Берет за душу стих


Поэзия, стихи. Которые берут за душу

Александр Аркадьевич Галич
БАЛЛАДА О ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

«…Призрак ходит по Европе, призрак коммунизма…»

Я научность марксистскую пестовал,
Даже точками в строчке не брезговал.
Запятым по пятам, а не дуриком,
Изучал «Капитал» с «Анти-Дюрингом».
Не стесняясь мужским своим признаком,
Наряжался на праздники призраком,
И повсюду, где устно, где письменно,
Утверждал я, что все это истинно.

От сих до сих, от сих до сих, от сих до сих,
И пусть я псих, а кто не псих? А вы не псих?

Но недавно случилась история –
Я купил радиолу «Эстония»,
И в свободный часок на полчасика
Я прилег позабавиться классикой.
Ну, гремела та самая опера,
Где Кармен свово бросила опера,
А когда откричал Эскамилио,
Вдруг свое я услышал фамилие.

Ну, черт-те что, ну, черт-те что, ну, черт-те что!
Кому смешно, мне не смешно. А вам смешно?

Гражданин, мол, такой-то и далее –
Померла у вас тетка в Фингалии,
И по делу той тети Калерии
Ожидают вас в Инюрколлегии.
Ох и вскинулся я прямо на дыбы,
Ох, не надо бы вслух, ох, не надо бы!
Больно тема какая-то склизкая,
Не марксистская, ох, не марксистская!

Ну, прямо, срам, ну, прямо, срам, ну, стыд и срам!
А я-то сам почти что зам! А вы не зам?

Ну, промаялся ночь, как в холере, я,
Подвела меня, падла, Калерия!
Ну, жена тоже плачет, печалится –
Культ – не культ, а чего не случается?!
Ну, бельишко в портфель, щетку, мыльницу,
Если сразу возьмут, чтоб не мыкаться,
Ну, являюсь, дрожу аж по потрохи,
А они меня чуть что не под руки.

И смех и шум, и смех и шум, и смех и шум!
А я стою – и ни бум-бум. А вы – бум-бум?

Первым делом у нас – совещание,
Зачитали мне вслух завещание –
Мол, такая-то, имя и отчество,
В трезвой памяти, все честью по чести,
Завещаю, мол, землю и фабрику
Не супругу, засранцу и бабнику,
А родной мой племянник Володечка
Пусть владеет всем тем на здоровьечко!

Вот это да, вот это да, вот это да!
Выходит так, что мне туда! А вам куда?

Ну, являюсь на службу я в пятницу,
Посылаю начальство я в задницу,
Мол, привет, по добру, по спокойненьку,
Ваши сто – мне, как насморк – покойнику!
Пью субботу я, пью воскресение,
Чуть посплю – и опять в окосение.
Пью за родину, и за не родину,
И за вечную память за тетину,

Ну, пью и пью, а после счет, а после счет,
А мне б не счет, а мне б еще?! И вам еще.

В общем, я за усопшую тетеньку
Пропил с книжки последнюю сотенку
А как встал, так друзья мои, бражники,
Прямо все, как один, за бумажники:
– Дорогой ты наш, бархатный, саржевый,
Ты не брезговай, Вова, одалживай!
Мол, сочтемся когда-нибудь дружбою,
Мол, пришлешь нам, что будет ненужное, –

Ну, если так, то гран-мерси, то гран-мерси,
А я за это вам – джерси. И вам – джерси.

Наодалживал, в общем, до тыщи я,
Я ж отдам, слава Богу, не нищий я,
А уж с тыщи-то рад расстараться я –
И пошла ходуном ресторация….
С контрабаса на галстук – басовую!
Не «столичную» пьем, а «особую».
И какие-то две с перманентиком
Все назвать норовят меня Эдиком.

Гуляем день, гуляем, ночь, и снова ночь,
А я не прочь, и вы не прочь, и все не прочь.

С воскресенья и до воскресения
Шло у нас вот такое веселие,
А очухался чуть к понедельнику,
Сел глядеть передачу по телику.
Сообщает мне дикторша новости
Про успехи в космической области,

А потом: Передаем сообщения из-за границы.
Революция в Фингалии!
Первый декрет народной власти о национализации земель, фабрик, заводов и всех прочих промышленных предприятий.
Народы Советского Союза приветствуют и поздравляют братский народ Фингалии со славной победой!

