании правды ради, яко тех есть Царство Небесное.» (Мф. V, 10)

Блажен, кто в дни борьбы мятежной,
В дни общей мерзости людской,
Остался с чистой, белоснежной,
Неопороченной душой.

Блажен, кто в годы преступлений,
Храня священный идеал,
От повседневных искушений
Умом и сердцем устоял.

Блажен, кто, вписывая повесть
В скрижали чёткие веков,
Сберёг, как девственница, совесть
И веру дедов-стариков.

Блажен, кто Родину не пре́дал,
Кто на Царя не восставал,
Кто чашу мук и слёз изведал,
Но малодушно не роптал.

1921

ПРОТОИЕРЕЙ НИКОЛАЙ РОГОЗИН

Язык

Малым членом в нашем теле
Почитается язык
А ведь он на самом деле
Страшно силен и велик.

Если свыше силой Бога
Наш язык не укрощен,
То тогда безмерно много
Всюду зла приносит он.

Как ножом он сердце ранит
И кольнет больней иглы,
А пилить уж если станет,
Не найдешь такой пилы.

Во дворах и в темных хатах
Разных сел и деревень,
В городах, домах богатых
Он клевещет целый день.

Ищет каждую минуту,
Где бы только лишь ему
Завести вражду и смуту,
Вместо света сеять тьму.

Чрез него большое море
На земле пролито слез.
Сколько скорби, сколько горя
Бедным людям он принес!

Сколько жизней им разбито,
Молодых и крепких сил
Прежде времени зарыто
На кладбище средь могил!

Будем все молиться Богу:
Исцелился б наш язык.
Чтобы Господа он славил,
Чтобы он к добру привык.

Будь человеком, брат

Знаешь ли, друг мой, зачем ты родился ?
Царь над землею, но Богу ты — раб.
Ты в Его имя святое крестился.
Помни же, кто ты, возлюбленный брат.

Помни, что ты в Его ризу облекся,
Помни, купель обновила тебя,
С клятвою дел сатаны ты отрекся,
Бог тебя принял как сына- любя.

Помни, что должен служить Ему верно
Словом и делом на пользу другим.
Помни, Он милостив к людям безмерно,
Будь же и ты так же милостив к ним.

Помни, за гордость ангел наказан,
Изгнан с позором от братьев своих.
Нам же с тобою путь верный указан
К вечному Царству, где лики святых.

Помни, что праведный Бог обещает:
Кто Его правду желает творить,
Кто Ему душу свою посвещает-
Вместе с Собою в раю водворить.

Помни, что дан тебе выбор свободный,
Выбор серьезный- на жизнь или смерть.
Если ты будешь как камень бесплодный-
Против тебя вся небесная твердь.

Помни, что враг стережет тебя всюду,
Золотом манит, чтоб душу купить,-
Так подстерег он когда то Иуду.
Бойся же, друг мой, предателем быть.

Бойся сквернить беззаконием тело,
Помни: водою греха не омыть.
Взвешивай каждое слово и дело,
Помни, что должен ты в вечность отбыть.

Помни, что Бог на Суде неподкупен,-
Пользуйся временем, здесь послужи.
Будь к Нему ближе, пока Он доступен,
Верным, усердным себя покажи.

Видя любовь твою, Бог всемогущий,
Верь, не оставит тебя без наград.
Будь же как крин благовонный, цветущий.
Будь человеком, возлюбленный брат!
 (1898-1981)

selci-orthodoxy.ru

Духовная поэзия

  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер
    • Керсновская Евфросиния Антоновна
    • Киселева Татьяна Васильевна
    • Кисляков Спиридон, архимандрит
    • Козлов Сергей Сергеевич
    • Кокухин Николай Петрович
    • Колупаев Вадим
    • Константинов Димитрий, протоиерей
    • Королева Вера Викторовна
    • Короленко Владимир Галактионович
    • Корхова Виктория
    • Корчак Януш
    • Кочергин Эдуард Степанович
    • Краснов Петр Николаевич
    • Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович
    • Краснова Татьяна Викторовна
    • Кривошеина Ксения Игоревна
    • Кристус Петрус
    • Крифт Питер
    • Кронин Арчибальд Джозеф
    • Кропотов Роман, иеромонах
    • Круглов Александр Васильевич
    • Крупин Владимир Николаевич
    • Куприн Александр Иванович
    • Кучмаева Изольда Константиновна
    • Лагерлёф Сельма
    • Ларионов Виктор Александрович
    • Лебедев Владимир Петрович
    • Леонтьев Дмитрий Борисович
    • Леонтьев Константин Николаевич
    • Лепешинская Феофила, игумения
    • Лесков Николай Семенович
    • Либенсон Христина
    • Линдгрен Астрид
    • Литвак Илья
    • Лихачёв Виктор Васильевич
    • Лукашевич Клавдия Владимировна
    • Льюис Клайв Стейплз
    • Люкимсон Петр Ефимович
    • Лялин Валерий Николаевич
    • Макаров Михаил
    • Макдональд Джордж
    • Макрис Дионисиос
    • Максимов Владимир Емельянович
    • Максимов Юрий Валерьевич
    • Малахова Лилия
    • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
    • Мельников Федор Ефимович
    • Мельников-Печерский Павел Иванович
    • Милн Алан Александр
    • Мицов Георгий, священник
    • Монах святогорец
    • Муртазов Никон, иеродиакон
    • Назаренко Павел
    • Недоспасова Татьяна Андреевна
    • Немирович-Данченко Василий И.
    • Никитин Августин, архимандрит
    • Никифоров–Волгин Василий А.
    • Николаев Виктор Николаевич
    • Николаева Олеся Александровна
    • Нилус Сергей
    • Носов Евгений Иванович
    • Нотин Александр Иванович
    • Оберучева Амвросия, монахиня
    • Павлов Олег Олегович
    • Павлова Нина
    • Пантелеев Л.
    • Панцерева Елена
    • Парамонов Николай, игумен
    • Паустовский Константин Георгиевич
    • Пестов Николай Евграфович
    • Попов Меркурий, монах
    • Поповский Марк Александрович
    • Портер Элионор
    • Поселянин Евгений Николаевич
    • Потапенко Игнатий Николаевич
    • Прочие авторы
    • Пушкин Александр Сергеевич
    • Пыльнева Галина Александровна
    • Рак Павле
    • Раковалис Афанасий
    • Распутин Валентин Григорьевич
    • Ремизов Алексей Михайлович
    • Робсман Виктор
    • Рогалева Ирина
    • Рожков Владимир, протоиерей
    • Рожнева Ольга Леонидовна
    • Россиев Павел Амплиевич
    • Рыбакова Светлана Николаевна
    • Савельев Дмитрий Сергеевич
    • Савечко Максим Богданович
    • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович
    • Санин Варнава, монах
    • Сараджишвили Мария

azbyka.ru

Вера Надежда Любовь - Стихи Православных Священников

Юрий Котинов

дата рождения 02-06-1968г город Элиста. В 2003 г. окончил духовную семинарию. г Белгород...на данный момент...клирик Казанского Кафедрального собора город Элиста...руководитель социального отделения.

Выбор

Для кого-то, рубль -миллион.
Для другого, миллион-как рубль.
Для кого-то годы нипочем.
Для другого. жизнь-одна минута.

Кто-то переступит за порог.
Кто-то переступит человека.
Но  всегда везде, один итог.
Дашь ответ ты, Судии за это.

Кто-то погибает, и зазря.
Кто-то погибает, жизнь спасая.
Кто-то творит добрые дела.
Кто-то зло, Того не понимая.

Знай, что в мире есть. Добро и Зло.
Знай, что нужен выбор...
Утверждаю..
В мире погибает только Зло,
А добро всегда, все побеждает!


След жизни

Любите жизнь свою, любите.
и помните!
Одна она у вас.
Любите Бога и дарите
Все то, чем наградил он вас.
Умножьте вы любовь, терпенье.
И силу всех всегда прощать.
Ведь у любви одно творенье.
Все! все от жизни принимать.
И радостные дни рожденья,
И слезы покаяния души.
И испытанья и сомненья.
Учись от жизни и прими.
И на исходе жизни бренной
Назад ты оглянись..
Что ты оставил и чем правил!?
Каков же след?
Приди и виждь.


Безмолвная любовь

Как тяжела безмолвная любовь.
И не взглянуть. И не обнять.
И сердцу, что трепещет вновь и вновь.
И будоражит в наших жилах кровь.
С годами все труднее объяснять.

Как тяжело ему понять, принять,
Невидимые слезы на душе
Мешают нам лазейку отыскать,
К тому, что видим только в мираже.

И нет у нас надежды на просвет,
Что сбудутся когда-нибудь желанья.
Что вместе встретим мы с тобой рассвет
Не в адском удушающем тумане,
А-в наяву, в сердечном трепетанье
Даря друг другу радость, счастье, свет....

Я очень верю, что любовь
Не призрачна, а- необьятна.
Уйдут печали в край закатный,
И водворится тишина,
И сердце освежая кровь.
вздохнет свободно,
радостью полно........


На Покров

Что тебе пожелать?
И с открытой душой?
Жить и горя не знать.
Обрести лишь покой.

А покой у Христа,
И у мамы родной.
Матерь Божья слегка
Всех скорбящих покрой.

Чтоб мы жили всегда
Лишь с надеждой твоей
На закате всех дней
Ты всех нас пожалей.

Чтобы верили мы
Лишь в защиту твою.
Без тебя не унять,
В жизни немощь мою.


Под вечным небом

Родные степи и орлы
Все суслики, сайгаки,
Тюльпан, ковыль.
ВСЕ все в степи,
Под вечным небом
Все мы братья.

У каждого своя душа,
У каждого свое стремленье
И не забыть нам никогда
Творца степи, прекрасное творенье.

И нас с тобой всегда здесь ждут.
Одна у нас дорога.
Не расстаемся в сердце ни на чуть.
Я знаю встретимся мы снова.


Другие миры.

Я видел другие столицы
Я видел другие миры.
О них не рассказано в книгах.
О них не воспеты стихи.

Мы их никогда не увидим
К ним вечно закрыты врата.
Лишь только с душою открытой
Мы можем войти все туда.

Туда, где лишь солнце сияет
Туда, где лишь счастье живет
Туда, где все горя не знают
Туда, где любовь лишь живет.

Должны мы все в жизни бороться
За счастье что ждет впереди
Чтоб с сердцем, открытой душою
Могли мы туда все прийти..


Между небом и землей

Я чаще все скучаю по земле,
Еще сильней тоскую я по звездам,
Но что-же выбрать мне в душе?
Когда на сердце светят только звезды.

Ведь все вокруг создал Творец,
И надо все любить бесспорно.
Но в суете минувших лет
Я выбираю все-же звезды.

Все может быть!?
И может быть вдали....
На тихих звездах.
Живет и дышит тот же человек,
И также он мечтает лишь о звездах.


Степные курганы

Седые степные курганы,
Вас вовсе не старят года,
Над вами кочуют туманы,
Приходит пастух иногда.

Над вами проносятся бури
И шум человеческих драк.
Но вы безмятежно  заснули,
И вот-не проснетесь никак.

Ваш сон  охраняют Калмыки,
Считая отчизной своей.
Тревожны прощальные крики
Летящих на юг журавлей.

Пусть только тюльпанные рати,
Приходят к нам в степи весной!
Ведь все степняки-это братья,
Рожденные этой землей.


Друг

Не унывай.
Последний час
Еще не наступил.
Напрасно думаешь подчас,
Что белый свет не мил.

Я вижу-маешься душой,
А жизнь проходит стороной.
Уходят прочь твои года,
ты будь самим собой всегда,
Светло смотри на жизнь вокруг
И боль уймет твой верный друг.


Любить не запретишь

Неудержимым водопадом
Не расточайте громких слов.
В них не найдет душа отраду,
Они порой страшней оков.

Чтоб не кружилась голова
От громкой пустоты болтливой-
Дарите нежные слова
Обдуманно и терпеливо.

Коль вместе быть не суждено-
Вы все равно старайтесь верить
Того что свыше нам дано
Умом людским нам не измерить.


Седые волосы ковыли

Седые волосы ковыли.
Вы седина всех матерей в годах.
Вы красота степной долины.
Вся мудрость, скрытая в веках.
Седые волосы ковыли.
Не сразу стали вы такими.
Пройдя все испытания, былины,
Судьбу народа вы прожили.
Седые волосы ковыли.
Вы вскормлены слезами матерей.
Что можно, вы в себе хранили,
А что нельзя, вы донесли до наших дней.
Седые волосы ковыли.
Вы степняка собой пленили.
Они на подвиг уходили,
Держа в сердцах, ковыль степей.
Седые волосы ковыли.
Как волны, по степи вы плыли.
Вы ветром тихим всех мирили,
Даря всем красоту в веках.


28- декабря.

Посвящается депортации калмыцкого народа

Вдруг сумраком степи покрылись,
В глазах … седина на висках.
Морозная пыль, как беда, заклубилась,
Грохочут вагоны в ночах.
Здесь нету тюльпанов, они не прижились
В безбрежных сибирских лесах.
Лишь только громадные сосны рябились
От белого снега в глазах.
И нету со мною возлюбленных братьев,
Воюют на фронте отцы.
Младенец лишен материнских объятий,
Ведь правят здесь бал подлецы.
Дорога, дорога… в телячьих теплушках
Буржуйка бессильно коптит.
Здесь жизнь человека не стоит полушки,
От этого душу знобит.
От горя и слез стали очи не зрячи
Людей, что в изгнаньи везли.
А деточки- капли застывшего плача-
С собой на тот свет унесли.
Гонителям злым не творили проклятий
Те, кто был от старости сед.
Безмолвно их смерть принимала в объятия
И тем избавляла от бед.
А молодость юная не понимала:
-За что нас везут? И куда?!
Их много в дороге тогда умирало,
Не сделавших миру вреда.
Теперь наша память в себе собирает
Года испытаний судьбы.
Как в степи родные свои возвращались,
Пройдя все невзгоды, сыны.
Так что увидали вернувшихся очи?
- В степи поседела ковыль.
Но память холодной, ужасной той ночи
С трудом превращается.
Так пусть же хранится навеки в народе
Преданье об этой беде.
И пусть никогда уже не происходит
Такое ни с кем и нигде.


Победа.

Ветеранам.

Тюльпаны гордо расцветали,
Победы возвещая час.
И мы все тихо поминали
Всех тех, кто пал в войне за нас.
И все живое в мире этом,
Сплоченное бедой тогда,
Напоминало нам то лето,
Когда вдруг началась война.
И кровь победного заката, пылавшего в вечерний час,
Напоминала о солдатах,
Сражавшихся за жизнь! За нас!
Пройдут века, прольются воды,
Смывая с памяти печаль.
Но будет символом свободы
Победа русского меча!


Сайгаки.

Над степью тени облачные плыли,
А вдалеке, в неясных клубах пыли,
Сайгачье стадо уходило вдаль,
Вселяя в душу горькую печаль.
Неужто скоро, вдруг подумал я,
Их, словно мамонтов, приютит мать-земля?


Воздание

Кто в жизни ищет утешенья.
Большой совет хочу я дать.
Идите к Богу без сомненья.
Лишь только он нам может дать.

Все то - что ждем от нашей жизни.
Все то - что потеряли мы в пути.
Мы часто в жизни все бросали
И не могли опять найти.

Что дал для жизни нам Всевышний?.
Что отдадим ему?. Свое?!.
Нет никогда мы не осилим.
Лишь только Бог воздаст, твое.


Понимание

Останови свои стремленья.
Познай ты жизнь - хоть на мгновенье.
Узнай всю полноту любви,
Чем дорожил и чем ты жил.

Что видела в тебе земля?.
Родные, близкие, друзья?.
Остановить всю жизнь нельзя.
Останови себя, любя...

Мы часто сетуем на то,
Что нас никто не понимает.
А много ль надо нам на то.
Одна лишь жизнь, ответы знает.

А понимаем мы ль кого?
И в жизнь близкого вникаем.
Нет, не понять нам ничего.
Одна лишь жизнь - ответы знает.


Любовь и добро

Любовь не то - что мы лишь видим.
Любовь не то - что мы храним.
Любовь лишь то - что свято веришь.
Любовь, как жертвуешь самим.

Любовь как вера бережлива,
Ведет всех к Богу за собой.
Пройдя все испытанья, горделивость,
Останется чиста душой.

Любовь лишь то - как ты усталый,
Не отвечаешь злом на зло.
И только раны заживляешь
И отвечаешь добротой на все.


Найти

Жаль, в жизни не вернутся
Минуты счастья и любви.
Ведь все по миру растеряли
И ничего не сберегли.

А время будто все торопит.
И как бы что-нибудь успеть.
Потерянное в этой жизни
Опять найти и обогреть.

Тогда все в жизни возвернется.
И засияет темнота.
И мы друг другу улыбнемся,
И будем счастливы всегда.


Потерянное

Я хотел тебя сильно любить...
Подарить голубые просторы.
И вселенную всю позабыть,
И упрятать подальше все споры.

Мы теряли любовь как всегда,
И дарили капризы, сомненья.
И жалеем сейчас, что тогда
Мы теряли любовь без сомнений.

И сейчас, чтобы все возвратить
И вернуть ту любовь, что сначала.
Обещала нам счастье дарить,
Но года, не дадут то начало.

