Блок стихи девушка пела в церковном хоре


Александр Блок - Девушка пела в церковном хоре: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Анализ стихотворения «Девушка пела в церковном хоре» Блока

В молодости А. Блок придерживался самых передовых и революционных взглядов. Юношеский максимализм подогревался многочисленными движениями, которые заявляли о необходимости насильственного переворота. Молодому поэту казалось, что, только полностью уничтожив старый мир, можно построить новое счастливое общество, в котором не будет страданий и боли. События 1905 г. открыли Блоку ужасную картину, которая сопровождает все революции. Вместо торжества свободы и справедливости в стране воцарился хаос. Фраза «Революцию не делают в белых перчатках» предстала перед Блоком во всей своей откровенной наготе. Его идеальные представления столкнулись с потоками крови и невероятной жестокостью. Эти события серьезно поколебали прежние убеждения поэта. Он понял, что цена за мнимое счастье слишком высока.

В 1905 г. Блок написал стихотворение «Девушка пела в церковном хоре…». Считается, что это произошло в результате действительного посещения поэтом одного из храмов.

Православная церковь стремилась успокоить народное волнение и примирить враждующие группировки. По всей стране проходили церковные службы с горячими молитвами. Лирический герой присутствует на таком событии. Он обращает внимание на одну девушку в хоре, которая выделяется своей невинностью и чистотой. В образе девушки можно представить многострадальную душу России, которая молится за всех своих сыновей, независимо от их политических убеждений. «Усталые», «ушедшие корабли», «забывшие радость» — так охарактеризовал автор многочисленных участников революции. Для девушки не существует разницы между рабочими и жандармами. И те, и другие одинаково обмануты и увлечены ложными идеями. Гражданская война, независимо от ее исхода, в любом случае закончится массовыми убийствами и разрушениями. Девушке жалко весь народ в целом.

Автору кажется, что волшебный голос и «белое платье» способны образумить людей, направить их на истинный путь. В душах собравшихся в церкви воскресает надежда на лучшее. Но возникающий в финале образ плачущего ребенка возвращает к суровой действительности. В церкви можно на время забыть об окружающих ужасах. Они все равно когда-нибудь закончатся. Но нельзя забыть о тех, кто уже никогда «не придет назад». Умершие за свои идеи люди не воскреснут и не смогут оценить, насколько необходимой была их смерть для России.

Стихотворение «Девушка пела в церковном хоре…» — свидетельство серьезного перелома в душе Блока. С этого времени он избавляется от революционных взглядов и полностью уходит в символизм.

rustih.ru

Стихотворение Блока Александра – Девушка пела в церковном хоре

  • Проза
    • Абрамов Федор Александрович
    • Авдюгин Александр, протоиерей
    • Абрамцева Наталья Корнельевна
    • Аверченко Аркадий Тимофеевич
    • Агафонов Николай, протоиерей
    • Агриков Тихон, архимандрит
    • Аксаков Сергей Тимофеевич
    • Александра Феодоровна, страстотерпица
    • Александрова Татьяна Ивановна
    • Алексиевич Светлана Александровна
    • Алешина Марина
    • Альшиц Даниил Натанович
    • Андерсен Ганс Христиан
    • Анненская Александра Никитична
    • Арджилли Марчелло
    • Арцыбушев Алексей Петрович
    • Астафьев Виктор Петрович
    • Афанасьев Лазарь, монах
    • Ахиллеос Савва, архимандрит
    • Бажов Павел Петрович
    • Балашов Виктор Сергеевич
    • Балинт Агнеш
    • Барри Джеймс Мэтью
    • Барсуков Тихон, иеромонах
    • Баруздин Сергей Алексеевич
    • Бахревский Владислав Анатольевич
    • Белов Василий Иванович
    • Бернанос Жорж
    • Бернетт Фрэнсис Элиза
    • Бианки Виталий Валентинович
    • Бирюков Валентин, протоиерей
    • Блохин Николай Владимирович
    • Бонд Майкл
    • Борзенко Алексей
    • Бородин Леонид Иванович
    • Брэдбери Рэй Дуглас
    • Булгаков Михаил Афанасьевич
    • Булгаков Сергей, протоиерей
    • Булгаковский Дмитрий, протоиерей
    • Бунин Иван Алексеевич
    • Буслаев Федор Иванович
    • Бьюкенен Патрик Дж.
    • Варламов Алексей Николаевич
    • Веселовская Надежда Владимировна
    • Вехова Марианна Базильевна
    • Вильгерт Владимир, священник
    • Водолазкин Евгений
    • Вознесенская Юлия Николаевна
    • Волков Олег Васильевич
    • Волкова Наталия
    • Волос Андрей Германович
    • Воробьёв Владимир, протоиерей
    • Вурмбрандт Рихард
    • Гальего Рубен
    • Ганаго Борис Александрович
    • Гауф Вильгельм
    • Геворков Валерий
    • Гиляров-Платонов Никита Петрович
    • Гинзбург Евгения Соломоновна
    • Гоголь Николай Васильевич
    • Головкина Ирина
    • Гончаров Иван Александрович
    • Горбунов Алексей Александрович
    • Горшков Александр Касьянович
    • Горький Алексей Максимович
    • Гофман Эрнст
    • Грибоедов Александр Сергеевич
    • Грин Александр Степанович
    • Грин Грэм
    • Громов Александр Витальевич
    • Груздев Павел, архимандрит
    • Губанов Владимир Алексеевич
    • Гумеров Иов, иеромонах
    • Гэллико Пол
    • Даль Владимир
    • Данилов Александр
    • Дворкин Александр Леонидович
    • Дворцов Василий Владимирович
    • Девятова Светлана
    • Дёмышев Александр Васильевич
    • Десницкий Андрей Сергеевич
    • Дефо Даниэль
    • ДиКамилло Кейт
    • Диккенс Чарльз
    • Домбровский Юрий Осипович
    • Донских Александр Сергеевич
    • Достоевский Федор Михайлович
    • Дохторова Мария, схиигумения
    • Драгунский Виктор Юзефович
    • Дунаев Михаил Михайлович
    • Дьяченко Александр, священник
    • Екимов Борис Петрович
    • Ермолай-Еразм
    • Ершов Петр Павлович
    • Жизнеописания
    • Жильяр Пьер
    • Зайцев Борис Константинович
    • Зелинская Елена Константиновна
    • Зенкова Еликонида Федоровна
    • Знаменский Георгий Александрович
    • Зоберн Владимир Михайлович
    • Игумен N
    • Ильин Иван Александрович
    • Ильюнина Людмила Александровна
    • Имшенецкая Маргарита Викторовна
    • Ирзабеков Василий (Фазиль)
    • Казаков Юрий Павлович
    • Каледа Глеб, протоиерей
    • Каткова Вера
    • Катышев Геннадий
    • Кервуд Джеймс Оливер
    • Керсновская Евфросиния Антоновна
    • Киселева Татьяна Васильевна
    • Кисляков Спиридон, архимандрит
    • Козлов Сергей Сергеевич
    • Кокухин Николай Петрович
    • Колупаев Вадим
    • Константинов Димитрий, протоиерей
    • Королева Вера Викторовна
    • Короленко Владимир Галактионович
    • Корхова Виктория
    • Корчак Януш
    • Кочергин Эдуард Степанович
    • Краснов Петр Николаевич
    • Краснов-Левитин Анатолий Эммануилович
    • Краснова Татьяна Викторовна
    • Кривошеина Ксения Игоревна
    • Кристус Петрус
    • Крифт Питер
    • Кронин Арчибальд Джозеф
    • Кропотов Роман, иеромонах
    • Круглов Александр Васильевич
    • Крупин Владимир Николаевич
    • Куприн Александр Иванович
    • Кучмаева Изольда Константиновна
    • Лагерлёф Сельма
    • Ларионов Виктор Александрович
    • Лебедев Владимир Петрович
    • Леонтьев Дмитрий Борисович
    • Леонтьев Константин Николаевич
    • Лепешинская Феофила, игумения
    • Лесков Николай Семенович
    • Либенсон Христина
    • Линдгрен Астрид
    • Литвак Илья
    • Лихачёв Виктор Васильевич
    • Лукашевич Клавдия Владимировна
    • Льюис Клайв Стейплз
    • Люкимсон Петр Ефимович
    • Лялин Валерий Николаевич
    • Макаров Михаил
    • Макдональд Джордж
    • Макрис Дионисиос
    • Максимов Владимир Емельянович
    • Максимов Юрий Валерьевич
    • Малахова Лилия
    • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
    • Мельников Николай Алексеевич
    • Мельников Федор Ефимович
    • Мельников-Печерский Павел Иванович
    • Милн Алан Александр
    • Мицов Георгий, священник
    • Монах святогорец
    • Муртазов Никон, иеродиакон
    • Назаренко Павел
    • Недоспасова Татьяна Андреевна
    • Немирович-Данченко Василий И.
    • Никитин Августин, архимандрит
    • Никифоров–Волгин Василий А.
    • Николаев Виктор Николаевич
    • Николаева Олеся Александровна
    • Нилус Сергей
    • Носов Евгений Иванович
    • Нотин Александр Иванович
    • Оберучева Амвросия, монахиня
    • Павлов Олег Олегович
    • Павлова Нина
    • Пантелеев Л.
    • Панцерева Елена
    • Парамонов Николай, игумен
    • Паустовский Константин Георгиевич
    • Пестов Николай Евграфович
    • Попов Меркурий, монах
    • Поповский Марк Александрович
    • Портер Элионор
    • Поселянин Евгений Николаевич
    • Потапенко Игнатий Николаевич
    • Прочие авторы
    • Пушкин Александр Сергеевич
    • Пыльнева Галина Александровна
    • Рак Павле
    • Раковалис Афанасий
    • Распутин Валентин Григорьевич
    • Ремизов Алексей Михайлович
    • Робсман Виктор
    • Рогалева Ирина
    • Рожков Владимир, протоиерей
    • Рожнева Ольга Леонидовна
    • Россиев Павел Амплиевич
    • Рыбакова Светлана Николаевна
    • Савельев Дмитрий Сергеевич
    • Савечко Максим Богданович
    • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович
    • Санин Варнава, монах
    • Сараджишвили Мария
    • Свенцицкий Валентин, протоиерей
    • Сегень Александр Юрьевич
    • Сегюр Софья Фёдоровна
    • Секретарев Тихон, архимандрит
    • Сент-Джон Патриция
    • Сент-Экзюпери Антуан
    • Сергейчук Алина Борисовна
    • Скоробогатько Наталия Владимировна
    • Смоленский Николай Иванович
    • Снегирев Иван Михайлович
    • Соколова Александра
    • Соколова Наталия Николаевна
    • Соколова Ольга
    • Солженицын Александр Исаевич
    • Соловьев Владимир Сергеевич
    • Солоухин Владимир Алексеевич
    • Степун Федор Августович
    • Стрельцов Артем
    • Сухинина Наталия Евгеньевна
    • Сюсаку Эндо
    • Творогов Питирим, епископ
    • Тихомиров Лев Александрович
    • Ткачев Андрей, протоиерей
    • Толгский Сергий, протоиерей
    • Толкин Джон Рональд Руэл
    • Толстиков Николай, священник
    • Толстой Алексей Николаевич
    • Торик Александр‚ протоиерей
    • Трауберг Наталья Леонидовна
    • Тростников Виктор Николаевич
    • Труханов Михаил, протоиерей
    • Тургенев Иван Сергеевич
    • Тучкова Наталья
    • Уайзмэн Николас Патрик
    • Уайлдер Торнтон
    • Уингфолд Томас
    • Ульянова Валентина
    • Урусова Наталия Владимировна
    • Устюжанин Андрей, протоиерей
    • Филипьев Всеволод, инок
    • Хэрриот Джеймс
    • Цветкова Валентина Ивановна
    • Цебриков Георгий, диакон
    • Чепмен Гэри
    • Чарская Лидия Алексеевна
    • Черных Наталия Борисовна
    • Честертон Гилберт Кийт
    • Честерфилд Филип Стенхоп
    • Чехов Антон Павлович
    • Чинякова Галина Павловна
    • Чудинова Елена Петровна
    • Шварц Евгений Львович
    • Шевкунов Тихон, архимандрит
    • Шекспир Уильям
    • Шергин Борис Викторович
    • Шипов Ярос

