Блок стихи читает


Все стихи Александра Блока


31 декабря 1900 года

И ты, мой юный, мой печальный, Уходишь прочь! Привет тебе, привет прощальный Шлю в эту ночь. А я всё тот же гость усталый Земли чужой. Бреду, как путник запоздалый, За красотой. Она и блещет и смеется, А мне - одно: Боюсь, что в кубке расплеснется Мое вино. А между тем - кругом молчанье, Мой кубок пуст. и смерти раннее призванье Не сходит с уст. И ты, мой юный, вечной тайной Отходишь прочь. Я за тобою, гость случайный, Как прежде - в ночь.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


Dolor ante lucem

Каждый вечер, лишь только погаснет заря, Я прощаюсь, желанием смерти горя, И опять, на рассвете холодного дня, Жизнь охватит меня и измучит меня! Я прощаюсь и с добрым, прощаюсь и с злым, И надежда и ужас разлуки с земным, А наутро встречаюсь с землею опять, Чтобы зло проклинать, о добре тосковать!.. Боже, боже, исполненный власти и сил, Неужели же всем ты так жить положил, Чтобы смертный, исполненный утренних грез, О тебе тоскованье без отдыха нес?..

Notes: Dolor ante lucem — Предрассветная тоска (лат.).- Ред.

Александр Блок. Собрание сочинений в 8 т. Москва, Ленинград: Художественная литература, 1960.


Servus - reginae

Не призывай. И без призыва Приду во храм. Склонюсь главою молчаливо К твоим ногам. И буду слушать приказанья И робко ждать. Ловить мгновенные свиданья И вновь желать. Твоих страстей повержен силой, Под игом слаб. Порой - слуга; порою - милый; И вечно - раб.

Notes: Servus - reginae Слуга - царице (лат.).

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


Авиатор

Летун отпущен на свободу. Качнув две лопасти свои, Как чудище морское в воду, Скользнул в воздушные струи. Его винты поют, как струны... Смотри: недрогнувший пилот К слепому солнцу над трибуной Стремит свой винтовой полет... Уж в вышине недостижимой Сияет двигателя медь... Там, еле слышный и незримый, Пропеллер продолжает петь... Потом - напрасно ищет око: На небе не найдешь следа: В бинокле, вскинутом высоко, Лишь воздух - ясный, как вода... А здесь, в колеблющемся зное, В курящейся над лугом мгле, Ангары, люди, все земное - Как бы придавлено к земле... Но снова в золотом тумане Как будто неземной аккорд... Он близок, миг рукоплесканий И жалкий мировой рекорд! Все ниже спуск винтообразный, Все круче лопастей извив, И вдруг... нелепый, безобразный В однообразьи перерыв... И зверь с умолкшими винтами Повис пугающим углом... Ищи отцветшими глазами Опоры в воздухе... пустом! Уж поздно: на траве равнины Крыла измятая дуга... В сплетеньи проволок машины Рука - мертвее рычага... Зачем ты в небе был, отважный, В свой первый и последний раз? Чтоб львице светской и продажной Поднять к тебе фиалки глаз? Или восторг самозабвенья Губительный изведал ты, Безумно возалкал паденья И сам остановил винты? Иль отравил твой мозг несчастный Грядущих войн ужасный вид: Ночной летун, во мгле ненастной Земле несущий динамит?

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


Ангел-хранитель

Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле. Во мгле, что со мною всегда на земле. За то, что ты светлой невестой была, За то, что ты тайну мою отняла. За то, что связала нас тайна и ночь, Что ты мне сестра, и невеста, и дочь. За то, что нам долгая жизнь суждена, О, даже за то, что мы - муж и жена! За цепи мои и заклятья твои. За то, что над нами проклятье семьи. За то, что не любишь того, что люблю. За то, что о нищих и бедных скорблю. За то, что не можем согласно мы жить. За то, что хочу и смею убить - Отмстить малодушным, кто жил без огня, Кто так унижал мой народ и меня! Кто запер свободных и сильных в тюрьму, Кто долго не верил огню моему. Кто хочет за деньги лишить меня дня, Собачью покорность купить у меня... За то, что я слаб и смириться готов, Что предки мои - поколенье рабов, И нежности ядом убита душа, И эта рука не поднимет ножа... Но люблю я тебя и за слабость мою, За горькую долю и силу твою. Что огнем сожжено и свинцом залито - Того разорвать не посмеет никто! С тобою смотрел я на эту зарю - С тобой в эту черную бездну смотрю. И двойственно нам приказанье судьбы: Мы вольные души! Мы злые рабы! Покорствуй! Дерзай! Не покинь! Отойди! Огонь или тьма - впереди? Кто кличет? Кто плачет? Куда мы идем? Вдвоем - неразрывно - навеки вдвоем! Воскреснем? Погибнем? Умрем?

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


Балаганчик

Вот открыт балаганчик Для веселых и славных детей, Смотрят девочка и мальчик На дам, королей и чертей. И звучит эта адская музыка, Завывает унылый смычок. Страшный черт ухватил карапузика, И стекает клюквенный сок. Мальчик Он спасется от черного гнева Мановением белой руки. Посмотри: огоньки Приближаются слева... Видишь факелы? Видишь дымки? Это, верно, сама королева... Девочка Ах, нет, зачем ты дразнишь меня? Это - адская свита... Королева - та ходит средь белого дня, Вся гирляндами роз перевита, И шлейф ее носит, мечами звеня, Вздыхающих рыцарей свита. Вдруг паяц перегнулся за рампу И кричит: "Помогите! Истекаю я клюквенным соком! Забинтован тряпицей! На голове моей - картонный шлем! А в руке - деревянный меч!" Заплакали девочка и мальчик. И закрылся веселый балаганчик.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Барка жизни встала На большой мели. Громкий крик рабочих Слышен издали. Песни и тревога На пустой реке. Входит кто-то сильный В сером армяке. Руль дощатый сдвинул, Парус распустил И багор закинул, Грудью надавил. Тихо повернулась Красная корма, Побежали мимо Пестрые дома. Вот они далёко, Весело плывут. Только нас с тобою, Верно, не возьмут!

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

С. Соловьеву Бегут неверные дневные тени. Высок и внятен колокольный зов. Озарены церковные ступени, Их камень жив - и ждет твоих шагов. Ты здесь пройдешь, холодный камень тронешь, Одетый страшной святостью веков, И, может быть, цветок весны уронишь Здесь, в этой мгле, у строгих образов. Растут невнятно розовые тени, Высок и внятен колокольный зов, Ложится мгла на старые ступени.... Я озарен - я жду твоих шагов.

Александр Блок. Стихотворения и поэмы. Минск: Народная асвета, 1980.


* * *

Белой ночью месяц красный Выплывает в синеве. Бродит призрачно-прекрасный, Отражается в Неве. Мне провидится и снится Исполпенье тайных дум. В вас ли доброе таится, Красный месяц, тихий шум?..

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


Болотные чертенятки

А.М.Ремизову Я прогнал тебя кнутом В полдень сквозь кусты, Чтоб дождать здесь вдвоем Тихой пустоты. Вот - сидим с тобой на мху Посреди болот. Третий - месяц наверху - Искривил свой рот. Я, как ты, дитя дубрав, Лик мой также стерт. Тише вод и ниже трав - Захудалый черт. На дурацком колпаке Бубенец разлук. За плечами - вдалеке - Сеть речных излук... И сидим мы, дурачки,- Нежить, немочь вод. Зеленеют колпачки Задом наперед. Зачумленный сон воды, Ржавчина волны... Мы - забытые следы Чьей-то глубины...

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

Брожу в стенах монастыря, Безрадостный и темный инок. Чуть брежжит бледная заря,- Слежу мелькания снежинок. Ах, ночь длинна, заря бледна На нашем севере угрюмом. У занесенного окна Упорным предаюся думам. Один и тот же снег - белей Нетронутой и вечной ризы. И вечно бледный воск свечей, И убеленные карнизы. Мне странен холод здешних стен И непонятна жизни бедность. Меня пугает сонный плен И братий мертвенная бледность. Заря бледна и ночь долга, Как ряд заутрень и обеден. Ах, сам я бледен, как снега, В упорной думе сердцем беден...

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Будет день - и свершится великое, Чую в будущем подвиг души. Ты - другая, немая, безликая, Притаилась, колдуешь в тиши. Но во что обратишься - не ведаю, И не знаешь ты, буду ли твой, А уж Там веселятся победою Над единой и страшной душой.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Бушует снежная весна. Я отвожу глаза от книги... О, страшный час, когда она, Читая по руке Цуниги, В глаза Хозе метнула взгляд! Насмешкой засветились очи, Блеснул зубов жемчужный ряд, И я забыл все дни, все ночи, И сердце захлестнула кровь, Смывая память об отчизне... А голос пел: Ценою жизни Ты мне заплатишь за любовь!