И тоскует душа по любви.
Седина ведь уже на пороге.
Очень жаль, что мы можем любить
Лишь тогда, когда счастье не в доме.


Долг

Дети, не бросайте матерей.
Помните, одна у них забота.
На закате трудностей всех дней 
Помолиться Богу, хоть немного.

Помните, родную мать, отца.
Знайте! что и вы такими стали.
И детей своих, как вас тогда,
В жизни все пути уж разобрали...

Что же остается в жизни нам,
На закате солнечного утра.
Помолиться Богу, хоть чуть-чуть,
И в молитвах вспомнить нам друг друга.


Подушка

Посвящается детскому дому

Холодной ночью согреваю
Свою подушку сладким сном.
Как мать родную прижимаю
И вспоминаю отчий дом.

А в сердце тихо проникает
Все то - что быть и не должно.
Но лишь подушку обнимаю,
Как мать родную, все одно.

Я знаю, жизнь все разбросала.
И нет надежды все вернуть.
Поэтому подушку обнимаю,
Как мать родную, хоть чуть-чуть.

Настанет утро, все проснутся.
Заправят койки тихо в ряд.
Я мокрую свою подушку
Поглажу тихо... будто мать.


Дорогие отцы

Дорогие отцы, не бросайте!.
Нас, детей! Не топчите вы нас.
Ведь и мамы седыми уж стали.
По ночам ожидая, лишь вас.

Плачет мальчик. И девочка тоже,
Увидав лишь во сне, как отца.
Лишь одно материнское слово
Согревало, звало не спеша.

Научитесь любить и бороться.
Научитесь любить и прощать.
И одно оскорбленное слово
Лишь любовью своей исправлять.

И тогда поседевшие мамы,
Как тогда, все с детьми на руках
К вам на встречу придут, и все раны
Все с любовью покроют опять.

Дорогие отцы! Не бросайте!...


Спокойной ночи

Как хорошо, что кто-то помнит
О доброте средь бела дня.
И о спокойной ночи в доме,
Всегда благодарит тебя.

И я желаю доброй ночи,
Чтоб полетал и ты во сне.
Ты знаешь!. я летаю с детства,
И вижу звезды я везде.

Я так хочу средь них остаться,
А иногда не просыпаться.
Чтоб не во сне, а наяву,
Попасть хоть на одну звезду.


Родные звезды

Почему ко мне так далеки
Родные звезды во вселенной.
В моем вы сердце глубоки.
В моих глазах, вы будто слезы.

Хотел бы я обнять всех вас,
Хочу смотреть, средь дня и ночи.
Ничто уж не заменит вас,
И я не сплю и жду средь ночи.

Я не хочу надежды потерять,
Своим мечтам желаю сбыться.
Хотя б на миг, средь вас летать
И всей душой соединиться.


Красота или

Куда девается краса?..
Что нам она пророчит?
Сотрешь ее - и нет тебя.
И ты кричишь средь ночи.

Ты хочешь быть любимой!?
Так люби!..
Душою - а не вещью.
Семью, детей ты сбереги,
Перед дорогой в вечность.

Желаешь ты уют, покой.
Создай его! и жертвуй.
Очаг домашний береги,
И будешь ты красивой вечно.


Правда вечности

Мы в вечность тихо улетаем,
А о себе ничто не знаем.
Куда? девается душа.
Куда ушло былое я.

Хотя была и жизнь бурлива,
А иногда и молчалива.
И все от жизни брали мы,
Лелеяли свои мечты.

Мы думали оставить след
Ценою жизненных побед.
Но вот от них остался след,
Как тронешь, и его уж нет.

Мы в вечность тихо улетаем.
Что впереди нас ждет, не знаем.
Никто не знает ничего,
Но жизнь всегда возьмет свое.


Признание

Ты для меня - бутон степной,
Сравнимый с красотой тюльпана.
Ты пахнешь ветром и росой,
И тайной летнего тумана.

Ты прячешься порой за облака,
Но, как звезда, зовешь издалека.

xn--b1asf8a.xn--p1ai

50 великих стихотворений Archives - Православный журнал "Фома"

«У меня была идея в свое время, когда мне было 24-25 лет, на каждое Рождество писать по стихотворению». Эту свою идею Иосиф Бродский воплотил в жизнь. Он создал цикл рождественских стихотворений, который не имеет аналогов в мировой поэзии. В проекте «50...За пару лет до трагической гибели Есенин публикует книгу стихотворений «Москва кабацкая», так и оставшуюся в умах многих читателей образцом эпатажности и средоточием непристойных произведений. В проекте «50 великих стихотворений» поговорим об одном из самых...За полгода до смерти Пушкин написал стихотворение «Отцы пустынники и жены непорочны…». И это было именно переложение покаянной молитвы преподобного Ефрема Сирина! Острое чувство смертного дыхания времени, но при этом присутствие какого-то другого измерения, где время исчезает, звучит в стихотворении «Снег идет». Читаем и разбираем известный текст в проекте «50 великих стихотворений».1920 год. Иван Бунин вынужден покинуть Россию, спасаясь от большевистских погромов. Больше на Родину ему вернуться было не суждено. Незадолго до отъезда было написано стихотворение, в котором он не только предчувствовал скорую разлуку с домом, но и ответил на...«Сталкер русской поэзии», один из крупнейших поэтов-мыслителей ХХ века. Наследник Серебряного века, переводчик и отец кинорежиссера Андрея Тарковского, Арсений Александрович Тарковский — в проекте «50 великих стихотворений».
Борис Алексеевич Чичибабин. Ночью черниговской…
Стихотворение «Ночью черниговской…» было написано в 1977 году. Это был период, когда Борис Чичибабин претерпевал многолетнее забвение, будучи исключенным из Союза писателей СССР и запрещенным для публикации в стране. Но несмотря на мощное идеологическое...В начале этого стихотворения стоит слово «смерть». И за этим словом — не отвлеченные размышления всемирно известного писателя о трагичности мира. За ним — личная катастрофа, которую пережил молодой человек, неожиданно потерявший любимого человека. Боль,...Осип Мандельштам ни разу не был в Константинополе и не видел храма Святой Софии. Однако ему удалось создать самое яркое описание этого собора в поэзии. 1480 лет назад в столице Византийской империи был освящен величественный Софийский собор. Прекрасная...В проекте 50 великих стихотворений мы с христианской точки зрения рассматриваем известные стихотворения русских поэтов. Кем, как и почему написаны эти стихотворения, которые мы считаем знаковыми. В день праздника Успение Пресвятой Богородицы мы поговорим о...

foma.ru

Сборник православных стихотворений для семейного чтения


ПРАВОСЛАВНЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ ДЛЯ ДЕТЕЙ

РОЖДЕСТВО

Рождество! Рождество!
В Храме Божьем торжество!
Главный праздник января
Для тебя и для меня.
Улыбаются ребята,
Мамы, папы и девчата!
Служба празднично идёт,
Мир и радость всем несёт!
Каждый, каждый православный
Знает этот праздник славный!
Тают в Божьем Храме свечи,
Праздник души наши лечит.
Если знаешь ты легенду
Про священную пещеру,
Где Спаситель в мир явился,
Как он в этот мир родился:
Покровитель и Учитель,
Миру - мир, а нам Спаситель!
Мальчик, девочка, читай
Православный календарь!
В январе он день седьмой,
Этот праздник – день Святой!
День, когда Святая Дева
Родила обыкновенно
Необычного ребёнка
В яслях около ослёнка.
Ангел пастухам явился:
«Благословленный родился!»
Он принёс благую весть:
«В Вифлееме счастье есть!»
Пели песни в поднебесье
От счастливого известья.
Палестинским пастухам
Ангел в небе воссиял:
«Слава миру, слава БОГУ,
Собирайтесь вы в дорогу,
В мир земной пришёл Христос.
Вам Спасение принёс!»
Там, где были пастухи,
В небе видели волхвы
Путь, показанный звездой
У волхвов над головой.
Потрясённых пастухов
И восторженных волхвов
Небеса оберегали,
Херувимы охраняли.
И в долине Вифлеемской
Поклонились все младенцу.
Мальчик тихо, мирно спал,
Сон прильнул к его глазам.
Бог родился человеком,
Воссиял он миру светом!
Будет мальчик нас учить
Всех прощать и всех любить!
Счастье матери Марии
Небеса благословили!
На руках его качает,
Песни тихо напевает,
Радость держит на руках,
Весть благую в небесах.
Радость миром озарила,
С Богом истину явила!
С Рождеством твоим, Христос!
Бог Спасенье в мир принёс!
Слава Богу на Земле!
Слава, Господи, тебе!
Солнце правды, солнце света!
Наш поклон ему за это!
В каждом Храме торжество,
Мы справляем Рождество!

ЦЕРКОВЬ - БОЖИЙ ХРАМ!

Звёзды вместе с облаками
Очень дружат с куполами!
Церковь – это Божий Храм!
Храм – дорога к небесам!
Купол золотом горит,
Крест на куполе блестит!
Храм для нас как дом родной,
Сердцу очень дорогой!
Церковь создал Бог-Отец
Для простых людских сердец.
Церковь души возвышает,
Бережёт и защищает!
Церковь – Мать, а Бог – Отец,
Наш Создатель и Творец!
Главы синих куполов,
Россыпь звёзд с волшебных снов!
Храм – как мост с земли на небо!
Храм – как в доме запах Хлеба!
Храм – небесная дорога
От простых людей до Бога!
Храмам счёта нет, числа,
Им усыпана Земля!
Лики Бога и святых
На иконах расписных!
Они очень любят нас,
Богу молятся за Вас!
Здесь Божественно прекрасна
Истина, близка и ясна.
Зазвонят колокола!
Солнце греет облака!
На причастии, незримо,
Божий Лик проходит мимо,
Смотрит. Взглянет, наблюдает,
Похвалит иль поругает?!
Видишь ангелов небесных
Светлых, добрых и прелестных?!
Они будут с человеком
До времён скончания века.
Церковь, как же ты светла!
Дом любви и дом тепла!
Можно тихо помолиться
И святой воды напиться,
Можно что-то освятить
И кого-нибудь простить.
Выше крыш и выше гор
Колокольный перезвон!
Хор церковный подпевает,
Голубь мимо пролетает!
Храм – Божественная искра,
Здесь Надежда и Верой близко.
Бог – Отец, и Бог – Любовь
Нас прощает вновь и вновь.
Храм – Божественный огонь
Православный и святой!
Сколько здесь чудес бывает!
Здесь пророки оживают!
Здесь святые мирно зрят
Как лампадочки горят!
Покоряет сердце Храм!
Души рвутся к небесам!
Очищается душа,
Станет чистой, как роса!
С утром добрым, Храм чудесный!
Слышен звон из поднебесной.
Царь Царей вошёл на трон.
Под могучий перезвон.
Православие шагает
Вечность людям предлагает!
Златоглавые соборы,
Храмы, Церкви, как дворцы!
Украшают, улучшают
Благородный лик Земли!

ЦАРСТВИЕ НЕБЕСНОЕ

Знаешь, что такое Рай?
Нет? Ну что ж, тогда читай!
Благодать чудес больших,
Где обители Святых.
Радость просто длится вечность,
Покоряя бесконечность.
Милость, кротость здесь царит
И огонь любви горит!
Вся святые служат службу,
Предлагая людям дружбу.
Здесь бессмертие и Сила
В Царстве света воцарила,
Славы Царь и Искупитель,
Наш Господь и наш Спаситель!
Получивший он везде
Власть на небе и Земле!
Жизнь достойно проживаешь –
В Рай билеты получаешь!
Как красиво и светло,
Очень - очень хорошо!
Рай – источник изобилья,
Здесь нет горя и насилья!
Здесь Любовь и Благодать,
Царства Мудрая печать!
Счастье, радость, наслажденье!
Райский Сад как изумленье!
Рай – источник благодати,
От простых людей до знати.
Царство Славы и Свободы!
Царство Дружбы и Природы!
Золотым смычком на скрипке
Ангел шлёт свои улыбки.
Хор и праздничный оркестр
Звук оформят поднебесный.
Дети бегают, играют,
И как бабочки летают!
Здесь живёт Любви Царица!
На вратах сидит Жар – птица!
Пахнут ладаном цветы
Просто райской Красоты!
Бога хвалят Херувимы,
Звёзды дарят Серафимы!
Мысль животных понимают,
Тигры с птицами играют!
Эльфы в воздухе кружат!
На алмазах пчёлки спят!
Нет здесь ночи, нет и дня,
Дружат Солнце и Луна!
Символ – Крест Животворящий,
Добрых ангелов манящий!
С водопада льётся миро –
Благовоние для мира!
Голубь в небе пролетает,
Солнце звёздочки считает!
Это царство из Добра
Для меня и для тебя!
Небеса благословили
Рай небесный подарили.
Здесь стоит дворец Добра.
Он сияет для тебя!
Блеск волшебный рассыпает,
Людям чудо открывает!
Благодарность и Любовь,
Посещают вновь и вновь…
Думай, думай Человек!
Это двадцать первый век!
Откажитесь от греха –
Рай небесный ждёт всегда!
После жизни жизнь возможна.
Вход с грехами невозможен!

БИБЛИЯ

Все вопросы и ответы
Вы найдёте в книге этой.
Книга мудрости, совета,
Книга Доблести и Света.
Лучше всех и всех нужней
Интересней и важней!
Книга каждому знакома
В каждом сердце,
В каждом доме.
Ангел в окна смотрит с крыш:
«Это Библия, малыш!»
В разных странах, городах
В разных сёлах, деревнях,
Книги этой нет главнее,
Лучше нет и нет важнее.
От создания Человека,
От заката и рассвета,
От создания Земель
И могущества царей.
Про Давида, Соломона
Вам история знакома?
Незнакома? Открывай!
Интересно? Почитай!
Жизнь святых
И жизнь пророков,
Про историю Голгофы.
Приключения людей
Самых первых на Земле.
Ева как с Адамом жили,
Грех как первый совершили,
Рай и Ад, жизнь на Земле,
Очень важно знать тебе!
Там апостолов учение,
Праздники Богоявления,
Там узнаешь про Благой,
Божий, светлый Дух Святой.
Рождество. Крещение. Пасха.
Знаешь, Библия как сказка.
Ты узнаешь как Христос
В мир Спасение принёс.
Как Иисус людей лечил,
Как предателей простил,
Как любил он Человека,
Был он просто Чудом Света!
Радость миру возвестил,
Людям Дух Святой явил!
Как он жил, как воскрешал,
Как он к Миру всех воззвал!
Я скажу вам без секрета:
В этой книге два Завета:
Ветхий – это до Иисуса,
Как написан он искусно!
А потом, завет был Новый,
Ты с ним, кажется, знакомый,
А о том, что много лет
Строил Ной большой Ковчег
Ты ещё не прочитал?
Ты размер Ковчега знал?
Выше леса, выше гор,
Пел ему небесный хор.
Как Архангел Рафаил
Весть благую возвестил
Про победу над грехом,
Все внимательно прочтём!
Про Любовь, про Добродетель,
Только вы читайте, дети!
Эта книга поучает,
Вдохновляет, наставляет,
Всех чудесней эта книжка,
Библию читай, малышка!
Это книга – друг твой верный,
Самый лучший,
Самый первый!...

PS:
Спасать людей задание
Священного писания.

КТО ЭТО - БОГ?

Да. В начале было Слово.
Слово первое у Бога.
Царь Вселенной,
Царь Любви,
Бог Небес и Бог Земли.
Бог Вселенной,
Бог Богов,
От начала всех отцов.
Он Создатель,
Он Единый,
Он Творец неповторимый!
Всё, что видишь, оглянись,
Он придумал эту жизнь!
Где б ты не жил,
Где б ты не был.
Подними глаза на небо!
Он нас в Вере укрепит,
От лукавого хранит!
Бог Есть Дух
И Бог есть Всё…
Жизнь под Славою Его.
Он придумал нас и мир!
Жизнь нам людям подарил!
Он придумал день и ночь,
Он придумал сына, дочь.
Их назвал Адам и Ева.
Землю отдал им он смело,
Звёзды в небе и моря,
Его любит вся Земля!
Без него не можем жить,
И ничто не может быть!
Любит правду и закон,
Он разумен и умён.
Все дела его верны,
Доброй мудрости полны.
Хочешь счастливо прожить?
Обещай его любить.
Бог вдыхает в Человека
Дух Любви, частичку Света,
Радость, Смех и Доброту,
Дарит Мир и Теплоту.
Человека сотворил,
Очень сильно полюбил.
Создал нас и судит нас,
Любит каждого из вас.
Нас сотворил и мы – Его.
Ищи его как серебро.
Во всём его дела и воля,
Познанье Бога – наша доля.
Он Есть Знамение и Огонь,
Он наш Господь,
Он Дух Святой.
Получишь Мир и Благодать,
Коль будешь Бога познавать.
Смиренье, кротость обожает.
Он Солнцу быть повелевает
Он Сильный, Славный и Могучий,
Он во Вселенной самый лучший!
Он Есть везде, и он Есть Всё.
Его любите одного!
Всем сердцем Богу песнь споёшь –
Покой и счастье обретёшь!
Он Есть везде и Есть всегда,
Творит он с нами Чудеса!
Людьми и миром управляет,
Он очень счастья нам желает!
Благословлен Отец Отцов!
Понятно всем без всяких слов!
Он знает всё, он так велик!
Никто не видел его Лик.
Земля и небо совершенны,
Красивы, необыкновенны!
Как щедр и милостив к нам БОГ!
Ты слышишь его мощный зов?!
Прославив Господа за милость,
И в покаянии явим смирность.
Мы любим господа зато,
Что Человеку дал он всё:
Планету, Чувства и Любовь.
Хвалите БОГА вновь и вновь!