Я гляжу на экран, как на рвотное,
То есть, как это так, все народное?!
Это ж наше, кричу, с тетей Калею,
Я ж за этим собрался в Фингалию!
Негодяи, кричу, лаботрясы вы!
Это все, я кричу, штучки марксовы!
Ох, нет на свете печальнее повести,
Чем об этой прибавочной стоимости!

А я ж ее – от сих до сих, от сих до сих!
И вот теперь я полный псих! А кто не псих?!

 

ci-bi.net

Душевные стихи,которые берут за живое!

В не раз уже заштопанном халате

Из яркого цветного волокна

В больничной переполненной палате

Стоит старушка, плачет у окна.

Её уже никто не утешает-

Все знают о причине этих слёз.

Соседок по палате навещают,

А ей, лишь раз, сынок халат привёз.

Про тапочки забыл, сказал смущённо:

— Я завтра привезу… Потерпишь, мать?

— Конечно, потерплю. Я ж на перинке

И в шерстяных носках могу лежать.

Куда мне тут ходить? Простора мало.

Покушать санитарки принесут.

Меня болезнь настолько измотала,

Что мне б лишь полежать, да отдохнуть.

Вздохнул сынок, отвел глаза в сторонку:

— Тут… Понимаешь…Дело есть к тебе…

Всё это очень путано и тонко…

Но ты не думай плохо обо мне!

Квартира у тебя стоит пустая,

И мы с женой подумали о том,

Что ты то там, то тут… Одна… Больная…

Поправишься — к себе тебя возьмём!

И внуки будут рады, ты же знаешь!

Они души в тебе не чают, мать!

Всё!Решено! Ты к нам переезжаешь!

Твою квартиру будем продавать!

Достал бумаги, молвил без сомненья:

-Я все продумал, мне доверься, мам…

Как только мы увидим улучшенья,

Отсюда сразу жить поедешь к нам.

Что скажешь тут? Он сын ей, кровь родная…

А внуки- ради них и стоит жить!

И подписала, не подозревая,

Как все на самом деле обстоит.

Проходят дни, проходят и недели…

Сынка все нет. И вряд ли он придёт.

Старушку тешали и жалели…

Но кто же и чего тут не поймет?

А с каждым днём старушка всё слабеет

И по ночам все чаще снится сон,

Как кашку по утрам сыночку греет,

Но плачет и не хочет кушать он.

И первые шаги сынка-малышки,

И слово, что сказал он в первый раз,

И первые царапины и шишки,

И детский сад, и школа- первый класс…

Врачи молчат, стараясь что есть силы

Хоть как-то ей страданья облегчить.

А родственники строго запретили

Старушке про диагноз сообщить.

Она не знает, что больница эта-

Не городской простой стационар,

Что шансов на поправку больше нету…

Но, для нее незнанье-не кошмар.

Табличка «Хоспис» на стене у входа

Ей ни о чём плохом не говорит.

На странные слова давно уж мода

И нужно ли кого за то винить?

Она не знает, что сынок исправно

Звонит врачам, в неделю раза два:

— Вы ж говорили- умирает… Странно…

Что до сих пор она ещё жива…

Она жива. Она всё ждет и верит,

Что сын придёт, обнимет, объяснит,

Откроются сейчас палаты двери,

Она же всё поймёт и всё простит.

С последних сил встаёт она с кровати.

Держась за стенку, подойдёт к окну.

Насколько ей ещё терпенья хватит

Так верить безразличному сынку?

Она готова до конца стараться.

И сил, что нет, она должна найти.

Вдруг он придёт? Она должна дождаться!

Придёт…Ну как он может не придти?

