Булат окуджава стихи о войне


Стихи о войне Булата Окуджавы

Здесь собраны все стихи русского поэта Булат Окуджава на тему Стихи о войне.

» Ангелы
Выходят танки из леска, устало роют снег, а неотступная тоска бредет за нами вслед....
» Вобла
Холод войны немилосерд и точен. Ей равнодушия не занимать. ...Пятеро голодных сыновей и дочек и одна отчаянная мать....
» Дерзость, или Разговор перед боем
- Господин лейтенант, что это вы хмуры? Аль не по сердцу вам ваше ремесло? - Господин генерал, вспомнились амуры - не скажу, чтобы мне с ними не везло....
» Джазисты
Джазисты уходили в ополченье, цивильного не скинув облаченья. Тромбонов и чечеток короли в солдаты необученные шли....
» До свидания, мальчики
Ах, война, что ж ты сделала, подлая: стали тихими наши дворы, наши мальчики головы подняли - повзрослели они до поры,...
» Ехал всадник на коне...
Ехал всадник на коне. Артиллерия орала. Танк стрелял. Душа сгорала. Виселица на гумне......
» Король
Во дворе, где каждый вечер все играла радиола, где пары танцевали, пыля, ребята уважали очень Леньку Королева и присвоили ему званье короля....
» Медсестра Мария
А что я сказал медсестре Марии, когда обнимал ее? - Ты знаешь, а вот офицерские дочки на нас, на солдат, не глядят....
» Первый день на передовой
Волнения не выдавая, оглядываюсь, не расспрашивая. Так вот она - передовая! В ней ничего нет страшного....
» Песенка о пехоте
Простите пехоте, что так неразумна бывает она: всегда мы уходим, когда над Землею бушует весна....
» Примета
Если ворон в вышине, дело, стало быть, к войне. Чтобы не было войны, надо ворона убить....
» Тамань
Год сорок первый. Зябкий туман. Уходят последние солдаты в Тамань. А ему подписан пулей приговор. Он лежит у кромки береговой,...
» Я ухожу от пули...
Я ухожу от пули, делаю отчаянный рывок. Я снова живой на выжженном теле Крыма....