ГЛАВНЫЕ ХРИСТИАНСКИЕ
ДОБРОДЕТЕЛИ

Эти правила простые,
Десять истин. Золотые.
Создал их наш Благодетель
И назвал их Добродетель.
Знать их должен Человек,
Каждый год на каждый век.
Это - главные из правил,
От греха людей избавят.
В жизни жить тебе помогут,
Защитить от злости смогут.
Злости молнии бессильны,
Добродетели – всесильны!
И блаженней всех на свете
Добродетели и дети.
Добродетель – это Сила
Всемогущее Светило!
Сердцу славная отрада,
Божья, Царская награда!
Ну, дружок, садись, читай,
Это всё запоминай!
Сел? Готов? Я начинаю
И тебе перечисляю:
Добродетель Есть ЛЮБОВЬ,
Наполняет кров и кровь.
Добродетель слово МИР,
Миру – Слава. Славе – Пир!
ПРАВДА Есть и есть СМИРЕНИЕ
Всем врагам на удивление.
МИЛОСТЫНЯ – добродетель,
Из Писания свидетель.
Добродетель – ПОКАЯНИЕ
Устранит твоё страдание.
ПРАВОСУДИЕ – та же сила,
Что планету сотворила.
КРОТОСТЬ зависть усмирит,
Когда гнев в душе горит.
НЕЗЛОПАМЯТНОСТЬ всегда
Украшает нам сердца.
РАДОСТЬ души просветляет,
Сердце к БОГУ устремляет.
БРАТОЛЮБИЕ – свеча,
Не ругайтесь сгоряча!
В каждом Храме есть икона,
Всем и каждому знакома:
Светлый праздник Воскресения,
День Любви и день Спасения!
В круге Славы встал Спаситель,
Божьей Славы покровитель.
Рядом ангелы летают,
Добродетели читают.
Мир невидим нами зрим.
Мы икону эту чтим.
С ада грешных исхищает,
В Царство Божье посылает.
Вот что значит БЛАГОДАТЬ,
Стыдно людям их не знать.
Добродетель нас спасает,
Злые страсти побеждает.
Живы добрые дела,
Правят жизнью как всегда.
Жизнь – главная дорога
С Добродетели до БОГА.
Добродетель – чистота,
БОГА сердце и глаза.
Дух терпением стяжайте,
Добрым людям помогайте.
Будьте мирны меж собою
С чистым сердцем и душою.
Древо жизни,
Добрый плод,
Вашу честь и жизнь спасёт!

ДЕВА МАРИЯ

История жизни у Девы Марии
В писании опишут пророки святые.
Открылась ей ангелом весть. Весть благая.
Теперь называют её Пресвятая.
Присущего Божьего сына сподобилась,
Ей миссия вырастить сына готовилась!
Посланница миру. Послушница Божия,
Не знавшая зло, не знакомая с ложью.
Отец Иоким её, матушка Анна,
Они в мире жили и чинно, и славно,
Желанную вымолил ангел им дочь,
И слово исполнил Архангел точь в точь.
Родился ребёнок, точнее малышка,
Красивая девочка с ангельским личиком,
Три года мария у Анны жила,
И в Храм очень скоро была введена.
Рождённой желанной, с любовью большою,
Божественным промыслом, с чистой душою.
Избранница Бога и Бога Отца.
Она по ступенечкам тихо взошла.
Красива, мала, но умна и смиренна,
Вставала в молитве дитя на колени.
Ей Ангел премудрость небес объяснял,
Он Деву Марию всему обучал.
Любила. Молилась она за других.
Потом оказалась Святая Святых.
Чрез несколько зим, через несколько лет
Мария для Бога давала обет…
Как вдруг перед нею предстал Гавриил,
Архангел приветствие ей объявил:
«Господь, благодатная, ныне с тобой»
Он Деву Марию считает Святой.
Он позже к Иосифу-старцу явился,
Что б тот Божьей матери шёл поклонился.
Воспитанной в Храме, рождённой в Любви,
Её охраняли. Её берегли.
Что б миру младенца она подарила
И жизнь всей планеты она изменила.
Мария Святая, как чистый родник.
Ты в Храме найдёшь ей сказочный Лик.

ХРИСТИАНИН

Светильник миру, соль Земли,
Душа покорная в Любви,
Живут и Бога восхваляют,
Псалтырь, Евангелие читают,
Стоят на службе, чтут родных,
Свидетели Чудес больших.
Любовь, Надежду, Веру чтут,
Ошибки сразу признают.
И христиане постоянно
Храм посещают в покаянии,
Читают Житие Святых,
Прощают всех врагов своих.
Храм Бога нашего Живого
Единственного и родного,
Род избранный, народ такой,
И Богу очень дорогой.
В терпении жизнь наблюдают,
В трудах, в молитве жизнь слагают.
В посте живут почти весь год
Благоразумнейший народ!
Родник терпения души,
Им честь и слава, похвалы,
И в Силе Божьей, в Чистоте,
Добро творят по всей Земле.
Великодушны и благи,
Христиане Богу дороги.
Их Дух Святой сопровождает,
В молитве часто посещает.
Нелицемерный труд Любви,
Слова их истине сродни.
И в Силе Божьей, в чистоте
Смирение сеют на Земле.
Гордыни корень отрубили,
Пороки в сердце истребили.
Живут как ангелы, всегда
Любовью жизнь у них полна!

ПОСЛАНИЕ ОТ БОГА

Я Землю, Небо сотворил,
Дыханием жизнь благословил,
Я создал лето, мглу и гром,
Я заливал луга дождём.
Планеты, степи, океан,
Дождь, снег и ветер, ураган.
Я людям власть такую дал
Я людям Землю всю отдал.
Зажег я Солнце для людей,
Для птиц, для рыб и для зверей.
Я воздух своим детям дал,
Плохим, хорошим - всё отдал.
Смотри, прочувствуй, подражай,
Во всём ты также поступай!
Я оскорбляющих терплю,
Я всем во всём благотворю!
Награды от добра не жди,
В молитве обо всём проси.
Светила в небе я зажег,
Ещё кто это сделать мог?
Заблудших души просвети,
Меня люби и всех люби!
Меня любить, меня познать,
Важней, чем Солнце наблюдать!
Я создал змея для того,
Что б надругать во всём его.
Давай, ругай его и ты!
Как птичке крылышки свяжи.
Долой грехи. Из жизни прочь!
Знай, я всегда могу помочь!
Когда я тело создавал,
Я власть над ним тебе отдал,
Я сотворил, а ты возьми,
Прекрасной душу сделай ты!
Кто сможет сделать Человека?
Что мне ответишь ты на это?
Нет. Ты не можешь сотворить.
Но можешь ты его ЛЮБИТЬ,
И сделать мне Богоугодным,
Святым и очень благородным.
Я сотворяю существо,
Ты украшаешь Дух его.
Намерение сотвори:
Таким как я быть, и Живи!
Тебе я Силу дам в делах,
Ты держишь жизнь в своих руках!
Смотри, как я тебя Люблю.
Я силу просто так даю!
Я Совершенен, но и Вы
Такими быть и жить должны!
Я создал Вас, я Вас люблю!
Молитесь Богу своему!
Молитесь, люди! Слышу я
О чём Вы просите меня!
Молитва ярость остановит.
Войну, сражение прогонит,
Молитва злобу отразит,
Молитва город укрепит.
Молитва погасит огонь,
И мёртвый встанет, как живой!
Прогонит демонов она,
Молитва – Сила ведь твоя!
Отверзнет все врата небес,
Покажет множество чудес,
И обуздает ярость львов,
Утешит бури у ветров.
БОГ очень – очень любит нас,
Простит, поможет и подаст.
И в душу входит светлый луч…
БОГ добр, щедр и могуч!

PS:
Я вас создал, я вас люблю,
Я всё вам дам, за всё прощу,
Открыты двери – приходи,
И ждёт вас Вечность впереди!

CВЯЩЕННОЕ ПИСАНИЕ.

Видишь? Это Райский Сад,
Зреет сочный виноград.
Священное Писание –
Небесное призвание.
Святой, священный диалог
При чтении БОГ с тобой ведёт.
Беседа БОГА с Человеком
Наполнит душу, сердце светом.
И душу сразу окрыляет.
И исцелит, и возвышает.
Читай, внимательно читай,
С благодарением принимай!
Свет правды солнечной взойдёт
И озарит, и боль уйдёт.
Поможет страсти врачевать,
Научит пользу извлекать.
Ты ощутишь полёт души
И вознесёшься до звезды.
Источник жизни, водопад,
И рая спелый виноград.
С большим усердием читай,
И силы духа укрепляй.
Писание - пища для души,
Законы духа чистоты.
Прогонит скуку и порок,
И ты узнаешь что Есть БОГ.
Душа поёт, душа летит,
С судьбою мудрость говорит.
Душа при чтении сильна,
Благоразумна и умна.
Сердца наполнит тишиной
Великий, славный Дух Святой.
Познаешь Мудрость и Любовь,
БОГ защитит твой светлый кров.
Защиту, счастье обретёшь,
Когда ты всю её прочтёшь.
Приобретаешь благодать,
Великий Дар её читать!
Какая польза! Так и льётся,
Греха следа не остаётся!
Приносит добрые плоды.
Надежду, пользу для души.
Читай Писание, наслаждайся,
Великим Миром наполняйся!
И наслаждайся тишиной,
Спокойствием и красотой!
Душа, которая читает,
Ей ничего не угрожает.
Оно - оружие царей,
Защита мира всех мастей.
Научит Жить. Любить научит,
Исправит ум и зло проучит.
Научит душу не губить
И в безопасности прожить.
А безопасность – результат,
БОГ всё простит, БОГ всё подаст.
Такую душу никогда
Не испугают боль, ветра,
Ни бури, ни сомнения,
Предательство, волнение.
Читай писание, читай,
Спасение, пользу получай.
Ты станешь чище. Ты поймёшь
Зачем на свете ты живёшь.
Душа растёт и замирает,
Светило знаний удивляет.
Ты посмотри, ты прикоснись,
Очистись ты и поклонись.
Большая пропасть, глубоко,
Незнанье Чтений – это зло.
Их не ругай и не суди,
Других учителей не жди.
Есть в твоём доме Божье Слово?
Читайте: снова, снова, снова.
Никто никогда не научит тебя,
Как Мудрость из книги Любви и Добра.

РАСПЯТИЕ

Гром грянул, землю затрясло,
Природа взвыла за окном.
В горах все скалы разломились.
Гробы из камня обнажились.
И в Храме завес на две части
Разорван был в минуту страсти.
Природа плачет и Земля.
Померкли Солнце и Луна,
И три часа царила тьма,
Темней не было никогда.
Восстали многие святые,
К родным в Иерусалим явились.
И римский сотник офицер
Увидев это, поседел.
Он опустился на колени,
Земля и небо заревели…
Убили Господа Христа,
И завопила мать-земля:
«За что? Зачем страдает сын?!
Он царь Земли, он Господин!
Один ни в чём не виноват,
За что ему весь этот ад?
Сынок, сынок!», - кричала мать,
Когда услышала: «Распять!»
Кровавый день, кровавый год,
Стоит предательски народ.
Страдания Господа Христа
Терпела долго мать-Земля.
Палящим солнцем и копьём
Враги разделались с Христом…
«Отец прошу. Прими Дух мой»
Поник Спаситель головой,
«Свершилось», - вымолвил Спаситель,
Учитель, Друг и Избавитель.
Он – Божий Сын. Он жил как все.
За нас он умер на Кресте.
Минута памяти. Замрите.
Прощение тихо попросите…

ВОСКРЕСЕНИЕ

Христос Воскрес! Христос Воскрес!
Идите в Царствие небес!
Христос Воскресе! Посмотрите!
Живите счастливо! Живите!
Воскрес и снова стал живым,
За нас он жизнь свою сложил.
Спасённый Царствием Небес
Он Победил, Христос Воскрес!
Христос Воскрес! Христос Воскрес!
Идите в Царствие Небес!
Сильнее смерти путь Добра
И жизнь славного Христа.
Для тех, кто верил и любил,
Кто добрые дела творил,
Ворота Царства и Любви
Откроют все для вас пути.
И через веру во Христа
Ты можешь сам спасти себя.
Великий праздник Воскресение,
Поклон ему с благодарением.
Снята у смерти злая маска,
Земля справляет нынче Пасху!
Господь спасает и зовёт.
Господь нас любит, верит, ждёт!
Господь любил, Господь страдал,
Он жизнь свою за нас отдал!
БОГ рабство снял с евреев в Пасху,
Теперь у Пасхи новый смысл:
Из царства зла и царства смерти
Он нас с тобой освободил!
В три дня на свет явилось Чудо.
Никто не знает Как? Откуда?
Сначала Господи исчез…
Потом явился. Он Воскрес!
Чудес великое сплетение:
Смерть победило Воскресение!
Великих дней великий смысл,
Господь нам Вечность подарил!

ПАСХА

Мы увидели в лучах Крест сияет в небесах!
Голос дивный из небес:
«Здравствуйте! Христос Воскрес!»
Радость душу залила,
Улыбались облака,
Солнце в небе засияло,
Чудо всех околдовало…
Ай, да праздник, вот так Чудо!
В небесах из ниоткуда!
У людей над головой,
Надо мной и над тобой!
В небе голуби летают,
Птицы Пасху отмечают!
Православная Планета
Отмечает Чудо это.
Праздник в сердце и в душе,
В небесах и на Земле.
Пост закончен, праздник светлый
Что справляет вся планета!
Мир земной справляет Пасху,
Солнце греет нежной лаской.
Куличи и пироги мамы наши напекли!
В Храм несут и освещают,
Благодарно принимают
Торжество Воскресной службы,
Сердцу близко, душам нужной.
Дети знают наперёд:
Скоро будет Крёстный Ход!
Радость, смех, в душе веселье,
Озорное настроение!
Храм наполнен до отказа,
С каждым днём и каждым разом.
Хор поёт: «Христос Воскрес!»
Это Чудо из Чудес.
И «Воистину Воскресе!»
Вторят взрослые и дети.
Бога любящий народ
Этот праздник любит, ждёт.
Сильно колокол звонит
Пасха в гости к нам спешит!

ЗАПОВЕДИ БЛАЖЕНСТВА

Блаженное Блаженство -
Такая Благодать,
Что в небе называют
Чудес мирских печать.
Коль пал и нищий Духом,
Блаженство защитит,
И Царствие Небесное
Отныне посетит.
Не плачь, скорей утешься,
Блаженная слеза
Есть заповедь Блаженства
И заповедь твоя.
Наследник будет кроткий,
Наследует он всё,
Блажен смиренный сердцем,
Блажен он. Вот и всё.
Кто жаждет в сердце правду
Насытятся сие,
И заповедь блаженства
Поможет им везде.
От милости получат
Награды во сто крат,
Блаженны чисты сердцем,
И Господа узрят!
Блаженны миротворцы,
Они сыны Богов!
Внимай: пастух и овцы –
Блаженство всех отцов.
Кого клянут за правду,
И гонят от себя,
Неправедно злословят,
И изгоняют зря,
Они уж тем блаженны,
Что всей душой смиренны,
И Царствие Небесное
В душе у них чудесное!

КОВЧЕГ

БОГ задумался однажды,
Грех людской стал слишком важным,
«Я Вас создал, сотворил,
Я вас больше всех любил,
А теперь вы все грешны,
Чада грешные мои.»
Человече возгордился,
Слишком - слишком развратился,
В помышленьях сердца зло
На погибель привело.
Выбрал БОГ лишь только Ноя,
В жизнь продлив ему дорогу.
Только Ною хочет дать
Бог святую благодать.
«Добрый Ной, я возмущён
Весь народ мой развращён
Лишь твоей семье спастись
Я позволю. Помолись.
Сделай из дерев Ковчег,
Да для столь глубоких рек,
Что бы в триста был локтей,
Собери туда зверей.,
И по моему приказу
Отплывайте, только сразу.»
Ной с женою и с детьми
Благодать приобрели,
Был он мужем непорочным,
Праведным и в БОГЕ прочным.
Слово БОГА Есть закон
БОГУ был послушным он.
В день назначенный и час
Водам БОГ отдал приказ:
«Днём и ночью смойте семя»
И назначил срок и время.
И тогда с небес вода
Затопила города,
Потопила всё живое,
БОГУ очень дорогое.
Искры, молнии и гром,
Проклят грех на свете том,
Только Ной один живой,
Он с женою дорогой.
Получает разрешение
И с небес благословление.
Жизнь продолжить на Земле.
Детям, внукам и жене.
Создавать безгрешной Жизнь -
Вот зачем они спаслись.
Залила с небес вода,
Сорок дней лила она,
Истребилось всё, что можно,
Горе, просто невозможно.
Заливала землю, кров,
Слёзы неба от грехов.
Это БОЖИЕ решение,
За грехи и искушение.
Долгих сто пятьдесят дней
Плыл Ковчег среди морей.
Как то Солнце появилось
И проблема разрешилась.
Голубь с масличным листком,
Возвратился в Ноев дом.
Высохла земля повсюду,
Ной как рад такому Чуду!
Ною снова БОГ велит:
Выведи с собою их:
Жен у сыновей, животных,
Трёх сыночков непорочных,
Выпускай на волю птиц,
Гадов, что бы расползлись,
Скот пускай идёт на волю…
Вот такая Ною доля…
Спас наследие Земли
Жизнь на свете сберегли.
«Выходите, размножайтесь.
До греха не опускайтесь.
Будьте счастливы, живите,
БОГА все благословите,
Ешьте, пейте и трудитесь,
От соблазнов берегитесь!
Мир Ковчегом был спасён.
Ной построит Новый Дом.