azbyka.ru

Блок. «Девушка пела в церковном хоре…» • Расшифровка эпизода • Arzamas

Какие символы выбирал Блок, чтобы описывать газетные новости

В августе 1905 года Блок пишет стихотворение «Девушка пела в церков­ном хоре»:

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских врат,
Причастный Тайнам, — плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

О каких кораблях идет речь в этом стихотворении? В комментарии к нему легко прочитать, что речь идет о гибели русской эскадры в Цусимском сра­жении. Сражение это произошло 14–15 мая того же 1905 года, и это было незадолго до окончательного поражения России в Русско-японской войне.

Что поет хор — и девушка в этом хоре? Это ектения, это молитва — за плава­ющих и путешествующих. Царские врата — это вход в алтарь в православной церкви, а ребенок, причастный Тайнам, — это, по-видимому, изображение Спасителя. И стихотворение заканчивается строчкой «Никто не придет назад».

Не надо забывать, что для Блока сражение при Цусиме, ход Русско-японской войны были вполне злободневными фактами, настолько же злободневными, насколько для нас злободневны сюжеты телевизионных новостей, или первые полосы газет, или интернет-новости.

Но как об этом пишет Блок? Стихотворение написано дольником, стихотвор­ным размером, который стал популярен в XX веке, в XIX веке мало кто рисковал к нему прибегать (можно его найти у Фета, например). Дольник — это стихо­творный размер, в котором на один слог нарушено правильное чередование ударных и безударных слогов  В стихотворении «Девушка пела в церковном хоре…» между двумя ударными слогами иногда стоят два безударных, а иногда — только один. Например, схема ударений в первой строке выглядит так: / _ _ / _ _ / _ / _. И он создает совершенно особый, индивиду­аль­ный ритм. 

Блок очень много писал дольником, но здесь не только стихотворный размер любопытно работает, а еще и звук этого стихотворения. Блок однажды при­знал­ся: «Всякое стихотворение — покрывало, растянутое на остриях нескольких слов». Ключевые слова здесь — это и есть слова-символы. Нетрудно понять, что в этом стихотворении такими ключевыми словами являются слова «пел» или «пела», слово «белый» (это цвет святости, чистоты, молитвы), слово «луч», «свет». Причем очень важно направление света — сверху, и это стремление вверх, к небу, к младенцу над Царскими вратами — это и есть молитвенное состояние, которое в этом стихотворении, безусловно, передается.

Расстояние между этими ключевыми словами Блок заполняет звуком, му­зыкой. Ведь платье не поет — но строчка «Белое платье пело в луче» не очень царапает даже очень внимательных и чутких читателей. Потому что Блоку важно сохранить это сочетание губного «б» или «п» и звука «ль» на протя­же­нии всего стихотворения: «пело», «белое», «платье». И этот звуковой поток и создает музыку стихотворения. Это очень существенно, это очень важно.

«Радость будет» — это тоже цитата. Может быть, не сразу заметная сего­дняш­нему читателю, но современнику Блока — совершенно, конечно, ясная. Потому что это цитата из Евангелия от Иоанна: «Сие сказал Я вам, да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна». «Радость будет» — слова Христа. Но посмотрите, как у Блока обрамлено это выражение, эта цитата: «И всем каза­лось». А младенец (Спаситель, ребенок у Царских врат) знает, что никто не придет назад.

Надо сказать, что в поэзии Блока 1905–1907 годов это очень устойчивый мо­тив — мотив ушедших и невернувшихся кораблей. Это есть в стихотворении «Взморье», это есть в стихотворении «Старость мертвая бродит вокруг», это есть в драме «Король на площади», где прямо сказано: «Корабли не придут. Их уничтожит буря».

Вообще, 1905–1907 годы для Блока очень трудные. Это годы, когда еще не про­шло, не улеглось, не преодолено отчаяние второго тома его лирики — то, что, собственно, сделало его второй том совершенно безнадежным, декадентским, упадочным. Но он сам говорил о том, что для него этот путь от первого тома к третьему, от стихов «О Прекрасной Даме» через падение, через отчаяние, через страшный мир — к циклу «Родина», к земному и обретенному им иде­алу, — это путь неотменимый. Этот путь нельзя переиграть, его нельзя пройти еще раз, и на этом пути важны абсолютно все станции, все вехи.