Стоит и плачет… Ждёт от сына вести…

На небо лишь посмотрит невзначай

И теребит рукой нательный крестик-

Мол,подожди, Господь, не забирай


www.sxn.io

Мне нужно очень троготельное стихотворение берёт за душу и доводит аж до слёз!! ! мне очень надо на конкурс чтецов

Э. Асадов "Стихи о рыжей дворняге" Хозяин погладил рукою Лохматую рыжую спину: - Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою, Но все же тебя я покину. - Швырнул под скамейку ошейник И скрылся под гулким навесом, Где пестрый людской муравейник Вливался в вагоны экспресса. Собака не взвыла ни разу, И лишь за знакомой спиною Следили два карие глаза С почти человечьей тоскою. Старик у вокзального входа Сказал: - Что? Оставлен, бедняга? Эх, будь ты хорошей породы.. . А то ведь простая дворняга! Огонь над трубой заметался, Взревел паровоз что есть мочи, На месте, как бык, потоптался И ринулся в непогодь ночи. В вагонах, забыв передряги, Курили, смеялись, дремали.. . Тут, видно, о рыжей дворняге Не думали, не вспоминали. Не ведал хозяин, что где-то По шпалам, из сил выбиваясь, За красным мелькающим светом Собака бежит задыхаясь! Споткнувшись, кидается снова, В кровь лапы о камни разбиты, Что выпрыгнуть сердце готово Наружу из пасти раскрытой! Не ведал хозяин, что силы Вдруг разом оставили тело И, стукнувшись лбом о перила, Собака под мост полетела.. . Труп волны снесли под коряги.. . Старик! Ты не знаешь природы: Ведь может быть тело дворняги, А сердце - чистейшей породы! 1948 г.

Мария Фурманская Осенний сад. Промокшая скамейка. И листья подметает не спеша Усталый дворник в ветхой телогрейке. А под скамейкой съёжилась душа. Да, да, душа. Обычная, вот только Промокла и от холода дрожит, И вспоминает, как хозяин колко Сказал ей: "Ты мешаешь жить. Болишь по каждой убиенной мошке, Сжимаешься от плача малыша, Мой завтрак отдаёшь бездомной кошке - Я больше не могу с тобой, душа. Мои глаза давно устали плакать. Прошу тебя, как друга, уходи". Она ушла в сентябрьскую слякоть, И с нею вместе плакали дожди. Блуждала долго мокрыми дворами, Заглядывала в окна и глаза. Над нею осень хлопала ветрами, И вслух с судьбою спорила гроза. Осенний сад. Промокшая скамейка. И листья снова падают, шурша. Работу кончил дворник в телогрейке. А под скамейкой умерла душа. .

Они с детьми погнали матерей И яму рыть заставили, а сами Они стояли, кучка дикарей, И хриплыми смеялись голосами. У края бездны выстроили в ряд Бессильных женщин, худеньких ребят. Пришел хмельной майор и медными глазами Окинул обреченных.. . Мутный дождь Гудел в листве соседних рощ И на полях, одетых мглою, И тучи опустились над землею, Друг друга с бешенством гоня.. . Нет, этого я не забуду дня, Я не забуду никогда, вовеки! Я видел: плакали, как дети, реки, И в ярости рыдала мать-земля. Своими видел я глазами, Как солнце скорбное, омытое слезами, Сквозь тучу вышло на поля, В последний раз детей поцеловало, В последний раз.. . Шумел осенний лес. Казалось, что сейчас Он обезумел. Гневно бушевала Его листва. Сгущалась мгла вокруг. Я слышал: мощный дуб свалился вдруг, Он падал, издавая вздох тяжелый. Детей внезапно охватил испуг, -- Прижались к матерям, цепляясь за подолы. И выстрела раздался резкий звук, Прервав проклятье, Что вырвалось у женщины одной. Ребенок, мальчуган больной, Головку спрятал в складках платья Еще не старой женщины. Она Смотрела, ужаса полна. Как не лишиться ей рассудка! Все понял, понял все малютка. -- Спрячь, мамочка, меня! Не надо умирать! -- Он плачет и, как лист, сдержать не может дрожи. Дитя, что ей всего дороже, Нагнувшись, подняла двумя руками мать, Прижала к сердцу, против дула прямо.. . -- Я, мама, жить хочу. Не надо, мама! Пусти меня, пусти! Чего ты ждешь? -- И хочет вырваться из рук ребенок, И страшен плач, и голос тонок, И в сердце он вонзается, как нож. -- Не бойся, мальчик мой. Сейчас вздохнешь ты вольно. Закрой глаза, но голову не прячь, Чтобы тебя живым не закопал палач. Терпи, сынок, терпи. Сейчас не будет больно. -- И он закрыл глаза. И заалела кровь, По шее лентой красной извиваясь. Две жизни наземь падают, сливаясь, Две жизни и одна любовь! Гром грянул. Ветер свистнул в тучах. Заплакала земля в тоске глухой, О, сколько слез, горячих и горючих! Земля моя, скажи мне, что с тобой? Ты часто горе видела людское, Ты миллионы лет цвела для нас, Но испытала ль ты хотя бы раз Такой позор и варварство такое? Страна моя, враги тебе грозят, Но выше подними великой правды знамя, Омой его земли кровавыми слезами, И пусть его лучи пронзят, Пусть уничтожат беспощадно Тех варваров, тех дикарей, Что кровь детей глотают жадно, Кровь наших матерей...

