Баркас борис стихи


Баркас, Борис Владимирович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 марта 2017; проверки требуют 6 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 10 марта 2017; проверки требуют 6 правок. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Баркас.

Бори́с Влади́мирович Барка́с (5 августа 1953 — 11 декабря 2007) — советский поэт-песенник.

Автор русского текста знаменитого в СССР хита Аллы Пугачёвой «Арлекино» (на первой пластинке с этой песней автором слов ошибочно значился И. Резник) и песни «Бег по кругу».

Поэт-песенник Борис Баркас родился в Москве 5 августа 1953 года[1]. В 1970 году окончил 10 «Б» класс московской школы № 57. Это был первый выпуск математических классов[2]. Окончил биологический факультет Московского государственного университета по специальности биохимик[3].

Первый успех пришёл к начинающему поэту в 18 лет, когда он написал ставшую хитом в СССР песню «Ты по этой лестнице», которую исполнили Александр Лерман и рок-группа «Скоморохи». В 1975 году в возрасте 22 лет он написал русский стихотворный текст к популярной болгарской песне Эмила Димитрова «Арлекино» и передал его Алле Пугачёвой, которая с этой песней победила на международном конкурсе вокальных исполнителей «Золотой Орфей». Эта песня сделала Пугачёву знаменитой, а молодого поэта Бориса Баркаса — востребованным среди музыкальных исполнителей. Впоследствии Борис Баркас написал тексты ставшими известными песен: «Бег по кругу» для Аллы Пугачёвой, «Летучий Голландец» для группы «Машина Времени», а также для рок-групп «Рок-ателье», «Автограф», ВИА «Весёлые ребята». В разное время Баркас работал с такими известными в СССР исполнителями, как: Гуннар Грапс, Тынис Мяги, Вадим Голутвин, Валерий Леонтьев и другими.

…Каждый день отправляясь в плавание
В океаны московских улиц,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.

В соавторстве с Маргаритой Пушкиной он является автором слов к рок-опере Александра Градского «Стадион».

В последние годы «застоя» его песни были запрещены к исполнению в СССР, в это время поэта-песенника приютил в Таллине эстонский поэт-песенник Отт Ардер[3]. В этот период Борис Баркас сотрудничает с такими прибалтийскими исполнителями, как Гуннар Грапс и Тынис Мяги. Параллельно работает автором сюжетов для детской передачи «Спокойной ночи, малыши!», где придумывает образ вороны Каркуши.

После оглушительного успеха в жизни Бориса Баркаса началась чёрная полоса. Он перепробовал множество профессий, работая экскурсоводом на выставках, книгоиздателем, но при этом всегда продолжал писать стихи.

Когда наступила перестройка, я с двумя друзьями организовал маленькое издательство «КУБ». Мы первым делом выпустили русский перевод Корана. Тогда, держа в руках ещё липкий от клея сигнальный экземпляр, я понял, что такое подлинный плюрализм. Это когда три еврея в православной стране двухмиллионным тиражом издают мусульманскую святыню.

В конце жизни попал в трудные жизненные условия — после смерти жены потерял работу и квартиру, два года жил на улице, пока не согласился поселиться в приюте «Люблино». Осенью 2007 года принял участие в ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» с А. Б. Пугачёвой, после которой певица помогла ему восстановить документы и подарила квартиру[4][5].

Скончался 11 декабря 2007 года от сердечной недостаточности.

Похоронен в Москве на Донском кладбище[6].

Слова песни для Александра Градского[править | править код]

Автор слов к рок-опере Александра Градского «Стадион».

Слова песен для Аллы Пугачёвой[править | править код]

  • «Арлекино»
  • «Бег по кругу» («Гонка»)
  • «Пролог» («Да, я хочу, чтоб тот, кто идёт за мной»…)

(Песни «Гонка» и «Бег по кругу» — одна и та же песня. Алла Пугачёва однажды в программе «Пусть говорят» с Борисом Баркасом сказала, что исполняла две песни Бориса — «Арлекино» и «Бег по кругу», имея в виду известную песню «Гонка». Многие ошибочно стали принимать «Бег по кругу» за отдельную работу.)