Очень любопытно, как перекликаются в этом стихотворении строчки из раз­ных строф. Первая строфа перекликается с третьей: усталые люди, корабли в тихой заводи, радость будет. Скажем, в первой строфе: «о всех усталых в чу­жом краю», а в третьей — «на чужбине усталые люди». В первой — «о всех кораблях, ушедших в море», а в третьей — «в тихой заводи все корабли». В первой — «о всех, забывших радость свою», в третьей — «и всем казалось, что радость будет».

А в четных уже своя перекличка. И если в нечетных главное пространство — это даль и горизонт, то в четных это вертикаль и устремленность к небу. И это важно.

Таким образом, мы оказываемся перед вопросом, как реальный факт осмыслен у Блока в его поэзии — поэзии, которую совершенно основательно называют симво­листской. И дело не в том, что Блок как-то подписывал договор о своем участии в литературном направлении или литературном течении. Конечно, нет. Для Блока символ — это всегда земной знак иного, неземного мира. И это всегда знак какой-то высокой ценности, которую мы на Земле можем только угадать — а можем и не угадать, не заметить. Таким образом, для Блока сим­волом может, в принципе, стать многое из того, что встречается нашему взору. Это может быть корабль как знак путешествия в незнакомую, в дальнюю страну. У него есть совершенно потрясающее стихотворение:

Ты помнишь? В нашей бухте сонной
Спала зеленая вода,
Когда кильватерной колонной
Вошли военные суда.

Символом может стать луч. Это понятно, это общий поэтический символ: свет и высота — так же, как символом может стать звезда. Символом может стать буря. Символом может стать снежная метель. Все может стать символом — и все таким образом приобретает уже не только конкретный, а обобщенный, глубокий, историософский смысл (историософия — это философия истории).

Не случайно во второй главе поэмы «Возмездие» Блок скажет:

Раскинулась необозримо
Уже кровавая заря,
Грозя Артуром и Цусимой,
Грозя Девятым января…

То есть 1905 год как предчувствие катастрофы — это кровавая заря, обеща­ющая 9 января, расстрел мирной демонстрации  9 января 1905 года — дата Кровавого вос­кресенья, когда солдаты открыли огонь по мирной демонстрации рабочих, направ­лявшихся с петицией к Николаю II. Крова­вое воскресенье послужило началом рево­люции 1905 года., обещающая Порт-Артур и Цусиму — крупнейшие поражения русской армии и русского флота в Русско-японской войне. И именно художник, поэт прозревает эту связь между кон­кретным фактом и его символическим значением.

arzamas.academy

Анализ на стихотворение А. Блока "Девушка пела в церковном хоре...": sonya_holmes — LiveJournal

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.
1905
из первого сборника А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме»

Стихотворение Александра Блока «Девушка пела в церковном хоре» было написано в августе 1905 года. Поводом к созданию стихотворения послужили: 1) расстрел правительственными войсками мирного шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу для подачи петиции царю Николаю II в январе 1905 года, вошедшее в историю как «Кровавое воскресенье»; и 2) воспоминанием о Цусимском сражении (май 1905 года) и гибели русской эскадры во время войны с Японией.

Стихотворение противопоставляет иллюзии, связанные с верой в счастливое будущее; надежду, подаренную молитвой и весь настоящий ужас, боль, безысходную правду войны. Стихотворение построено на антитезе двух композиционных и смысловых частей: в первой Александр Блок рисует храм, где в полумраке девушка, прекрасная, как ангел, поёт о всех, кого война заставила уйти в чужие края и забыть радость мирной жизни: корабль символизирует ушедших в море; а молитва - надежду на светлое и радостное будущее; скорбь тех, кто остался в отчаянном и тревожном ожидании. Святость храма, песни и красота девушки дарят иллюзию того, что всё будет хорошо; поющая настолько прекрасна, что кажется, будто в мире не может быть ничего плохого. Вторая же часть: "И только высоко, у Царских Врат, /Причастный Тайнам,- плакал ребенок /О том, что никто не придет назад", - раскрывает всю безысходную правду. В этом плаче нет места иллюзиям; маленький ребёнок символизирует божественную истину, скорбь самого Бога. Плач младенца оставляет ощущение незамутнённой иллюзиями, голой боли и правды. Понимая окружающих мир по – своему, не умея объяснить то, что чувствуют, дети способны предугадывать события. И ребенку дано знание, "что никто не придет назад". В первой части, в сочетании с алитерацией на "л" и "р", на тихие шипящие и тишиной, которая является частью атмосферы храма, акцентный стих вызывает чувство вечности, мелодичной напевности. В последней же части ясно чувствуется алитериция на звонкие согласные, что создаёт ощущение надрывности. В стихотворении "девушка пела в церковном хоре…” А. Блок раскрывает мир во всей его противоречивости. С одной стороны, мы видим святость молитвы и великую скорбь. С другой, люди способны на такое кровавое и жестокое действо, как война. И это противоречие невозможно разрешить, его можно лишь охватить единым взглядом.

sonya-holmes.livejournal.com

Девушка пела в церковном хоре… ~ стихотворение Александра Блока ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Блок ~ Девушка пела в церковном хоре…

На этой странице читайте стихотворение «Девушка пела в церковном хоре…...» русского писателя Александра Блока, написанное в 1905 году.

Стихотворение Александра Блока

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.
Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.
И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.
И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у царских врат,
Причастный тайнам, — плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.
Август 1905

Год создания: 1905

Мне нравится:

0

Количество просмотров: 15
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 19.01.2020

© Александр Блок

Другие стихи Александра Блока:

Молодость

Воспоминанье жизни сонной
Меня влечет под сень аллей,
Где ночи сумрак благовонный
Тревожит милый соловей…

Девушке

Ты перед ним — что стебель гибкий,
Он пред тобой — что лютый зверь.
Не соблазняй его улыбкой,
Молчи, когда стучится в дверь.

Дельвигу

Ты, Дельвиг, говоришь: минута — вдохновенье,
Оно пройдет… А я тебе скажу:
Оно горит всю жизнь — и в упоеньи
Ловлю я день и мрак ночной бужу…

www.beesona.ru

Анализ стихотворения «Девушка пела в церковном хоре» Блока

Стихотворение “Девушка пела в церковном хоре”, как и другие произведения Блока, полностью соответствует устоям символизма. В то же время оно проникнуто горьким чувством утраты – это строки, посвященные революционным выступлениям и расстрелам. Краткий анализ “Девушка пела в церковном хоре” по плану, использованный на уроке литературы, поможет учащимся 11 класса лучше понять поэта и настроение его эпохи.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Девушка пела в церковном хоре.

История создания – стихотворение написано в 1905 году и тесно связано с кровавыми событиями – подавлением революционных восстаний в стране. Также на поэта повлияли и рассказы о Цусимском сражении, поскольку именно в это время завершилась поражением русско-японская война.

Тема стихотворения – вера в светлое будущее, воплощенная в молитве невинной девушке, и заведомая обреченность этой молитвы.

Композиция – двухчастная. В первой части Блок показывает надежду на светлое и чистое будущее, воплощенуню в образе чистой душой девушки. Вторая часть полностью ей противоположна: в ней поэт демонстрирует жестокость бренной жизни, которая стоит на крови и страданиях.

Жанр – лирическое стихотворение.

Стихотворный размер – дольник.

Эпитеты“чужой край”, “белое платье”, “тихая заводь”.

Метафоры“пел ее голос”, “корабли, ушедшие в море”, “платье пело в луче”.

История создания

Ранняя поэзия Блока проникнута революционными идеями и мятежным духом. Стихотворение “Девушка пела в церковном хоре”, написанное в 1905 году, исключением не стало. Оно основано на эмоциях, которые поэт испытывал в связи с кровавой расправой над революционно настроенными рабочими.

В то же время история создания этого произведения несколько сложнее: автор также завуалированно рассказывает о Цусимском сражении, в котором русская эскадра потерпела сокрушительное поражение. Будучи патриотом, Блок тяжело переживал не просто поражение флота, но и гибель огромного количества русских солдат.

Тема

Основная идея стихотворения – надежда и ее тщетность. Первая выражается в образе невинной девушки, которая молитва так искренне, что все, кто ее слушает, начинают верить в благодать и в благополучный исход даже заведомо трагических ситуаций. Идею тщетности выражает младенец, который находится близко к Богу, так что ему точно известно, что кровавая жертва уже принесена и никто из тех, о ком молятся, назад уже не вернется.