АНГЕЛ

Светлый, добрый, бестелесный
До чего же он прелестный!
Бережёт и охраняет.
Сохранит и защищает.
На кораблике плывёт,
Детям песенки поёт.
То на облаке летает,
То на скрипочке играет,
Любит петь и танцевать
Любит людям помогать.
Всем поможет и подскажет
Добрый путь тебе укажет.
Может на ночь вам присниться.
Может в сказку превратиться.
Он утешит, исцелит,
И на помощь поспешит.
Тихо встанет у кроватки
Пощекотит вас за пятки,
Доведёт детей до школы
Вы с ним кажется знакомы?
Часто мама говорит:
«Ангел деток сохранит,
Детям, взрослым помогает
Всем Любви большой желает.
Всё устроит, всех поймёт
В каждом доме он живёт.»
Все легли спокойно спать
А за детскую кровать
Ангел встанет как охранник
Светлый бестелесный странник,
Проявит себя незримо
Пролетит неслышно мимо
Ангел, ангел где ты есть?
Хорошо, когда ты здесь!

ЛУЧ СВЕТА

Луч Света Есть дорога в Храм
Судьба Христа, что Путь нам указал
Вся жизнь игра, но лишь на сцены Веры
Преодолеет Человек игры барьеры
Где Благодать не требует условий
Конфликтных человеческих историй
Луч Света – Крепость у Христа
Луч Света – Храмов Доброта
Луч Света – сердце очищает
И в Божий Мир дорогу открывает
Звенят по всей Руси колокола
Вернитесь в Храмы Божии, господа!
Торжественная Сила в Храме Есть
И Благодати Божией там не счесть.
Идите в Храм под куполом защиты
Послушайте красивые молитвы
И взоры всех служителей Христа
Одарят милостью и радостью тебя
Не надо там искать себе общения
Ищите в Храме Милость и Прощение
А остальное сам Господь решит
Как путь у Человека освятить
Вы не взирайте на врага нападки
Они и недостойны и так гадки
Внимание Ваше стоит лишь одно
Та жертва, что оплачена давно
Христом Царём за недоразумения
Но он дарует всем всегда прощение
Луч Света Светом во сто крат воздаст
Из века в век, из года в год, из раза в раз
Служители невидимой картины
Нас призывают к Чистой Божией Силе
Не осуждая никого и никогда
Простит Господь тебя, тебя, меня.
Одна на Свете Радость Вдохновения
Причастие святого повеление
Любовь Его проста, чиста, светла,
Понятлива, разумна и всегда
Луч Света Божьим Счастьем согревает
И путь людей всегда Благословляет.
Вернитесь в Храмы Божьи, господа!
Там сам Господь с надеждой ждёт тебя!

www.chitalnya.ru

Духовные стихи старца Русской Православной Церкви Николая Гурьянова

Благодатный Старец Русской Православной Церкви Николай (Николай Алексеевич Гурьянов)- большинству паствы известен как протоиерей Николай, священник Псковской епархии, духоносный праведник и молитвенник.

СВЕТЛОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ

Весть, что люди стали мучить Бога,

К нам на север принесли грачи…

Потемнели хвойные трущобы,

Тихие заплакали ключи.

На буграх каменья обнажили

Лысины, прикрытые в мороз,

И на камни стали падать слезыЗлой зимой ощипанных берез.

И другие вести, горше первой,

Принесли скворцы в лесную глушь:

На кресте, распятый, всех прощая,

Был убит Спаситель наших душ.

От таких вестей сгустились тучи,

Воздух бурным зашумел дождем.

Поднялись, морями стали реки,

И в горах пронесся первый гром.

Третья весть была необычайна:

Спас воскрес, и смерть побеждена!

Эту весть победную примчала

Богом воскрешенная весна…

И кругом луга зазеленели,

И теплом дохнула грудь земли,

И, внимая трелям соловьиным,

Ландыши и розы зацвели.

Я.П. Полонский

МОЛИТВА «ГОСПОДИ, ПОМИЛУЙ»

Из всех молитв, какие знаю,

Пою в душе иль вслух читаю,

Какою дышит дивной силой

Молитва «Господи, помйлуй».

Одно прошенье в ней, не много!

Прошу лишь милости у Бога,

Чтоб спас меня Своею силой,

Взываю: «Господи, помилуй».

Плыву в житейском бурном море,

Встречаю радости и горе;

От бурь какой спасался силой?

Молитвой «Господи, помилуй».

И горе таяло, и радость

Мне приносила вдвое сладость,

И всё то было дивной силой

Молитвы «Господи, помилуй».

Когда лились от горя слезы

Иль страстные смущали грезы,

Тогда с особой сердца силой

Твердил я: «Господи, помилуй».

Уж близок я к последней грани,

Но все ж с горячими слезами,

Хотя с увядшей тела силой

Молюсь я: ‘Тосподи, помилуй».

Душа, окончив жизнь земную,

Молитву эту, не иную,

Тверди и там ты, за могилой,

С надеждой: «Господи, помилуй».

МЫСЛИ О ПОСЛЕДНЕМ ЧАСЕ

Скажи мне, Господи, кончину

Мою и час последний мой,

Когда житейскую пучину

Преплыв, предстану пред Тобой!

О, как явлюсь я пред Тобою,

Владыка мой и Судия?!

Грехов моих передо мною

Лежит раскрыта хартия!

Ее читая, ужасаюсь

И осужденья трепещу;

Лишь на Пречистый Крест взирая,

Душе отраду нахожу.

На нем Тебя, Христе мой, вижу,

Распятого за грех людской,

И Твой сладчайший голос слышу

К Отцу Небесному с мольбой.

На сем Кресте и мне прощенье

Грехов моих Ты даровал,

И Своей Кровию Священной

То обещанье подписал.

О, верую, Христе, и знаю,

Твои заслуги велики!

Я каюсь, слезно умоляю,

Ты ради их меня прости!

Не то мне страшно, что грехами

Повинна муке всякой я,

Ты правосуден, Боже, с нами, —

Того достойна — грешна я;

Но то мне страшно, то мне мука,

И не оплакать морем слез, —

С Тобою вечная разлука,

С Тобой, Сладчайший мой Христос!

Но помяни Твои заслуги

Меня прости и оправдай,

Избавь одной ужасной муки:

С Тобой меня не разлучай.

ЛУКАВЫЙ ПУТЬ

Опасен путь мой и уныл;

С невольным трепетом вступаю;

По нем еще я не ходил,

И той страны еще не знаю.

Никто не знает и меня,

И утешенья ждать напрасно!

Ведущих же… боюся я,

Мне и взглянуть на них ужасно.

А Он, зовущий для суда!

Как на Него потом взгляну я?!

Царь жизни, смерти, Он туда

Зовет нас властно. Аллилуйя!

ТЕРПЕНИЕ

Не печальтесь, не грустите:

Время счастья вновь придет;

Подождите, потерпите, —

Есть награда тем, кто ждет!

Тем из нас, кто здесь страдает,

За страданья есть венец;

Кто здесь слез не проливает?

Но и им придет конец!

Всё, что в жизни — всё на время,

Нам на краткий миг дано:

Счастья сладость, горя бремя —

Всё мгновение одно.

Жизнь сама — одно мгновенье,

Радость — светлая мечта,

Скорби — призрак сновиденья,

Все заботы — суета!

Подождите, потерпите, —

Есть награда тем, кто ждет;

Не печальтесь, не грустите;

Время мчится — всё пройдет.

НЕ РОПЩИ

Не ропщи, человек,

Что ты мал и не знатен,

Что прожитый твой век

Для людей непонятен.

Он назначен тебе

Тем, Кто жребий служенья

Раздает на земле;

То Его назначенье.

Не ропщи, беднота,

Без угла и без хлеба,

Знай — твоя тягота,

Дар особенный неба…

Не ропщи ты, больной

Долголетним недугом,

Через Крест тот святой

Будешь Господу другом.

Не ропщи, что хула

Твою жизнь отравляет,

Знай — земли похвала

Мзду небес уменыпает.

Не ропщи, что друзья

Тебя бросили в горе, —

Бог не бросит тебя

В этом жизненном море.

Бедность, зло и недуг —

Все закроет могила,

Сбереги чистым дух —

В этом истины сила.

Верь, надейся, терпи

Чашу бед — без сомнений,

И спасешь душу ты

Для небесных селений.

НАПОМИНАЮ ВАМ…

О дети, братья и друзья!

Я вам еще напоминаю:

Не забывайте вы меня —

Прошу, молю вас, уповаю…

Молитесь пламенно Творцу

И мне спасения просите;

Внимайте грустному певцу

И песнь надгробную твердите;

И плачьте день и ночь о мне –

Ко всем, как Иов, говорю я,

И пойте, верные, вполне,

Над тихим гробом: аллилуйя!

ВСЕСВЯТАЯ ДЕВА

О Приснодево Всесвятая

И Матерь Света! Пред Тобой

Во умилении взывая,

Прошу, молюся всей душой:

Продли, продли Твои моленья,

Продли их к Сыну Твоему

О мире, милости, прощеньи

Рабу усопшему сему!

Да по Твоей молитве чудной,

Надеждо грешных всех веков,

Пощаду встретит он в день судный

И оставление грехов.

Ты, Сыну.в кротости ревнуя,

Всегда, Владычице, пред Ним

Со дерзновением благим Молиться можешь: аллилуйя!

ЛАМПАДА

Гори ясней, моя лампада,

Молись теплей, душа моя,

Я раб страстей, стяжанье ада,

И вечных мук достоин я.

Смотрю в жизнь прошлую с боязнью,

В ней тщетно добрых дел ищу.

И как преступник перед казнью

Молюсь, страдаю, трепещу.

Хочу я пламенно молиться,

Хочу я плакать и рыдать,

Но сердце к миру лишь стремится,

И нет слезы в моих очах.

Душа моя охолодела —

Не внемлет истине святой,

Живая вера оскудела,

И с ней сокрылся мой покой.

Чертог Твой вижу обновленный —

Обитель дивную Твою.

И нет одежды драгоценной,

И я в преддверии стою.

Но Ты Всеблаг, перед Тобою

Спешу колени преклонять,

Предстать, Спаситель мой, с мольбою,

Услышь, наставь, спаси меня!

О, утоли мои страданья,

Нечистоту грехов омой;

И дай мне слёзы покаянья:

Они людей мирят с Тобой.

Епископ рязанский Иустин

ПОКАЯННАЯ МОЛИТВА

Господи, помилуй,

Господи, прости.

Помоги мне, Боже,

Крест свой донести.

Ты прошел с любовью

Свой тернистый путь,

Ты нес Крест безмолвно,

Надрывая грудь.

И за нас распятый,

Много Ты терпел,

За врагов молился,

За врагов скорбел.

Я же слаб душою,

Телом также слаб,

И страстей греховных

Я преступный раб.

Я — великий грешник

На земном пути,

Я ропщу, я плачу…

Господи! Прости.

Помоги мне, Боже!

Дай мне крепость сил,

Чтоб свои я страсти

В сердце погасил…

Помоги мне, Боже!

Щедрою рукой

Ниспосли терпенье,

Радость и покой.

Грешник я великий

На земном пути…

Господи, помилуй,

Господи, прости!

Прошел мой век, как день вчерашний,

Как день промчалась жизнь моя,

И двери смерти страшно тяжки,

Уж недалеки от меня.

Вы простите, вы простите,

Род и ближний человек,

Меня грешнаго помяните,

Отхожу от вас «пока» не на век,

Еще увидимся…


 

Источник: http://www.duhovnik.com/node/888

 

(1229)

debesy.cerkov.ru

О поэзии благочестивой и поэзии настоящей

Сегодня – Всемирный день поэзии. Год за годом православные читатели-поэты заваливают редакции епархиальных газет и радио своими «духовными» стихами, в тысячный раз воспевая «дорогу к Богу» и «страдания Христа у Креста», а также заполняя страницы «горящими свечечками» и «благодатью фимиама». Вот только почему-то среди них никак не встречается никого по фамилии «Бродский» или «Пастернак»… О том, что такое настоящая духовная поэзия, мы беседуем с поэтом, ведущим передачи «Поэзия. Движение слов» на радиоканале «Культура», священником Сергием Кругловым.

Духовная поэзия = настоящая поэзия

Отец Сергий, как Вы относитесь к определениям «православная поэзия», «православный поэт», «духовная поэзия»?

Священник Сергий Круглов

– Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской), который был не только замечательным пастырем, но еще писал и стихи, говорил, что не бывает литературы православной и неправославной, а бывает хорошая и плохая, т.е. интересная или скучная, несущая в себе какую-то жизнь, посыл, увлекающая человека ввысь, в небо или, наоборот, мало что дающая уму и сердцу. Литература не делится на конфессии. Мне близко это определение владыки Иоанна.

Самое замечательное определение поэзии дал Михаил Леонович Гаспаров: «Стихи делятся на две части: те, которые нравятся мне, и те, которые нравятся кому-то еще». Отношение к поэзии, прежде всего, дело сокровенное, личное.

И любая поэзия духовна – она всегда несет какой-то дух, вопрос только – какой именно это дух.

В поэзии, как и в жизни, может быть всё: и красота, которая возвышает, но может быть и красота распада, красота наркотическая – иллюзорная, временная, которая через минуту рассыплется, и обнажится вся неприглядность того, куда она ведет, наступит похмелье.

В поэзии может быть просто пошлость – кич, глянец. Как в фотосалонах – один в костюме пирата, другой в ином костюме, с яркими цветами и подобное. В ней может быть скука, безвкусица – всё как в жизни.

Поэтому важно, чтобы в стихотворении не было пошлости, безвкусицы, а также важно – какая там красота: распада или та, которая ведет ввысь. А если мы считаем, что красота, которая ведет ввысь, это только та, что обставлена православными атрибутами, то мы, конечно, ошибаемся. Очень многие стихи, которые мы называем «духовными», на самом деле – рифмованные благочестивые картинки к учебнику Закона Божьего. Кроме недоумения это ничего не вызывает – это никому не интересно: ни взрослым, ни детям.

Кто будет жевать этот целлулоид, когда есть настоящая поэзия?

Но ведь многие православные, в силу разных причин, не способны отличить хорошие стихи от плохих, а тут привычные рифмы: Креста – Христа, Бога – дорога, Мати – благодати – и это кажется правильным, благочестивым, тем, что никогда не уведет в сторону. Такие стихи, как у Вас, наверно, вызывают недоумение у некоторых православных читателей?

– Такое бывало редко, может, не попадали мои стихи к таким читателям, но случаи бывали. Был у меня вечер в театре на Сретенке, собрались люди, я читал стихи. И у одной женщины, которая там сидела, глаза всё расширялись, расширялись, а сама она съеживалась, съеживалась – совершенно искренне, она была потрясена – а потом она закричала: «Перестаньте читать, я не могу это слышать!» – и выбежала.