Александр Блок. Собрание сочинений в 6 т. Ленинград: Художественная литература, 1980.


* * *

Была ты всех ярче, верней и прелестней, Не кляни же меня, не кляни! Мой поезд летит, как цыганская песня, Как те невозвратные дни... Что было любимо - все мимо, мимо... Впереди - неизвестность пути... Благословенно, неизгладимо, Невозвратимо... прости!

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

В голодной и больной неволе И день не в день, и год не в год. Когда же всколосится поле, Вздохнет униженный народ? Что лето, шелестят во мраке, То выпрямляясь, то клонясь Всю ночь под тайным ветром, злаки: Пора цветенья началась. Народ — венец земного цвета, Краса и радость всем цветам: Не миновать господня лета Благоприятного — и нам.

Александр Блок. Собрание сочинений в 6 т. Ленинград: Художественная литература, 1980.


* * *

В густой траве пропадешь с головой. В тихий дом войдешь, не стучась... Обнимет рукой, оплетет косой И, статная, скажет: "Здравствуй, князь. Вот здесь у меня - куст белых роз. Вот здесь вчера - повилика вилась. Где был, пропадал? что за весть принес? Кто любит, не любит, кто гонит нас?" Как бывало, забудешь, что дни идут, Как бывало, простишь, кто горд и зол. И смотришь - тучи вдали встают, И слушаешь песни далеких сел... Заплачет сердце по чужой стороне, Запросится в бой - зовет и манит... Только скажет: "Прощай. Вернись ко мне" - И опять за травой колокольчик звенит...

Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов. Москва: Художественная литература, 1988.


* * *

В день холодный, в день осенний Я вернусь туда опять Вспомнить этот вздох весенний, Прошлый образ увидать. Я приду - и не заплачу, Вспоминая, не сгорю. Встречу песней наудачу Новой осени зарю, Злые времени законы Усыпили скорбный дух. Прошлый вой, былые стоны Не услышишь - я потух. Самый огнь - слепые очи Не сожжет мечтой былой. Самый день - темнее ночи Усыпленному душой.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


В дюнах

Я не люблю пустого словаря Любовных слов и жалких выражений: "Ты мой", "Твоя", "Люблю", "Навеки твой". Я рабства не люблю. Свободным взором Красивой женщине смотрю в глаза И говорю: "Сегодня ночь. Но завтра - Сияющий и новый день. Приди. Бери меня, торжественная страсть. А завтра я уйду - и запою". Моя душа проста. Соленый ветер Морей и смольный дух сосны Ее питал. И в ней - всё те же знаки, Что на моем обветренном лице. И я прекрасен - нищей красотою Зыбучих дюн и северных морей. Так думал я, блуждая по границе Финляндии, вникая в темный говор Небритых и зеленоглазых финнов. Стояла тишина. И у платформы Готовый поезд разводил пары. И русская таможенная стража Лениво отдыхала на песчаном Обрыве, где кончалось полотно. Так открывалась новая страна - И русский бесприютный храм глядел В чужую, незнакомую страну. Так думал я. И вот она пришла И встала на откосе. Были рыжи Ее глаза от солнца и песка. И волосы, смолистые как сосны, В отливах синих падали на плечи. Пришла. Скрестила свой звериный взгляд С моим звериным взглядом. Засмеялась Высоким смехом. Бросила в меня Пучок травы и золотую горсть Песку. Потом - вскочила И, прыгая, помчалась под откос... Я гнал ее далёко. Исцарапал Лицо о хвои, окровавил руки И платье изорвал. Кричал и гнал Ее, как зверя, вновь кричал и звал, И страстный голос был - как звуки рога. Она же оставляла легкий след В зыбучих дюнах, и пропала в соснах, Когда их заплела ночная синь. И я лежу, от бега задыхаясь, Один, в песке. В пылающих глазах Еще бежит она - и вся хохочет: Хохочут волосы, хохочут ноги, Хохочет платье, вздутое от бега... Лежу и думаю: "Сегодня ночь И завтра ночь. Я не уйду отсюда, Пока не затравлю ее, как зверя, И голосом, зовущим, как рога, Не прегражу ей путь. И не скажу: "Моя! Моя!" - И пусть она мне крикнет: "Твоя! Твоя!"

Строфы века. Антология русской поэзии. Сост. Е.Евтушенко. Минск, Москва: Полифакт, 1995.


* * *

В ночи, когда уснет тревога, И город скроется во мгле — О, сколько музыки у бога, Какие звуки на земле! Что буря жизни, если розы Твои цветут мне и горят! Что человеческие слезы, Когда румянится закат! Прими, Владычица вселенной, Сквозь кровь, сквозь муки, сквозь гроба — Последней страсти кубок пенный От недостойного раба!

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


В ресторане

Никогда не забуду (он был, или не был, Этот вечер): пожаром зари Сожжено и раздвинуто бледное небо, И на жёлтой заре - фонари. Я сидел у окна в переполненном зале. Где-то пели смычки о любви. Я послал тебе чёрную розу в бокале Золотого, как нёбо, аи. Ты взглянула. Я встретил смущённо и дерзко Взор надменный и отдал поклон. Обратясь к кавалеру, намеренно резко Ты сказала: "И этот влюблён". И сейчас же в ответ что-то грянули струны, Исступлённо запели смычки... Но была ты со мной всем презрением юным, Чуть заметным дрожаньем руки... Ты рванулась движеньем испуганной птицы, Ты прошла, словно сон мой легка... И вздохнули духи, задремали ресницы, Зашептались тревожно шелка. Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала И, бросая, кричала: "Лови!.." А монисто бренчало, цыганка плясала И визжала заре о любви.

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


В углу дивана

Но в камине дозвенели Угольки. За окошком догорели Огоньки. И на вьюжном море тонут Корабли. И над южным морем стонут Журавли. Верь лишь мне, ночное сердце, Я - поэт! Я какие хочешь сказки Расскажу И какие хочешь маски Приведу. И пройдут любые тени При огне, Странных очерки видений На стене. И любой колени склонит Пред тобой... И любой цветок уронит Голубой...

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

И Дух и Невеста говорят: прииди. Апокалипсис Верю в Солнце Завета, Вижу зори вдали. Жду вселенского света От весенней земли. Всё дышавшее ложью Отшатнулось, дрожа. Предо мной - к бездорожью Золотая межа. Заповеданных лилий Прохожу я леса. Полны ангельских крылий Надо мной небеса. Непостижного света Задрожали струи. Верю в Солнце Завета, Вижу очи Твои.

Александр Блок. Собрание сочинений в 8 т. Москва, Ленинград: Художественная литература, 1960.


* * *

Весенний день прошел без дела У неумытого окна: Скучала за стеной и пела, Как птица пленная, жена. Я, не спеша, собрал бесстрастно Воспоминанья и дела; И стало беспощадно ясно: Жизнь прошумела и ушла. Еще вернутся мысли, споры, Но будет скучно и темно; К чему спускать на окнах шторы? День догорел в душе давно.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Весна в реке ломает льдины, И милых мертвых мне не жаль: Преодолев мои вершины, Забыл я зимние теснины И вижу голубую даль. Что сожалеть в дыму пожара, Что сокрушаться у креста, Когда всечасно жду удара Или божественного дара Из Моисеева куста!

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Ветер принес издалёка Песни весенней намек, Где-то светло и глубоко Неба открылся клочок. В этой бездонной лазури, В сумерках близкой весны Плакали зимние бури, Реяли звездные сны. Робко, темно и глубоко Плакали струны мои. Ветер принес издалёка Звучные песни твои.

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

Ветер хрипит на мосту меж столбами, Черная нить под снегами гудёт. Чудо ползет под моими санями, Чудо мне сверху поет и поет... Всё мне, певучее, тяжко и трудно, Песни твои, и снега, и костры... Чудо, я сплю, я устал непробудно. Чудо, ложись в снеговые бугры!

Александр Блок. Стихотворения и поэмы. Минск: Народная асвета, 1980.


* * *

Ветр налетит, завоет снег, И в памяти на миг возникнет Тот край, тот отдаленный брег... Но цвет увял, под снегом никнет... И шелестят травой сухой Мои старинные болезни... И ночь. И в ночь - тропой глухой Иду к прикрытой снегом бездне... Ночь, лес и снег. И я несу Постылый груз воспоминаний... Вдруг - малый домик на поляне, И девочка поет в лесу.

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

Восходишь ты, что строгий день Перед задумчивой природой. В твоих чертах ложится тень Лесной неволи и свободы. Твой день и ясен и велик, И озарен каким-то светом, Но в этом свете каждый миг Идут виденья - без ответа. Никто не тронет твой покой И не нарушит строгой тени. И ты сольешься со звездой В пути к обители видений.