Композиция

Стих легко разделить на две части, определив основную тематику и настроение каждой. Так, первая проникнута светом надежды. В ней чувствуется противопоставление похожей на ангела девушки, поющей о надежде и мире, жестокой реальности с ее кровавыми и беспощадными событиями. Искренность и чистота певицы заставляют находящихся в церкви людей верить в лучшее.

Но уже во второй части Блок указывает на тщетность их веры, завершая стихотворение словами “никто не придет назад“. Использованный им образ ребенка – это такой же символ, как и прекрасная девушка. Дети – создания, наиболее близкие к Богу, так что его слезами как бы выражает сожаление сам Господь. Кроме того, для автора это ребенок-пророк, который заранее плачет над печальным для России исходом войны и ее тяжелым будущим.

Жанр

Это лирическое стихотворение, в котором поэт выражает собственные эмоции, связанные с жестокостью жизни и людей, которые ведут бессмысленные войны, хотя могли бы быть свободными и жить в мире. Стихотворный размер – дольник.

Средства выразительности

Блок подчеркивает эмоциональное содержание с помощью таких выразительных средств, как:

  • Эпитеты“чужой край”, “белое платье”, “тихая заводь”.
  • Метафоры“пел ее голос”, “корабли, ушедшие в море”, “платье пело в луче”.

Но он также использует и другие приемы, например, звукопись. Анафоры придают тексту благозвучие и повышают его эмоциональность, а многосоюзие только усиливает эмоциональное напряжение благодаря созданному им эффекту нанизывания.

Нежный образ девушки, чья чистота неоднократно подчеркивается эпитетом “белый”, оставляет сильное впечатление.

Все средства выразительности работают на идею, выражая противоречивость мира, которую остро ощущал сам Блок: в нем есть светлая нежная надежда с одной стороны и безжалостная жестокость – с другой.

Тест по стихотворению

Рейтинг анализа

Средняя оценка: 4.1. Всего получено оценок: 45.

obrazovaka.ru

Опыт целостного анализа стихотворения А.А. Блока «Девушка пела в церковном хоре…»

Рыжова Е.Д.

Опыт целостного анализа стихотворения

А.А. Блока «Девушка пела в церковном хоре…»

Девушка пела в церковном хоре

О всех усталых в чужом краю,

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,

И луч сиял на белом плече,

И каждый из мрака смотрел и слушал,

Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,

И только высоко, у Царских Врат,

Причастный Тайнам,- плакал ребенок

О том, что никто не придет назад.

Август 1905

Это стихотворение было написано в августе 1905 года, в кровавое время первой русской революции. Александр Блок очень болезненно воспринял расстрел у Зимнего, баррикады и митинги и даже в один из судьбоносных дней сам нес красное знамя впереди демонстрации. Возможно, строки стихотворения стали молитвой поэта, исполненной искреннего сочувствия утратам и жертвам. Современник Блока Измайлов данное произведение связывает с трагедией Цусимы, считая ключевым образ кораблей живым откликом на гибель русской эскадры.

Стихотворение противопоставляет иллюзии, связанные с верой в счастливое будущее; надежду, подаренную молитвой и весь настоящий ужас, боль, безысходную правду войны.  Это стихотворение находится в ряду других произведений, отразивших разочарование Блока не только в самих «светлых целях», сколько в возможности увидеть их приметы в реальной жизни человека. Несоответствие идеала и действительности в них превращается в антитезу, смысл которой раскрывается на основе эмоциональной оценки ее предметного уровня.

Обманутые ожидания – проблема стихотворения «Девушка пела в церковном хоре…». Стихотворение построено на антитезе двух композиционных и смысловых частей: в первой Александр Блок на основе ряда деталей (церковный хор, купол, Царские Врата) создает картину церковной службы, рисует храм, где в полумраке девушка, прекрасная, как ангел, поёт о всех, кого война заставила уйти в чужие края и забыть радость мирной жизни: корабль символизирует  ушедших в море; а молитва - надежду на светлое и радостное будущее; скорбь тех, кто остался в отчаянном и тревожном ожидании.

Святость храма, песни и красота девушки дарят иллюзию того, что всё будет хорошо; поющая настолько прекрасна, что кажется, будто в мире не может быть ничего плохого. Но, как и всегда в лирике, описание предметного мира служит субъективным целям: в подтексте совершается переосмысление лирическим героем христианской морали. В трех первых строфах происходит разворачивание метафоры, смысл которой поначалу недостаточно прояснен. Волны звука поднимаются все выше и выше, и навстречу Голосу, летящему в купол», стремится небесный «луч», охватывая сиянием «белое платье». Необычайное звуковое и зрительное впечатление концентрирует внимание всех, кто «из мрака смотрел и слушал», вызывая в памяти многочисленные евангельские ассоциации.

Образ, созданный в последней строфе, позволяет лирическому герою стать одним из зрителей и участников происходящего, наравне с другими поддающимися очарованию «голоса» и «луча». Раскрытие «тайн» принадлежит не ему, а «ребенку», «младенцу», ведающему истину, что позволяет придать объективный характер развенчанию «сладкой», «гибельной» иллюзии. В этом плаче нет места иллюзиям; маленький ребёнок символизирует божественную истину, скорбь самого Бога. Плач младенца оставляет ощущение незамутнённой иллюзиями, голой боли и правды. Понимая окружающих мир по – своему, не умея объяснить то, что чувствуют, дети способны предугадывать события. И ребенку дано знание, "что никто не придет назад".

Правда трагичнее лжи. И в этой антитезе трудно определить положительное и отрицательное, так как многовековая сказка прекрасна, светла, утешительна для всех, кроме того, кто хочет быть «причастным» к истине.

В стихотворении явно выделяются несколько символов. Корабли как символ обновления, веры в приход лучших времен играют большую роль в лирике Блока. В стихотворении «Девушка пела в церковном хоре…» мотив кораблей также является знаковым и определяет пафос всего текста. С ними связано представление об уходе и возвращение в «тихую заводь» как извечном жизненном пути. Без путешествия к новому не будет щемящей радости обретения домашнего очага. 

Луч является символом духа, он «тонок», но его видит «каждый». Белый цвет, на который автор постоянно обращает наше внимание при описании облика героини, - это цвет святости и чистоты, непорочности и невинности. Только ей доверено петь «О всех усталых в чужом краю, / О всех кораблях, ушедших в море, / О всех, забывших радость свою». Однако люди видят луч надежды «из мрака», прихожане слышат лишь голос «белого платья». 

Для более точного описания образов стихотворения уместно составить ассоциативные цепочки, поскольку стихотворение вызывает у читателей очень сильные эмоциональные переживания, но их трудно описать словами и тем более на бумаге. Попытаемся проследить их природу.

Первый образ – образ девушки, он связан со словами пела и церковный хор. Все это вызывает ассоциации с красотой, невинностью, юность, верой, спасением души, поэзией, музыкой, единением, согласием, звуком.

Далее голос - он пел, летящий в купол, был сладок. С ним ассоциируется стремление ввысь, счастье, гармония, свет, сила.

Платье – белое, пело. С ним связана прикрытая нагота, непорочность, скромность, чистота, совершенство, музыка.

Луч – тонок, сиял. Луч – это солнце, свет, тепло, жизнь, счастье, восторг, изящество, незащищенность, хрупкость.

Плечо – белое, чистота, совершенство, поддержка, опора, голубь.

Переход от реального конкретного уровня к символическому переосмыслению совершается на основе освобождения центрального образа от предметных признаков («девушка пела» - «пел ее голос» - «белое платье пело в луче» - «голос был сладок, и луч был тонок»). На протяжении трех первых строф сфера, охватываемая голосом, все более расширяется (девушка пела о всех – голос летел в купол – его из мрака слушал каждый – верили все). Одновременно обе мелодии сливаются, и вдруг многоголосие прерывается едва слышным звуком: «высоко, у Царских Врат, плакал ребенок…», возвращающим в реальный план и образующим композиционное кольцо.