Булат Окуджава

rupoem.ru

Булат Окуджава. Стихи о войне

Поэт, прозаик, один из основателей жанра авторской песни Булат Шалвович Окуджава родился в Москве 9 мая 1924 года в семье большевиков, приехавших из Тифлиса для партийной учёбы в Москву. В начале Великой Отечественной войны Булат трудился токарем на оборонном заводе, а весной 1942 года после достижения 18-летия Булат был призван в армию и направлен в 10-й отдельный запасной миномётный дивизион. После двух месяцев подготовки с октября 1942 года был направлен на Северо-Кавказский фронт, миномётчик в кавалерийском полку 5-го гвардейского Донского кавалерийского казачьего корпуса. Булат Окуджава позже писал: «Я закончил девятый класс, когда началась война. Как и многие сверстники, отчаянно рвался на фронт. Вместе с другом мы каждый день наведывались в военкомат. Нам вручали повестки и говорили: «Разнесете их по домам, а завтра мы вас отправим». Длилось так полгода... Наконец, сломленный нашим упорством, капитан не выдержал и сказал: «Пишите свои повестки сами, у меня рука не поднимается это сделать». Мы заполнили бланки и отнесли их домой: он – ко мне, я – к нему. Мне как-то смешно себя вспоминать и видеть себя – в обмотках, с кривыми ногами, с тонкой шеей, с большой пилоткой на голове, мечтавшего всю войну иметь сапоги и так и не получившего их... Когда первый день я попал на передовую, и я, и несколько моих товарищей – такие же, как я, семнадцатилетние – очень бодро и счастливо выглядели. На груди у нас висели автоматы, и мы шли вперёд, в расположение нашей батареи, и уже представляли каждый в своём воображении, как мы сейчас будем прекрасно воевать и сражаться. И в этот самый момент, когда наши фантазии достигли кульминации, вдруг разорвалась мина, и мы все упали на землю, потому что полагалось падать. Ну, мы упали, как полагалось, а мина-то упала от нас на расстоянии полукилометра. Все, кто находился поблизости, шли мимо нас, а мы лежали. Потом мы услышали смех над собой. Встали и тоже пошли. Это было наше первое боевое крещение... Война – вещь противоестественная, отнимающая у человека природой данное право на жизнь. Я ранен ею на всю жизнь и до сих пор ещё часто вижу во сне погибших товарищей, пепелища домов, развороченную воронками землю... Я ненавижу войну... Потом уже, впоследствии, когда я стал писать стихи, первые мои стихи были на военную тему. Много было стихотворений. Из них получились песни... Из некоторых. Это были в основном грустные песни. Потому что, я вам скажу, ничего весёлого в войне нет». Волнения не выдавая, оглядываюсь, не расспрашивая. Так вот она – передовая! В ней ничего нет страшного. Трава не выжжена, лесок не хмур, объявляется перекур. Звенят комары. Звенят, звенят: Летят, летят – крови моей хотят. Отбиваюсь в изнеможении и вдруг попадаю в сон: дым сражения, окружение, гибнет, гибнет мой батальон. Летят, летят – крови моей хотят. Кричу, обессилев, через хрипоту: И к ногам осины, Когда же это кончится?.. Мне немного лет... гибнуть толку нет... я ночных дозоров не выстоял... я ещё ни разу не выстрелил... И в сопревшую листву зарываюсь и просыпаюсь... Я, к стволу осины прислонившись, сижу, я в глаза товарищам гляжу-гляжу: а что, если кто-нибудь в том сне побывал? А что, если видели, как я воевал? «Первый день на передовой», 1957 16 декабря 1942 года под Моздоком был ранен. После госпиталя в действующую армию не вернулся. С января 1943 года служил в 124-м стрелковом запасном полку в Батуми и позже радистом в 126-й гаубичной артиллерийской бригаде большой мощности Закавказского фронта, прикрывавшего в этот период границу с Турцией и Ираном. Весной 1944 года Окуджава после ранения был демобилизован в звании гвардии рядового. Был награждён медалями «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией», в 1985 году – орденом Отечественной войны I степени.

Поселился в Тбилиси у своей тётки. 20 июня 1944 года получил аттестат о среднем образовании. В 1945 поступил на филологический факультет Тбилисского университета (по окончании которого несколько лет работал учителем в Калужской области).