Слова песни для рок-группы «Машина времени»[править | править код]

  • «Летучий Голландец»

Слова песен для рок-группы «Автограф»[править | править код]

Слова песни для Александра Буйнова[править | править код]

  • «А дело в том»

Слова песни для рок-группы «Скоморохи» и Александра Градского[править | править код]

  • «Лестница» (в том числе в составе альбома «Машине времени — ХХ!»)

ru.wikipedia.org

Борис Барский. Стихи. (Часть 1)

Вот уже ночь...
Взошла на небо луна,
Ночь пришла,
А я не сплю ни хрена
Я кручусь в постели,
Словно в бреду,
И в бреду
Кручу свою ерунду.
А потом
От удивленья кричу:
Ну, а вдруг
Я ерунду откручу?...

Но под утро
Наступает предел
От видений
Соблазнительных тел,
Бью ногами по постели
Как конь:
Вот я — порох,
Вот — бенгальский огонь...

Говорят друзья,
Что это мура,
И советуют:
Жениться пора…
Может и правда?

******

О – о – о – о...
Если б Вы знали, как хочется мне
Верхом прокатиться на белом коне,
Чтоб сам я в седле, а нога в стремене,
Хотя бы немного на белом коне.

Как хочется мне побывать на луне
И там, примостившись на лунном камне,
Соскучиться сильно но нашей стране,
По нашей стране, но моей Родине!

******
Я лёг и уснул удивительно сладко,
По полю скакала хромая лошадка,
Летала по воздуху паутинка,
И жалобно где–то рыдала сурдинка.
Коты подвывали, испив валерьянки,
Водили в лесу хороводы поганки,
Летала пчела, собирая варенье...
Я взял и приснил себе стихотворенье.

******

Над лунной аллеей,
Белая — белая,
Лошадь летела
Как угорелая.
Земли не касаясь
Копытными лапками,
Над головами,
Затылками, шляпками…
Но где–то ворона
Спросонья залаяла,
И лошадь спугнула –
И лошадь растаяла.

******
Молчание – золото,
Слова — серебро.
Не плюй в колодец –
Получишь в ро…
Седина в бороду,
Бес в ребро!
Аристарх!
Таможня дает добро!

И лень идти –
Да шагаешь пря…
И наверняка понимаешь –
Зря…
И вроде вчера
Был просто добря…
Ну а сегодня
Злее зверя…
Мне бы нюхнуть
Веселящего газа,
Или от сглаза
Плюнуть три раза,
Насчет халвы
Спросить у Бекаса.
И с Верещагиным
Спрыгнуть с баркаса…
И всем депутатам
Надрать ухи…
Ведь все они
Перед Всевышним равны,

Так где же Петруха?
А нету Петрухи…
Ну прямо не жизнь.
А плачь Ярославны.

******

Ты по лестнице бежали
И меня обворожила,
Ты коленки обнажала
И мне голову вскружила.

Все во мне вдруг задрожало,
В одном месте – будто шило,
Переумопомешала,
Переумопотрошила.

Чертовщина, ну ей Богу,
Перекрыло мне дышало.
Вот бы ты сломала ногу
И у ног моих лежала...

Прислонил тебя бы к стенке,
И еще б поиздевался.
Я б свои штаны к коленкам
Закатал и пробежался...

Что бы ты тогда сказала?
Стой… Куда ты? Убежала…

******

Кувыркаюсь — кувыркиваюсь,
Погладят — отфыркиваюсь,
Брыкаюсь — отбрыкиваюсь,
Никого не боюсь.
По клумбам, по газонам
Бреду, дыша озоном,
И все вокруг зелёнкой
Цветёт вокруг меня.