Такой же сложностью, как смысловой и образный уровни стихотворения, отличается его стихотворный размер. Дольник становится распространенным размером в русской лирике в начале 20 века, начиная именно с произведений Блока, а затем Ахматовой. Помимо ритмической сложности, в создании особой музыкальности блоковского стиха важнейшую роль играет фоника и ее основной элемент – звуковой повтор. Впечатление от звука голоса передается не только на смысловом уровне – музыка слышна в самом стихе. Во второй строфе это происходит благодаря ассонансу (ее, сиял), а также аллитерационному звуку л. 1,2 и 4 строчки второй строфы представляют собой липограмму – отсутствует звук р, что позволяет выделить слова, ее содержащие, прежде всего слово мрак, как антитетичные. На фоне сложной ритмической организации необыкновенное спокойствие и плавность стиха создается при помощи женской перекрестной рифмы. Важные смысловые центры в строках смещены на последнее место и рифмуются, это придает стихотворению необычайную стройность и легкость при произнесении.

Стихотворение «Девушка пела в церковном хоре…» представляет новый этап пути Блока. Свет больше не отождествляется с истиной, напротив, луч сиял над иллюзией. Разочарование в возможностях личности проникнуть в тайны привело к тому, что распалась картина мира, а вместе с этим нарушилось психологическое равновесие. Многие из последующих стихотворений зафиксировали вызванные таким сломом сознания мучительные переживания лирического героя.

infourok.ru

Анализ стихотворения "Девушка пела в церковном хоре…" А. Блока

 

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

 

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

 

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

 

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

 

Филологический анализ стихотворения

 

Александр Блок – крупнейший поэт 20 столетия, начал свой путь как поэт-символист. Если стихотворения «Первой книги» стихотворений проникнуты мистицизмом и далеки от реальной жизни, то, начиная с 1905 года, у Блока обострился интерес к общественной жизни. Русско-японская война, Первая русская революция открыла глаза поэта на реальную действительность. В связи с этим в творчестве Блока второго периода начали звучать мотивы, ведущие его к сближению с народом, родиной и жизнью.
Стихотворение «Девушка пела в церковном хоре…», написанное в августе 1905 года, вошло в цикл «Разных стихотворений» (1904 – 1905) «Второй книги» Блока. Поэт откликается на военные события русско-японской войны, в которой погибло огромное количество сыновей русской земли, многие были ранены, захвачены в плен.
Тема стихотворения «Девушка пела в церковном хоре…» - молитва о погибших и не вернувших с войны, наполненная верой в светлое будущее и надеждой, что она будет услышана. Интересна и необычна идея стихотворения – показать обреченность этой молитвы.
Рассмотрим подробнее стилистику, синтаксис, языковые единицы и образный строй текста.
Стихотворение состоит из четырех абзацев (строф), взаимосвязанных между собой. Каждая строфа имеет смысловую завершенность, что активизирует внимание читателя. Композиционно текст можно разделить на две части. Первые три четверостишия – молитва девушки, проникнутая светлой надеждой и святой верой в то, что всё будет хорошо. Последняя строфа, а, следовательно, вторая смысловая часть, словно отрицает первую, показывая обреченность этой молитвы. Благодаря приему антитезы, перед нами предстает противоречивый мир: земное и божественное, вера в святость молитвы и её обреченность.
Целостность всего текста достигается не только по смыслу. Автор использует семантические повторы: точные лексические повторы («о всех», «луч», «радость», «корабли», «голос», «что», «и»), синонимические повторы («смотрел и слушал», «тихой» - «светлой», «сладок» - «тонок»), корневые повторы («кораблях» - «корабли», «чужой» - «чужбине», «усталых» - «усталые», «на белом» - «белое»).
Таким образом, нетрудно заметить, что стихотворение построено на повторах, и это, безусловно, является одной из сильных позиций данного стихотворения. Именно повторы являются ключевыми словами и составляют семантическую доминанту данного текста.
У стихотворения особый размер – четырехударный дольник. Известно, что дольник занимает промежуточное положение между силлабо-тонической и тонической системами стихосложения. Таким образом, данное стихотворение имеет ритмическую организацию, но в то же время число безударных слогов между ударными не постоянно. Четырехударный дольник передает взволнованность героини, придает тексту напевность и мелодичность.
В стихотворение Блока чередуется мужская и женская рифма, что придает ему большую музыкальность и плавность (хОре – краЮ, мОре – своЮ, кУпол – плечЕ, слУшал – лучЕ, бУдет – кораблИ, лЮди – обрелИ, тОнок – ВрАт, ребЁнок – назАд). Мужская рифма в конце строфы подчеркивает законченность текста.
Стихотворение имеет перекрестную рифмовку, которая придает ему особую выразительность. В третьей строфе наблюдается неточная рифма:


И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой гавани все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.


В каждом четверостишии нетрудно заметить анафору («о всех», «и», «что»), придающую тексту взволнованность и эмоциональность.
Кроме того, в тексте используется приём многосоюзия. Повторяются сочинительные и подчинительные союзы: «и луч сиял на белом плече, И каждый из мрака смотрел и слушал… И всем казалось, что радость будет, Что в тихой заводи все корабли, Что на чужбине усталые люди… И голос был сладок, и луч был тонок, И только высоко…». Этот стилистический приём создает эффект нанизывания сочинительных и придаточных частей подчинительных предложений. В связи с этим на протяжении всего стихотворения постепенно усиливается эмоциональное напряжение. В первом четверостишии прослеживается бессоюзие, благодаря чему молитва девушки становится более выразительной.
Во втором четверостишие наблюдается инверсия «пел ее голос, летящий в купол», тем самым интонационно выделяющий слово «голос» для последующего причастного оборота, несущего в себе эстетизм.
Своеобразна и временная организация стихотворения. В тексте немного глаголов, что говорит о статичности, отсутствии динамики. Интересно, что в первых трёх строфах (первой смысловой части) использованы глаголы несовершенного вида прошедшего времени («пела», «пел», «сиял», «смотрел и слушал», «пело», «казалось») что указывает на длительность и повторяемость действия. В связи с этим мы словно слышим многократное повторение молитвы. Произнося ее снова и снова, сила просьбы увеличивается, мы словно входим в состояние единения с Всевышним. Время будто замедляется, создавая иллюзию о светлом будущем. Однако во второй смысловой части помимо глаголов прошедшего времени несовершенного вида («был», «плакал») появляется глагол совершенного вида «не придёт» в будущем времени. Он указывает на завершенность действия – молитва услышана Богом. Следует обратить внимание и на то, что в данном случае глагол «не придёт» обозначает не только конец действия, но в то же время и его начало. Таким образом, выражение «никто не придет назад» приобретает дополнительный смысловой оттенок и становится метафорой, предвещающей будущие потрясения 20 столетия.
Художественное время в данном тексте неразрывно связано с художественным пространством. Эту взаимосвязь принято называть хронотопом. В этом стихотворении читатель оказывается вовлеченным в два пространства, границы которых слишком размыты и практически не ощущаемы: с одной стороны, реальное и земное – девушка поет молитву в храме (1 – 3 строфы), с другой стороны – божественное (последняя строфа).
Художественная выразительность и поэтичность текста стихотворения Блока достигается благодаря использованию однородных членов предложения, осложненных причастными оборотами. Автор использует причастные обороты для эстетического воздействия на чувства читателей.
Своеобразна фонетика стихотворения Александра Блока. Аллитерация согласных р, л придает тексту благозвучие и музыкальность, молитва девушки словно произносится нараспев (пела, хоре, усталых, краю, кораблях, море, р адость, пел, голос, летящий, в купол, луч сиял, на белом, из мрака смотрел и слушал, белое платье пело в луче, казалось, корабли, усталые люди, светлую, обрели, сладок, только). Акцент на шипящие звуки является выражение той тишины, которая всегда царит в храме (девушка, чужом, ушедших, забывших, летящий, слушал, луч, чужбине, жизнь, Причастный, что, каждый). Для последней строфы характерна аллитерация на звонкие согласные (голос, сладок, луч, тонок, у Царских Врат, Причастный Тайнам, плакал ребёнок), что придает ощущение надрывности.
Таким образом, мотив обреченности молитвы усиливается с каждой строчкой стихотворения.
Особенна и тропика «Девушка пела в церковном хоре». С помощью перифраз «у Царских Врат» и «Причастный Тайнам» Блок делает текст стихотворения более возвышенным, божественным. Мы понимаем, что Царские Врата – это алтарь в церкви, а Причастный Тайнам – причащенный, т.е. приобщенный душой к высшей природе и к вечной жизни в ней.
Для придания красочности и выразительности автор использует эпитеты: «чужом краю», «голос, летящий в купол», «на белом плече», «в тихой заводи», «усталые люди», «светлую жизнь», «луч… тонок», «голос… сладок». Особенным является эпитет «голос был сладок», показывающий желанность и искренность молитвы.
Метафоры «пел ее голос» и «платье пело» подтверждают всепоглощенность молитвой по погибшим и не вернувшимся, искреннюю веру в ее силу.
Несомненно слова-символы занимают одно из главных мест в стихотворении, являются его доминантой. С помощью символов поэт помогает читателю понять систему художественных образов и развитие авторской идеи.
Дополнительный смысловой оттенок приобретает под пером Александра Блока слово «корабль». Он символизирует всех людей, ушедших на русско-японскую войну и не вернувшихся обратно. «Купол» становится олицетворением самого Бога. Молитва, произносимая девушкой, взывает к Иисусу, поэтому она «летящая в купол», т.е. обращенная к Богу.
Да и сам образ девушки приобретает дополнительную семантическую окраску. Перед нами не просто девушка, а обобщенный образ женщины, ждущей своих сыновей с войны. Блок играет с символикой цвета. Недаром он использует белый цвет: девушка одета в белое платье. Она словно ангел. Через белый цвет автор пытается воздействовать на мысли читателя, чтобы он смог понять чувства самого поэта. Белый цвет – многозначный символ. Однако в данном стихотворении он символизирует нравственную чистоту души, невинность, материнскую заботу, приближенность к Богу.
Образ луча тоже символичен. С одной стороны, луч как символ надежды людей. С другой стороны, луч как подтверждение того, что молитва услышана Богом. Кроме того, луч является связующей ниточкой мира земного и божественного, но она очень хрупка, поэтому «луч был тонок».
Особой символикой обладает образ ребёнка. Вообще, ребёнок – это символ чистой, искренней и безгреховной души. Он оказывается самым приближенным к божественному миру, поскольку проходит обряд Причащения. Ребенок плакал «высоко, у Царских Врат», потому что именно около алтаря (на престоле) проходило таинство принятия Святых Даров (хлеба и вина, которые во время причащения превращались в Тело и Кровь Христовы). Плач ребенка символизирует скорбь и сожаление самого Бога. Он знает, что «никто не придёт назад».
Таким образом, слова-символы, синтаксическая и композиционная организация, семантические повторы являются доминантой стихотворения. Аллитерация, тропика и метрика усиливают эмоциональное воздействие на читателя, придают эстетизм. Благодаря приему антитезы, Александр Блок показывает нам, с одной стороны, святость молитвы и веру в ее исполнение, с другой – ее обреченность, скорбь самого Бога. Блок рисует нам противоречивый мир, наполненный надеждой на светлое будущее, но в то же время жестокостью и злостью.