В 1945 году в газете Закавказского фронта были опубликованы военно-патриотические стихи Окуджавы, а свою первую свою песню «Нам в холодных теплушках не спалось» он написал ещё в 1943 году на фронте, но кроме первой строчки, текст этой песни не сохранился. Потрясение от войны позже было описано Окуджавой в повести «Будь здоров, школяр», написанной им в 1960-1961 годах. Эта автобиографическая повесть о 17-летнем мальчишке, попавшем на фронт. О том, как вчерашние школьники воспринимали, понимали и пропускали войну через себя, как война разбивала иллюзии и меняла что-то в человеке раз и навсегда. О детской наивности, быстром взрослении, страхе смерти, любви..... Просто, трогательно и очень живо написано о сложном, тяжёлом и важном. Официальная критика не приняла эту повесть за пацифистские мотивы в оценке переживаний молодого человека на войне. А в 1967 году режиссёр Владимир Мотыль её экранизировал, дав фильму другое название – «Женя, Женечка и «Катюша». Военная служба после госпиталя была описана Окуджавой в повести «Приключения секретного баптиста» в 1984 году. В конце 1950-х годов песни Окуджавы приобрели широкую популярность благодаря неповторимому языку, музыкальности, доверительности и отсутствию фальши. Став культовой приметой времени, авторская песня сплотила вокруг себя людей. В эти годы Окуджавой были написаны песни «О Лёньке Королёве», «Девочка плачет – шарик улетел», «Последний троллейбус», «До свидания, мальчики» и другие произведения. Ах, война, что ж ты сделала, подлая: стали тихими наши дворы, наши мальчики головы подняли – повзрослели они до поры, на пороге едва помаячили и ушли, за солдатом – солдат... До свидания, мальчики! Мальчики, постарайтесь вернуться назад. Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими, не жалейте ни пуль, ни гранат и себя не щадите. И всё-таки постарайтесь вернуться назад. Ах, война, что ж ты, подлая, сделала: вместо свадеб – разлуки и дым. Наши девочки платьица белые раздарили сестрёнкам своим. Сапоги – ну куда от них денешься? Да зелёные крылья погон... Вы наплюйте на сплетников, девочки. Мы сведём с ними счёты потом. Пусть болтают, что верить вам не во что, что идёте войной наугад... До свидания, девочки! Девочки, постарайтесь вернуться назад.       «До свидания, мальчики», 1958 Обращаясь к фронтовым будням, Окуджава крайне редко и нехотя упоминает о «главном» («А пули? Пули были. Били часто. // Да что о них рассказывать – война») и вместо этого сосредотачивается на подробном описании чаепития на привале, делёжки моркови, поедания хрустящих сухарей да на мимолетном романе с медсестрой Марией, как бы и здесь пытаясь вырвать, отвоевать у войны кусочек мирного покоя и уюта. Сто раз закат краснел, рассвет синел,  сто раз я клял тебя, песок моздокский,  пока ты жёг насквозь мою шинель  и блиндажа жевал сухие доски.  А я жевал такие сухари!  Они хрустели на зубах, хрустели...  А мы шинели рваные расстелем –  и ну жевать. Такие сухари!  Их десять лет сушили, не соврать, да ты ещё их выбелил, песочек...  А мы, бывало, их в воде размочим –  и ну жевать, и крошек не собрать.  Сыпь пощедрей, товарищ старшина! Пируем – и солдаты, и начальство...  А пули? Пули были. Били часто. Да что о них рассказывать, – война. «Сто раз закат краснел, рассвет синел...», 1958
В 1960-х годах Окуджава много работал в жанре прозы. Он рассказывал: «В прозе и в стихах я выражаю себя. В стихах – с помощью рифмы и ритма, в прозе – иначе. Разница только в форме...». Всего за время работы Булата Окуджавы в кино прозвучало более 70-ти его песен в 50-ти фильмах, из них более 40 песен – на его музыку. В песне «Чёрный «мессер» – воспоминания о событиях прошедшей войны, снова и снова возвращающиеся к воевавшему герою. Война окончилась, но она не отпускает его. Вот уже который месяц  и уже который год  прилетает чёрный «мессер» –  спать спокойно не даёт.  Он в окно моё влетает,  он по комнате кружит,  он, как старый шмель, рыдает,  мухой пойманной жужжит.  Грустный лётчик как курортник...  Его темные очки  прикрывают, как намордник,  его томные зрачки.  Каждый вечер, каждый вечер  у меня штурвал в руке,  я лечу к нему навстречу  в довоенном «ястребке».  Каждый вечер в лунном свете  торжествует мощь моя: я, наверное, бессмертен.  Он сдаётся, а не я. Он пробоинами мечен, он сгорает, подожжён. Но приходит новый вечер, и опять кружится он.  И опять я вылетаю, побеждаю, и опять вылетаю, побеждаю... Сколько ж можно побеждать? «Чёрный «мессер», 1961 В 1970 году на экраны вышел фильм «Белорусский вокзал», в котором исполнялась песня Булата Окуджавы «Нам нужна одна победа». Здесь птицы не поют, деревья не растут. И только мы, плечом к плечу, врастаем в землю тут. Горит и кружится планета, над нашей Родиною дым. И значит нам нужна одна победа, Одна на всех – мы за ценой не постоим. Одна на всех – мы за ценой не постоим. Нас ждёт огонь смертельный, но всё-ж бессилен он Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный Десятый наш, десантный батальон. Десятый наш, десантный батальон. Едва огонь угас, звучит другой приказ, И почтальон сойдет с ума, разыскивая нас. Взлетает красная ракета, бьёт пулемет, неутомим. Так значит, нам нужна одна победа. Одна на всех – мы за ценой не постоим. От Курска и Орла война нас довела До самых вражеских ворот, такие, брат, дела. Когда-нибудь мы вспомним это, И не поверится самим. А нынче нам нужна одна победа. Одна на всех – мы за ценой не постоим. «Мы за ценой не постоим», 1969 Песни Окуджавы начали звучать в кино. На его стихи писали музыку профессиональные композиторы. Песня на стихи Окуджавы «Бери шинель, пошли домой» быстро стала невероятно популярной.