Часы на стенке тикают,
Навстречу — многоликая,
Пушистая, душистая,
Сибирская, с хвостом.
Такая саблезубая,
Легко ногами ступает,
И когтиками стукает
О солнечный асфальт.

Ее не оцарапаю
Пружинистою лапою,
И хвостики сплетаются
В один пушистый бант.
И рядом по газонам,
Вдвоем, дыша озоном,
Пойдем, не расплетаясь,
Куда глаза глядят.

******

У ног моих, холёная,
Вы рвали одуванчики.
Цвела трава зелёная
И пели трель кузнечики.

И вот стою, влюблённый я
В затылок Ваш и плечики,
Над Вами небо синее
И облаков колечики.

И пусть мне скажут: Ананас –
Иль Вы в траве зеленой… Я…
Я выберу, конечно. Вас
Такую вот, холёную.

******

Ничего не понимая,
Я почувствовал тревогу–
Острым каблуком, в трамвае,
Встали Вы на мою ногу.

Замер, вижу – началось,
Мы к друг другу припотели,
Чувствую шампунь волос
И пупырышки на теле.

Что со мною — я не знаю,
Вы, как Ангел, Вы, как кукла,
Я всем телом осязаю,
Как Вы выпукла и впукла.

Думать так, наверно, низость,
Я, как газовый баллончик,
Я за нашу с Вами близость
Прокусил бы Ваш талончик.

Но с трамвая лишь сошли,
И прошла любви отрава,
Я пошел, и Вы пошли,
Я — налево. Вы — направо.

§ ? © ?

Крушится крошится,
Рушится — рошится,
Ветер гуляет к пустой голове,
Синий собака в зелёной траве,
Синий собака в зелёной траве

Кошку выслеживает, ерошится.
По небу пляшут
Звездные зайчики,
С ветки на ветку
Решительно прыгают.
Девушки стройными ножками дрыгают,
А на деревьях цветут попугайчики.

С писаной торбою
Дурень проносится,
Глазом сиреневым
Косится, косится...

И от напряжения
Мозг размягчается:
Все, что мне чается –
Не получается.

Мысли пустые
Ритмически стукают,
Словно аукают,
Словно баюкают.

§ ? © ?

Их отогнать я
Зачем–то пытаюсь
И — отстряняюсь,
И — устраняюсь.
Эх, и глядеть бы
На все мне сквозь пальчики,
Девочки — мальчики,
Девочки — мальчики…

Но желтая лампа
На небе качается,
Мозг размягчается,
Стенка качается.
Все, что мне чается,
Все, что мне чается,
Не получается,
Не получается.

§ ? © ?

Прикоснуться к тебе
Можно только во сне,
Ах, блаженные одуванчики,
Отчего же так хочется,
Хочется мне
Целовать
Твои пальчики?

Ухожу, и с любовью,
С любовью сложу
Свои мысли
В котомочке...
Ухожу... ухожу... ухожу
Не ушёл.
Я как зверь
На верёвочке.

Мне бы что–то
Сказать,
Или что–то
Спросить,
Я ж: какая она
Лапочка...

Отчего же так хочется.
Хочется быть
Твоим комнатным
Тапочком?

Я спрошу тебя ночью
В сегодняшнем сне:
Л какой тебе быть
Хочется?
Ты такая, как я.
Что ответишь ты мне''
Ты — мое одиночество

§ ? © ?

Ты моя жемчужинка
В солнечном сплетении.
Лопнула пружинка
В золотом сечении.
Впилась коготочками,
Лапкою ворсистою,
Взгляда уголёчками,
И мурлыча кискою.
Разогнала тучу
Лопностью пузьфной,
Я тебя замучу
Бублцвною дырной.
Знаю, не шутила,
Молнией блеснула,
Что–то помутила,
В чем–то утонула.
Лопнула пружинка,
Впились коготочки,
Эх, моя жемчужинка,
Глазки – уголёчки.

