Будет мама молодая и отец живой стих


Стихотворение Геннадия Шпаликова "Никогда не возвращайтесь"

19.06.2010 Просмотров: 59 185

Затерялось мое любимое стихотворение на форуме. Поэтому, чтобы не потерять его окончательно, размещу здесь. Да еще и мое настроение соответствует настроению стихотворения. И почему все красивое вызывает грусть? Наверное, оттого, что в голове свербит червем: все хорошее рано или поздно проходит.

*****

Уважаемый посетитель «Фломастеров»! Я знаю, что Вы попали на эту страницу моего блога, когда искали в поисковике строки из стихотворения «Никогда не возвращайтесь». И я могу предположить, что Вы их искали, будучи в не очень хорошем настроении, например, в состоянии грусти по своим прошлым временам. Мне очень жаль, что самая посещаемая страница «Фломастеров» именно эта, с прекрасным, но очень депрессивным стихотворением Геннадия Шпаликова.
А ведь на блоге живёт очень много других, не грустных историй из жизни, которые способны добавить оптимизма и показать, как, все же, прекрасен наш мир.
Пожалуйста, не ограничивайте себя лишь прочтением «Никогда не возвращайтесь», прогуляйтесь по страницам «Фломастеров», почитайте их разноцветные истории, и тогда, я надеюсь, Вы забудете про свою грусть.
Я очень хочу, чтобы у нас всех всё было хорошо и радостно, тепло и по-доброму.
Было, есть и будет!

Или просто прочтите это, и тогда, быть может, всё у Вас изменится, и грусть уйдёт навсегда …

*****

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
Я прошу тебя, как брата,
Душу не мути.

А не то рвану по следу —
Кто меня вернет? —
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где — боже мой! —
Будет мама молодая
И отец живой.

Геннадий Шпаликов

flomastersstory.com

Подранки — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Подра́нки» — советский художественный полнометражный цветной фильм, снятый режиссёром Николаем Губенко на киностудии «Мосфильм» в 1976 году.

В качестве эпиграфа использованы слова писателя Александра Твардовского:

Дети и война — нет более ужасного сближения противоположных вещей на свете

Писатель Алексей Бартенев возвращается в город, где провёл детство. Вырос он в детском доме, так как его родители погибли во время войны, когда ему ещё не было и года (отец погиб на фронте, мать повесилась).

Алексей очень хочет найти своих двух братьев, которых совсем не помнит. Адрес и судьбу своих родственников он находит в архиве. Сестра Наташа умерла в 1947 году. Старшие братья были усыновлены разными семьями. Сергей Погарцев, старший брат стал уголовником-рецидивистом и отбывал на момент их знакомства третий срок. Денис Кусков, средний брат был усыновлён партийным функционером и, в отличие от остальных братьев и сестры, рос в довольно благополучной обстановке.

Наташа была в гостях у Дениса и приём ей был оказан самый неприятный, но подробностей она Алёше не рассказала. Алеша и сам по ходу фильма пытался познакомиться с Денисом, но тот сделал вид, что не понимает, в чём дело. Уже значительно позднее, будучи взрослым, Денис признался, что всё помнит и сожалеет.

Детство главного героя показано отрывочными сюжетами, в которых отражён суровый быт послевоенной Одессы. Алёша, изображая немого, вместе с шайкой таких же беспризорников и сестрой Наташей меняет краденый патефон на кусок хлеба. Чуть позже, отследив гражданку с курицей, они пытаются украсть продукты: Наташа отвлекает гражданку, Алёша через балкон проникает в квартиру. Сосед-милиционер сорвал попытку кражи и сдал пойманного беспризорника в детприёмник. Наташа сама приходит в этот детприёмник, чтобы их с братом не разлучили…

Фильм заканчивается чтением за кадром известных строк Геннадия Шпаликова (с некоторыми купюрами):

По несчастью или к счастью,
Истина проста:
Никогда не возвращайся
В прежние места.

Даже если пепелище
Выглядит вполне,
Не найти того, что ищем,
Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно
Я бы запретил,
И скажу тебе, как брату,
Душу не мути.

А не то рвану по снегу —
Кто меня вернёт? —
И на валенках уеду
В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,
Там, где — Боже мой! —
Будет мама молодая
И отец живой.