Фото: «Татьянин день»

Через некоторое время она вернулась, и мы с ней хорошо поговорили. Она признала, что это были стихи, но ей было тяжело их слышать. Она настроилась, что придет священник и будет читать что-то такое легкое, розовое, ангелы будут летать, «мальчики да девочки, свечечки да вербочки». А тут были совсем другие стихи, весомые – я читал «Колыбельную», «Единорога и Деву»…

ЕДИНОРОГ И ДЕВА

тёмным переулком идет она
почистилась в очередной раз
как ноет зажимает низ живота
хотя врач был спец
маратик всё проплатил
козёл
хотя почему козёл бывают вообще козлы
маратик не бьёт но и денег нет
и не будет
месяц работать за так за долги
врач сказал: всё
матку можешь подарить –
детей тебе теперь не видать
детей детей
каких там еще детей
как это: детей
мама мама кто там на небе есть
мама отвернись не смотри на меня
смотрит вверх
над переулком в аспидной темноте
ярче реклам жгут ночь
четыре звезды
три маленьких вокруг большой
большая – гляди: это звезда полынь
(мама говорила такая всходит к войне
мерещится ё-моё
нюхнуть но нет денег на кокс)
грозно сияет вращается
звезда полынь
не лучи – копья иглы мечи
возмездие-звезда справедливость-звезда
гейм почти овер

грозно спрашивает карающая звезда
у маленьких трех: что
сделаю Я фанту сему?
(сердце потекло вниз
красная вода в глазах)
три маленькие звезды
три леденцовых малыша
встали вокруг большой говорят
безгубыми ртами
плачут выжженными солью очами:
нет Христе нет
только не маме только не маме
чур не считово! мы
так не играем

и звезда стремительно
рушится вниз в переулок

и грозная тень –
чудовище во лбу
острый прободающий рог –
затмила неон
окон глухих огни
выросла на кирпичной стене
приблизилась неумолимо

она бежала изо всех сил
(проклятый каблук хрясь
сердце порвано в хрип)
лужи фонари
все как в кино но какое на хрен кино
жить! жить! жизнь
что ты такое жизнь
кто ты такая за что!
нет! квадратно ухмыльнулся: да
выросший впереди бетон
(сзади – грохот копыт
рог ломающий позвонок) –
это тупик
как в книжке или в кино:
«внезапно безразличие овладело ей» —
как в книжке или в кино
жизнь ты чужая жизнь
жадно спешила жить чужим
своей – не успела пожить
свою – не умела узнать
вот и вся вина (приговор: виновна)

внезапно
безразличие овладело ей – на долю
секунды
— и острое горячее жалкое
хлынуло вверх туда
где было когда-то сердце

мама мама! кто там на небе есть
мама повернись посмотри на меня

скорчилась под стеной
лицо закрыла локтем
и тихо приблизившийся грозный единорог
осторожно ласково возложил
на колени в драных – шов пополз – сетчатых чулках
серебристую седую главу

Внешние приметы, стиль, размер, образы, лексикон стихотворения – это одно, а евангельский дух, который открывает настоящую правду, которая порой бывает неприятной, — совсем другое. Есть стихотворения, открывающие такую правду, которая выше, чем та, которой человек жил. Всегда привожу в пример бодлеровскую «Падаль» — замечательное христианское стихотворение.

Бодлера привыкли считать «про́клятым поэтом», чуть ли не богоборцем, а он был чрезвычайно верующий в Бога человек, конечно, своеобразный, критичный. Стоит прочитать его дневники, письма – там это видно хорошо.

Он написал стихотворение, в котором описывается дохлая лошадь – очень неприглядный предмет, причем во всех анатомических подробностях. Но смысл стихотворения: вот к чему ведет земная жизнь, а будет ли вечная жизнь, любовь моя? Это вопрошание как тоска по небу, которого за тучами не видно.

Вы помните ли то, что видели мы летом?
Мой ангел, помните ли вы
Ту лошадь дохлую под ярким белым светом,
Среди рыжеющей травы?

Полуистлевшая, она, раскинув ноги,
Подобно девке площадной,
Бесстыдно, брюхом вверх лежала у дороги,
Зловонный выделяя гной.

И солнце эту гниль палило с небосвода,
Чтобы останки сжечь дотла,
Чтоб слитое в одном великая Природа
Разъединенным приняла.

И в небо щерились уже куски скелета,
Большим подобные цветам.
От смрада на лугу, в душистом зное лета,
Едва не стало дурно вам.

Спеша на пиршество, жужжащей тучей мухи
Над мерзкой грудою вились,
И черви ползали и копошились в брюхе,
Как черная густая слизь.

Все это двигалось, вздымалось и блестело,
Как будто, вдруг оживлено,
Росло и множилось чудовищное тело,
Дыханья смутного полно.

И этот мир струил таинственные звуки,
Как ветер, как бегущий вал,
Как будто сеятель, подъемля плавно руки,
Над нивой зерна развевал.

То зыбкий хаос был, лишенный форм и линий,
Как первый очерк, как пятно,
Где взор художника провидит стан богини,
Готовый лечь на полотно.

Из-за куста на нас, худая, вся в коросте,
Косила сука злой зрачок,
И выжидала миг, чтоб отхватить от кости
И лакомый сожрать кусок.

Но вспомните: и вы, заразу источая,
Вы трупом ляжете гнилым,
Вы, солнце глаз моих, звезда моя живая,
Вы, лучезарный серафим.

И вас, красавица, и вас коснется тленье,
И вы сгниете до костей,
Одетая в цветы под скорбные моленья,
Добыча гробовых гостей.

Скажите же червям, когда начнут, целуя,
Вас пожирать во тьме сырой,
Что тленной красоты — навеки сберегу я
И форму, и бессмертный строй.

 (Перевод В.Левика)

«Духовная тревога» как критерий подлинности

Критик Ирина Роднянская определила одно из свойств современной поэзии как «ощущение духовной тревоги». По-моему, это и о Вашей поэзии тоже. Не вызывает ли недоумение у слушателей, что такую поэзию «духовной тревоги» пишет священник?

– Я встречал таких людей, они считают, что церковность – это когда все раз и навсегда правильно, на все вопросы даны однозначно четкие ответы, прямо как в комсомоле советских времен…

Конечно, это не так. Евангелие Христово исполнено тревоги – о падшем состоянии человека, о грехе внутри нас, о непростоте нашей жизни, о смерти… Оно же исполнено и пасхальной радости и чаяния жизни будущего века, и одного без другого не понять, это знает любой кающийся грешник и любой подвижник и святой, взявший крест и пошедший за Христом…

Но гораздо больше я встречал людей, понимающих всё это. Это самые разные люди – и церковные, и нецерковные. У меня есть большой круг знакомых поэтов, которых нельзя назвать полными профанами в церковной тематике (потому что любой поэт – это эрудированный дилетант, знает всего понемногу), для них всё-таки существует церковное, хотя бы как некоторый культурный слой.

А если человек наконец понял, что рифмованные вирши – это не совсем стихи, и решил приобщиться к настоящей поэзии – это возможно во взрослом возрасте?

– Конечно, если человек захотел восполнить пробел – это само по себе уже замечательно. Пусть читает стихи самых разных поэтов, может, ему будет близко какое-то направление, стиль, тон.

Часто, читая литературоведческий анализ стихотворения, осознаешь, что ты ничего в поэзии не понимаешь. Не возникает такого восприятия, не удается копать так глубоко, но тебе нравится музыка стиха, что-то неуловимое, что невозможно передать другому человеку. Вот такого восприятия достаточно или всё же надо разбираться, если есть аллюзии литературные, библейские в стихотворении, докопаться до основ: «что же в итоге поэт хотел сказать»? Насколько вообще оправдано это выражение: «Поэт хотел сказать»?

– Такое восприятие – «нравится и всё» – бывает в детстве и старости. Тогда, когда еще нечего терять и когда уже нечего терять. Но в детстве остаться невозможно, а до полноты старости, до мудрости еще надо дорасти. Те поэты, которые в молодости и зрелости писали сложно, бывает, в старости начинают писать проще – они перестают бояться банальных рифм, происходит перемена не столько в мастерстве поэтическом, сколько в самой личности.

А вот в промежутке между этими двумя состояниями всё-таки разбираться бывает полезно: нужно понимать, что означает это имя собственное, это название, эта скрытая цитата, почему поэт эти два слова поставил рядом, как это работает. Полезно бывает читать книги по стиховедению или словарик того или иного поэта, чтобы знать, откуда он черпает свои образы, какие сюжеты использует. Это нужно делать, но рано или поздно это вновь станет неважным.

Может ли человек без поэзии прожить?

– Сама жизнь дает исчерпывающий ответ: не получается у человека прожить без поэзии. Попадаются восемь, скажем, человек, которые говорят, что могут прожить и так, а пятнадцать других не могут. В Москве и других городах — посмотрите: всё кипит – фестивали, слэмы, поэтические конкурсы, издаются журналы, интернет кипит: сайт Стихи.ru – люди не только любят читать, но и писать стихи.

Писание и говорение стихов – это органичное свойство человека. Даже думаю, что поэтическая речь – это отголосок той речи, которая была дана Адаму в раю.

Возможно, Адам в раю разговаривал языком, непохожим на нынешний. И у разновидностей поэзии есть определенное происхождение. Например, гимнография – это язык ангелов, славящих Бога. Эпос, или, как это иногда называют, нарративная, сюжетная поэзия – взгляд на события мира. Лирика появилась, когда человек был изгнан из Эдемского сада, когда он стал всматриваться внутрь себя – недаром лирика всегда печальна.

Без поэзии человек не сможет жить никогда, она отражает очень важные ритмы человеческого естества.

У Вас был период, когда Вы совсем не писали стихов…

– Стихи перестали писаться в 1996-м году, когда я крестился – так совпало: сначала перестали писаться, а потом крестился. Не знаю, почему это происходило – не было терзаний, а просто перестал испытывать к стихам интерес. Восемь лет не писал. За это время и крестился, и стал священником. А потом опять стихи вернулись – и это хорошо. Это говорит о том, что источник поэзии не в самом человеке – он у Бога, поэтому поэзия будет всегда.

Стихи, ведущие вперед

Почему большинство самых замечательных духовных стихотворений написано людьми нецерковными или далекими от официальных деноминаций? Бродский, Пастернак…

– Бывает, да, такой момент: для людей со стороны всё это – религия, Церковь, образы Священного Писания — ново, свежо, это некая неисследованная область, они берут христианство «в охотку». Как каша для ребенка – один раз он съест в охотку, другой раз – с трудом, на третий – будет плеваться, потому что он не рад тому, что вменяется в обязанность.

Поэтому и для людей, для которых церковная повседневность не является привычной, всё церковное похоже на лужок, на который можно прийти, сорвать цветов, сплести венок, порезвиться, а потом уйти.

Это одна из причин. А вторая причина, почему у Бродского и Пастернака получалось писать хорошие стихи на эту тему: потому что Бродский и Пастернак просто сами по себе очень хорошие поэты.

А Вам мешает, что Вы – священник и люди ждут от Вас определенных «рифм»?

– Нет, меня же никто не заставляет писать стихи, поэтому как-то Господь хранит от этого. Удается не писать стихов о том, о чем не хочется. Общая установка моей жизни – это свойство, в шутку говоря, всякого лентяя, прокрастинатора: стараться не делать того, что не нравится.

Ваши любимые современные «духовные» поэты?

– Их много, и возникают всё новые. Трудно сказать, насколько они духовные. Например, поэт Евгений Карасев. Он уже пожилой, живет в Твери, полжизни отсидел по тюрьмам и лагерям. Детство было тяжелое, беспризорничал, приходилось воровать. И поэзия его полна этими горькими наблюдениями, такой Анри Руссо в поэзии.

Нельзя не упомянуть Андрея Сен-Сенькова, Станислава Львовского, Андрея Полякова, который живет в Крыму. Я веду на канале «Культура» передачу «Поэзия. Движение слов», стараюсь приводить на радио тех, до кого могу дотянуться, составляю коллекцию современных поэтов.

И ушедшие от нас: Елена Шварц, Виктор Кривулин, Денис Новиков… Многие поэты трагически ушли из жизни, есть даже такие ежегодные чтения «Они ушли, они остались», посвященные поэтам, ушедшим молодыми. За последние десять лет это целый батальон, множество талантливых молодых ушло.

Вот замечательные стихи Дениса Новикова (когда-то его отметил Бродский, написал послесловие к одной из его первых книжек), основной их тон – печаль, жалость, грусть о чем-то. Как сказали бы в бодрое советское время – упаднические стихи, они не славят стройки, победы и достижения, нет в них никакого оптимизма. Но тем не менее эти стихи ведут – не вверх, а вперед, — дают посыл к жизни.

Черное небо стоит над Москвой,
тянется дым из трубы.
Мне ли, как фабрике полуживой,
плату просить за труды?

Сам себе жертвенник, сам себе жрец,
перлами речи родной
завороженный ныряльщик и жнец
плевел, посеянных мной,

я воскурю, воскурю фимиам,
я принесу-вознесу
жертву-хвалу, как валам, временам —
в море, как соснам — в лесу. 

Залпы утиных и прочих охот
не повредят соловью.
Сам себе поп, сумасшедший приход
времени благословлю…

Это из детства прилив дурноты,
дяденек пьяных галдеж,
тетенек глупых расспросы — кем ты
станешь, когда подрастешь?

Дымом обратным из неба Москвы,
снегом на Крымском мосту,
влажным клубком табака и травы
стану, когда подрасту.

За ухом зверя из моря треплю,
зверь мой, кровиночка, век,
мнимою близостью хвастать люблю,
маленький я человек.

Дымом до ветхозаветных ноздрей,
новозаветных ушей
словом дойти, заостриться острей
смерти — при жизни умей.

А бывают бодрые стихи, которые ни уму ни сердцу, вхолостую работают.

Поэзия – слуга любви

Кажется, Виктор Астафьев в одной из бесед говорил, что поэты как дети – нуждаются в нашей защите…

– Да, есть такая схожесть, даже с инвалидами, с покалеченными детьми – они неуклюжие, им трудно ходить, у них ломкие кости. Тому, кто сложнее устроен, у кого больше «чувствилищ», — тому труднее. Как писал Бодлер в «Альбатросе»:

Но ходить по земле среди свиста и брани

Исполинские крылья мешают тебе.

Но меня всегда смущает и даже вызывает неприязнь то, когда этим положением вещей поэт начинает гордиться: «Я весь такой ранимый». Или, того хуже, оправдывать этим свои грешки (как говорил замечательный поэт и мыслитель Игорь Юганов: «Гений и злодейство несовместимы. А вот про гения и мелкие пакости такого не скажешь…»).

Поэзия – это не твое, это дар Божий. Это тот талант, который нельзя закопать в землю, а надо реализовать.

А главная реализация – это любовь, мы должны служить кому-то, кому-то от твоих стихов должно стать хорошо на душе, посветлеть. Как один знаменитый лагерник, отсидевший в ГУЛАГе, говорил, что ему помогали выжить стихи Мандельштама: «Флейты греческой тэта и йота…». Вот это реализация. А то, как ты работаешь – это то электричество, которое притягивает читателя и помогает ему, который принимает это электричество и идет дальше.

В биографии Бродского, которую написал Лев Лосев, есть во вступлении примечание: Бродскому честь и хвала помимо всего прочего и за то, что он свой талант не потерял, не пропил, а работал над ним.

Поэтому талант – это счастье, которое тебе дано, над ним надо работать. Это трудно, конечно, но кому легко? Паять кастрюли тоже нелегко. Поэтому гордиться своей ранимостью незачем.


Читайте также:

www.pravmir.ru

Православные стихи для детей "Выше неба голубого" - Православие детям - Любовь - Каталог статей

Православные стихи для детей
Виктор Афанасьев

Не забывайте Бога, дети,
Он ждет от вас любви к Себе, -
И Он, как солнышко, осветит
Всё в вашей будущей судьбе!

***
Выше облака любого,
Выше неба голубого,
Выше солнышка и звёзд
Свой престол Господь вознёс;

Где б мы ни были — Он с нами,
Он наш Бог, и потому
Он живёт, как будто в храме,
В сердце, преданном Ему.

МОЛИТВА ОТРОКА
КТебе, о Боже мой,
Взываю я, молясь, —
Не дай греховной тьмой
Врагу окутать нас.

Нам с отроческих лет
В час жизни золотой
Да воссияет свет
Любви Твоей святой!

Дай, Господи, в добре
И вере возрасти, —
На утренней заре
Жизнь нашу освяти!

Во все года и дни
Товарищей моих
Спаси и сохрани
На всех путях земных!

БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ ОБЫЧАЙ
1.
Какой это добрый обычай!..
Вот клетка: в ней птички, а я...
Кто я? Не тюремщик ли птичий —
Пусть на три каких-нибудь дня?..

Здесь важный снегирь и синица,
Щегол и задумчивый чиж, —
Недолго им в клетке томиться,
До дня Благовещенья лишь!
2.
И вот отошла Литургия.
Как радостен праздничный звон!
Простите меня, дорогие,
За этот трёхдневный полон:

Летите в лазури лучистой,
Где столько свободы крылу,
И там Приснодеве Пречистой
Все вместе воспойте хвалу!

НА СВЕТЛОЙ
Прилетели птицы,
Радостью блистая:
Светлая седмица,
Праздничная стая!

Прилетели прямо
Со двора Господня
Проводить из храма
Крестный ход сегодня.

А у нас куличик —
Золотая корка!
Крашеных яичек
На подносе горка!

Молоко в крынке!
Пир — как в сказке!
В доме ни пылинки, —
Убирались к Пасхе.

Хорошо нам вместе!
И обед наш весел:
— Христос воскресе!
— Воистину воскресе!

**
Вот скрипнула калитка,
А вот и трель звонка...
Пасхальная открытка
Пришла издалека:

Она из русской веси
Несла пасхальный свет
И слов «Христос воскресе!»
Ликующий привет.

Она добром лучится,
Как солнцем храма крест, —
Её как будто птицы
Несли из дальних мест.

Они спешили с вестью,
Важней которой нет:
Для нас “Христос воскресе!”
ВЕСНА
И куст сирени, и берёза,
Что в палисаднике у нас,
Зимою стыли от мороза,
Но как им весело сейчас!

Ну не чудесное ли дело:
На ветках голых и сухих
Листва весною зашумела
И птицы прыгают на них!

И если вешними лучами
Живит растения Господь,
То разве Он твоей печали,
Мой друг, не может побороть?

Терпи с молитвою остуду,
Что по грехам, видать, дана, —
Ты будешь радоваться чуду!
Да и не чудо ли весна?

ЖУК
Удивлённый Жук на цыпочки
Приподнялся: “Ну и ну!
Кто так весело на скрипочке
Славит дружную весну?