Марина Цветаева Мне нравится, что вы больны не мной, Мне нравится, что я больна не вами, Что никогда тяжелый шар земной Не уплывет под нашими ногами. Мне нравится, что можно быть смешной - Распущенной - и не играть словами, И не краснеть удушливой волной, Слегка соприкоснувшись рукавами. Мне нравится еще, что вы при мне Спокойно обнимаете другую, Не прочите мне в адовом огне Гореть за то, что я не вас целую. Что имя нежное мое, мой нежный, не Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе.. . Что никогда в церковной тишине Не пропоют над нами: аллилуйя! Спасибо вам и сердцем и рукой За то, что вы меня - не зная сами! - Так любите: за мой ночной покой, За редкость встреч закатными часами, За наши не-гулянья под луной, За солнце, не у нас над головами, - За то, что вы больны - увы! - не мной, За то, что я больна - увы! - не вами!

Мама По-русски мама, по-грузински нана, А по-аварски - ласково баба. Из тысяч слов земли и океана У этого - особая судьба. Став первым словом в год наш колыбельный, Оно порой входило в дымный круг И на устах солдата в час смертельный Последним зовом становилось вдруг. На это слово не ложатся тени, И в тишине, наверно, потому Слова другие, преклонив колени, Желают исповедаться ему. Родник, услугу оказав кувшину, Лепечет это слово оттого, Что вспоминает горную вершину - Она прослыла матерью его. И молния прорежет тучу снова, И я услышу, за дождем следя, Как, впитываясь в землю, это слово Вызванивают капельки дождя. Тайком вздохну, о чем-нибудь горюя, И, скрыв слезу при ясном свете дня: Не беспокойся, - маме говорю я, - Все хорошо, родная, у меня. Тревожится за сына (можете заменить на дочку) постоянно, Святой любви великая раба. По-русски мама, по-грузински нана И по-аварски - ласково баба

Очень понравилось стихотворение Мэри Э. Фрайер: Один из вариантов перевода: Не плачьте над могилою моей - Меня там нет, я не уснула в ней! Я - в дуновеньи ветра над землей, В алмазных блестках на снегу зимой, Я - в солнечном от спелости зерне, И дождь осенний шепчет обо мне. Когда в тиши утра проснетесь вы, Я снизойду на вас из синевы Полетом птиц, встречающих зарю. Я светом звездным сон ваш озарю - Так не роняйте слез на мой могильный камень: Я не под ним! Я не мертва. Я с вами.. . Еще один вариант перевода излюбенного мною стихотворения (только читай с выражением) : Над могилой моей не рыдай. Я ушла в безоблачный край, Я прилетаю к вам во сне, Сверкаю в снежной белизне. Я с вами солнечным светлым днем, Лечу к вам ветром и дождем. Над могилой моей не рыдай, Я не там. Я везде. Так и знай!