Альтернативный плакат фильма
  • Юозас Будрайтис — Алексей Бартенев, поэт и писатель (озвучивал Николай Губенко)
  • Георгий Бурков — Сергей Николаевич Погарцев, старший брат
  • Александр Калягин — Денис Николаевич Кусков, архитектор, средний брат
  • Алёша Черствов — Алёша Бартенев
  • Жанна Болотова — Алла Константиновна, учительница биологии
  • Ролан Быков — Владимир Громов, военрук
  • Николай Губенко — Григорий Альбертович Криворучко, воспитатель в интернате
  • Наталья Гундарева — Тася
  • Евгений Евстигнеев — сторож-истопник в интернате
  • Зоя Евсеева — Валька Ганьдин, воспитанник
  • Бухути Закариадзе — директор интерната
  • Пантелеймон Крымов — Сергей Макарович, учитель литературы (озвучивал Андрей Попов)
  • Виктор Филиппов — милиционер, сосед Фроси
  • Валентина Березуцкая — Валюша, нянечка в приюте
  • Даниил Нетребин — Даня, врач в детском приёмнике
  • Георгий Кавтарадзе — учитель физкультуры
  • Людмила Шагалова — Нина Григорьевна, воспитательница в шляпке
  • Михаил Херхеулидзе — старьёвщик
  • Николай Волков — дядя Коля (Николай Степанович), приемный отец Алёши
  • Дмитрий Бессонов — Вадим Федотович, воспитатель
  • Оля Строгова — Наташа, сестра Алёши
  • Саша Поляков — «Болт»
  • Андрей Болдин — воспитанник
  • В. Ястребов — воспитанник
  • Светлана Коновалова — архивариус (в титрах не указана)
  • Эльза Леждей — мачеха Дениса (в титрах не указана)
  • Лариса Маркарьян — Фрося (в титрах не указана)

ru.wikipedia.org

| Стихотворения | страница 2

и приятен.

Рога трубят? Рога трубят…

Апрель 1964

Я голову приподнимаю...


Я голову приподнимаю,

Прошедший день припоминаю.

Улицу наклонную, по улице — туман,

С дворянскими колоннами старинные дома.

Старого точильщика,

Лудильщика кастрюль,

Военного училища

Медленный патруль.

Заберите меня, заберите,

Посадите меня под арест,

Десять суток мне подарите,

Прикажите позвать оркестр.

Пусть по улицам бьют барабаны

И в подзорные трубы глядят,

И суровые ветераны

Пощадить меня не велят.

По несчастью или к счастью, истина проста...


По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.

Путешествие в обратно

Я бы запретил,

Я прошу тебя, как брата,

Душу не мути.

А не то рвану по следу -

Кто меня вернет? —

И на валенках уеду

В сорок пятый год.

В сорок пятом угадаю,

Там, где — боже мой! —

Будет мама молодая

И отец живой.

Рио–рита, рио–рита


Городок провинциальный,

Летняя жара,

На площадке танцевальной

Музыка с утра.

Рио–рита, рио–рита,

Вертится фокстрот,

На площадке танцевальной

Сорок первый год.

Ничего, что немцы в Польше,

Но сильна страна,

Через месяц — и не больше -

Кончится война.

Рио–рита, рио–рита,

Вертится фокстрот,

На площадке танцевальной

Сорок первый год.


Я жизнью своею рискую, с гранатой на танк выхожу


Я жизнью своею рискую,

С гранатой на танк выхожу

За мирную жизнь городскую,

За все, чем я так дорожу.

Я помню страны позывные,

Они раздавались везде -

На пункты идти призывные,

Отечество наше в беде.

Живыми вернуться просили.

Живыми вернутся не все,

Вагоны идут по России,

По травам ее, по росе.

И брат расставался с сестрою,

Покинув детей и жену,

Я юностью связан с войною

И я ненавижу войну.

Я понял, я знаю, как важно

Веслом на закате грести,

Сирени душистой и влажной

Невесте своей принести.

Пусть пчелы летают — не пули,

И дети родятся не зря,

Пусть будет работа в июле

И отпуск в конце января.

За лесом гремит канонада,

А завтра нам снова шагать.

Не надо, не надо, не надо,

Не надо меня забывать.

Я видел и радость и горе,

И я расскажу молодым,

Как дым от пожарища горек

И сладок отечества дым.

Москва сортировала поезда...


Москва сортировала поезда:

Товарные, военные, почтовые.

Нас увозили в дальние места,

Живыми оставались чтобы мы.