          А мы с тобой брат из пехоты
А летом лучше, чем зимой С войной покончили мы счёты С войной покончили мы счёты С войной покончили мы счёты Бери шинель пошли домой. Война нас гнула и косила Пришёл конец и ей самой Четыре года мать без сына Четыре года мать без сына Четыре года мать без сына Бери шинель пошли домой. К золе и пеплу наших улиц Опять, опять товарищ мой Скворцы пропавшие вернулись Скворцы пропавшие вернулись Скворцы пропавшие вернулись Бери шинель пошли домой. А ты с закрытыми очами Спишь под фанерною звездой Вставай, вставай однополчанин Вставай, вставай однополчанин Вставай, вставай однополчанин Бери шинель пошли домой. Что я скажу твоим домашним Как встану я перед вдовой Неужто клясться днём вчерашним Неужто клясться днём вчерашним Неужто клясться днём вчерашним Бери шинель пошли домой. Мы все войны шальные дети И генерал и рядовой Опять весна на белом свете Опять весна на белом свете Опять весна на белом свете Бери шинель пошли домой Бери шинель пошли домой. «Бери шинель, пошли домой», 1975 25 июня 1995 года в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже состоялся последний концерт Окуджавы. Находясь в Париже с частным визитом в гостях у Анатолия Гладилина, Булат Окуджава заболел гриппом, и его поместили в больницу. Последовали осложнения, и врачи сказали, что улучшения ждать невозможно, так как у Окуджавы был очень ослаблен иммунитет. Хотя Булат Шалвович не был религиозным человеком, он принял крещение в Париже всего за несколько часов до смерти, и получил благословение одного из старцев Псково-Печорской лавры, получив при крещении имя Иоанн. По странному совпадению в автобиографической прозе он предпочитал называть себя Иваном Ивановичем. Булат Окуджава скончался 12 июня 1997 года в парижском военном госпитале и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. Книги рельефно-точечного шрифта Окуджава, Б. Ш. Чаепитие на Арбате [Шрифт Брайля]: стихи разных лет / Б. Ш. Окуджава. – СПб. : «Чтение» ВОС, 1999. – 4 кн. – С изд. : М.: Корона-Принт,1988. «Говорящие» книги на кассетах Окуджава, Б. Ш. Избранное: Стихотворения [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава. – М. : «Логос» ВОС, 1991. – 2 мфк., (5 час.46 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: М.: Моск. рабочий, 1989. Окуджава, Б. Ш. Капризы фортуны [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава. – СПб. : Гос.б-ка для слепых, 2007. – 8 мфк., (12 час.) : 4,76 см/с, 2 доp. Окуджава, Б. Ш. Пока Земля ещё вертится [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава, Исп. автор. – Ставрополь : Ставроп. краев. б-ка для слепых и слабовидящих им. В. Маяковского, 2004. – 1 мфк., (30 мин.) : 4,76 см/с, 2 доp. – С изд.: М.: «Музпром-Мо», 2000. Окуджава, Б. Ш. Стихи [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава. – СПб. : ГБС, 2002. – 2 мфк., (3 час.) : 