Я помню этот день, дождливый и холодный, И буду помнить вечно этот чудный миг, Когда ты ещё маленькой смешной девчонкой Зашла, с трудом открыв засов, ко мне в денник. Ты на меня смотрела снизу-вверх и улыбалась, А я не знал что делать, как мне быть?! В глазах твоих играл восторг, сияла радость, И никогда тебя мне не забыть… Недолго думая, ты подошла поближе, И крепко-крепко мою ногу обняла, А я стоял, как столб, совсем недвижен, Ведь ты такою маленькой была! С того момента мы с тобою вместе, И боль, и радость, всё делили пополам, Ты часто мелодичным голоском мне пела песни, И нежно гладила по бархатным губам. Надеть уздечку тяжело тебе давалось, А чтоб почистить, ты вставала на ведро, Но ты всегда изо всех детских сил старалась, И своего ты добивалась всё равно. На тренировках сложно тебе было, Ведь я такой большой, а ты совсем мала! И тренер всё вздыхал, что лучше бы кобылу, Тебе на день рождения мама привезла! Однажды в деннике моём сидела, А я стоял, насупившись, в углу, Ты от досады, словно зверь, ревела: «Ну почему ты меня скинул?! Ведь я так тебя люблю!!!» Ой, как же было тогда стыдно! Я, правда, не хотел тебя ронять! И что ты плачешь, было так обидно, Мне просто захотелось поиграть! Ты всё росла, ведь время не стоит на месте, Ты повторяла вновь и вновь, что мы друзья, Что мы всю жизнь с тобою будем вместе, Что самый лучший конь на свете – это я! Ты наконец-то падать перестала, Быстрее ветра нравилось тебе скакать, Ты больше не боялась, а звонко хохотала, Когда с тобою на спине я начинал играть. Какой красавицей ты стала! Я даже не заметил, как ты подросла! А как я ревновал, и как обидно стало, Когда ты на конюшню с мальчиком пришла! Но ты тогда сказала: «Успокойся, Ты мне дороже, я люблю тебя!», И я растаял, в душе взыграла гордость, Что верная такая всадница моя. Мы очень много вместе пережили И эти испытания никак нельзя забыть, И колики, и растяжение сухожилий, Тебе пришлось самостоятельно лечить. Мы ощутили сладкий вкус победы, Медали, кубки, главные призы, Казалось, мы вдвоём перенесём все беды, Казалось, не грозит нам скорбь и боль слезы. Всё как всегда, очередные старты, Но почему же, ты со мной не говоришь?! Не вижу я в твоих глазах азарта, Ты как-то скованна, грустна и ты дрожишь! Куда девались бойкость и веселье? И почему, всё валится из рук?! Ты так печальна, что за наваждение?! Всё хорошо, ты посмотри вокруг! Пора, и ты в седло садишься, Я чувствую тревогу, дрожь и страх, Ты как огня, в манеж идти боишься, И нет улыбки на твоих губах. Маршрут не сложный, я стараюсь, Не бойся, я не подведу! Перед прыжком… я спотыкаюсь… И через «брусья» кувырком лечу… Упал, ты подо мной осталась… Ведь я такой большой, а ты совсем мала… И, как игрушка, хрупкая сломалась, Прости, хорошая моя… Я всё могу, всё-всё, что ты захочешь, Встать на дыбы и прыгнуть метра два, И ты, как прежде, на спину мне вскочешь, Пожалуйста, вставай, прошу тебя! Я не хотел! Прости меня, малышка! Я сам не знаю что произошло, Ты кроха ведь совсем, а я тяжёлый слишком… Ну, вот и всё, окончено кино… Рыдает мать, трибуны замолчали, Судья на поле бледный, как стена, Как больно мне, ах, если бы вы знали! Споткнулся я, а умерла она… А по ночам, мне будут часто снится, Твои шаги и звонкий детский смех, И даже после смерти не смогу смириться, Что в рай ушла так рано лучшая из всех. Ты подожди меня совсем немного, Ведь без тебя мне долго не прожить, И я найду в твой рай к тебе дорогу, И смерть мы будем пополам делить. Я помню этот день дождливый и холодный, И буду помнить вечно этот чудный миг, Когда ты ещё маленькой смешной девчонкой Зашла, с трудом открыв засов, ко мне в денник...

Она стоит на берегу. Слова я слышу: ,, не могу"! Прибой, красивая луна... Она одна, совсем одна. Не по далёку мост стоит, Она скорей туда бежит. Не кто её не остановит. Лишь громко ветер грустный стонет. Вдруг выкрик громкий с высоты, И всплески ледяной воды. И вот, что мучает меня... Зачем она пошла туда? И почему на пляже люди, Не подбежали ей крича: Ты что же делаешь? Не прыгай! Ведь грусти много - жизнь одна! Но все стояли и смотрели, Глазами хлопая и всё. Ну может и спасти хотели, Хотя... всем было всё равно. Вот почему всё так не честно? И почему всё же так тесно..., У человека на душе... *** Прибой, красивая луна... Она на дне... Совсем одна...

touch.otvet.mail.ru

Ваш любимый стих, который берёт за душу?