§ ? © ?

Цветы раскрыли лепесты,
Походкой хулиганскою
Иду... Есть я, есть он, есть ты,
Таранька астраханская.

Ага — есть я, есть ты, есть он,
Я с песнею цыганскою,
А он, а он в тебя влюблён
Любовью африканскою.

Его ты табуретка,
Моя ты батарейка,
Ты золотая клетка,
Я в клетке канарейка.

Ещё есть дуб, есть цепь, потом,
Цветы анютоглазкие,
Я по цепи хожу котом
И развлекаюсь сказками:

Котёл, вода кипит в котле,
Кипит зловещим клёкотом,
Ты пролетела на метле,
Прохохотала хохотом.

А он, бородку теребя,
По кругу вурдалакою...
И крепко стережет тебя,
И гавкает собакою.

§ ? © ?

Прелестная картина:
Играет пианино,
На ниточках Мальвина,
Пьеро и Буратино.

И мне проснуться бы уже,
И нет уже покоя же,
А я лежу и весь дрожу –
Приснится же такое же.

§ ? © ?

Наверное, это все–ерунда:
Я спать лег и думал, пока я не сплю,
Как девушка в проруби тонет пруда,
И как я спасу ее и полюблю.
Крутился, наверное, целый час –
Нет сна, хоть убей меня, выколи глаз.
Возможно, её я и не полюблю,
А, может быть, кто–то другой ее спас.
И я заказал себе сон про войну.
Я просто подумал, пока я не сплю,
В смертельном бою я спасаю одну,
А дальше во сне ее и полюблю.

И снова крутился, еще один час,
И снова нет сна, ну хоть выколи глаз,
Подумал, что раз я, опять же, не сплю,
Наверное, снова другой ее спас...

Я реку представил по имени Нил,
Прекрасный и сильный я гордо стою,
Купается девушка, вдруг крокодил,
И я с ним сражаюсь, пока я не сплю.
И в этом сражении я победил,
И я ликовал, и она,
Нил бурлил...
Вдруг слышу: Бесстрашный, тебя я люблю,
Но что–то тебе крокодил откусил...

С кровати ужаленный я подскочил,
Гляжу – все в порядке, я снова в кровать,
Чу... в детстве давно меня кто–то учил:
Верблюдов с баранами лучше считать.

§ ? © ?

Я целый час смотрю уже,
Уже готов отчаяться:
Мое яйцо — и Фаберже,
А чем–то отличаются.

Элементарно, ё–мое,
Мороз бежит по коже,.
Но твердо знаю, что моё
И ближе и дороже.

Что Фаберже, на кой мне бес,
Доволен я своими же,
Ведь и Христос взял и воскрес
Воистину с такими же...

§ ? © ?

Любовь аналитически
Познал я вплоть до тактики,
Познал теоретически,
Мне не хватает практики.

§ ? © ?

Небо синее,
Море чёрное,
Чайки, вороны,
Волны, лестница...
Вроде женщина
И афёрная,
Не святая,
Но и не грешница.

Хохотливая
И блудливая,
Есть от Бога
В ней, есть –
От беса...
И. как кошка
Весной, похотливая,
Ах, етит твою мать,
Одесса!

Я тобой обречён,
Но боже мой,
Ты звездее звезды,
Принцесса,
Я блажен,
Я шепчу завороженно:
Tu quiero!
I love You!
Odessa!

§ ? © ?

Буквы написаны
Чёрным по белому:
Жизнь есть театр,
А актёры в нем –
Публика.
И непонятно
Только дебелому,
Что чёрная дырка –
Не дырка от бублика.

Мысль Чжуанцзы
Терзала несносная,
Снилось ему, будто он,
Чжуанцзы.
В небе скользит,
Словно бабочка пёстрая;
Бабочке снилось —
Она Чжуанцзы.