4,76 см/с, 2 доp. – С изд.: Екатеринбург: У-Фактория, 1998. Окуджава, Б. Ш. Упразднённый театр [Звукозапись]: роман / Б. Ш. Окуджава. – М. : «Логос» ВОС, 1994. – 3 мфк., (9 час.22 мин.) : 2,38 см/с, 4 доp. – С изд.: «Знамя». – 1993. – N 9-10. Окуджава, Б. Ш. Что было, то было [Звукозапись]: повести / Б. Ш. Окуджава. – СПб. : Гос. б-ка для слепых, 2003. – 6 мфк., (9 час.) : 4,76 см/с, 2 доp. – С изд.: Екатеринбург, У: Фактория, 1998. Аудиокниги на CD Окуджава, Б. Ш. Песни и стихи [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава. – М. : Равновесие, 2008. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM), (1 час.38 мин.). Окуджава, Б. Ш. Уроки музыки [Звукозапись] / Б. Ш. Окуджава. – СПб. : "Вира-М", 2007. – 1 эл. опт. диск (CD-ROM), (40 мин.). Аудиокниги на флеш-картах Гигли, Брэд. День лжецаря [Электронный ресурс]: роман / Б. Гигли; читает С. Кирсанов. Браслет пророка : роман / Г. Гинер ; читает С. Кирсанов. Витязь: роман / В. В. Головачёв ; читает Ю. Заборовский. Братство камня: роман / Ж. К. Гранже; читает Л. Броцкая. Бремя стыда (Книга без жанра) / Д. С. Данин; читает В. Герасимов. Свидание с Бонапартом: роман / Б. Ш. Окуджава; читает В. Панфилов. – М.: Логосвос, 2011. – 1 фк., (88 час.54 мин.). Окуджава, Б. Ш. Путешествие дилетантов. Из записок отставного поручика Амирана Амилахвари [Электронный ресурс]: роман в 2-х кн. / Б. Ш. Окуджава ; читает Л. Кунгурова. Ахилл бегущий: роман / Ф Розинер; читает Н. Литвинова. В Маковниках. И больше нигде: роман / Ю. Ряшенцев; читает В. Герасимов. Заулки: повесть / В. Смирнов; читает В. Сушков. Собиратель автографов: роман / З. Смит; читает Н. Грачёва. – М.: Логосвос, 2014. – 1 фк., (85 час.18 мин.). Плоскопечатные издания Окуджава, Б. Ш. Избранная проза [Текст] / Б. Ш. Окуджава. – М. : Известия, 1979. – 505 с. – (Библиотека «Дружбы народов»). Окуджава, Б. Ш. Избранные произведения: в 2 т. Т. 1. Бедный Авросимов; Свидание с Бонапартом [Текст]: романы / Б. Ш. Окуджава. – М.: Современник, 1989. – 528 с. Окуджава, Б. Ш. Избранные произведения: в 2 т. Т. 2. Похождения Шипова, или Старинный водевиль [Текст] / Б. Ш. Окуджава. – М.: Современник, 1989. – 410 с. Окуджава, Б. Ш. Искусство кройки и житья [Текст]: рассказы, повести / Б. Ш. Окуджава. – Екатеринбург: У-Фактория, 2003. – 400 с. Окуджава, Б. Ш. Под управлением любви [Текст]: лирика / Б. Ш. Окуджава. – Екатеринбург: У-Фактория, 2004. – 304 с. Окуджава, Б. Ш. Посвящается вам [Текст]: стихи / Б. Ш. Окуджава. – М. : Советский писатель, 1988. – 143 с. Окуджава, Б. Ш. Путешествие дилетантов [Текст] / Б. Ш. Окуджава. – М.: Известия, 1986. – 554 с. – (Библиотека «Дружбы народов»).   Окуджава, Б. Ш. Свидание с Бонапартом [Текст]: роман / Б. Ш. Окуджава. – М.: Советский писатель, 1985. – 285 с.   Окуджава, Б. Ш. Стихотворения [Текст] / Б. Ш. Окуджава. – М.: Советский писатель, 1985. – 260 с.