это шутка такая Оранжевое солнце закатными лучами Ласкало синий воздух. Под розовым кустом Юнца дразнила дева - то синими очами, То белыми плечами, то ярко-алым ртом. А он смотрел на деву совсем не как влюбленный: Он то краснел, как знамя, то серым был, как дым. И думала красотка: "Да ты, дружок, зеленый!.. " А он был не зеленым, а просто голубым.

«Любовь бьёт прямо в сердце, стоит тебе раскрыться. Она не похожа на Тайсона, а совсем даже наоборот. Но бьёт намного сильнее. И вот, лёжа на полу, первый раз в жизни ты больше не хочешь драться» .

Почитайте в моём блоге. Там есть подборка. Может, что-то и вам понравится.

Не жалею не зову не плачу Всё пройдет, как белых яблонь дым Увяданием золота охвачен Я не буду больше молодым...

Лермонтов. Не плачь, не плачь, мое дитя, Не стоит он безумной муки, Знай, он любил тебя шутя, Верь, он ласкал тебя от скуки. И мало ль в Грузии у нас Прекрасных юношей найдется! Живей огонь их черных глаз, И черный ус их лучше вьется. Из дальней чуждой стороны Он к нам заброшен был судьбою, Он ищет славы и войны И что он мог найти с тобою? Тебя он золотом дарил, Клялся, что вечно не изменит.. . Он ласки дорого ценил, Но слез твоих он не оценит.

*** Сияла ночь. Луной был полон сад. Лежали Лучи у наших ног в гостиной без огней. Рояль был весь раскрыт, и струны в нем дрожали, Как и сердца у нас за песнею твоей. Ты пела до зари, в слезах изнемогая, Что ты одна - любовь, что нет любви иной, И так хотелось жить, чтоб, звука не роняя, Тебя любить, обнять и плакать над тобой. И много лет прошло, томительных и скучных, И вот в тиши ночной твой голос слышу вновь, И веет, как тогда, во вздохах этих звучных, Что ты одна - вся жизнь, что ты одна - любовь, Что нет обид судьбы и сердца жгучей муки, А жизни нет конца, и цели нет иной, Как только веровать в рыдающие звуки, Тебя любить, обнять и плакать над тобой! А. Фет

много стихов берут за душу, но этот, пожалуй самый любимый Не отрекаются любя. Ведь жизнь кончается не завтра. Я перестану ждать тебя, а ты придешь совсем внезапно. А ты придешь, когда темно, когда в стекло ударит вьюга, когда припомнишь, как давно не согревали мы друг друга. И так захочешь теплоты, не полюбившейся когда-то, что переждать не сможешь ты трех человек у автомата. И будет, как назло, ползти трамвай, метро, не знаю что там. И вьюга заметет пути на дальних подступах к воротам.. . А в доме будет грусть и тишь, хрип счетчика и шорох книжки, когда ты в двери постучишь, взбежав наверх без передышки. За это можно все отдать, и до того я в это верю, что трудно мне тебя не ждать, весь день не отходя от двери. Вероника Тушнова ---------------------------------------- а остальные можешь прочесть здесь <a rel="nofollow" href="http://blogs.mail.ru/mail/marinulka8970/" target="_blank">http://blogs.mail.ru/mail/marinulka8970/</a>

Один из любимых. Эдуард Асадов "Добрый принц".Вообще люблю стихи Асадова, Блока, Ахматовой, Цветаевой и многохих др. Ты веришь, ты ищешь любви большой, Сверкающей, как родник, Любви настоящей, любви такой, Как в строчках любимых книг. Когда повисает вокруг тишина И в комнате полутемно, Ты часто любишь сидеть одна, Молчать и смотреть в окно. Молчать и видеть, как в синей дали За звездами, за морями Плывут навстречу тебе корабли Под алыми парусами.. . То рыцарь Айвенго, врагов рубя, Мчится под топот конский, А то приглашает на вальс тебя Печальный Андрей Болконский. Вот шпагой клянется д'Артаньян, Влюбленный в тебя навеки, А вот преподносит тебе тюльпан Пылкий Ромео Монтекки. Проносится множество глаз и лиц, Улыбки, одежды, краски.. . Вот видишь: красивый и добрый принц Выходит к тебе из сказки. Сейчас он с улыбкой наденет тебе Волшебный браслет на запястье. И с этой минуты в его судьбе Ты станешь судьбой и счастьем! Когда повисает вокруг тишина И в комнате полутемно, Ты часто любишь сидеть одна, Молчать и смотреть в окно.. . Слышны далекие голоса, Плывут корабли во мгле.. . А все-таки алые паруса Бывают и на земле! И может быть, возле судьбы твоей Где-нибудь рядом, здесь, Есть гордый, хотя неприметный Грей И принц настоящий есть! И хоть он не с книжных сойдет страниц, Взгляни! Обернись вокруг: Пусть скромный, но очень хороший друг, Самый простой, но надежный друг, Может, и есть тот принц?!