Зебра в полоску,
А шахматы в клеточку,
Можно сломать
Одну тонкую веточку,
В узкую щель
Не пролезешь без мыла,
И веник сломать
Никому не под силу.

§ ? © ?

И все же не следует
Вешать нос –
Быть? иль не Быть?–
Вот в чем вопрос.
Ясен ответ
Много–много лет:

Быть, но не .Быть –
Вот в чём ответ!
Всё очень просто,
И вы не пугайтесь –
Следует в жизни
Быть Далай Ламой,
Смело плодитесь
И размножайтесь
Кама–ма–сутрой
И сутра–ка–мамой.

Было б стремленье,
Было б желанье,
Счастлив — кто ищет,
Блаженный — мудрей.
Аста ля виста, Гудбай,
До свидания,
Оревуар и Ау–фидерзей!

§ ? © ?

Люблю под свежестью дождя
Гулять налево и направо,
И прямо я люблю гулять,
Но дождь идет непостоянно,
И я от этого грущу.

§ ? © ?

Бывают женщины разные,
Бывают, как вина, искристые,
Белые или красные,
Бродящие и игристые.
Десертные вина, креплёные,
Или ликеры сладкие,
Бывают они округлённые,
И наоборот — гладкие.
Бывают, как лёд,
И бывают, как мёд,
Грог и коктейля
Холодная взвесь...
Коньяк ли?
Шампанское?
Кто их поймет?
Хотя, говорят,
Даже умные есть

§ ? © ?
Ногти я в свою душу вонзал
И в комок собирал всю волю,
Я проснулся и вдруг осознал,
Что зависим от алкоголя.

Из цепочек событий мгновенье –
Вспышка, будто в горячке белой,
Чую — всё, началось сраженье
Духа вечного с бренным телом.

Бесхребетно и остервенело
Меня било всего и трусило.
Дух: не смей,- говорил, а тело
Унизительно выпить просило.

Я обоих оставил без сил,
Я в счастливую верю планету.
Мне не важно, кто победил,
Важно то, что я пил за Победу.

******

Осенние листья
Желты ожелтелостью,
Красны окраснелостью,
Больны обольнелостью.
И дождь идёт,
Уж так все сложилось, -
Деревья мокры,
И трава скукожилась.
И я иду,
Плечами ёжась,
Шеей набычась,
Душою карёжась,
Отрубадуренный,
Морем оморенный,
Небом онебенный,
Сильно отчаявшись
Под обольнелой Л
иствы сенью,
Прогуливаясь
Дождливой осенью...

******

Не держу на сердце зла,
Прямо участь вурдалака;
Вот мне путь переползла
Чья-то дохлая собака,
Начала глаза косить –
(Видимо была причина),
И пытался укусить
Незнакомый мне мужчина...
Что-то изнутри забилось
Холодком дышастое,
Вот мне в голову вцепилась
Нечисть лишаястая,
Завлекла и отпустила
Липкость паутинная,
Увернулся — запустила
Лапою куриною.
Подозрение закралось
Явно осенистое:
Меня грязно домогалась
Силища нечистая. Тьфу!
Тьфу! Тьфу! Тьфу! Тьфу!
Тьфу! Тьфу! Тьфу! Тьфу!

******

Стоит скамеечка невзрачная,
А рядом ёлочка плешивая,
Дымится палочка табачная,
Да настроение паршивое.

Машины кашляют чахоточно,
Застыл блюститель околоточно,
И все вокруг так опереточно,
И все вокруг так вино-водочно...

Вот пасть открытая пингвинская
Зевнула всей своею урностыо,
Ну что за жизнь такая свинская,
И я любуюсь этой дурностью...

Щебечут птички попрошайные,
В тени собака спит гадливая,
И похотливая лишайная
Проходит кошечка блудливая...

И ты идёшь... Идёшь счастливая,
Я строю каверзную рожу,
Весь этот мир, моя красивая,
К ногам твоим сейчас положу...