stavropollibblind.blogspot.com

Булат Окуджава. Стихи о войне

Булат Шалвович Окуджава был знаменитым советским певцом, композитором, поэтом. На свои стихи талантливый исполнитель сам писал песни, являясь одним из наиболее известных представителей в жанре авторской песни. Его творчество вместило целую эпоху. Поэта и композитора уже давно нет в живых, а стихи и песни Булата Окуджавы до сих пор звучат в компаниях и с экранов телевизоров.

Булат Окуджава прожил сложную, но интересную жизнь. Он родился 9 мая 1924 года в Москве в семье грузина Шалвы Степановича Окуджавы и армянки Ашхен Степановны Налбандян.

Дерзость, или Разговор перед боем

— Господин лейтенант, что это вы хмуры?

Аль не по сердцу вам ваше ремесло?

— Господин генерал, вспомнились амуры —

не скажу, чтобы мне с ними не везло.

— Господин лейтенант, нынче не до шашней:

скоро бой предстоит, а вы все про баб!

— Господин генерал, перед рукопашной

золотые деньки вспомянуть хотя б.

— Господин лейтенант, не к добру все это!

Мы ведь здесь для того, чтобы побеждать…

— Господин генерал, будет нам победа,

да придется ли мне с вами пировать?

— На полях, лейтенант, кровию политых,

расцветет, лейтенант, славы торжество…

— Господин генерал, слава для убитых,

а живому нужней женщина его.

— Черт возьми, лейтенант, да что это с вами!

Где же воинский долг, ненависть к врагу?!

— Господин генерал, посудите сами:

я и рад бы приврать, да вот не могу…

— Ну гляди, лейтенант, каяться придется!

Пускай счеты с тобой трибунал сведет…

— Видно, так, генерал: чужой промахнется,

а уж свой в своего всегда попадет.

Послевоенное танго

Восславив тяготы любви и свои слабости,

Слетались девочки в тот двор, как пчелы в августе;

И совершалось наших душ тогда мужание

Под их загадочное жаркое жужжание.

Судьба ко мне была щедра: надежд подбрасывала,

Да жизнь по-своему текла — меня не спрашивала.

Я пил из чашки голубой — старался дочиста…

Случайно чашку обронил — вдруг август кончился.

Двор закачался, загудел, как хор под выстрелами,

И капельмейстер удалой кричал нам что-то…

Любовь иль злоба наш удел? Падем ли, выстоим ли?

Мужайтесь, девочки мои! Прощай, пехота!

Примяли наши сапоги траву газонную,

Все завертелось по трубе по гарнизонной.

Благословили времена шинель казенную,

Не вышла вечною любовь — а лишь сезонной.

Мне снятся ваши имена — не помню облика:

В какие ситчики вам грезилось облечься?

Я слышу ваши голоса — не слышу отклика,

Но друг от друга нам уже нельзя отречься.

Я загадал лишь на войну — да не исполнилось.

Жизнь загадала навсегда — сошлось с ответом…

Поплачьте, девочки мои, о том, что вспомнилось,

Не уходите со двора: нет счастья в этом!

Песенка о пехоте

Простите пехоте,

что так неразумна бывает она:

всегда мы уходим,

когда над Землею бушует весна.

И шагом неверным

по лестничке шаткой

спасения нет.

Лишь белые вербы,

как белые сестры глядят тебе вслед.

Не верьте погоде,

когда затяжные дожди она льет.

Не верьте пехоте,

когда она бравые песни поет.

Не верьте, не верьте,

когда по садам закричат соловьи:

у жизни и смерти

еще не окончены счеты свои.

Нас время учило:

живи по-походному, дверь отворя..

Товарищ мужчина,

а все же заманчива доля твоя:

весь век ты в походе,

и только одно отрывает от сна:

куда ж мы уходим,

когда над землею бушует весна?

Я ухожу от пули

Я ухожу от пули,

делаю отчаянный рывок.

Я снова живой

на выжженном теле Крыма.

И вырастают

вместо крыльев тревог

за моей человечьей спиной

надежды крылья.

Васильками над бруствером,

уцелевшими от огня,

склонившимися

над выжившим отделеньем,

жизнь моя довоенная

разглядывает меня

с удивленьем.

До первой пули я хвастал:

чего не могу посметь?

До первой пули

врал я напропалую.

Но свистнула первая пуля,

кого-то накрыла смерть,

а я приготовился

пулю встретить вторую.

Ребята, когда нас выплеснет

из окопа четкий приказ,

не растопчите

этих цветов в наступленье!

пусть синими их глазами

глядит и глядит на нас

идущее за нами поколенье.

Медсестра Мария

А что я сказал медсестре Марии,

когда обнимал ее?

— Ты знаешь, а вот офицерские дочки

на нас, на солдат, не глядят.

А поле клевера было под нами,

тихое, как река.

И волны клевера набегали,

и мы качались на них.

И Мария, раскинув руки,

плыла по этой реке.

И были черными и бездонными

голубые ее глаза.

И я сказал медсестре Марии,

когда наступил рассвет:

— Нет, ты представь: офицерские дочки

на нас и глядеть не хотят.