Александр Блок. Собрание сочинений в 8 т. Москва, Ленинград: Художественная литература, 1960.


* * *

Евгению Иванову Вот Он - Христос - в цепях и розах За решeткой моей тюрьмы. Вот агнец кроткий в белых ризах Пришeл и смотрит в окно тюрьмы. В простом окладе синего неба Его икона смотрит в окно. Убогий художник создал небо. Но лик и синее небо - одно. Единый, светлый, немного грустный - За ним восходит хлебный злак, На пригорке лежит огород капустный, И берeзки и eлки бегут в овраг. И всё так близко и так далёко, Что, стоя рядом, достичь нельзя, И не постигнешь синего ока, Пока не станешь сам как стезя... Пока такой же нищий не будешь, Не ляжешь, истоптан, в глухой овраг, Обо всeм не забудешь, и всего не разлюбишь, И не поблекнешь, как мeртвый злак.

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

- Всё ли спокойно в народе? - Нет. Император убит. Кто-то о новой свободе На площадях говорит. - Все ли готовы подняться? - Нет. Каменеют и ждут. Кто-то велел дожидаться: Бродят и песни поют. - Кто же поставлен у власти? - Власти не хочет народ. Дремлют гражданские страсти: Слышно, что кто-то идет. - Кто ж он, народный смиритель? - Темен, и зол, и свиреп: Инок у входа в обитель Видел его - и ослеп. Он к неизведанным безднам Гонит людей, как стада... Посохом гонит железным... - Боже! Бежим от Суда!

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Встану я в утро туманное, Солнце ударит в лицо. Ты ли, подруга желанная, Всходишь ко мне на крыльцо? Настежь ворота тяжелые! Ветром пахнуло в окно! Песни такие веселые Не раздавались давно! С ними и в утро туманное Солнце и ветер в лицо! С ними подруга желанная Всходит ко мне на крыльцо!

Александр Блок. Стихотворения и поэмы. Минск: Народная асвета, 1980.


* * *

Всю жизнь ждала. Устала ждать. И улыбнулась. И склонилась. Волос распущенная прядь На плечи темные спустилась. Мир не велик и не богат - И не глядеть бы взором черным! Ведь только люди говорят, Что надо ждать и быть покорным... А здесь какая-то свирель Поет надрывно, жалко, тонко: Качай чужую колыбель, Ласкай немилого ребенка..." Я тоже - здесь. С моей судьбой, Над лирой, гневной, как секира. Такой приниженный и злой. Торгуюсь на базарах мира... Я верю мгле твоих волос И твоему великолепью. Мои сирый дух - твой верный пес, У ног твоих грохочет цепью... И вот опять, и вот опять, Встречаясь с этим темным взглядом, Хочу по имени назвать, Дышать и жить с тобою рядом... Мечта! Что жизни сон глухой? Отрава - вслед иной отраве... Я изменю тебе, как той, Не изменяя, не лукавя... Забавно жить! Забавно знать, Что под луной ничто не ново! Что мертвому дано рождать Бушующее жизнью слово! И никому заботы нет, Что людям дам, что ты дала мне, А люди - на могильном камне Начертят прозвище: Поэт.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


Второе крещенье

Открыли дверь мою метели, Застыла горница моя, И в новой снеговой купели Крещен вторым крещеньем я. И, в новый мир вступая, знаю, Что люди есть, и есть дела, Что путь открыт наверно к раю Всем, кто идет путями зла. Я так устал от ласк подруги На застывающей земле. И драгоценный камень вьюги Сверкает льдиной на челе. И гордость нового крещенья Мне сердце обратила в лед. Ты мне сулишь еще мгновенья? Пророчишь, что весна придет? Но посмотри, как сердце радо! Заграждена снегами твердь. Весны не будет, и не надо: Крещеньем третьим будет — Смерть.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

С. Соловьеву Входите все. Во внутренних покоях Завета нет, хоть тайна здесь лежит. Старинных книг на древних аналоях Смущает вас оцепеневший вид. Здесь в них жива святая тайна бога, И этим древностям истленья нет. Вы, гордые, что создали так много, Внушитель ваш и зодчий - здешний свет. Напрасно вы исторгнули безбожно Крикливые хуленья на творца. Вы все, рабы свободы невозможной, Смутитесь здесь пред тайной без конца.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


* * *

Вхожу я в темные храмы, Совершаю бедный обряд. Там жду я Прекрасной Дамы В мерцаньи красных лампад. В тени у высокой колонны Дрожу от скрипа дверей. А в лицо мне глядит, озаренный, Только образ, лишь сон о Ней. О, я привык к этим ризам Величавой Вечной Жены! Высоко бегут по карнизам Улыбки, сказки и сны. О, Святая, как ласковы свечи, Как отрадны Твои черты! Мне не слышны ни вздохи, ни речи, Но я верю: Милая - Ты.

Александр Блок. Стихотворения и поэмы. Минск: Народная асвета, 1980.


* * *

Гадай и жди. Среди полночи В твоем окошке, милый друг, Зажгутся дерзостные очи, Послышится условный стук. И мимо, задувая свечи, Как некий Дух, закрыв лицо, С надеждой невозможной встречи Пройдет на милое крыльцо.

Александр Блок. Лирика. Москва: Правда, 1988.


Гамаюн, птица вещая

(картина В. Васнецова) На гладях бесконечных вод, Закатом в пурпур облеченных, Она вещает и поет, Не в силах крыл поднять смятенных... Вещает иго злых татар, Вещает казней ряд кровавых, И трус, и голод, и пожар, Злодеев силу, гибель правых... Предвечным ужасом объят, Прекрасный лик горит любовью, Но вещей правдою звучат Уста, запекшиеся кровью!..

Александр Блок. Избранное. Москва, "Детская Литература", 1969.


* * *

Гармоника, гармоника! Эй, пой, визжи и жги! Эй, желтенькие лютики, Весенние цветки! Там с посвистом да с присвистом Гуляют до зари, Кусточки тихим шелестом Кивают мне: смотри. Смотрю я - руки вскинула, В широкий пляс пошла, Цветами всех осыпала И в песне изошла... Неверная, лукавая, Коварная - пляши! И будь навек отравою Растраченной души! С ума сойду, сойду с ума, Безумствуя, люблю, Что вся ты - ночь, и вся ты - тьма, И вся ты - во хмелю... Что душу отняла мою, Отравой извела, Что о тебе, тебе пою, И песням нет числа!..

100 Стихотворений. 100 Русских Поэтов. Владимир Марков. Упражнение в отборе. Centifolia Russica. Antologia. Санкт-Петербург: Алетейя, 1997.


Голос в тучах

Нас море примчало к земле одичалой В убогие кровы, к недолгому сну, А ветер крепчал, и над морем звучало, И было тревожно смотреть в глубину. Больным и усталым - нам было завидно, Что где-то в морях веселилась гроза, А ночь, как блудница, смотрела бесстыдно На темные лица, в больные глаза. Мы с ветром боролись и, брови нахмуря, Во мраке с трудом различали тропу... И вот, как посол нарастающей бури, Пророческий голос ударил в толпу.

rupoem.ru

Все стихи Блока по категориям: удобный поиск

  • Детям
  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Блока:

  1. Незнакомка
  2. Ночь, улица, фонарь, аптека…
  3. Фабрика
  4. Русь
  5. О доблестях, о подвигах, о славе…
  6. На поле Куликовом
  7. В ресторане
  8. О, весна без конца и без краю…
  9. Вхожу я в темные храмы…
  10. На железной дороге
  11. Ветер принес издалёка…
  12. Двенадцать
  13. Демон («Иди, иди за мной — покорной…»)
  14. Летний вечер
  15. Скифы
  16. Ворона
  17. Россия
  18. Девушка пела в церковном хоре…
  19. Ветхая избушка
  20. О, я хочу безумно жить…
  21. Зайчик
  22. Сытые

Свои стихи Блок начал сочинять в юном возрасте: от стихотворения к стихотворению его талант только становился крепче. Первые стихи были навеяны картинами Васнецова, изображающими вещих птиц древнерусских легенд: Сирина, Алконоста, Гамаюна. А если смотреть более глубоко, то эти стихи были о жизни, о времени, о Родине и России: только говорят они об этом крупно и символически.

После революции в творчестве поэта вырисовывается тема двух Россий: самодержавной и народной. Россия для поэта – это огромное, родное существо, подобное человеку, но более уютное и ласковое. Все произведения пропитаны любовью к Родине, к своей стране: поэтому ему слишком тяжело даются события революции. Голод, нищета и разгром вызывают у Блока неприязнь к лирике: и он начинает творить только сатирические стихи с ядовитой насмешкой.