Что там бело-жёлто-чёрное
Средь берёзовых ветвей —
Не синичка ли проворная,
Вестница погожих дней?”

Как блаженствует — не трожь его, —
Слыша песни вешней звук,
Малый житель Царства Божьего,
Переживший зиму Жук!

***
С треском взрываются почки...
Солнце играет в листве...
Матери Божьей следочки
Свежи ещё на траве.

Дивное благоуханье!..
Что ещё сердцу милей? —
Матери Божьей дыханье
Веет цветами полей.

Слышишь ли? чуешь ли?
Что же Ты не протянешь, мой друг,
К радости — к Матери Божьей
Счастьем трепещущих рук?

НА РАССВЕТЕ
Когда чудесно лето
Преобразит наш край,
Не просыпай рассвета,
А с птицами вставай.

Ты из калитки выйдешь,
Ступая по росе,
И Божий мир увидишь
Во всей его красе.

Встречают солнце птицы.
Уже восток румян.
Над речкой золотится
Предутренний туман.

И вот, Творцу покорно,
В лазурный небосвод
Не медный шар из горна,
А солнце восстает!

Проснулся мир природы, —
И в этот дивный час
Леса, поля и воды
Зовут к молитве нас!

ПОХВАЛА ПЧЕЛЕ
Ты покинула пасеку чью-то
И свой труд на заре начала,
Золотое крылатое чудо,
Сотворённая Богом пчела.

Ты летишь и с тобой твои сёстры, —
Сколько ваших угодий вокруг!
И гречишное поле, и пёстрый,
От росинок сверкающий луг;

Сад цветущий, как облако пышный,
Ждут в нем яблони белые вас
И впервые зацветшие вишни, —
Сколько доброго мёду он даст!

Вам, послушницам Божиим, рады
И берёзы, что в роще шумят,
И сирень у церковной ограды,
И ромашки на клумбе у врат!

В этом храме на службе Господней
На свещницах особенный жар, —
Мы поставили свечи сегодня
Восковые, — ваш Господу дар!

Мёд ваш — трапезы нашей прикраса.
Пусть пока собирается он, —
Мы дождёмся медового Спаса,
Когда будет мёд освящён.

Мир тебе, существо золотое,
Вечный путник медовых дорог!
Нам всегда твоё дело святое
Трудолюбия добрый урок.

***
Отрок и отроковица
В Божий храм пошли молиться
В золотой рассветный час,
И сказали им синицы:
— Помолитесь и за нас!

Полем, лугом мимо стога,
Лесом их вела дорога,
И на том пути не раз
Говорил им кто-то строго:
— Помолитесь и за нас!

Слыша требованья эти,
— Кто вы? — спрашивают дети.
И в ответ раздался глас:
— Всё, что в радости и свете
Бог Господь растит для вас!

Это сад при вашей школе
И колосья в чистом поле,
Травы, листья и цветы,
Всё, что дышит на приволье
В царстве Божьей красоты!

ХУДОЖНИК
Прошумел воскресный дождик
И сошёл последний снег...
Было утро.
Наш художник
Пробудился раньше всех.

Кто-то звал его на воздух,
Где сияющий рассвет
На леса, поля и воды
Положил румяный след.

Кто-то счастьем и весельем
Будоражил юный дух,
Ликованием весенним
Наполняя всё вокруг.
Оглушённый птичьим пеньем,
Свой этюдник разложив,
Он трудился с упоеньем
Над рекой у старых ив.

И творилось с ним такое, —
Он понять никак не мог,
Кто водил его рукою,
За мазком кладя мазок.

Тут уж целая картина:
Луг, река, село, а там
Неким витязем былинным
Златоглавый смотрит храм.

Это Русь — душе отрада!
Это в вечность путь пролёг,
А на нём Христовы чада
И над ними в небе Бог!

НОЧЬ
Какая тишина
Под звёздами ночными!
Земля освещена
Как Божья церковь ими.

Таинственно горят
В небесном храме свечи
И как бы говорят,
Что их возжёг Предвечный.

Ах, дивный этот час,
Благоговенья полный,
Пронизывает нас
Молитвою безмолвной.

Молись, мой друг! Твой вздох,
Раскаяньем согретый,
С любовью примет Бог
В чудесной церкви этой.

ВЕНОК
Там, где к полю подходит лес,
Собирают цветочки дети, —
Вдруг спускается к ним с небес
Дивный Ангел, как солнце светел.

— Ангел! Ангел! — раздался крик.
Дети жадно к нему теснятся...
Он же с ласкою к ним приник:
— Мир вам, милые Божьи чадца!

Сядьте здесь, на траве, в кружок.
Я открою, а вы — вниманье! —
Как сплести из цветов венок,
Ввек не знающий увяданья.

Красота эта расцвела,
Чтобы вас просветить во многом.
Колокольчики — колокола,
Глас, зовущий к беседе с Богом!

Пусть живёт он в душе у вас, —
То любви христианской глас.
Незабудки — напоминанье
О спасительном том страданье,

Что с любовью за нас понёс
Наш Господь Иисус Христос.
Вот и лилия полевая,
Что, своей белизной сияя,

Удивительно хороша, —
Так должна быть чиста душа.
Васильки в жёлтом море хлеба —
Островки голубого неба,

Отблеск рая и девства цвет,
Украшение юных лет.
Увяданья пора настанет,
Дождь и холод, мороз и снег,

Но такой венок не увянет,
Будет свежим во весь свой век.
Увяданья пора настанет,
Дождь и холод, мороз и снег,

Но такой венок не увянет,
Будет свежим во весь свой век.

ХРИСТОС ОТРОК
Смиренно жил отрок Христос в Назарете,
И это сегодня так дивно для нас! —
Он рос в послушаньи, как многие дети;
Безвестным, — пока не настал Его час.

Не рос Он бездумно, подобно растенью,
А с детства труды добровольные нес, —
Иосифу, плотнику, был подмастерье,
А Матери верный Ее водонос.

Ослу, что Его согревал в Вифлееме,
Лежащего в яслях, дыханьем своим,
Носил Он траву и, не ведая лени,
Ухаживал в каменном стойле за ним.

И часто в молении уединённом
Его небосвод Галилеи видал...
Смирялся Господь наш, живя по законам,
Которые Сам человечеству дал.

РУЧЕЙ
Потаённою тропою
В свете дня и тьме ночей
Ходят звери к водопою,
Где и летом и зимою
Бодрый плещется ручей.

Вот с волчатами волчица.
Вот кабан, а вот лисица,
Вот медведь, а вот олень, —
Всех ручей зовет напиться
И в мороз и в жаркий день.

Нравы хищников смиряя,
Робких духом ободряя,
Всех любя, ко всем он щедр,
Это Бог здесь влагу рая
Из земных изводит недр.

***
Всходит солнце понемногу...
Слава Богу! Слава Богу!
Засияли храма главы...
Богу слава! Богу слава!

Подошла весна к порогу...
Слава Богу! Слава Богу!
По кустам грачей орава:
Богу слава! Богу слава!

Песнь — два слова по два слога:
Слава Богу! Слава Богу!
И другой не надо, право:
Богу слава! Богу слава!

ВСЮДУ БОГ
В этой чуткой тишине,
В этой шири полевой,
В этой синей вышине
У меня над головой,

В серебре текущих вод,
В ветре, тихом, словно вздох,
Чую сердцем, что живёт
Всюду всё создавший Бог!

БУРЯ
Быстрокрылый, быстроногий
Мчится ветер напролёт,
Поднимает пыль с дороги,
Мнёт траву, деревья гнёт.

А за ним черна, могуча,
Из-за леса выходя,
Громыхает грозно туча,
До краёв полна дождя.

Вот она широкой тенью
Охватила небеса,
Угрожая наводненьем
Смыть посевы и леса.

Птицы спрятались под ветки.
В будку пёс залез и рад.
А под крыльями наседки
Жёлтых дюжина цыплят.

Вот сосна упала с треском...
Всё сильнее бури вой.
Страшным громом, синим блеском
Тьма кипит над головой.

С этой бурей своевольной
Посчитаться кто бы мог? —
Голос меди колокольной,
Не терпящий злобы Бог!

Вот помчались в небо звуки,
Взяли тучу в оборот, —
И не стало вдруг у злюки
Силы двигаться вперёд.

Ветер спрятался в овраге.
Нет и грозного врага...
Лишь на травах капли влаги
Светят, словно жемчуга!

ГРОЗА
Загремело и — дождь стеной.
Град посыпался ледяной.
Сквозь клубящийся дым пройдя,
Светит радуга средь дождя.

Словно нити из хрусталя
Принимает с небес земля.
Что ни ветка — свистит как плеть.
Листья рвутся как бы взлететь.

Странник в поле спешил как мог,
Не укрылся нигде, промок
В двух шагах от монастыря, —
Улыбнулся он, говоря:

“Настегает Господь, а там
Даст и солнце, и Божий храм!”

СОЛНЫШКО
Милое солнышко, Божье творение!
Ярко твоё золотое горение,
Щедро тепло разливая вокруг,
Всех ты людей обнимаешь как друг.

Рады тебе и цветы благовонные,
И на деревьях листочки зелёные,
И стрекоза, и трава на лугу,
Где я за бабочкой быстро бегу...

Дождик прольётся и, сердце нам радуя,
Ты зажигаешь чудесную радугу,
И загорается ярче звезды
В зелени каждая капля воды.

В ХРАМЕ
В тишине лишь голос чтицы
Слышен — Псалмопевца речь...
Полыхают на свещнице
Огоньки церковных свеч, —

Словно лес какой огнистый,
Приношенье наших рук,
Разливая пламень чистый,
Занимает медный круг.

Как приятен он для взгляда,
Этот огненный венок!
А над ним царит лампады
Потаённый огонёк,

Алым, праздничным рубином,
Словно Ангела уста,
Он горит перед старинным
Тёмным образом Христа.

ЛЕТО
Зимы простыл и след...
С утра как солнца много!
Откуда этот свет?
— От Бога!

Трава, листва, цветы...
Благоуханье стога, —
Откуда? — спросишь ты.
— От Бога!

Как ласточки резвы...
Весёлая тревога!..
Откуда, птицы, вы?
— От Бога!

Прошёл дождь грозовой,
И дышит грудь глубоко…
Откуда дух такой?
— От Бога!

Не ждали мы конца...
Но лето у порога
Ждёт осени — венца
От Бога.

СЕНОКОС
Час за часом, постепенно,
Устилавшее весь луг
Подсыхало наше сено,
Аромат струя вокруг.

Кашка в нём и медуница,
Незабудка, лютик есть,
И ромашка, и душица, —
Всех цветов не перечесть...

А когда мы стог метали
На жаре, что было сил, —
Копны целые взлетали
На вершину с наших вил!

Благодатная работа!
Мы трудились той порой,
Как и взрослые, — до пота,
Словно пчёл сплочённый рой.

Сеновалы сеном новым
Скоро будем набивать,
Чтобы овцам и коровам
До весны его жевать.

Дивный запах сена! Это
Трав и листьев изумруд,
И каникулы, и лето,
И угодный Богу труд!

БЛАГОДАТНОЕ ПОСЕЩЕНИЕ
Она не слышит, как ни кликай,
Стоит как пред Самим Творцом...
Опушка пахнет земляникой,
Сухой травой и чабрецом.

В лесу аукаются дети,
Кричат, смеются, а она,
Видать, забыла всё на свете
И чудной радости полна.

То, верно, Ангел светлолицый
Одно мгновение здесь был
И на душе отроковицы
Оставил блеск и шелест крыл.

ЛАМПАДА
Души моей отрада,
Небес призыв живой,
Не угасай, лампада,
Огонь сторожевой;

Перед святой иконой
Гори в молитвы час,
Оконце в мир бездонный,
По смерти ждущий нас!

СВЕЧА
Невелика, но дорога
Твоя свеча у Бога, —
Она жестоко жжёт врага
И свету в ней так много!

Весь тёплый свет души твоей,
Отроковица, виден в ней,
И Ангел смотрит на неё —
На сердце чистое твоё.

СПОРИТЕЛЬНИЦА ХЛЕБОВ
Над пшеницей-рожью
В небе голубом
Встала Матерь Божья
Августовским днём.

Начала молиться:
— Господи, подай
Этой ржи-пшенице
Щедрый урожай.

Тело возносили
Чистое Твоё, —
Душу мне пронзили
Гвозди и копьё.

Как душа болела!..
Вот века идут, —
Кровь Твоя и Тело
Миру жизнь дают.

Без Твоей здесь воли
Не взрастёт зерно, —
Пусть же в этом поле
Вызреет оно, —

Да утешит взоры
Тех, кто целый год
Божий хлеб — просфоры
С радостью печёт!

ОТЧЕ НАШ
Что за чудная полянка!
И обед на ней готов:
Это скатерть-самобранка
Забелела средь цветов:

Хлеба черного краюшки,
Лук да крынка молока
И пустых четыре кружки, —
Так и тянется рука!

Всё-то утро гнулись спины,
И в корзинах у ребят
То черника, то малина,
То все ягоды подряд.

В нетерпенье мало проку, —
Богу славу как не дашь?
Обратились мы к востоку
И запели: “Отче наш!..”

И Отец, Податель хлеба,
Там, среди небесных сил,
Пенье выслушал и с неба
Наш обед благословил.

УГОЛОК
Старый дом над речкой,
Гребень крыши крут...
Уголок за печкой —
Временный приют.

Здесь как будто келья, —
Вот и крест святой...
Над простой постелью
Сохнет зверобой.

Дни летят как птицы,
Тают вдалеке...
Хорошо молиться
В тихом уголке.

Здесь душе свобода, —
Счастлива она,
Что вокруг природа
Господом полна.

Оттого и милы
Рощи и поля,
Что духовной силы
Здесь полна земля.

И от неба тоже
Взора не отвесть,
Потому что Божье
Всё, что там ни есть.

Небо и растенья,
Всё, что видим тут, —
Уголок спасенья,
Временный приют.

***
В последний раз ударил гром...
Душистой свежестью повеяло
В полях, омывшихся дождём,
И птицы вновь запели весело...

Бывало так во все века:
Они идут, а мир не старится,
И до конца, наверняка,
Вот как сейчас, таким останется.

Везде, всегда, во всякий час
Для нас он школа необъятная,
Он Богом данное для нас
Как бы Евангелие пятое.

Его читает пусть, мой друг,
Душа твоя, не только зрение, —
Леса, холмы, поля... вокруг
Всё Бога нашего творение!

БЕРЁЗА
Она, видать, уже стара,
Но как она прекрасна, —
Её чернённая кора
Бела, гладка атласно!

На чёрно-розовых ветвях,
Текущих вниз волнами,
Блистает в солнечных лучах
Зелёных листьев пламя.

Мы в день июньский золотой,
Сияющий светло нам,
Под праздник Троицы Святой
Приходим к ней с поклоном:
— Дай нам ветвей украсить храм,

Произрастенье рая, —
Чтобы как дивный фимиам
Они благоухали там,
Иконы осеняя!

Овеет их кадильный дым
И дух благоговенья,
И сладко будет слышать им
Молитвенное пенье...

Ведь ты недаром так бела
И так пышна сегодня,
Живая Богу похвала,
Творение Господне!

О ПЕШЕМ ХОЖДЕНИИ
Путём гористым, что, белея
Под солнцем, жёг стопы огнём,
Из Иудеи в Галилею
Господь не раз ходил пешком.

На бой с неверием и ложью
Стран мира чуть ли не всего
Ходили с посохом дорожным
Пешком апостолы Его.

Такой же пеший труд подъемля,
Перенося мороз и зной,
Шли странники в Святую Землю
И по путям Руси родной.

Об этих путниках усталых,
В душе несущих веры свет,
Мы лишь читаем в книгах старых,
А на дорогах их уж нет.

Такое пешее хожденье
К святыням в дальние места
И труд был Богу в угожденье
И память пеших троп Христа.

***
Здесь нехватало рук,
И вот они явились, —
И окна в доме вдруг
На солнце заискрились.

Очистились углы
От клади многолетней.
Помытые полы
Запахли рощей летней.

Принесены цветы:
Красив букет душистый!..
Душа моя! И ты
Должна быть столь же чистой!

НАШ ХОР
Повторяясь в полях многократно,
Рассыпаясь как жемчуг, светла,
В нашем хоре легко и отрадно
Воспевается Богу хвала.

Запеваем мы раннею ранью,
Не помеха нам наши дела, —
А поют у нас Божьи созданья:
Ветер, птичка, кузнечик, пчела.

Ветер трогает струны пшеницы,
Шелестит по лесам и садам,
И кузнечик стрекочет, и птица
С пеньем гнёздышко вьёт себе там.

И летит с несмолкаемой песней
Пчёлка наша с цветка на цветок;
И всё радостней, ярче, чудесней
Разгорается светом восток.

ПЕРЕЛЁТНЫЕ ПТИЦЫ
Над померкшими лесами
И над озером седым
Облака летят волнами
И клубятся словно дым.

Отправляясь в путь опасный
Без предела и границ,
Покидают край ненастный
В день осенний стаи птиц.

Долго-долго им тянуться
Над пучиною морской,
И не все они вернутся
В дни Пасхальные домой.