многие, если не все стихи Есенина, Флейта-позвоночник Маяковского, Февраль и Мело, мело по всей земле Пастернака, да и еще много

А. Блок. Девушка пела в церковном хоре...

У меня несколько любимых стихотворений. Нравится Ахматова, Цветаева, а в последнее время обратила внимание на стихи Татьяны Снежиной ( знаете её, она ещё написала песню "Позови меня с собой" ). Но больше всех из стихотворений Снежиной мне понравилось стихотворение "Ведь Вы не знали обо мне... " Это стихотворение мне очень близко по духу.

Таких стихов, которые за душу берут несколько и они разные. Перечислю несколько авторов и названий. М. Ю. Лермонтов "Смерть поэта", А. С. Пушкин "Во глубине Сибирских руд", С. Есенин "Жизнь-обман", Э. Асадов "Сатана". Возможно, странная подборка, но у меня такое восприятие жизни, что вышеперечисленные стихи мои любимые...

Например, стихотворение "Он был.. . " (Шут был вор - он воровал минуты... ) В. Высоцкого (памяти Леонида Енгибарова).. . или вот это: Из-за пазухи вынув щенка-сироту, обратился хозяин со словом к коту: "Вот что, Серый, на время забудь про мышей, позаботиться надобно о малыше. Будешь дядькой кутёнку пока подраcтёт? " "Мур-мур-мяу" - согласно ответствовал кот. И тотчас озаботился множеством дел, обогрел и утешил и песенку спел. А потом о науках пошел разговор: как из блюдечка пить, как проситься во двор, как гонять петуха и сварливых гусей.. . Время быстро бежало для новых друзей.. . За весною - весна, за метелью - метель. Вместо плаксы-щенка стал красавец кобель. И всему отпустив в этой жизни черед, под садовым кустом успокоился кот.. . Долго гладил хозяин притихшего пса, а потом, прознес, поглядев в небеса: "Все мы смертны, лохматый, но знай, что душа очень скоро в другого войдет малыша". Пёс послушал, как-будто понять его мог, и под вечер котенка домой приволок. Тоже серого, с белым пятном на груди. Дескать, строго хозяин меня не суди. Видишь, маленький плачет? Налей молока. Я же котику дядькой побуду пока. (Мария Семенова, из "Волкодава")

Лермонтов "Выхожу один я на дорогу.. "

Мария Петровых Не взыщи, мои признанья грубы, Но они подстать моей судьбе. У меня пересыхают губы От одной лишь мысли о тебе. Воздаю тебе посильной данью -- Жизнью, воплощенною в мольбе, У меня заходится дыханье От одной лишь мысли о тебе. Не беда, что сад мой смяли грозы, Что живу сама с собой в борьбе, Но глаза мне застилают слезы От одной лишь мысли о тебе.

такую херню не видел я ещё

Игорь, а какую херню вы видели?

Сжимает горло, леденит запястья великая и вечная тщета. За два мгновенья горестного счастья я отдавала долгие года, и приходила вечная расплата царапиной на встреченном стволе, пустым пренебрежением заката, пустым стаканом на пустом столе. И все-таки откуда, неизвестно брела весна в оборванных стихах, и в тесной кадке восходило тесто, замешанное как-то впопыхах. И снова я разбрасывала годы, в предвестье шла, не разобрав пути, чтоб сквозь туман и ветер непогоды твой взгляд найти и свой не отвести. Лариса Васильева

touch.otvet.mail.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.