В пьесах (драмах) которые увидели свет в это время, чувствуется горькое разочарование от несовершенства мира и обманутых надежд.

Писал Александр Блок и произведения исторического характера: самые известные из них — это стихотворения цикла «Куликовская битва». Куликовская битва для поэта – исторический факт, дающий повод поразмышлять о настоящем и будущем России.

Но самые лучшие его стихотворения посвящены Прекрасной Даме, к которой стремится рыцарь (инок, юноша, поэт). За этим стремлением стоит многое: мистическое постижение Бога, поиск жизненного пути, стремление к идеалу, красоте и много других оттенков. Даже описания природы даны не сами по себе. Заря, звезды и солнце – это синонимы Прекрасной Дамы, утро и весна – время надежды на встречу, зима и ночь – разлука и зло. Темой любви пронизано все творчество поэта.

Известный поэт Серебряного века также питал интерес к детской литературе, написал множество стихотворений, некоторые из которых вошли в сборники стихов для детей.

Творчество Блока многогранно: он писал об Италии и Петербурге, о и поэзии, о времени и смерти, о музыке и дружбе. Посвящал свои стихи матери, Богу, женщине, Пушкину, Шахматову, Менделеевой. Посмотрите лирические произведения на этой странице – и выберите те, которые разбудят душу и подарят наслаждение Словом.

stih.su

Александр Блок - Поэты: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

За городом вырос пустынный квартал
На почве болотной и зыбкой.
Там жили поэты,- и каждый встречал
Другого надменной улыбкой.

Напрасно и день светозарный вставал
Над этим печальным болотом;
Его обитатель свой день посвящал
Вину и усердным работам.

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и прямо.
Под утро их рвало. Потом, запершись,
Работали тупо и рьяно.

Потом вылезали из будок, как псы,
Смотрели, как море горело.
И золотом каждой прохожей косы
Пленялись со знанием дела.

Разнежась, мечтали о веке златом,
Ругали издателей дружно.
И плакали горько над малым цветком,
Над маленькой тучкой жемчужной…

Так жили поэты. Читатель и друг!
Ты думаешь, может быть,- хуже
Твоих ежедневных бессильных потуг,
Твоей обывательской лужи?

Нет, милый читатель, мой критик слепой!
По крайности, есть у поэта
И косы, и тучки, и век золотой,
Тебе ж недоступно все это!..

Ты будешь доволен собой и женой,
Своей конституцией куцой,
А вот у поэта — всемирный запой,
И мало ему конституций!

Пускай я умру под забором, как пес,
Пусть жизнь меня в землю втоптала,-
Я верю: то бог меня снегом занес,
То вьюга меня целовала!

Анализ стихотворения «Поэты» Блока

Одно из самых дерзких стихотворений Александра Блока «Поэты» было написано 24 июля 1908 года. Прочитав это стихотворение впервые, многие отказываются верить, что романтик Блок мог написать нечто подобное. В произведении автор пишет о поэтическом братстве, которое он преподносит читателю как печальное болото. 1908 год был полон событий и тяжело прошел для Александра. Особенно плохим было эмоциональное состояние творца, вероятно, это и обусловило такое пессимистическое настроение стихотворения. Не смотря на невзгоды, поэт продолжал верить, что вскоре все наладится, и все заживут в новом, лучшем мире, в котором будет место для каждого, в том числе для поэтов.

В стихотворении автор поднимает тему творчества и творческого пути. Эта тема рассматривается сквозь призму переживаний и чувств настоящего творца. Александр отмечал, что человека, которому не близко искусство, такая жизнь может неприятно удивить.

Композиционно произведение состоит из двух частей. Первая часть рассказывает о быте поэтов, каждый из которых считает себя способнее и лучше другого. При этом ежедневно по вечерам они напиваются в компании друг друга. Творили поэты исключительно с похмелья, в случае, если они не писали, этому могло быть два объяснения: им вскружила голову прекрасная дама или они скорбят над чем-то.

Далее Блок пытается донести читателю, что все это имеет огромное значение для человека-искусства. Он не надеется, что простому человеку легко будет понять их образ мышления.

Все стихотворение построено на одной антитезе: неприятные творцы, которыми их видят обычные люди, и поэты нового мира, где они предстают такими, каковыми являются на самом деле. Тема места человека-искусства в обществе была важна для Александра. В «Поэтах» он стремился максимально объективно оценить ситуацию, что помогло ему разглядеть много отталкивающих вещей в людях-искусства.

В последних строках произведения появляются символы образы снега и вьюги, которые Блок часто использовал в своем творчестве. Для поэта они символизировали любовь, творчество и тайну.

Стихотворение написано амфибрахием с перекрестной рифмой, благодаря стихотворение звучит мелодично. Как и в других своих произведениях, в «Поэтах» автор активно использует различные тропы: эпитеты, метафоры, олицетворения, сравнения. Все художественный приемы объединяет то, что они служат для построения антитезы и более яркого выражения мыслей и чувств автора.

rustih.ru

Александр Блок - Из газет: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Встала в сияньи. Крестила детей.
И дети увидели радостный сон.
Положила, до полу клонясь головой,
Последний земной поклон.

Коля проснулся. Радостно вздохнул,
Голубому сну еще рад наяву.
Прокатился и замер стеклянный гул:
Звенящая дверь хлопнула внизу.

Прошли часы. Приходил человек
С оловянной бляхой на теплой шапке.
Стучал и дожидался у двери человек.
Никто не открыл. Играли в прятки.

Были веселые морозные Святки.

Прятали мамин красный платок.
В платке уходила она по утрам.
Сегодня оставила дома платок:
Дети прятали его по углам.

Подкрались сумерки. Детские тени
Запрыгали на стене при свете фонарей.
Кто-то шел по лестнице, считая ступени.
Сосчитал. И заплакал. И постучал у дверей.

Дети прислушались. Отворили двери.
Толстая соседка принесла им щей.
Сказала: «Кушайте». Встала на колени
И, кланяясь, как мама, крестила детей.

Мамочке не больно, розовые детки.
Мамочка сама на рельсы легла.
Доброму человеку, толстой соседке,
Спасибо, спасибо. Мама не могла…

Мамочке хорошо. Мама умерла.

Анализ стихотворения «Из газет» Блока

Произведение «Из газет» Александр Александрович Блок разместил в своем цикле «Распутья».

Стихотворение создано в декабре 1903 года. В эту пору поэт молод, женился на девушке, с которой был знаком с детства, уже известен как автор «Стихов о Прекрасной Даме». Жанр – драма из жизни так называемых «маленьких людей». Размер – дольник. Рифма скачет, как учащенное сердцебиение, перекрестная сменяется холостой, затем вновь возвращается перекрестная. Структурно произведение состоит из 9 частей. Атмосфера безмятежности перед близящейся грозой. Такой прием мог быть знаком поэту из пьес М. Метерлинка, которого в те годы как раз начали переводить на русский язык. Жизнь уже никогда не будет прежней. Детский мир разбит.

Лирический герой меняется по ходу стихотворения. В первых строфах это взрослый, тот, кто читает заметку, представляет картину последнего дня. С 3 строфы он смотрит глазами ребенка на происходящее, причем, явно не старше лет пяти. Лексика становится другой, даже городовой с гербом и служебным номером на головном уборе описан («с оловянной бляхой на теплой шапке»), а не конкретно назван. Спустя несколько строк вновь возникает фигура взрослого. Наконец, идет прямая речь «толстой соседки», а затем и самих осиротевших ребятишек. Поэт сообщает имя одного из них – Коля. Спустя семь лет, видимо, под влиянием этого стихотворения А. Блока, напишет свое «Самоубийство» М. Цветаева. Отец в стихотворении не упоминается. Ушел ли он из семьи или умер – неизвестно. Видимо, женщина пыталась в одиночку обеспечить детей, но посчитала, что ничего из этого не вышло. Решилась оставить малышей на чужих людей, а возможно – на милость родственников. Подчеркнута религиозность матери. Она поручает своих детей Богу как заступнику сирых. Безусловно, А. Блоку был известен рассказ Ф. Достоевского «Кроткая», в основе которого опять-таки лежала газетная заметка о самоубийстве бедной швеи. Тема города, общества прорываются в его стихи после периода господства чистого символизма, да и само название стиха — прозаизм. Женский образ не абстрактен. Контрастная цветопись усиливает тревогу: «мамин красный платок» (цвет крови) противостоит «голубому» и «розовому». Тема сочувствия простого человека («соседка принесла щей», «крестила детей») к тем, кто еще более слаб, уязвим. «Розовые дети»: в переносном смысле – метафора чистоты, невинности, в прямом – описание внешнего вида детей (то есть, здоровые и веселые). Присоединительная конструкция: сосчитал. И заплакал. И постучал у дверей. Инверсия: подкрались сумерки. Глагольность в сочетании со спецификой дольника теряет динамизм, все происходит, как во сне. Уменьшительные суффиксы: мамочке не больно. Страшный оксюморон в финале. Лирический герой откладывает газету в сторону.