rusteacher.ru

А Блок "Девушка пела в церковном хоре" – анализ стихотворения– Блог Stihirus24

Стихотворение «Девушка пела в церковном хоре» написано Александром Блоком в 1905 году и относится к раннему этапу творчества поэта. В нём Блок нащупывает свой путь по дороге символизма и уже становится заметна поступь великого поэта и его дар прорицания.

Тема стихотворения

Делая шаги по стезе символизма, Блок и в этих стихах оставил место драме, трагические нотки придают стихотворению особенный шарм, а вчитавшись в строки видно и запечатанное пророчество. В произведении найдено место девушке, которая становится горестным пророком от автора и предвещает, что из чужих краёв никто не придёт. Вспененный конь российской истории оставит вскоре на полях битв (Первая и Вторая мировая) миллионы русских – не все вернутся из чужих краёв, не все корабли возвратятся в гавань.

Структура и композиция

Первая часть стихотворения вселяет надежду – пение девушки похоже на молитву и вселяет веру в лучший исход собравшимся в церкви прихожанам. Они смотрят из мрака неверия и начинают обретать веру, они предчувствуют радость, и надежда наполняет сердце.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли.

Но даже сладкий голос-молитвы не может повернуть рок вспять, о чём Блок напоминает образом плачущего ребёнка у Царских Врат во второй части. Ребёнок-ангел видит дальше девушки и плачет, ибо наступают тяжёлые времена и многие больше не увидят отчего дома. Тайны будущего ему открыл Бог, и остаётся только чистотой слёз скорбеть о погибших и тех, кого полюбит пуля совсем скоро.

Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Стих Девушка плачет… относится к жанру лирики и написано в стихотворном размере дольник. Для усиления драматического эффекта Блок использует в стихотворении выразительные средства – эпитеты (белое платье, тихая заводь, чужой край) и метафоры (платье пело в луче, пел её голос, корабли, ушедшие в море).

С помощь средств выразительности автор делает акцент на страшной границе между потухающей надеждой и мрачной реальностью, которая движется ей на встречу и по воле Бога должна сейчас одержать победу.

Загадочное, пророческое и трагичное стихотворение Александра Блока, которое должен знать наизусть и уметь читать между строк каждый ценитель русской поэзии.


Читаем текст

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели.

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам,- плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

                           1905 год.

Слушаем стих

Послушайте, как это стихотворение читает Ольга Будина.

stihirus24.ru

«Девушка пела в церковном хоре» как плод Серебряного века

Меню статьи:

Серебряный век – именно так называется в России период, в Европе вошедший в историю под названием «декаданс». Несмотря на то, что слово «декаданс», казалось бы, полнится негативными коннотациями, в творчестве российских поэтом есть и произведения, исполненные надежды. Например – «Девушка пела в церковном хоре», тексте, принадлежащем перу Александра Блока.

Впрочем, образ надежды кажется вполне логичным в данном случае, ведь это последнее чувство, остающееся с человеком. Жизнь поэтов Серебряного века не была легкой, поэтому тема надежды, ожидания лучшего дня, света в недалеком будущем – постоянный лейтмотив произведений этого периода. Итак, давайте подойдем ближе к одному из самых, пожалуй, ярких стихов, написанных на заре ХХ века.

Место «Девушки…» в творчестве российского поэта

Блок – это яркая звезда символизма. Однако, на самом деле, Блок – разносторонний автор, который писал и произведения, отличающиеся выраженным революционным и патриотическим характером. Это вполне логично, ведь в начале ХХ века Российская империя часто сотрясалась народными волнениями. Тяга поэта к такому творчеству – закономерна, потому что Блока воспитывала интеллигентная семья, в которой уважались передовые взгляды. Одна из главных идей, господствовавших в среде интеллигентов этого периода, – отсутствие общественной справедливости. Соответственно, этот порок исправляется установлением всеобщего равенства. В этом и состояла заветная мечта писателя. Но, как это часто бывает в истории, многие идеи хороши, да вот только реализация – плоха, ведь человеческая природа – несовершенна, неидеальна. Раннему Блоку, конечно, присущ максимализм, поэтому в этот период он культивировал свои идеи особенно яро и страстно. Позже писатель осознал, что революционные изменения – вместе с новым порядком, который всегда воспринимается положительно людьми, творящими революцию, – приходит и разрушение старого порядка. Что это значит? Боль и страдания для сотен тысяч людей, а часто – и смерть, конец, разруха. Ведь именно так творит свои дела революция – коренная смена устройства общества.

“Стихи о прекрасной даме” – стихотворение, которое посвящено любимой женщине Александра Блока. Предлагаем читателям ознакомиться с его описанием.

1905 год. Рабоче-крестьянские восстания. Бурей охвачена вся территория России. Это революция – жестокая, кровавая, грязная, беспощадная. И часто – несправедливая. Понимание этого факта – такого простого и ничтожного в историческом масштабе – наконец, приносит Блоку отрезвление и пробуждение от мирного сна, в котором революция – это идеал. Писатель задается вопросом: да, идеи могут казаться здравыми, благими, однако неужели правильно, что цена таких идей – жертвы сотен и тысяч человеческих жизней? В раздумьях над этим вопросом, поэт и садится за работу над произведением, которое мы взялись анализировать в нашей статье. Здесь Блок стремится продемонстрировать то, что силовые методы завоевания власти – бесперспективны. Почему? Потому что результат применения таких методов – смерть и тотальная разруха.