Мы их встретим на пороге
Тёплых дней: “Летят! летят!”
Как трудны у птиц дороги,
Но как весел их возврат!

НЕБЕСНЫЕ ПАЛОМНИКИ
Повеяло прохладой,
Начался листопад;
Над опустевшим садом
Журавлики летят.

Летят, и всё сильнее
Слышна в их кликах грусть:
Да есть ли где роднее
Для них земля, чем Русь?

Уж их не видно в тучах,
Закрывших небосвод...
Паломников летучих
Кто за морями ждёт?

Быть может им готовы
Прекрасные сады,
До сей поры Христовы
Хранящие следы.

Не высказать словами,
Что на сердце лежит...
Журавлики, за вами
Душа моя летит!

ЗИМА
Ну вот и настала зима!
Нагрянула вдруг, легкокрыла,
Осыпала снегом дома,
Поля и холмы убелила.

Снежинки, легки словно пух,
Свой танец затеяли дружный,
И мир заискрился вокруг
На солнце красою жемчужной!

А сколько сияющих звезд
Горит в мироздании грозном!..
И слышно — просёлком морозным
Рождественский близится пост.

***
Рождество Христово!
На душе светло!
Праздника святого
Солнышко взошло.

Небеса так ясны,
Белый день в ночи:
То Младенцу в ясли
Шлёт звезда лучи!

Стало плотью Слово
Ради наших бед:
Рождество Христово —
Вечной жизни свет!

***
То стремительная синичка,
То взъерошенный воробей
Прилетают с утра привычно
К заоконной кормушке моей.

День недолог, — смеркается рано.
А зима-то уж как холодна!
Слышу — клювы в оконную раму
Долбят, — мол, не хватило зерна...

Всюду снег, — не добыть ни крупицы:
Мерзнет бедная малая плоть!..
Через наши кормушки вас, птицы,
В зимний день напитает Господь!

ЗИМНИЙ ЛЕС
Зимний лес, ты чудо Божье!
Наши взоры веселя,
Ты сверкаешь в день погожий
Как дворец из хрусталя!

Царство холода и света,
Чистоты и красоты,
В полудрёме сыплешь с веток
Серебро и жемчуг ты.

Посреди дубов былинных,
Возле сосен золотых —
Письмена следов звериных
На сугробах голубых.

Здесь, коленопреклоненный
В тишине твоей смиренной,
Светлый Ангел в этот час
Богу молится за нас!

***
От стужи зимой обмирая
И Богу молясь в полусне,
Мечтают деревья о рае,
О вечно цветущей весне, —

Там некогда жили растенья
Под небом всегда голубым
До нашего грехопаденья,
Ударившего и по ним.

В ДЕНЬ БОГОЯВЛЕНЬЯ
Дрожит морозная округа
От звона всех колоколов,
И мы спешим, тесня друг друга,
На их весёлый медный зов.

Сияет солнце после вьюги;
Обедня кончилась; народ,
Подняв иконы и хоругви,
К реке за батюшкой идёт.

Сверкает купол неба синий,
В алмазных искрах белый снег,
И на ветвях деревьев иней —
Как вставший дыбом белый мех.

Нет, нам не холодно сегодня, —
Крещенье празднуя Господне,
Не платим ныне стуже дань!
А вот и прорубь — Иордань:

Идет большое водосвятье,
И хоть вокруг снега и льды,
Здесь золочёное распятье
Крест-накрест чертит гладь воды.

И вот, невидимый народу,
Из синевы, что так чиста,
Нисходит Дух Святый на воду,
Как нисходил он на Христа.

ВСТРЕЧА
Как-то раз зимою вьюжной,
Каждый в путь пустившись свой,
Ветры северный и южный
Повстречались под Москвой.

— Ты откуда?
— Я с Афона,
У монахов был я там,
И несу я их поклоны Соловецким островам, —

Монастырским башням стылым,
Где и камень каждый свят,
Братским тем святым могилам,
Где замученные спят.

— Брат! Я рад услышать это, —
Я несу Горе Святой
Слово тёплого привета
От страны холодной той.

Солнцем с неба, что бездонно,
Ярче всех ночных светил,
Православный свет Афона
Русским инокам светил!

Нет ему конца-предела
И недаром до сих пор
Над Афоном Приснодева
Простирает омофор!

МОНАСТЫРЬ
(Начало Троице-Сергиевой Лавры)

Лес шумел над головою,
Страшновато было в нём, —
В этом море тяжкой хвои
Было сумрачно и днём.

Под ногой шуршат иголки,
А когда настанет ночь
И вдали завоют волки,
Хоть беги отсюда прочь...

Но пришли два юных брата
В эти дикие места,
Чтоб молитвенно и свято
Жить здесь с именем Христа.

Топоры их зазвенели,
Пали срубленные ели,
И спустя немного дней
Две монашеские кельи
Забелели средь ветвей.

Жизнь пустынников сурова:
С братом брат не молвит слова.
День молитве посвящён.
Час поспят и встанут снова
На молитву у икон.

Как уж злобствовали бесы,
Выгнать их отсюда тщась,
Словно буря в мраке леса
По-звериному ярясь, —

И ревели, и гремели,
И валили с треском ели,
Кельи иноков трясли...
Напугать их не сумели
И с позором прочь ушли.

Этим инокам упрямым
Помогал во всём Христос, —
Вот уже над малым храмом
Он и крест святой вознёс, —

Утвердил престол навечно
В алтаре, затеплил свечи,
И служенье началось...
Посветлело в тёмной чаще, —

Звон несётся ввысь и вширь.
Это ныне настоящий
Многолюдный монастырь,

Белостенный, златоглавый,
Крепкий в бурях всех времён, —
Он шестисотлетней славой
На Руси запечатлён.

СВЯТАЯ РУСЬ
Вот я за карандаш берусь
И Богу я молюсь притом, —
Нарисовать хочу я Русь
На этом вот листе большом, —

Святую Русь, которой след
Не смыт потоком грозных бед.
В чём Русь моя заключена?
Да в храмах молится она

И храмов этих не один
Был ею поднят из руин,
И были в посрамленье зла
Отлиты вновь колокола.

Вот это — отрок, сверстник мой,
Он, в золотистом стихаре,
С благоговейною душой
Прислуживает в алтаре, —

Он пребывает в храме том
Как в небесах перед Христом.
Да, он один из тех, кто здесь
Евангельскую слышит весть,

Что здесь стоят к плечу плечо,
Молясь и каясь горячо,
Тех пожилых и молодых
Людей Руси — да, он из них.

Их Русь Святая шлёт сюда, —
Деревни, сёла, города, —
Чтоб за покойных и живых
Шла в небеса молитва их,

Чтоб, правдой Божией сильна,
Душой воспрянула страна.
Да, бита Русь! Но побороть
Души её не даст Господь,

Поскольку есть молитва в ней,
А кто же Господа сильней?
И вот я Господу молюсь:
Спаси мою Святую Русь!

ЧУДО СВЯТОГО ГЕОРГИЯ О ЗМИЕ
Куда это воин-красавец
В плаще, словно в алом огне,
Как птица, земли не касаясь,
Несётся на белом коне?

Вдоль грозно гремящего моря,
Где вал закипающий крут,
Недолог был путь его, вскоре
Увидел он славный Бейрут.

Был город красив несказанно,
Как сад зеленел, а вдали,
За озером, горы Ливана
Вставали и кедры росли.

И солнце плоды золотило
По рощам искусной рукой...
Но что-то печальное было
В стране изобильной такой:

Ни голоса птицы, ни зверя,
Ни даже мычанья вола...
Безлюдье... Закрыты все двери
Лежащего рядом села...

Но возле могучего древа,
Где озера плещет волна,
Стоит одинокая дева,
И горько рыдает она.

И вот подъезжает к ней воин
На белом коне и с копьём,
И взор его добр и спокоен,
И неба сияние в нём.

Он мчался сюда по дорогам
Как Божьих свершитель чудес,
И всё уже зная, ведь Богом
Он послан был прямо с небес.

Как Божьему чуду не сбыться?
Кто Бога сильнее? И всё ж
“О чем ты так плачешь, девица, —
Спросил он, — кого ты здесь ждёшь?”

Дева:
О, юноша, воин отважный!
Живёт в этом озере змей —
Губитель жестокий и страшный,
Страны разоритель моей.
Дыханье его ядовито,
А сила его велика!
Скорее отсюда беги ты,
Не вышел губитель пока!

Как велено было богами, —
Врагу, что не сыщешь лютей,
Отцы здесь своими руками
Всех отдали в пищу детей...

Я царская дочь, но настала
Теперь и моя череда...
Вот, воин, о чем я рыдала.
Беги же! Прощай навсегда!

Воин:
Пристало ли христианину
Кому-то в беде не помочь?
О нет, я тебя не покину.
Не плачь же, о царская дочь!

На змия, губителя злого,
Как, впрочем, на всякое зло,
Оружие — имя Христово,
Что свет в этот мир принесло!

Вдруг с шумом вода забурлила,
И пена вскипела на ней, —
И вылез страшней крокодила
Огромный чешуйчатый змей.

Дохнул — и обуглились травы,
Пожухла на дубе листва,
И птица от этой отравы
Упала на землю мертва.

Взревел он и сделался выше,
А хвост ещё в озере был,
Но вот он и весь уже вышел
И пасть на царевну раскрыл...

Георгий же перекрестился,
Прославивши Господа сил,
На змия как вихрь устремился
И в горло его поразил.

И демоны вырвались с воем
Сквозь страшные змия уста:
“Уходим, уходим мы, воин,
Отважный посланник Христа!”

И тотчас, когда их не стало,
Как смолкли и их голоса,
Страшилище будто опало
И стало не более пса.

Немало пришлось подивиться
О чуде великом таком
Не только спасенной девице,
Но каждому в городе том!

Открыты ворота Бейрута,
Глядит изумлённый народ,
Как, поясом змия опутав,
Сюда его дева ведёт.

И как бы земли не касаясь,
В плаще, словно в алом огне,
За ней едет воин-красавец
На белом прекрасном коне.

“Надейтесь на Бога, о люди! —
Воскликнул он. — Бог наш Христос!
Вам радость в сегодняшнем чуде
И веру в Него я принёс!

Я, мученик, посланный с неба
От идолов вас отвратить,
Принёс вам Небесного хлеба,
Чтоб ради спасенья вам жить!”

И всаднику люди внимали.
И змий был убит и сожжён.
И капище тут же сломали,
Все статуи выбросив вон.

Священники призваны были.
Они же, молитвы творя,
В озёрной воде окрестили
Народ весь, и первым царя.

Приявши великую милость
От Бога, страна эта вдруг
Как будто весной оживилась,
И всё в ней запело вокруг...

Блистая листвой изумрудной,
Качал дуб вершиной своей,
И Господа песенкой чудной
На нём воспевал соловей.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Детство от нас не уходит навек, —
Детство у взрослого в сердце хранится,
И не грубеет душой человек
И продолжает по-детски молиться

С чувством горячим, со всей прямотой,
С твёрдой, ничем не колеблемой верой, —
Детству Господь заповедал быть той
Незабываемой, чистой, святой
Душам к спасенью стремящимся мерой!

lubovbezusl.ru

Духовные стихи как проповедь в музыке

“Правмир” узнал, какие строчки поддержат ваше духовное состояние в безумном ритме этого мира.

Когда человек умирал, хозяйка выходила и начинала петь

Мы сидим в маленькой учительской, пьем чай и вспоминаем прошедший концерт. Еще двадцать минут назад зал дома творчества на Стопани, замерев, слушал «Плач Адама», «Крест тяжелый», «Иону», «Ой благослови Пресвятая Мати» и притчи о луковке, монашестве, святом Николе в исполнении детей. Кто-то слушал, кто-то подпевал, а кто-то просто волновался за своих маленьких артистов.

Фото: ВЕРЕТЕНЦЕ / VK

— Нет, не сразу, но уже через пару часов, как человек умер, выносили на улицу стол. Хозяйка, или кто-то из женщин — жена, мать, сестра умершего — выходила, садилась на крыльцо и начинала в голос плакать, петь. Особенно это распространено было на западе и в северных регионах России. Никто никого не приглашал, люди сами узнавали, что в доме покойник. Такие вести по деревне быстро разносились, – рассказывает Валерия Петрушина, руководитель фольклорного ансамбля “Веретенце”.

Приходили мытехи – те, кто моет покойника, для женщин – женщины, для мужчин – мужчины, потому что родственникам ничем таким заниматься не позволялось. Их отстраняли сознательно. А еще приходили читалки, или монашки, в разных регионах по разному таких женщин называют. Одна, две, три. Садились у покойника и перемежали чтение Псалтыри духовными стихами на помин души.

Валерия Петрушина

Вообще, читалок в деревне могло быть несколько, ну одна, как минимум, которая знала все песни. В пору моды на собирание фольклора (1980-е-90-е годы) мы познакомились с бабушкой, которая даже в народном ансамбле пела, гастролировала, но когда в родной деревне поумирали все читалки, а ими были, как правило, женщины пожилые, иногда даже незамужние, она оставила концертную деятельность и стала деревенской читалкой.

Бабушка рассказывала нам, как маме своей умереть не давала. Мама отходила уже. А она – совсем еще девочка – все поняла, бросилась с причитаниями, мол, мама-мамочка, не умирай. И та еще сутки билась в агонии. Когда мы записывали духовные стихи, а эта бабушка знала их множество, она нет, да и всплакнет, вспомнит мать и твердит, как простить себе не может, что не дала ей спокойно уйти. Если человек умирал дома, то люди знали, тревожить его нельзя. Нужно в тишине пребывать, а тревожить – значит продлевать мучения.

Впервые концерт духовных стихов в Великий пост ансамбль «Веретенце» провел в 1998 году. Тогда в ДК имени Третьего Интернационала на сцену вышли девочки-подростки вместе со своим преподавателем Еленой Алексеевной Краснопевцевой. Они исполнили песни, которые их руководитель сама, а потом и вместе с детьми, собирала в экспедициях по Курской области с 1981 года.

Материала было много. Записанные тексты сложились в полноценный и законченный свод духовных песнопений. Позже многие взрослые говорили, что в храм пришли именно благодаря «Веретенцу», вслед за детьми, которые дома пели духовные стихи.

Не частушки же Великим постом петь!

«Веретенце» в полном смысле слова фольклорный коллектив, который довольно серьезно изучает этнографию курского региона. Поэтому на сцену дети выходят в оригинальных традиционных костюмах Курской губернии.

— Это вам не клюква какая-то, – с некоторым пафосом заявляет десятилетняя девочка, вплетая очередную ленту в косу, чтобы коса была длиннее и в ней не оставалось свободного хвостика, как носили сироты. В костюмах она явно разбирается, знает, что «клюквой» профессионалы пренебрежительно называют атласные сарафаны и кокошники, которые любят псевдофольклорные коллективы.

Фото: ВЕРЕТЕНЦЕ / VK

Черный домотканый сарафан с густой плиссировкой, белая льняная рубаха с расшитыми рукавами и завеска – пестрый, замысловато украшенный фартук. На голове – барановский платок, венок, огромный бант с крупной, усыпанной камнями, брошью. На шее – «лапУшка» или «подлапУшка»(кусочек ткани, закрывающий яремную ямку), ряды разноцветных бус. Так обычно обряжаются на концерт девушки постарше, но сегодня все они в белых платках и белых завесках. Этот подчеркнуто строгий вид задает тон постовому концерту и наполняет его какой-то дополнительной энергией.

— Духовные стихи, их еще псальмы или стишки называли – очень древние тексты. «Плач Адама», например, бытовал с 12 века, как и «Потоп».

Плакася Адаме
Пред раем сидя.
Раю мой раю
Прекрасный мой раю.
Мене бо ради
Раю сотворен бысть.
Раю мой раю
Прекрасный мой раю…

Вообще, духовные стихи – это переосмысленные народными певцами сюжеты церковных проповедей, ветхозаветных и евангельских текстов, – подхватывает разговор педагог ансамбля Анастасия Лайкова. – И конечно поминальные стихи в общем объеме – это огромнейшей пласт.

С духовными стихами по деревням и селам странники ходили, такие бродячие, часто слепые, музыканты. Садились на паперти или возле церковных оград, на площадях у храмов и пели, сопровождая свое исполнение гусельным перебором или переливами колесной лиры. Вроде просто попели, а вроде и денежку на хлеб собрали. С текстами люди тогда довольно вольно обращались.

Нам бабушка в одной деревне рассказывала, она ещё маленькой девочкой была, подошёл как-то к их крыльцу нищий. Песенку поёт, она слушает. Понятное дело, записать ничего не может, только запоминает. Хлебушка ему дала – странник дальше пошел, а текст у нее в голове остался. И она его с тех пор поет. Что забыла, своими словами украшает. Кто-то в гости зашёл, песню ее услышал, тоже запомнил, или, скажет, мол, и я такую историю знаю. Вот уже и вдвоём поют.

Да чего уж там, всегда пели духовные стихи, иногда даже вместо колыбельных. Бабушки нам рассказывали, что бывало поют деткам, колыбельных уже не осталось, само собой заводишь духовный стих.