В стихотворении «Из газет» А. Блок обращается к новым для себя как символиста темам, экспериментирует с формой.

rustih.ru

О весна без конца и без краю

О, весна без конца и без краю —
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,
И удача, тебе мой привет!
В заколдованной области плача,
В тайне смеха — позорного нет!

Принимаю бессонные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!
И колодцы земных городов!
Осветленный простор поднебесий
И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога —
С буйным ветром в змеиных кудрях,
С неразгаданным именем бога
На холодных и сжатых губах…

Перед этой враждующей встречей
Никогда я не брошу щита…
Никогда не откроешь ты плечи…
Но над нами — хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,
Ненавидя, кляня и любя:
За мученья, за гибель — я знаю —
Все равно: принимаю тебя!

Анализ стихотворения «О весна без конца и без краю» Блока

После революции 1905 г. Блок постепенно начинает испытывать разочарование в символизме. Его все больше раздражает мистицизм и оторванность этого течения от реальной жизни. Душевный конфликт усиливается непростыми отношениями с женой. В 1907 г. Блок был серьезно увлечен Н. Волоховой. Считается, что именно она вдохновила поэта на создание поэтического цикла «Заклятие огнем и мраком». Составной частью цикла является стихотворение «О, весна без конца и без краю…». Блок очень уважительно относился к творчеству Лермонтова, поэтому в эпиграфе использовал строки из его стихотворения «Благодарю».

Произведение проникнуто оптимизмом и надеждой на лучшее будущее. Центральный рефрен стихотворения, повторяющийся несколько раз и значительно усиливающий общее впечатление, — «принимаю». Автор принимает жизнь без всяких оговорок и сомнений. Неопределенность будущего подобна безграничной мечте. Поэт понимает, что жизнь – не безоблачная сказка, поэтому сразу же заявляет о своей готовности к борьбе («приветствую звоном щита»). Он еще не знает, что ждет его впереди, но готов ко всему. Одновременное приветствие удачи и неудачи говорит о том, что автор с радостью примет любой исход предстоящей борьбы. Важен не результат, а сам жизненный процесс.

С помощью образных символов Блок описывает пространственное разнообразие жизни («пустынные веси», «колодцы… городов»), многоуровневую структуру общества («простор поднебесий», «томления рабьих трудов»).

Образ самого лирического героя, встречающего жизнь, также глубоко символичен. «Неразгаданное имя бога», вероятно, символизирует стремление открыть главные законы мироздания.

Встреча с жизнью принимает в произведении характер вражды. Несмотря на неизбежное столкновение лирический герой, испытывая одновременно любовь и ненависть, вновь заявляет о том, что принимает ее.

Жизнеутверждающий характер произведения подчеркивается многократным употреблением восклицательных знаков. Произведение в целом содержит большое количество выразительных средств. Это эпитеты («бессонные», «воспаленные»), метафоры («колодцы… городов», «томления… трудов»), антонимы («неудача» — «удача», «плач» — «смех») и др.

В целом стихотворение является мощным призывом к активной насыщенной жизни. Сквозь сложную конструкцию, наполненную символами, пробивается огромный заряд позитивной энергии.

rustih.ru

Александр Блок - Фабрика: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В соседнем доме окна жолты.
По вечерам — по вечерам
Скрипят задумчивые болты,
Подходят люди к воротам.

И глухо заперты ворота,
А на стене — а на стене
Недвижный кто-то, черный кто-то
Людей считает в тишине.

Я слышу всё с моей вершины:
Он медным голосом зовет
Согнуть измученные спины
Внизу собравшийся народ.

Они войдут и разбредутся,
Навалят на спины кули.
И в желтых окнах засмеются,
Что этих нищих провели.

Анализ стихотворения «Фабрика» Блока

Стихотворение «Фабрика» (1903 г.) относится к раннему периоду творчества Блока. Он был еще очень молодым человеком и, подобно многим своим современникам, не мог равнодушно наблюдать за страданиями простого народа. Переход к капитализму во всем мире сопровождался голодом и разорением бывших крестьян. Россия поздно вступила на этот путь, поэтому зарождающемуся русскому пролетариату было еще тяжелее. Даже символист Блок почувствовал тягу к революционному движению.

Сюжет произведения довольно-таки прост. В нем изображена обычная фабрика, вокруг которой каждый день собираются голодные люди, мечтающие получить работу. Мрачность атмосферы подчеркнута цветовыми оттенками. Желтый цвет окон символизирует абсолютную власть золота, денег. Богатому капиталисту безразлична судьба тысяч людей, которые обречены на голодную смерть. Его интересует только их рабочая ценность, которая принесет ему прибыль. Рабочие готовы часами простаивать перед воротами фабрики, они пойдут на любое унижение ради минимального заработка. Зарплата и доходы владельца фабрики исчисляются в одних и тех же деньгах, но разница между ними колоссальна. Посредником между фабрикантом и рабочими выступает «черный кто-то». Черный цвет традиционно обозначает зло, темную дьявольскую силу. Пересчитываемые рабочие уже не люди, они становятся товаром, имеющим свою цену.

Автор выступает наблюдателем, который не принадлежит ни к одной из сторон. Но ужасная картина вызывает в нем огромное сочувствие к судьбам несчастных людей. «Медный голос» олицетворяет собой заводской гудок, ставший символом промышленного переворота во всем мире. Он трубит всему человечеству о техническом прогрессе, но в то же время является сигналом для миллионов измученных людей о начале каторжной жизни.

Негодование Блока прорывается в последних строчках. Из «желтых окон» раздается смех над теми несчастными, которых вновь «провели». Устроившись на фабрику, человек за кусок хлеба становился рабом на всю оставшуюся жизнь, которая обычно длилась недолго.

В стихотворении «Фабрика» Блок еще не высказывает революционных призывов. Он просто констатирует страшный факт и обращает на него внимание равнодушного общества. Игнорирование судеб простых людей, стремление выжать из них все соки, в конце концов, привели к кровавой революции. Нельзя перекладывать ответственность только на радикальные течения. Они появились на волне народного недовольства. Блок видел, к чему может все привести, и пытался, как мог, предотвратить жестокую развязку.

rustih.ru

Александр Блок - Художник: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

В жаркое лето и в зиму метельную,
В дни ваших свадеб, торжеств, похорон,
Жду, чтоб спугнул мою скуку смертельную
Легкий, доселе не слышанный звон.

Вот он — возник. И с холодным вниманием
Жду, чтоб понять, закрепить и убить.
И перед зорким моим ожиданием
Тянет он еле приметную нить.

С моря ли вихрь? Или сирины райские
В листьях поют? Или время стоит?
Или осыпали яблони майские
Снежный свой цвет? Или ангел летит?

Длятся часы, мировое несущие.
Ширятся звуки, движенье и свет.
Прошлое страстно глядится в грядущее.
Нет настоящего. Жалкого — нет.

И, наконец, у предела зачатия
Новой души, неизведанных сил,-
Душу сражает, как громом, проклятие:
Творческий разум осилил — убил.

И замыкаю я в клетку холодную
Легкую, добрую птицу свободную,
Птицу, хотевшую смерть унести,
Птицу, летевшую душу спасти.

Вот моя клетка — стальная, тяжелая,
Как золотая, в вечернем огне.
Вот моя птица, когда-то веселая,
Обруч качает, поет на окне.

Крылья подрезаны, песни заучены.
Любите вы под окном постоять?
Песни вам нравятся. Я же, измученный,
Нового жду — и скучаю опять.

Анализ стихотворения «Художник» Блока

Произведение «Художник» Александра Александровича Блока – попытка обнажить лабораторию поэта, который парадоксальным образом напоминает паука, караулящего муху.