Небольшой экскурс в историю

Скажем только, что в этот год, 1905-й, Российскую империю охватила настоящая революционная агония. Пахло гражданской войной, потому что терпение людей было на исходе. Народ по-настоящему озверел, готовясь уничтожать даже своих земляков, если те придерживались других политических векторов. Пореформенная эпоха стала периодом усиления социально-экономической роли класса буржуазии, с которым связывались экономический прогресс и утверждение рыночных отношений в Российской империи того времени. Наиболее динамично этот процесс происходил в Южной России, по уровню индустриального развития, торгового оборота и количеству предприятий превратившейся в один из ведущих экономических регионов страны. Этому способствовали близость к портовой инфраструктуре, наличие удобных железнодорожных путей, интенсивный приток иностранных капиталов в торговлю и промышленность, значительная капитализация предприятий, активное развитие банковского дела.

Важным этапом в процессе социальной консолидации и самоидентификации буржуазии региона стала Первая русская революция. Да, как мы видим, в историю это событие вошло именно под названием «революция». 1905–1907 годы стали для предпринимателей поворотным пунктом в фундаментальном переосмыслении своего отношения к власти и обществу, своеобразным политическим пробуждением, появлением новых взглядов и стратегий. Революция определенным образом дала дополнительный импульс процессу буржуазной модернизации, хоть тот и не был настолько мощным, чтобы радикальным образом изменить положение предпринимательского сообщества. Между тем процесс революционных преобразований в Российской империи 1905–1907 годов не мог не сопровождаться значительными осложнениями в экономической и политической жизни, что непосредственно сказалось на социально-экономическом статусе буржуазии. Напряжение, в итоге, вылилось в довольно трагические события, которые, по мнению некоторых историков, предвосхитили февраль 1917-го. Революция потрясла все слои населения, российские храмы беспрестанно проводили службы, молясь о спасении Отечества. Блок, как считают биографы писателя, тоже побывал на одной из таких служб.

Из истории написания блоковской «Девушки…»

Вероятно, в этот визит Блок отметил голос девушки, которая пела в хоре. Давайте посмотрим на фрагмент из этого стиха, чтобы увидеть, что именно так потрясло писателя:

Девушка пела в церковном хоре
О всех усталых в чужом краю,
О всех кораблях, ушедших в море,
О всех, забывших радость свою.

Так пел ее голос, летящий в купол,
И луч сиял на белом плече,
И каждый из мрака смотрел и слушал,
Как белое платье пело в луче.

С одной стороны, поэзия русского писателя чрезвычайно образна. И это очень характерно для символизма. Но, с другой стороны, если сравнить стиль Блока со стилем, например, Верлена – французского писателя, творившего на грани романтизма, импрессионизма и символизма, то мы увидим явную родственность. Метафора – расплывчатая и завуалированная (в плане смыслов, содержащихся в словах). Однако, в то же время, метафора – это высшая концентрация смыслом. За образами блоковской поэзии читатель обязательно угадывает, узнает изображение простого русского рабочего, крестьянина, образ человека, вынужденного бороться за собственные интересы и жизнь – на войне, вооруженным до зубов.

Россия в жизни Блока занимала особое место. Автор соединил метафорический образ Родины с условными, абстрактными характеристиками. По одну сторону – естественная красота лесов и полей, по другую же сторону – узорные, ажурные платки женщин, закрывающие лицо до самых глаз. Чтобы подробнее узнать суть стихотворения “Россия”, предлагаем “читателям ознакомиться с его описанием

В это время ни одному человеку было неведомо будущее страны. Победа? Гибель? Неизвестно. Позже, можно будет почитать записи Зинаиды Гиппиус, которая красочно описывает последние дни Российской империи, агонию истории государства. Обилие массовых митингов и демонстраций, свойственных революционным дням, кроваво и жестоко подавлялось имперскими властями. В такой атмосфере царил хаос и ужас, чувствовавшийся в каждом человеке. Прежний мир – дореволюционный – казался привычным, понятным, надежным. Но теперь это понятное существование общества расшаталось, расстроилось, как пианино, готовясь рухнуть и похоронить людей, ни в чем невиновных. Жертва неповинного человека – особенность революционного времени. Блок, в каком-то смысле, спасает людей, потому что дает надежду:

И всем казалось, что радость будет,
Что в тихой заводи все корабли,
Что на чужбине усталые люди
Светлую жизнь себе обрели…

Поэтому для читателя важно услышать это спасительное «радость будет». Это значит – жизни отданы не зря, оружие, окровавленное кровью брата, – не напрасно. Когда-нибудь, и, возможно, даже довольно скоро, конфликты закончатся, а жизнь снова станет привычной и понятной – как раньше. Надежда возвращает человеку безмятежность.

Тема надежды и спрятанные тревоги

Но сам писатель отнюдь не наивен, понимая, что прошлое осталось позади. Прошлое не возвращается. 1905 год – это всего лишь маленькая буря перед огромным цунами, «репетиция» перед выступлением. Впереди – настоящая кровавая и беспощадная бойня. Но этого уже не избежать, ведь народу терять нечего – осталась лишь собственная жизнь. Соответственно, Блок, на самом деле, говорит, что утешение надеждами, которым не суждено сбыться, – это не тот путь, который стоит выбрать. Да, вера сказкам о прекрасных будущих и светлых днях желанна и соблазнительна, однако такое будущее нельзя возводить на смерти и костях безвинно погибших людей. Это напоминает старую, но правдивую и вечно актуальную пословицу: на чужом несчастье не построишь своего счастья.

Таким образом, писатель венчает свое произведением таким выводом:

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских Врат,
Причастный Тайнам, – плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

Пугающая и страшная картина, лишенная надежды. В 1905 году произошло много ужасающих событий, множество людей погибло, устраивались еврейские погромы. Блок, как человек мыслящий, отказывается от прежних идей, от уверенности, что сменить власть путем насилия возможно и правильно. Теперь, увидев эту «репетицию», писатель отчетливо представил себе, к чему приводят подобные перевороты и коренные ломки. Блок старается предостерегать людей от подобных эксцессов – путем творчества. Но, как и следовало ожидать, попытки и старания поэта оказались безуспешными, и Блок полностью и целиком посвящает себя символистским экспериментам, отказываясь от идей революции.

Символистские эксперименты в контексте модернизма

Понятие «модернизм» в отношении русской литературы употребляется часто непоследовательно, а ученые-литературоведы порой вкладывают в это слово слишком уж разный смысл. Разнообразие взглядов на феномен «модернизма» свидетельствует не только о неоспоримой сложности этого явления, но и о том, что в России модернизм длительное время почти не привлекал внимания исследователей. Неопределенным до сих пор остается даже круг авторов, которых признают модернистами. Только за последние годы появилась определенная устойчивость в освещении этой проблемы. При этом на современном этапе насущная необходимость – не столько определение модернизма в целом, как применение упомянутого понятия в исследованиях поэтики отдельных авторов, того же Блока, например.

Следует принять во внимание, что термин «модернизм» для обозначения эпохи конца XIX – начала ХХ веков в науке о литературе сосуществует с целым рядом близких понятий. Все чаще к явлениям переходного характера – от реализма к модернизму, от натурализма к символизму, от декадентства к, опять же, символизма, от символизма к новому реализму и т. д. – применяют понятие «неоромантизм». Причем иногда поэты, которых мы относим к символистам или вешаем на них ярлык символистов, сами не относят себя к этому направлению. Так было, например, с Верленом, которого мы уже упоминали, сравнивая с Блоком.

Модернизм как разноаспектное художественное явление ХХ века реализовывался рядом самостоятельных направлений и течений. Среди них видное место занимает символизм – одно из наиболее распространенных и устоявшихся художественных течений модернизма. В развитии русской литературы первых двух десятилетий ХХ века символизм сыграл прежде всего роль звена, соединявшего классическую русскую литературу с модернистской. Поэтика символизма «омолодила» старые и часто исчерпавшие себя клише традиционалистского стихосложения, расширила тематические горизонты русской литературы, обогатила его лучшими достижениями западноевропейской поэзии. «Девушка пела в церковном хоре», да и творчество Блока в целом, проникнуто настроениями и стилистикой символизма. Однако, одновременно с этим, текст наполнен печальными эмоциями, ощущением утраты. Прежде всего, это касается строк, посвященных революции, когда людей убивали и массово расстреливали.

Чем вдохновлялся символизм?

Вернемся еще на пять минут к символизму. Кроме преемственной связи с романтизмом, теоретическая основа символизма формировалась под влиянием постромантической философии А. Шопенгауэра и Э. Гартмана, творчества Р. Вагнера, некоторых идей Ф. Ницше. Это литературно-художественное направление заимствовало из названных выше источников идеи художественно-интуитивного постижения мира через символические поиски соответствий и аналогий, культ музыкальной стихии как праосновы жизни и искусства, предпочтение лирико-поэтических начал, основанных на вере в ирреальные, сверхприродные сущности или иррациональную силу поэтического языка.