На сцене стоит странная конструкция: большой деревянный каркас. В три ряда на нем висят металлические пластины от маленькой, с листок бумаги,  до огромной – размером с целый чемодан. Не сразу понимаешь, что мягкий гул, который как туман расползается по залу после исполнения каждой песни – это звучание била. И в этот льющийся звон вплетается тут же новая песня:

Что ты спишь, душа моя,
непробудным крепким сном?
А проспишь, душа моя,
царствие небесное…
Братья сёстры в Рай пошли,
и тебе должно идти.
И тебе должно идти —
праву сторону найти…
А у правой стороны
сам Господь и Бог живёт.
Сам Господь и Бог живёт —
Он и нас к себе зовёт…

— Духовный стих – это же проповедь в музыке, – вступает в беседу  педагог, музыкант и певец Игорь Лайков. – Их любили петь в благочестивых семьях. Представьте, в семье, сидят, занимаются каким-то общим делом, ну не частушки же Великим постом петь. Разговор на духовную тему зайдет, поговорят, а потом кто-то песню затянул и вот уже все вместе поют. Бывало, что бабушки специально собирались, чтобы попеть духовные стихи.

Фото: ВЕРЕТЕНЦЕ / VK

Репертуар этих текстов действительно очень разнообразен: поминальные, покаянные, немало Богородичных стихов или посвященных крупным церковным праздникам. Но это не значит, что ту или иную песню можно петь строго в указанное календарное время. Как раз, в отличие от церковных песнопений, такой принципиальной привязки нет. Но сюжеты песен, безусловно, соответствовали конкретным церковным событиям или песнопениям, будь то «На мрачной горе у  подножья креста Пречистая матерь стояла», которая пелась в Страстную пятницу, или «Наместник цесарский»:

Наместник цесарский сидел
Пилат на царском ложе.
Вокруг него толпы людей,
Пред ним стоит Сын Божий.
И обвинения вокруг
На Сына Божьего льются.
Не слышен звук Его речей,
И все над ним смеются…

Духовные стихи — продолжение жизни в храме

На сцену выходит Леша, один из шести детей семьи Владимирских. Он опытный артист, поэтому ему доверяют рассказывать притчу «Доля» о старичке, который под деревом лычко вяжет, связывая между собой плохих людей с хорошими. Казак – герой притчи – спешащий с докладом к царю, останавливается у ног старика передохнуть. И спрашивает его: мол, а чего ты и зачем связываешь. В ответ слышит объяснение: «если соединю худых с худыми, всякая жизнь пропадёт…».

Леша вдруг замирает! Он выглядит растерянным. Повторяет несколько раз одну и ту же фразу…

В зале полная тишина, все замерли в недоумении. И тут из хора певцов, стоящих в глубине сцены, выступает еще один паренек. Он кладёт Леше руку на плечо и продолжает притчу, будто превратившись в этого самого старика:

— Понимаешь, если хороших с хорошими связывать, то люди Бога забудут.

— А кто же ты есть, дедушка?

— Я-то? Никола…

У зрителей создаётся впечатление, будто эта пауза, которая показалась сначала странной, на самом деле сценическое решение, задумка преподавателей.

— Видели бы вы этих пацанов! Они же ля-ля-ля, бу-бу-бу там, за кулисами, болтают, спорят, – с веселой усмешкой говорит о своих подопечных Валерия Петрушина. – Когда Ваня вышел и руку Леше на плечо положил, я была потрясена. Это не было ни задумкой, ни планом, это было спонтанное самостоятельное решение в ответ на волнение друга. Дети же очень волнуются, когда выступают. Но в этом Ванькином жесте, в этой руке на плече, было столько жизни, столько теплоты. Я не думала, что они так внимательно следят за тем, что на сцене происходит.

— Вообще задумка нашего концерта состоит в попытке приобщить детей к тому, что еще столетие назад было естественно и органично для людей, – говорит Анастасия Лайкова.

– Духовные стихи — это же первая ступень к размышлению о вере, о любви в ее христианском измерении, о вечных ценностях. Эти тексты лишний раз позволяют задуматься: а ты сам-то как живешь? что делаешь? Как, из чего твоя жизнь строится?

Фольклорный ансамбль «Веретёнце» / Facebook

— На самом деле,  – подхватывает ее слова Игорь Лайков, – духовные стихи – это продолжение жизни в храме. Многие слышали от священников упреки, мол, вы   выходите из храма и все становитесь мирскими. Но тут не так, потому что ты продолжаешь жить в этом русле, пусть и делая мирские дела. Посуду ли моешь, кушать ли готовишь, но держишь голову, пребываешь в этом состоянии, а душа в это время поет. Дома мы не станем петь ни «Иже херувимы», ни «Милость мира». Это и неуместно, и не к чему. Духовный стих – совсем другое дело. Сам запел, кто-то из домашних подхватил – так и живешь от службы к службе, дышишь этим.

Пока дети пели, священник смахивал слезы

Несколько лет назад «Веретенце» приезжало в чувашское село Иваньково. Экспедиция была короткой и насыщенной: копали с археологами древнее кладбище, украшали старинный источник, служили молебны и службы с местными старушками, записывали их песни и устраивали гулянье по деревне со слепым дедом-гармонистом.

Когда пришло время уезжать, все пришли прощаться с настоятелем храма Троицы Живоночальной. Пожилой священник, облокотившись на церковную ограду, подперев рукой голову, наблюдал за детьми, которые спешно забивали автобусы спальниками и рюкзаками. А потом неожиданно, немного смущаясь попросил: «Спойте, пожалуйста, еще раз «Грешный человече».

Как ходил же грешный человече,
А он по белому свету.
Приступили к грешну человеку
К ему добраи люди.
Что тебе надо грешный человече,
Ти злата, ти серебра?
Ти злата, ти серебра,
Ти золотого одеяния?
Ничего на свете мне не надо.
Мне ни злата, ни серебра.
Ни злата, ни серебра,
Ни золотого одеяния.
Только надо грешну человеку
Один сажень земельки.
Тебе тело, тело моё бело
У земле лежати…

Старик смахивал непослушные слезы, которые катились у него из под очков и шмыгал носом. А совершенно ошарашенные такой реакцией дети пели проникновенно и ладно. И в этой прощальной сцене было столько духа, правды, любви и совместной радости, которая не бывает без слез.

www.pravmir.ru

Духовная поэзия - Стихи

Очищенье от греха

Бледнело утро за окошком, стал проникать в домишко свет
И на кровати обветшалой, сидел мужчина средних лет
А на лице изнеможденье, как будто болен он давно
И взгляд немного отрешенный, ну а вокруг - бедным-бедно

Не мыты окна, всюду плесень, и паутина, слоем пыль
Кровать и стол, две табуретки, и пол весь в грязи, в дырках гниль
Под желтой треснувшей шпатлевкой свисала лампочка одна
А на столе стакан с тарелкой, бутылка выпита до дна

Бутылок много, где придется, как будто гвардия пила
Напоминание повсюду, какая жизнь в дому была
Вздохнул мужчина удрученно, ну вот и новый день настал
Да я давно уж не припомню, когда и утру рад бывал

С утра всегда разбит, и тяжесть, что в голове и что в ногах
Слегка тошнит, и чувство в теле, как будто спал он на дровах
Бычок поджег и затянулся, тяжелый кашель, хриплый лай
И мысль одну с утра гоняет; «где выпить взять? Давай, решай»

И с этой мыслью одевался, стакан воды попить и в путь
Случайно в зеркало взглянул он, и страшно стало, просто жуть
Стоит бродяга, не расчесан, одежда вся висит мешком
На рукавах рубашки старой, отметина большим пятном

«Надо замыть»… на автомате, в бутылках он пошел искать
Давно привык, что алкоголем, все пятна можно растворять
Нашел грамм водки, замывает, пятно уходит на глазах
«Ну надо же, от алкоголя – всё растворяется в руках…»

Легко как водка растворила, его одежду всю взяла
Одежду деток, и супруги, еду с кладовки убрала
И мебель, детский смех, улыбки, радость жены свела с лица
И совесть тоже растворила, и превратила в подлеца

Все растворила сбереженья, здоровье тоже унесло,
И репутацию всю смыло, что раньше делал – не спасло
И даже сердце растворило, отзывчивый какой он был
Теперь всем приносил страданье, а раньше ближних всех любил…

О многом мог помыслить раньше, своим гордился он умом
Но водка разум растворила, с пустым остался котелком
Всю радость, счастье растворила, и растворила все года
Так жизнь моя, вся растворилась, и вся исчезла в никуда…!

Трясутся руки, на них смотрит, когда же ногти подстригу?
Когда побреюсь и помоюсь, пойти постричься я смогу?
Когда наемся и оденусь, в одном и том же столько лет!?
Когда хоть день я не напьюся? на это точно силы нет!

Опять ходить как попрошайка, забыв что тоже человек
Как джин какой-то, Раб бутылки, вот наказание навек!
Быть может лучше не родиться? Все говорят - виновен сам!
Пусть я виновен! кто поможет? Кто скажет: я - надежду дам?

Не видно проблеска надежды, все по накатанной качусь
Быстрей закончить жизнь земную, как все, в могиле окажусь
А может мне поторопиться? Зачем конца в мученьях ждать?
Ведь можно смерти день приблизить, счас душу дьяволу отдать?

Зачем мне жить всеми гонимый, я ненавижу этот мир
Я погибаю без надежды, а жизнь других – как в масле сыр!
К чему мне утро или вечер, какая разница – где я?
Опорожненные бутылки – моя приёмная семья…

Зачем мне жить на свете этом, настал сегодня мой предел
Приобрету освобожденье от узов пьянства как хотел
Где таз с водой, тупая бритва? Сейчас закончу век земной
И все страданья и печали не смогут совладать со мной!

Не буду больше раб бутылки, освобождение придет
Я - совершу эту победу, и рабство жалкое пройдет!!!
Он на коленях – держит бритву, но вдруг вниманье отвлекло
На лучик солнечного света, упавший с неба на окно

И тень с окошка прямо на пол, и крест в квадрате пред лицом
какое предзнаменованье перед печальнейшим концом…
Вдруг показалось, с напряженья, что на кресте том силуэт
Рука что с бритвой, аж ослабла, глаза закрыл он – «это бред!»

Но голос с сердца, что все сжалось: «Я – Иисус, остановись…
Меня ты знаешь, Я – Спаситель, Меня принять поторопись…»
Глаза открыл -крест приближался - по небу солнце просто шло
И вместе с светом проникая, вдруг чувство давнее нашло
Иисус Спаситель - это слышал, когда-то знал он про Него
Но счас то просто все не помнит, ведь нету дела до того

И то, что слышал, всё что помнил, вдруг всё ожило и взросло
Ведь мама библию читала, как долго все в душе спало
Он на коленях, крест всё ближе, дошел до ног, пошло тепло
И как-то сразу лучше стало, тошнота, слабость – все прошло

Он руки солнышку подставил, как бы в ладошки взял любовь
И сердце глухо застучало, погнав быстрей тугую кровь
Душа внутри вдруг встрепенулась, всёж не мертва, как думал он
И чувство давнее вернулось, как будто в детстве добрый сон

Привет Иисус! Уж слишком поздно! зачем мне думать о душе?
Уж места светлого не видно в моем сердечном багаже
Я весь в грехах поперепачкан, уж это водка не взяла
Скорее даже помогала, душа чтобы грязней была

Теперь еще души страданья, как будто мало без того
Ещё счас в памяти копаться, когда обидел где, кого?
Когда не делал так как надо, лишь к удовольствиям стремясь
И совесть водкой заглушая, все глубже опускаясь в грязь

Что ж Иисус, со мной Ты лишний, Твой крест сейчас не для меня
По справедливости – для ада всю жизнь готовил я себя
Я не хочу здесь оставаться, в грехах погрязший с головой
Никто от грязи не очистит, не по пути мне счас с Тобой…

Твой Крест спасти наверно может, но то спасенье для других
Оставь меня, иди, не мучай… умру сейчас в грехах своих
Но голос с сердца незнакомый, вдруг зазвучал прям в голове
И слово – «Книга» - он услышал, и вспышкой Библию во тьме

Он голову руками держит: «до чёртиков напился, бред!»
Но снова видит он картину: вот библия – оттуда свет…
Не стал от страха препираться, и в памяти давай искать
Куда он старенькую книгу сумел когда-то задевать

Вспомнил, пошел с сердцебиеньем, средь хлама, тряпок вдруг нашел
сдул пыль, стер грязь, чтоб крест увидеть, и снова на пол сел пришел
и положил на свет что падал, где крест знамением лежал
«Ну что Иисус, ещё что скажешь?» - от возбуждения дрожал…

«Теперь чего, что надо делать?» Но только слышно тишину
И вот уж долго ожидая, открыл страницу он одну
Глаза его наткнулись сразу, на тот что надо было стих:
«Кровь Иисуса Христа, Сына Его очищает нас…» и вдруг затих

«Нас очищает»… бормотал он – «нас очищает… от греха»
«От всякого… сильнее водки, все оттирает … досуха!!!»
Сидел в тиши оторопело, стараясь всё переварить
Что кровью Господа Иисуса он может все грехи омыть…

«Но как, Господь?» Читает дальше, сначала, снова, понял вдруг
Не он, не бритвой и не смертью, Иисус порвет порочный круг
Что есть надежда всёж отмыться и стать нормальным, как хотел
И что Господь людей всех любит, его - как долго Он терпел…

Он библию читал запоем, забыв про пищу и про сон
Его душа к теплу стремилась, и ликовала – он – спасён!
Он путь нашёл, ему открылось, Иисус стать новым силы дал
Молился, каясь, признаваясь, в грехах, что на себя собрал

И встал с колен он просветлевший, совсем уж новый человек
Избавленный от тяги к пьянству, с душой спасенною навек
Умылся, с чувством расчесался, и в церковь с библией пошел
Храня любовь к Христу за милость, что и его спасти пришёл!

millionstatusov.ru

Христианские стихи — Богоблог

Молитва – что это? Обряд наверно?
Или набор хороших слов обыкновенных?
Как понимаешь ты, что нужно помолиться?
И как узнаешь час, в который преклониться?

Ты думаешь, что от тебя желание исходит?
И что Иисус когда захочешь ты, приходит?
Да, Бог нас ждет, весь день, конечно,
Чтобы поговорить и подкрепить, так нежно…
Но, друг, подумай, как же видеть Его хочешь в сердце?
Когда весь день закрыта на общенье дверца?
Зачем же Иисус, когда на небо уходил
Нам Утешителя и Духа жизни подарил?
Не по тому ли, что хотел с тобою везде быть?
Всю жизнь с тобой прожить и радости и горести делить?
Скажи, зачем нам Иисус тогда открылся?
Зачем за каждого из нас молился?
Зачем Свои нам чувсвованья даровал
Читать далее Молитва

Нет больней и тягостней потери,
Как потеря сына для отца.
Он ушел и громко хлопнул дверью,
Он ушел с осанкой гордеца.

Он ушел, греховностью влекомый,
Непокорный, этот младший сын.
«Поживу, порадуюсь вне дома,
Сам себе я буду господин.

Буду петь, плясать и веселиться.
Наслаждайся ласками, душа!
Пусть отцу когда-нибудь присниться,
Что живу я, радостью дыша». Читать далее Пропадал и нашелся

Автором этого стихотворения является русский унтер офицер Александр Зацепа.
Он служил в 642 батальоне, который принадлежал к составу русских батальонов, сформированных немцами в Нормандии. Убит в 15 километрах от Атлантического океана в первые же дни по высадке Американских войск. Об этом рассказал другой русский офицер — Игорь Соломовский, ныне проживающего в Бразилии, в Сан-Пауло.
Оригинал написан на старо-русском (с «ятями», «Ъ» и тому подобное). Но впервые напечатаны стихи были на английском языке.

Читать далее Послушай, Бог…

В просторном зале города большого,
Безбожный лектор с речью выступал.
Он говорил: «Не верьте, люди, в Бога»,
И все святое дерзко отвергал.

Из уст его поток глумлений лился,
На тех, кто Иисуса признавал.
Кто в век безбожья верил и молился,
Он всех фанатиками называл.

В своих словах он долго изощрялся,
И, наконец, надменно произнес:
— А может кто из вас бы попытался,
Мне доказать Читать далее В просторном зале

Всего лишь несколько минут полета.
И вместо длинного — короткий путь.
Что было там, в горящем самолете? —
НЕ знаем. Но теперь — не в этом суть.

И юноши, и женщины, и дети,
Мужчины с сединою на висках…
Какими они были, люди эти?
Все пережили близкой смерти страх.
Читать далее Всего лишь несколько минут полета…

Враг молодежь крадет из стана,
Выхватывая по одному…
Как хищный зверь крадется к стаду,
Чтоб жертву поглотить свою…

Крадет, как правило, отставших,
Кто взор от Господа отвел,
Крадет Он так же и ослабших,
Кто страх к греху не поборол.  Читать далее Враг молодежь крадет из стана

Павел Шавловский: Два евангелиста (Матфей и Лука) на первый взгляд по разному описывают эту встречу. Но расхождений в Библии нет.

Злословя Христа умирающий преступник не мог не обратить внимание на молитву Агнца и странное поведение беснующейся толпы. А осознав происходящее не мог остаться равнодушным к Тому, Кто взял на Себя грехи мира. Читать далее Стихотворение «Разбойник»

bogoblog.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.