Стихотворение написано в декабре 1913 года. Его автору 33 года, он признанный поэт, один из лидеров символизма, женат, много путешествует. По жанру – философская лирика, по размеру – дактиль с перекрестной (в 6 строфе – смежной) рифмовкой, 8 строф. Лирический герой – сам автор. Композицию можно считать кольцевой: «скука» первой строфы появляется и в финале. Уже в 1 четверостишии герой резко противопоставляет себя толпе: в дни ваших свадеб, торжеств, похорон. Для него все это белый шум, фон. Он прислушивается к звону, который различает только его ухо. Его-то и нужно «понять, закрепить и убить». Дальше идут романтические сравнения этого состояния с морским вихрем, пением сиринов (волшебных птиц, убивающих звуками), яблоневым цветом. Поэт теряет счет времени, забывает себя. «Жалкого – нет»: герой всегда из «жалкого настоящего» смотрит в прошлое или «грядущее». Однако художник не рождает нечто новое, а убивает живое впечатление и переносит его на холст или бумагу. Как писал Ф. Тютчев: «мысль изреченная есть ложь». Не желая того, художник огрубляет, овеществляет доступными ему инструментами «звоны» вдохновения, отнимает «аромат у живого цветка», как писал сам А. Блок в стихотворении «Когда вы стоите на моем пути». Выходит, искусство мертво перед жизнью. Как принято описывать творческий процесс? Как волшебство, творение, рождение, одержимость, наконец. Здесь же поэт невольно ассоциирует себя с терпеливым ловцом певчих птиц, энтомологом, коллекционирующим не насекомых, а впечатления. Причем, отловил – и она уже ему не интересна, да и публика быстро пресыщается. И если птица погибнет – пускай, не жаль. То, что обещало прорыв чуть ли не в иные сферы, стать подарком всему человечеству, новой правдой, учением – оборачивается подделкой, мистификацией, слабым отражением. Виноваты ли в этом художники? Герой не дает ответа, но в любом случае, свой труд ценит очень высоко. Книги выходят в свет, обсуждаются, кто-то по ним даже пытается жить и строить свое мировоззрение. Лирический же герой, «измученный», ждет приближения новых песен, и привычно тяготится повседневностью. Сравнения: как громом, как золотая. Эпитеты: легкую, добрую, веселая. Инверсия: тянет он. Множество глаголов. Обруч качает: он подвешен внутри клетки, для развлечения птицы.

Мрачные размышления о роли искусства в жизни человека положены в основу стихотворения А. Блока «Художник».

rustih.ru

Александр Блок - Скифы: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы.
Попробуйте, сразитесь с нами!
Да, скифы — мы! Да, азиаты — мы,
С раскосыми и жадными очами!

Для вас — века, для нас — единый час.
Мы, как послушные холопы,
Держали щит меж двух враждебных рас
Монголов и Европы!

Века, века ваш старый горн ковал
И заглушал грома, лавины,
И дикой сказкой был для вас провал
И Лиссабона, и Мессины!

Вы сотни лет глядели на Восток
Копя и плавя наши перлы,
И вы, глумясь, считали только срок,
Когда наставить пушек жерла!

Вот — срок настал. Крылами бьет беда,
И каждый день обиды множит,
И день придет — не будет и следа
От ваших Пестумов, быть может!

О, старый мир! Пока ты не погиб,
Пока томишься мукой сладкой,
Остановись, премудрый, как Эдип,
Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя
И с ненавистью, и с любовью!…

Да, так любить, как любит наша кровь,
Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,
Которая и жжет, и губит!

Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

Мы помним всё — парижских улиц ад,
И венецьянские прохлады,
Лимонных рощ далекий аромат,
И Кельна дымные громады…

Мы любим плоть — и вкус ее, и цвет,
И душный, смертный плоти запах…
Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет
В тяжелых, нежных наших лапах?

Привыкли мы, хватая под уздцы
Играющих коней ретивых,
Ломать коням тяжелые крестцы,
И усмирять рабынь строптивых…

Придите к нам! От ужасов войны
Придите в мирные обьятья!
Пока не поздно — старый меч в ножны,
Товарищи! Мы станем — братья!

А если нет — нам нечего терять,
И нам доступно вероломство!
Века, века вас будет проклинать
Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам
Перед Европою пригожей
Расступимся! Мы обернемся к вам
Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!
Мы очищаем место бою
Стальных машин, где дышит интеграл,
С монгольской дикою ордою!

Но сами мы — отныне вам не щит,
Отныне в бой не вступим сами,
Мы поглядим, как смертный бой кипит,
Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн
В карманах трупов будет шарить,
Жечь города, и в церковь гнать табун,
И мясо белых братьев жарить!…

В последний раз — опомнись, старый мир!
На братский пир труда и мира,
В последний раз на светлый братский пир
Сзывает варварская лира!

Анализ стихотворения «Скифы» Блока

Стихотворение А. Блока «Скифы» обычно рассматривается как выражение его враждебной позиции против Запада. При этом совершенно не учитывается время создания произведения. Блок написал его в конце января 1918 г., в разгар проходивших в Брест-Литовске мирных переговоров. Дневниковые записи поэта свидетельствуют, что он с большим вниманием относился к переговорам и полностью разделял позицию советского правительства о всеобщем мире без аннексий и контрибуций. Переговоры показывали, что Германия ни за что не откажется от захваченных территорий и потребует большего. Свое негодование Блок выразил в стихотворении.

Произведение основано на продолжающемся до сих пор споре: Европой или Азией является Россия. Главной является не территориальная, а культурная принадлежность. Поэт с полной уверенностью заявляет: «азиаты мы». Восточная культура разительно отличается от западной. В Азии совершенно иначе воспринимается течение времени. Отдельным историческим событиям не придается большого значения. На востоке ценится вклад целого народа в историю, который можно понять, только используя большой временной промежуток («для вас – века, для нас – единый час»).

Поэтому поэт рассматривает всю историю России, ведя ее начало со скифов. Этот народ не был прямым предком русских, но имел со славянами некоторые общие культурные черты. Блок справедливо считает, что Россия на протяжении веков сдерживала нашествие кочевых народов на Запад, при этом сама перенимала многие элементы восточной культуры. Центральный эпизод этого сдерживания – татаро-монгольское иго. Увязнув на Руси, завоеватели не смогли продолжить свой победоносный поход. Европа никогда не ценила роли русского народа и при любом удобном случае первая начинала с ним войну. Россия, «обливаясь черной кровью», отражала атаки с обеих сторон. При этом она испытывала одновременно ненависть и любовь к неблагодарному соседу. Блок считает, что сплав восточной и западной культуры породил совершенно особый тип людей, способных испытывать чувства, которые уже давно отмерли в западной цивилизации.

Поэт не выступает сторонником войны. Он готов приветствовать европейцев, как братьев. При этом он напоминает, что в русской крови еще кипит ярость всех поколений восточных орд. Ответом на западную агрессию станет открытие восточной границы («отныне вам не щит»). Новое нашествие «свирепых гуннов», обратит Европу в руины. Русские возьмут на себя роль бесстрастного наблюдателя.

В последней строфе Блок призывает Европу опомнится и пойти на условия всеобщего мира, ведь этот призыв вполне может стать последним.

Стихотворение «Скифы» имеет большое философское значение. Блок высказывает свой взгляд на место России в истории всего мира. На западе победа большевиков воспринималась в качестве возврата к темным векам Средневековья. Поэт обращает внимание, что именно «диким варварам» принадлежит инициатива по мирному завершению Первой мировой войны. Переговоры показали, кто на самом деле заинтересован в продолжении кровавой бойни.

rustih.ru

Александр Блок - Сытые: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Они давно меня томили:
В разгаре девственной мечты
Они скучали, и не жили,
И мяли белые цветы.
И вот — в столовых и гостиных,
Над грудой рюмок, дам, старух,
Над скукой их обедов чинных —
Свет электрический потух.
К чему-то вносят, ставят свечи,
На лицах — желтые круги,
Шипят пергаментные речи,
С трудом шевелятся мозги.
Так — негодует все, что сыто,
Тоскует сытость важных чрев:
Ведь опрокинуто корыто,
Встревожен их прогнивший хлев!
Теперь им выпал скудный жребий:
Их дом стоит неосвещен,
И жгут им слух мольбы о хлебе
И красный смех чужих знамен!
Пусть доживут свой век привычно —
Нам жаль их сытость разрушать.
Лишь чистым детям — неприлично
Их старой скуке подражать.

Анализ стихотворения «Сытые» Александра Блока

1905 г. стал годом великого перелома в сознании многих людей. Революционные события нарушили привычный уклад жизни, с беспощадной силой напомнили о том, что в российском обществе назрели серьезные проблемы. Особое влияние оказал 1905 г. на А. Блока. Поэт начинает отходить от «чистого» символизма, обращая свое внимание на социальные проблемы. В это время он пишет стихотворение «Сытые», прозвучавшее как панихида по старому обществу.

В самом названии произведения заложено огромное презрение к представителям высшего общества. «Сытость» — отличительный признак тех, кто не обращает внимания на бедственное положение большей части населения России. С самого начала Блок описывает господствующий класс, бесцельно проводящий жизнь в обильных приемах пищи. Им незнакомо чувство настоящего голода. Перечисление в одном ряду «рюмок, дам, старух» указывает на то, что в этих людях уже не осталось ничего человеческого. Роскошные обеды стали целью и смыслом их жизни. Блок прибегает к излюбленному приему в образе внезапно погасшего света, который символизирует революционные выступления. Незначительное с точки зрения обычного человека событие становится настоящей трагедией. Характерно, что исправить ситуацию «сытые» пытаются с помощью полумер — зажжением свечей. Старое общество до конца цепляется за свое благополучие, пытаясь что-то исправить («с трудом шевелятся мозги»). «Сытые» даже не понимают, что уже обречены («опрокинуто корыто»). Прямое сравнение высшего общества со свиньями («прогнивший хлев») — суровый приговор автора.