В русском символизме пересекались различные воздействия, в частности «народнической» поэзии и «чуждых» символизму направлений (футуризм и другие). Русский символизм достиг таких же высот, как и европейский символизм. Русские символисты, писатели Серебряного века, несмотря на возможные симпатии к Западу и склонность к индивидуализму и пессимизму, не чурались гражданской тематики. Поэтому эстетские тенденции в творчестве символистов, как мы видели, часто переплетались с народническими. Характерной особенностью русского символизма (особенно раннего периода развития этого течения) были попытки выразить с помощью символистских мотивов и образов отношение авторов к действительности. Поскольку оригинальная концепция символа (например, герменевтическая – у Малларме, визионерская – у Рэмбо, импрессионистическая – у Верлена) недостаточно освещалась в русской литературе, то символистский спиритуализм часто срастался с религиозным мироощущением. Это мы ярко видим даже на примере анализируемого нами стиха Блока.

Художественный мир Блока

Художественный мир автора или мир художественного произведения всегда – в той или иной мере – условный: этот универсум является образом действительности. Время и пространство в литературе, таким образом, тоже условные, но в некоторой степени отражающие мировоззрение автора и выступающие показателями некоторых черт личности автора. С раннего детства и на протяжении всей жизни Блок был очень привязан к матери, считая себя похожим именно на мать. Писатель советовался только с матерью, а ее взгляды для Блока значили очень много. Вместе с тем, болезненное состояние, постоянно беспокоившее поэта, приводило к усиленному вниманию к смерти и самоубийству. Молодому Блоку полоса жизни представлялась как ужасающая, загадочная, переворачивающая душу линия, предшествующая чему-то несоизмеримо большему.

Увлекшись Менделеевой, Блок желает разнообразить, разукрасить свою жизнь. 9 марта 1902-го писатель намечает целый план события – с деталями, с заранее продуманным поведением, размышляя о самоубийстве в случае неудачной беседы с Менделеевой. Записи о самоубийстве повторяются в дневниках писателя в течение лета 1902 года. Очередная отметка носит уже практический характер, ярко напоминает, в какой сильный тупик заводят Блока отношения с Любовью Менделеевой. 14 августа 1902 поэт писал: «…мой скепсис суть моей жизни», а далее Блок отмечает, что причиной самоубийства является избыток жизненной силы.

Блок страстно любил еще двух женщин – Волохову и Дельмас. Как следствие – серьезные психические расстройства. «Лицо Блока выделялось своим ясным и холодным спокойствием, как мраморная греческая маска. Мраморным холодом веет от этого лица… чуждался людей… временами их ненавидел и в то же время ими интересовался», – рассказывала мать поэта, госпожа Бекетова. И далее: «…кошек Саша не любил. Его отталкивало их коварство. Он ценили в зверях их простодушие и непосредственность. К собакам сохранил исключительную симпатию на всю жизнь. Вообще любил всех животных, кроме кошек. Доходило до того, что прикармливал мышей».

Что удивляло в Блоке?

При первой встрече с Блоком людей поражала неподвижность лица писателя. Это было лицо без мимики. Лицо – скульптура, которое невозможно было представить в живописи или графике. У Блока – всегда спокойная медлительность движений (он не жестикулировал ни при чтении стихов, ни в разговоре), молчаливость, негромкий голос, ровный и надтреснутый, холодноватый взгляд больших светлых глаз из-под чуть опущенных век. Таким писатель был во время своей юности, в зрелости и незадолго до смерти. Блок смеялся очень редко и в очень тесном кругу, был патологически застенчив, на поэте лежало клеймо одиночества, писатель был очень далек от стремления овладеть темой разговора, занять лидирующую позицию. Все это – воспоминания о Блоке друзей, родственников, близких коллег писателя.

Наконец, посмотрим, что составляло корни символистского мировоззрения Блока. Культурные предпосылки оформления символизма в самостоятельное художественное направление в середине XIX века закономерно возникли на почве иррационалистической философии, теоретической и художественной практики романтизма, творчества прерафаэлитов, благодаря которым осуществлялась постепенная трансформация мировоззренческой парадигмы художников и литераторов на пути отхода от академической рациональности и обращения к символико-мифологической образности. В творчестве Блока, как мы видим, имеются намеки на античность. Вообще, интерес к античности – в целом характерный для русских символистов.

Европейская культура XIX века, в отличие от предыдущих исторических периодов своего развития, создает чрезвычайно благоприятные условия для взаимопроникновения и взаимовлияния различных форм творческой активности человека: философской рефлексии, литературного творчества, изобразительного искусства и т. д. Художники все больше объединяются вокруг общих идей, создавая общества единомышленников (как «Башня Иванова» в России или «Парнас» во Франции), вдохновляясь как противопоставлением себя другим сообществам, так и единством взглядов с представителями других объединений. Кстати, союз визуального образа со словом, характерный для символизма, прослеживается как в монументальных росписях, так и в старинных образцах.

Философские предпосылки символистского мировоззрения

Установлено, что в пределах немецкой классической философии осуществлены попытки философского осмысления понятий «символ», «аллегория», а также попытки выявления специфики их взаимодействия со сферой искусства. В теории Канта, например, символ, в отличие от схемы, указывает на понятие опосредованно, используя при этом принцип аналогии, а схематические и символические способы представления понятий выявляются только посредством чувственных знаков – слов или визуальных изображений.

Гегель в исследовании исторической динамики развития форм выделяет три формы, в которых существует искусство, – символическую, классическую и романтическую. На первой – символической – стадии содержание еще не может найти себе адекватную форму выражения, и поэтому между формой и содержанием возникает несоответствие. Здесь символ составляет его начальный этап и рассматривается Гегелем, как пред-искусство. Исследователь также выделяет несколько ступеней развития символического – от бессознательной символики к символике возвышенного и сознательной символике сравнительной формы искусства.

Наконец, Шеллинг в своей работе «Философия искусства», следуя платоновской традиции, считает так: искусство является воспроизведением первообразов. Необходимой базой для искусства является мифология, которая представляет настоящую символику.

Иррационалистическая концепция Шопенгауэра, Ницше, символико-аллегорическая и символико-реалистическая образность произведений романтиков, прерафаэлитов закладывают основу ухода от примата рациональности и создают необходимые условия для того, чтобы символизм стал самостоятельным.

Итоги: «паспорт» художественного произведения

Как мы говорили, на создание этого текста писателя вдохновили революционные события. Однако, что особенно поразило, впечатлило Блока, как это Цусимское сражение. Блок считал себя патриотом, поэтому русско-японская война, победы и поражения русской армии в сражениях волновали писателя остро и особенно сильно. В Цусимском сражении русская армия проиграла, множество солдат погибло. Хотелось бы верить в то, что будущее будет светлым, – это правда. Эта вера, надежда воплощается в образе девушки, возносящей – в песне – молитвы под купол, к небесам. Но все молитвы обречены, как и надежды, как и пустая вера.

Текст отличается двухчастной композицией. Первая часть посвящается образам надежды на будущие добрые времена. Этот образ воплощается персонажем светлой и юной девушки. Второй раздел обращается к размышлениям совершенно противоположного толка. Писатель говорит, что жизнь – жестока и тленна (заметим, что такие размышления находятся в рамках типичного декаданса), а революция строится на жертвоприношении крови и страданий.

Примечательно то, какие художественные средства писатель использует в этом стихе, чтобы подчеркнуть выразительность произведения и расставить необходимые акценты. Это, конечно, богатство эпитетов (чужой край, тихая заводь…), а также метафор (корабли, ушедшие в море…). Но Блок использует характерную для поэтики символизма звукопись. Этот прием также характерный для Верлена – французского коллеги нашего писателя. Блок пользуется анафорами, которые способствуют благозвучности, мелодичности, да – в целом – музыкальности текста, многосоюзия, усиливающие напряжение и эмоциональный накал строк, а также излюбленный прием риторов и ораторов – амплификацию. Образ Дамы – юной девушки, поющей молитву, – вписывается в логику Блока, который всегда посвящал стихи женщине. Чистота и непорочность девушки передается через эпитет «белый».

r-book.club


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.