Сто раз закат краснел, рассвет синел

Сто раз закат краснел, рассвет синел,

сто раз я клял тебя,

песок моздокский,

пока ты жег насквозь мою шинель

и блиндажа жевал сухие доски.

А я жевал такие сухари!

Они хрустели на зубах,

хрустели…

А мы шинели рваные расстелем —

и ну жевать.

Такие сухари!

Их десять лет сушили,

не соврать,

да ты еще их выбелил, песочек…

А мы, бывало,

их в воде размочим —

и ну жевать,

и крошек не собрать.

Сыпь пощедрей, товарищ старшина!

(Пируем — и солдаты и начальство…)

А пули?

Пули были. Били часто.

Да что о них рассказывать —

война.

Сентиментальный марш

Надежда, я вернусь тогда, когда трубач отбой сыграет,

когда трубу к губам приблизит и острый локоть отведет.

Надежда, я останусь цел: не для меня земля сырая,

а для меня — твои тревоги и добрый мир твоих забот.

Но если целый век пройдет и ты надеяться устанешь,

надежда, если надо мною смерть распахнет свои крыла,

ты прикажи, пускай тогда трубач израненный привстанет,

чтобы последняя граната меня прикончить не смогла.

Но если вдруг когда-нибудь мне уберечься не удастся,

какое новое сраженье ни покачнуло б шар земной,

я все равно паду на той, на той далекой, на гражданской,

и комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной.

Материл: https://24smi.org

Фото: из открытых источников

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Adebiportal.kz обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8(7172) 79 82 12 (ішкі – 112)

Мнение автора статьи не выражает мнение редакции.

adebiportal.kz

Булат Окуджава - Песенка о пехоте: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Простите пехоте,
что так неразумна бывает она:
всегда мы уходим,
когда над Землею бушует весна.
И шагом неверным
по лестничке шаткой
спасения нет.
Лишь белые вербы,
как белые сестры глядят тебе вслед.

Не верьте погоде,
когда затяжные дожди она льет.
Не верьте пехоте,
когда она бравые песни поет.
Не верьте, не верьте,
когда по садам закричат соловьи:
у жизни и смерти
еще не окончены счеты свои.

Нас время учило:
живи по-походному, дверь отворя..
Товарищ мужчина,
а все же заманчива доля твоя:
весь век ты в походе,
и только одно отрывает от сна:
куда ж мы уходим,
когда над землею бушует весна?

Анализ стихотворения «Песенка о пехоте» Окуджавы

Булат Шалвович Окуджава, участник войны, в «Песенке о пехоте» вспоминает тех, кто погиб, защищая Родину.

Стихотворение написано примерно в 1961 году. Его автору в этот момент исполнилось 37 лет, он недавно приобрел известность своими песнями, и даже выступил на первом авторском концерте. Кроме того, после реабилитации своих несправедливо обвиненных близких, поэт даже вступил в партию. По жанру – военная лирика, рифмовка перекрестная, стихотворение состоит из 3 строф. Лирический герой – сам автор, впрочем, говорит он не только от своего имени (отсюда местоимение «мы»). Ни одного восклицания, лишь один риторический вопрос в конце. Сам поэт – участник Великой Отечественной войны, минометчик, радист, неоднократно награжден за службу. После ранения здоровье его было подорвано, он оставил действующую армию весной 1944 года. «Простите пехоте»: все стихотворение – своеобразный гимн самоотверженности пехоты. Герой просит прощенья за то, что «всегда мы уходим». Особенно остро потеря ощущается весной. Бойцы идут, порой «неверным шагом», понимая, что на верную гибель, и все же нет времени на раздумья. «Лестничка шаткая»: образ близости и будничности смерти на войне. «Вербы, как сестры»: сравнение. Иногда в последний путь солдат провожает лишь природа. «Не верьте погоде»: солнце еще выглянет. И вновь рефрен о пехоте: бравые песни поет. Война еще не окончена, веселая песня – лишь призрак мирной жизни. С болью поэт просит не верить и заливистым соловьям в саду: у жизни и смерти счеты еще не сведены. В заключительной строфе поэт подытоживает: нас время учило. Нужно быть готовым ко всему. «Живи по-походному»: не обживайся слишком на земле. «Товарищ мужчина»: с этого обращения начинается маленькая ода, благодарность, низкий поклон: заманчива доля твоя. Б. Окуджава и сам прошел путем солдата, путем мужчины. «Весь век ты в походе»: сражения бывают не только на войне. «Одно отрывает от сна»: закрутившись в суете, люди только перед лицом смерти задумываются о пройденном пути, переоценивают приоритеты. «Куда ж мы уходим?» Композиция приобретает форму кольца, в финале возвращаясь к темам и образам начала стихотворения. В сущности, здесь поэт уже вспоминает ушедших однополчан, пролетевшее время, пролетающую жизнь. Человек отправляется в вечный поход, но дело его не забыто, не забыт и подвиг.