Блок не требует мести и вообще каких-либо насильственных действий. Поэт считает, что старому обществу надо просто дать спокойно умереть. Проникающий в «неосвещенный дом» «красный смех» — лучшее наказание для тех, кто всю жизнь закрывал глаза на суровую действительность. В финале звучит надежда на то, что новое общество никогда не повторит прошлых ошибок. «Чистые дети» построят свою жизнь на совершенно других основаниях. Блок резко противопоставляет представителей разных социальных слоев, считая, что такое же противопоставление лежит в основе отношений старого и нового миров. Он идеализирует революционные силы, будучи уверен в том, что в них нет ничего отрицательного.

Благородный душевный порыв поэта вполне понятен. К сожалению, в реальности все произошло иначе. После Октябрьской революции месть была страшна. К тому же через какое-то время появилось уже новое поколение «сытых».

rustih.ru

Александр Блок - В ресторане: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Никогда не забуду (он был, или не был,
Этот вечер): пожаром зари
Сожжено и раздвинуто бледное небо,
И на жёлтой заре — фонари.

Я сидел у окна в переполненном зале.
Где-то пели смычки о любви.
Я послал тебе чёрную розу в бокале
Золотого, как нёбо, аи.

Ты взглянула. Я встретил смущённо и дерзко
Взор надменный и отдал поклон.
Обратясь к кавалеру, намеренно резко
Ты сказала: «И этот влюблён».

И сейчас же в ответ что-то грянули струны,
Исступлённо запели смычки…
Но была ты со мной всем презрением юным,
Чуть заметным дрожаньем руки…

Ты рванулась движеньем испуганной птицы,
Ты прошла, словно сон мой легка…
И вздохнули духи, задремали ресницы,
Зашептались тревожно шелка.

Но из глуби зеркал ты мне взоры бросала
И, бросая, кричала: «Лови!..»
А монисто бренчало, цыганка плясала
И визжала заре о любви.

Анализ стихотворения «В ресторане» Блока

Стихотворение «В ресторане» было написано Блоком в 1910 г. Считается, что оно посвящено актрисе О. Судейкиной. У поэта были очень сложные взаимоотношения со своей женой. Они уже давно не жили вместе, короткие встречи напоминали мимолетные свидания. Блок продолжал считать жену своей поэтической музой, но это не мешало ему заводить новые романы. Поэт уже был достаточно известным человеком, поэтому часто проводил вечера в богатых ресторанах. В один из таких вечеров он встретил таинственную незнакомку и описал эту встречу в стихотворении.

Хотя Блок и описывает реальный случай из жизни, вечер в ресторане сразу же приобретает мистический оттенок («он был или не был»). Тем самым поэт подчеркивает, что случившееся вполне могло быть просто сном или плодом разгоряченного воображения.

Лирический герой находится в ресторане. Зал переполнен, но он все равно ощущает свое духовное одиночество. Автор одинок, потому что не может никому поведать о своих чувствах. Окружающая его толпа не способна понять сложный внутренний мир поэта. Внезапно в нем просыпается надежда в образе незнакомой женщины. Он делает ей символический подарок – черную розу в бокале вина. Этим он выражает свою глубокую печаль и надеется встретить в женщине понимание.

Лирический герой и незнакомка встречаются глазами. Ее взгляд, как и полагается приличной женщине, надменный, а у него – «смущенный и дерзкий». Такое противоречивое сочетание указывает на то, что душевное равновесие автора нарушено. Он не ожидал, что женщина произведет на него такое впечатление. Но и строгое равнодушие незнакомки поколеблено: ее замечание своему кавалеру звучит «намеренно резко». Этого мимолетного обмена взглядами хватило, чтобы главные герои почувствовали свое душевное родство. Вероятно, женщина также испытывает острое одиночество. Ее кавалер – всего лишь попытка скрыть одиночество от окружающих.

Внезапно грянувшая музыка подтвердила, что роковая встреча произошла. С этого момента лирический герой и незнакомка существуют только друг для друга. В иллюзорном мире никого уже нет кроме них. Автор замечает это по едва уловимым изменениям в облике женщины («презрении юном», «дрожанье руки»). Незнакомка, стремясь избавиться от наваждения, поспешно направляется к выходу. На ее порывистое движение отзываются все прежде дремавшие чувства и ощущения лирического героя.

В воображаемом мире их общение не прекращается. Отражение женщины в зеркалах ведет с автором своеобразную игру: один за другим бросает взгляды и кричит: «Лови!». Даже музыка подхватывает эту игру. В ней и в песне цыганки звучит мотив любви.

У Блока и О. Судейкиной любовные отношения все же не сложились. Но поэт не зря придавал встрече большое значение. Со временем они стали очень близкими друзьями.

rustih.ru

Поэма Двенадцать (12) - Блок: читать онлайн текст полностью Александра Блока

1

Черный вечер.
Белый снег.
Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер —
На всем божьем свете!

Завивает ветер
Белый снежок.
Под снежком — ледок.
Скользко, тяжко,
Всякий ходок
Скользит — ах, бедняжка!

От здания к зданию
Протянут канат.
На канате — плакат:
«Вся власть Учредительному Собранию!»
Старушка убивается — плачет,
Никак не поймет, что значит,
На что такой плакат,
Такой огромный лоскут?
Сколько бы вышло портянок для ребят,
А всякий — раздет, разут…

Старушка, как курица,
Кой-как перемотнулась через сугроб.
— Ох, Матушка-Заступница!
— Ох, большевики загонят в гроб!

Ветер хлесткий!
Не отстает и мороз!
И буржуй на перекрестке
В воротник упрятал нос.

А это кто?— Длинные волосы
И говорит в полголоса:
— Предатели!
— Погибла Россия!
Должно быть, писатель —
Вития…

А вон и долгополый —
Стороночкой и за сугроб…
Что нынче не веселый,
Товарищ поп?

Помнишь, как бывало
Брюхом шел вперед,
И крестом сияло
Брюхо на народ?

Вон барыня в каракуле
К другой подвернулась:
— Уж мы плакали, плакали…
Поскользнулась
И — бац — растянулась!

Ай, ай!
Тяни, подымай!

Ветер весёлый.
И зол и рад.

Крутит подолы,
Прохожих косит.
Рвет, мнет и носит
Большой плакат:
«Вся власть Учредительному Собранию!»
И слова доносит:

…И у нас было собрание…
…Вот в этом здании…
…Обсудили —
Постановили:
На время — десять, на ночь — двадцать пять…
…И меньше ни с кого не брать…
…Пойдем спать…

Поздний вечер.
Пустеет улица.
Один бродяга
Сутулится,
Да свищет ветер…

Эй, бедняга!
Подходи —
Поцелуемся…

Хлеба!
Что впереди?
Проходи!

Черное, черное небо.

Злоба, грустная злоба
Кипит в груди…
Черная злоба, святая злоба…

Товарищ! Гляди
В оба!

2

Гуляет ветер, порхает снег.
Идут двенадцать человек.

Винтовок черные ремни
Кругом — огни, огни, огни…

В зубах цигарка, примят картуз,
На спину надо бубновый туз!

Свобода, свобода,
Эх, эх, без креста!

Тра-та-та!

Холодно, товарищи, холодно!

— А Ванька с Катькой в кабаке…
— У ей керенки есть в чулке!

— Ванюшка сам теперь богат…
— Был Ванька наш, а стал солдат!

— Ну, Ванька, сукин сын, буржуй,
Мою, попробуй, поцелуй!

Свобода, свобода,
Эх, эх, без креста!
Катька с Ванькой занята —
Чем, чем занята?..

Тра-та-та!

Кругом — огни, огни, огни…
Оплечь — ружейные ремни…

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!
Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнём-ка пулей в Святую Русь —

В кондовую,
В избяную,
В толстозадую!
Эх, эх, без креста!

3

Как пошли наши ребята
В Красной Армии служить —
В Красной Армии служить —
Буйну голову сложить!

Эх ты, горе-горькое,
Сладкое житьё!
Рваное пальтишко,
Австрийское ружьё!

Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем,
Мировой пожар в крови —
Господи благослови!

4

Снег крутит, лихач кричит,
Ванька с Катькою летит —
Елекстрический фонарик
На оглобельках…
Ах, ах, пади!