Для жизни дальней оставались жить,

Которая едва обозначалась,

Теперь — глаза в слезах, едва

mirpoezylit.ru

Баллада об отречении — Твардовский. Полный текст стихотворения — Баллада об отречении

Вернулся сын в родимый дом
С полей войны великой.
И запоясана на нем
Шинель каким-то лыком.
Не брита с месяц борода,
Ершится — что чужая.
И в дом пришел он, как беда
Приходит вдруг большая…Но не хотели мать с отцом
Беде тотчас поверить,
И сына встретили вдвоем
Они у самой двери.
Его доверчиво обнял
Отец, что сам когда-то
Три года с немцем воевал
И добрым был солдатом;
Навстречу гостю мать бежит:
— Сынок, сынок родимый…-
Но сын за стол засесть спешит
И смотрит как-то мимо.
Беда вступила на порог,
И нет родным покоя.
— Как на войне дела, сынок?-
А сын махнул рукою.А сын сидит с набитым ртом
И сам спешит признаться,
Что ради матери с отцом
Решил в живых остаться.Родные поняли не вдруг,
Но сердце их заныло.
И край передника из рук
Старуха уронила.Отец себя не превозмог,
Поникнул головою.
— Ну что ж, выходит так, сынок,
Ты убежал из боя? ..-
И замолчал отец-солдат,
Сидит, согнувши спину,
И грустный свой отводит взгляд
От глаз родного сына.Тогда глядит с надеждой сын
На материн передник.
— Ведь у тебя я, мать, один —
И первый, и последний.-
Но мать, поставив щи на стол,
Лишь дрогнула плечами.
И показалось, день прошел,
А может год, в молчанье.И праздник встречи навсегда
Как будто канул в омут.
И в дом пришедшая беда
Уже была, как дома.
Не та беда, что без вреда
Для совести и чести,
А та, нещадная, когда
Позор и горе вместе.Такая боль, такой позор,
Такое злое горе,
Что словно мгла на весь твой двор
И на твое подворье,
На всю родню твою вокруг,
На прадеда и деда,
На внука, если будет внук,
На друга и соседа…И вот поднялся, тих и строг
В своей большой кручине,
Отец-солдат:- Так вот, сынок,
Не сын ты мне отныне.
Не мог мой сын,- на том стою,
Не мог забыть присягу,
Покинуть Родину в бою,
Притти домой бродягой.Не мог мой сын, как я не мог,
Забыть про честь солдата,
Хоть защищали мы, сынок,
Не то, что вы. Куда там!
И ты теперь оставь мой дом,
Ищи отца другого.
А не уйдешь, так мы уйдем
Из-под родного крова.Не плачь, жена. Тому так быть.
Был сын — и нету сына,
Легко растить, легко любить.
Трудней из сердца вынуть…-
И что-то молвил он еще
И смолк. И, подняв руку,
Тихонько тронул за плечо
Жену свою, старуху.Как будто ей хотел сказать:
— Я все, голубка, знаю.
Тебе еще больней: ты — мать,
Но я с тобой, родная.
Пускай наказаны судьбой,-
Не век скрипеть телеге,
Не так нам долго жить с тобой,
Но честь живет вовеки…-А гость, качнувшись, за порог
Шагнул, нащупал выход.
Вот, думал, крикнут: «Сын, сынок!
Вернись!» Но было тихо.
И, как хмельной, держась за тын,
Прошел он мимо клети.
И вот теперь он был один,
Один на белом свете.Один, не принятый в семье,
Что отреклась от сына,
Один на всей большой земле,
Что двадцать лет носила.
И от того, как шла тропа,
В задворках пропадая,
Как под ногой его трава
Сгибалась молодая;И от того, как свеж и чист
Сиял весь мир окольный,
И трепетал неполный лист —
Весенний,- было больно.
И, посмотрев вокруг, вокруг
Глазами не своими,
Кравцов Иван,- назвал он вслух
Свое как будто имя.И прислонился головой
К стволу березы белой.
— А что ж ты, что ж ты над собой,
Кравцов Иван, наделал?
Дошел до самого конца,
Худая песня спета.
Ни в дом родимого отца
Тебе дороги нету,Ни к сердцу матери родной,
Поникшей под ударом.
И кары нет тебе иной,
Помимо смертной кары.
Иди, беги, спеши туда,
Откуда шел без чести,
И не прощенья, а суда
Себе проси на месте.И на глазах друзей-бойцов,
К тебе презренья полных,
Тот приговор, Иван Кравцов,
Ты выслушай безмолвно.
Как честь, прими тот приговор.
И стой, и будь, как воин,
Хотя б в тот миг, как залп в упор
Покончит счет с тобою.А может быть, еще тот суд
Свой приговор отложит,
И вновь ружье тебе дадут,
Доверят вновь. Быть может…

www.culture.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.