Военная лирика – важнейшая часть творчества Б. Окуджавы. Сам он считал, что родился как поэт именно в годы войны.

rustih.ru

Булат Окуджава - Сентиментальный марш: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Надежда, я вернусь тогда, когда трубач отбой сыграет,
когда трубу к губам приблизит и острый локоть отведет.
Надежда, я останусь цел: не для меня земля сырая,
а для меня — твои тревоги и добрый мир твоих забот.

Но если целый век пройдет и ты надеяться устанешь,
надежда, если надо мною смерть распахнет свои крыла,
ты прикажи, пускай тогда трубач израненный привстанет,
чтобы последняя граната меня прикончить не смогла.

Но если вдруг когда-нибудь мне уберечься не удастся,
какое новое сраженье ни покачнуло б шар земной,
я все равно паду на той, на той далекой, на гражданской,
и комиссары в пыльных шлемах склонятся молча надо мной.

Анализ стихотворения «Сентиментальный марш» Окуджавы

Произведение «Сентиментальный марш» Булата Шалвовича Окуджавы впоследствии стало песней для кинокартины «Застава Ильича».

Стихотворение написано не позднее 1957 года. Поэту в эту пору исполнилось 33 года, после реабилитации отца и матери он получил возможность выбрать местожительством Москву. В столице его приняли в штат «Молодой гвардии». Жанр произведения исчерпывающе характеризуется его названием. Кстати говоря, в нем есть парадоксальность, оксюморон. Чувствительность обычно плохо сочетается с бравурностью. Впрочем, для песен Б. Окуджавы такие парадоксы вполне типичны. Стихотворение состоит из 3 строф с перекрестной рифмовкой. Поэт обращается к теме Гражданской войны. В те годы в советском сознании она была прочно связана с борьбой за правое дело. О побежденных никто не вспоминал, как и о трагизме вообще братоубийственной войны в целом. В стихах нет призывов к читателю, зато есть обращение к надежде. Здесь это неистребимое чувство и добродетель становится символом и знаком, влияющим на судьбу лирического героя. В реалиях Гражданской он видит прообраз будущих битв. «Трубач отбой сыграет»: и больше не будет литься кровь, начнется и воцарится жизнь. Выразительный образ звонкого и вдохновенного трубача, играющего тот самый желанный для человечества «отбой». «Я останусь цел»: звучит как заклинание. «Не для меня земля сырая»: фольклорное выражение, фразеологический оборот, а по совместительству еще и инверсия. «Добрый мир твоих забот»: метафора, как и традиционные в мировой человеческой культуре, архетипические «крылья смерти». Тот самый «трубач израненный» все еще готов вступиться, даже подняться в полный рост, объявить об окончании сражения. Экспрессивное просторечное выражение «граната прикончить не смогла». Надо сказать, что поэт примешивает сюда воспоминания о Великой Отечественной войне, которую он прошел. «Если уберечься не удастся»: если вновь люди поднимутся друг против друга. В финале он представляет себя павшим на «далекой гражданской», в окружении комиссаров. Последняя строка давно стала своеобразным афоризмом, крылатым выражением. Ряд перечислений, апострофа (клятва и обращение к надежде), повторы, лексика разговорная, интонация пронзительная. Метафора: сраженье покачнуло шар. Анафора, гипербола (целый век).

Свой «Сентиментальный марш» Б. Окуджава посвятил молодому поэту Е. Евтушенко.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.