н в шинелишке солдатской
С физиономией дурацкой
Крутит, крутит черный ус,
Да покручивает,
Да пошучивает…

Вот так Ванька — он плечист!
Вот так Ванька — он речист!
Катьку-дуру обнимает,
Заговаривает…

Запрокинулась лицом,
Зубки блещут жемчугом…
Ах ты, Катя, моя Катя,
Толстоморденькая…

5

У тебя на шее, Катя,
Шрам не зажил от ножа.
У тебя под грудью, Катя,
Та царапина свежа!

Эх, эх, попляши!
Больно ножки хороши!

В кружевном белье ходила —
Походи-ка, походи!
С офицерами блудила —
Поблуди-ка, поблуди!

Эх, эх, поблуди!
Сердце ёкнуло в груди!

Помнишь, Катя, офицера —
Не ушел он от ножа…
Аль не вспомнила, холера?
Али память не свежа?

Эх, эх, освежи,
Спать с собою положи!

Гетры серые носила,
Шоколад Миньон жрала.
С юнкерьем гулять ходила —
С солдатьем теперь пошла?

Эх, эх, согреши!
Будет легче для души!

6

…Опять навстречу несётся вскач,
Летит, вопит, орет лихач…

Стой, стой! Андрюха, помогай!
Петруха, сзаду забегай!..

Трах-тарарах-тах-тах-тах-тах!
Вскрутился к небу снежный прах!..

Лихач — и с Ванькой — наутёк…
Ещё разок! Взводи курок!..

Трах-тарарах! Ты будешь знать,
. . . . . . . . . . . . . . .
Как с девочкой чужой гулять!..

Утек, подлец! Ужо, постой,
Расправлюсь завтра я с тобой!

А Катька где?— Мертва, мертва!
Простреленная голова!

Что, Катька, рада?— Ни гу-гу…
Лежи ты, падаль, на снегу!

Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!

7

И опять идут двенадцать,
За плечами — ружьеца.
Лишь у бедного убийцы
Не видать совсем лица…

Всё быстрее и быстрее
Уторапливает шаг.
Замотал платок на шее —
Не оправится никак…

— Что, товарищ, ты не весел?
— Что, дружок, оторопел?
— Что, Петруха, нос повесил,
Или Катьку пожалел?

— Ох, товарищи, родные,
Эту девку я любил…
Ночки черные, хмельные
С этой девкой проводил…

— Из-за удали бедовой
В огневых её очах,
Из-за родинки пунцовой
Возле правого плеча,
Загубил я, бестолковый,
Загубил я сгоряча… ах!

— Ишь, стервец, завел шарманку,
Что ты, Петька, баба, что ль?
— Верно душу наизнанку
Вздумал вывернуть? Изволь!
— Поддержи свою осанку!
— Над собой держи контроль!

— Не такое нынче время,
Что бы нянчиться с тобой!
Потяжеле будет бремя
Нам, товарищ дорогой!

И Петруха замедляет
Торопливые шаги…

Он головку вскидавает,
Он опять повеселел…

Эх, эх!
Позабавиться не грех!

Запирайти етажи,
Нынче будут грабежи!

Отмыкайте погреба —
Гуляет нынче голытьба!

8

Ох ты горе-горькое!
Скука скучная,
Смертная!

Ужь я времячко
Проведу, проведу…

Ужь я темячко
Почешу, почешу…

Ужь я семячки
Полущу, полущу…

Ужь я ножичком
Полосну, полосну!..

Ты лети, буржуй, воронышком!
Выпью кровушку
За зазнобушку,
Чернобровушку…

Упокойся, господи, душу рабы твоея…

Скучно!

9

Не слышно шуму городского,
Над невской башней тишина,
И больше нет городового —
Гуляй, ребята, без вина!

Стоит буржуй на перекрестке
И в воротник упрятал нос.
А рядом жмется шерстью жесткой
Поджавший хвост паршивый пес.

Стоит буржуй, как пес голодный,
Стоит безмолвный, как вопрос.
И старый мир, как пес безродный,
Стоит за ним, поджавши хвост.

10

Разыгралась чтой-то вьюга,
Ой, вьюга, ой, вьюга!
Не видать совсем друг друга
За четыре за шага!

Снег воронкой завился,
Снег столбушкой поднялся…

— Ох, пурга какая, спасе!
— Петька! Эй, не завирайся!
От чего тебя упас
Золотой иконостас?
Бессознательный ты, право,
Рассуди, подумай здраво —
Али руки не в крови
Из-за Катькиной любви?
— Шаг держи революционный!
Близок враг неугомонный!

Вперед, вперед, вперед,
Рабочий народ!

11

…И идут без имени святого
Все двенадцать — вдаль.
Ко всему готовы,
Ничего не жаль…

Их винтовочки стальные
На незримого врага…
В переулочки глухие,
Где одна пылит пурга…
Да в сугробы пуховые —
Не утянешь сапога…

В очи бьется
Красный флаг.

Раздается
Мерный шаг.

Вот — проснётся
Лютый враг…

И вьюга пылит им в очи
Дни и ночи
Напролет!…

Вперёд, вперёд,
Рабочий народ!

12

…Вдаль идут державным шагом…
— Кто ещё там? Выходи!
Это — ветер с красным флагом
Разыгрался впереди…

Впереди — сугроб холодный.
— Кто в сугробе — выходи!
Только нищий пёс голодный
Ковыляет позади…

— Отвяжись ты, шелудивый,
Я штыком пощекочу!
Старый мир, как пёс паршивый,
Провались — поколочу!

…Скалит зубы — волк голодный —
Хвост поджал — не отстаёт —
Пёс холодный — пёс безродный…
— Эй, откликнись, кто идет?

— Кто там машет красным флагом?
— Приглядись-ка, эка тьма!
— Кто там ходит беглым шагом,
Хоронясь за все дома?

— Всё равно, тебя добуду,
Лучше сдайся мне живьем!
— Эй, товарищ, будет худо,
Выходи, стрелять начнем!

Трах-тах-тах!— И только эхо
Откликается в домах…
Только вьюга долгим смехом
Заливается в снегах…

Трах-тах-тах!
Трах-тах-тах!
…Так идут державным шагом —
Позади — голодный пёс.
Впереди — с кровавым флагом,
И за вьюгой неведим,
И от пули невредим,
Нежной поступью надвьюжной,
Снежной россыпью жемчужной,
В белом венчике из роз —
Впереди — Исус Христос.

Анализ поэмы «Двенадцать» Блока

Многие считают поэму «Двенадцать» главным произведением в творчестве Блока. Она была написана поэтом в начале 1918 г. и отражает его взгляд на российскую революцию.

Поэма 12 – оригинальное стихотворение. Она написана в новаторском стиле. Язык поэмы максимально приближен к малограмотному «солдату революции». Высокообразованного человека приводят в недоумение некоторые фрагменты стихотворения. Крайний цинизм и откровенность «двенадцати апостолов революции» — характерная особенность стиха.

Сюжет основан на обходе красноармейского патруля, состоящего из двенадцати человек. Люди, представляющие собой рождение нового мира, — хладнокровные преступники и убийцы, для которых нет ничего святого. Ими движет крайняя ненависть ко всему, что символизирует собой старое общество. До сих пор до конца не ясно подлинное отношение Блока к созданным персонажам. В воспоминаниях и произведениях советских писателей главные герои подвергались излишней идеализации. Борьба за строительство коммунизма ассоциировалась только со светлыми и справедливыми идеями. Для персонажей Блока одна из главных целей – «пальнуть пулей в Святую Русь».

Стихотворение перенасыщено кровожадными садистскими лозунгами и фразами: «мировой пожар в крови», «простреленная голова», «выпью кровушку» и мн. др. Речь главных героев изобилует грубостью и ругательствами.

Сам патрульный обход выглядит совершенно бессмысленным действием. У красноармейцев нет какой-нибудь определенной цели. Они, как стервятники, хотят найти любой предлог для грабежа или убийства.

С каким-то нездоровым упорством Блок постоянно вводит в текст своего произведения христианские образы. Число «героев» равно количеству апостолов. «Черная злоба» приравнивается к «святой злобе». Все чудовищные деяния революционеров сопровождаются пожеланием «Господи, благослови!». Наконец, предводителем опьяненной кровью шайки убийц и головорезов становится главный символ христианства – Иисус Христос. Сам Блок утверждал, что просто не смог подобрать более значимой фигуры на эту роль.

Поэма «Двенадцать» оставляет после себя неоднозначные чувства. Считать ее произведением, прославляющим рождение нового мира, может только неисправимый борец за всеобщую революцию или психически ненормальный человек. Не подпадает она и под категорию «суровой правды жизни» хотя бы потому, что «ножичком полосну, полосну» как-то не сочетается с «упокой, Господи, душу рабы Твоея». Есть мнения, что Блок попросту издевался над новым строем, но сам он этого не подтверждал. Известно, что у поэта возникало желание сжечь свою поэму.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.