******

То ли плавочки тесны;
Что внутри — то лезет вне,
Ночью сплю и вижу сны
Я о ней и обо мне.

Вот прилёг, уснул, лежу,
Слышу: есть на полвершка,
Грежу будто бы гляжу
На неё исподтишка.

Ноет за окном габой,
Щёки лижет оплеуха,
Пульс молчит, ворчит прибой
В белой раковине уха.

Погружаюсь в омут сна я,
И она подходит близко
Вся нагая, как Даная,
Голая, то есть нудистка.

Логики уходит нить,
Хочется её одеть,
А потом уж полюбить,
И раздеть, и овладеть.

Липкой призрачностью сна
Душит тонкая удавка,
Пригляделся, а она
Лысая и в бородавках.
Тела капельками потна,
Свет играет с тенью, и
В снах всегда она бесплотна
Ужас в пробуждении.

******

Не принцесса ты,
Не снегурочка,
Не звезда ты на небо
Взошедшая,
В чём-то мудрая,
Где-то дурочка,
Полоумная и сумасшедшая.

Не голодная
И не сытая,
Фантастично прекрасна
Раздетая,
Ты, как пива глоток,
Недопитая
И, как рыбы плавник.
Недоетая.

Вот я страстью к тебе
Искалеченный,
Часто вижу –
Простая баба ты...
Ты ангина моя
Недолеченная
И моя ты
Грудная жаба ты...

Без тебя не смогу.
Не смогу я,
Повстречав,
Ведь подумал
Сразу я:
Я б любил тебя
И одноногую,
Я б любил тебя
И одноглазую.

******

День подлец и ночь зараза,
Я не сплю, мне не до сна.
Сквозь окно огромным глазом
Смотрит дерзкая луна.

Одноглазо строит рожи,
В небе - море светлячков,
Полоумная дорожка
Из жемчужных облачков.

И я, ночь держа рукою,
А другой — бокал с луной,
Пью мерцание покоя,
Упиваясь тишиной.

Пью дрожанье перламутра
В тишине безделия,
Но ползёт дыханье утра
И растёт похмелие.

******

Я плохой, я плохой, я плохой,
Я ужасно, ужасно плохой,
Я недавно, к примеру, по роже
Безвозмездно заехал Серёже,

Дал Серёже по сладенькой роже
Потому что он очень хороший
И добавил с изящной ухмылкой
Левой пяткой ему по затылку
Замочил от эмоций избытка.

И Серёжа отбросил копытка
И тогда я ногтями Андрюше
Впился в красные, жирные уши,
Чтобы понял он кто я такой:
Я плохой, я плохой, я плохой.

А еще я веслом в эпатаже
Звонко шлёпнул по жопе Наташе,
Ей добавить бы не помешало,
Но она от меня убежала
Ускакала вприпрыжку, блохой,
Потому, что я очень плохой.

А вот если б я был хороший
Мне бы рожу набил Серёжа,
Надавал бы от чувств избытка,
Кто тогда бы отбросил копытка?

Или вот, что еще похуже
Оторвал бы мне уши Андрюша,
Кулаком в левый глаз загасил
И безжалостно б нос откусил.

Или если бы был я краше
Все меня б называли Машей,
Но тогда бы я был голубой,
Тоже где-то плохой, но другой.
Я согласен быть даже тупым,
Чёрт возьми — только не голубым.

Аж мороз побежал по коже
Быть хорошим не хочется тоже
Я плохой, я плохой, я плохой,
Я ужасно, ужасно плохой,
Если завтра увижу Серёжу
Обязательно дам ему в рожу,
И Алёшу настукаю тоже,
Потому как приятель Серёжи.

И получит по уху Андрюха,
И Натаха свою оплеуху,
А Илюху я стукну ногой.
Потому как он весь голубой
Ну, а я — я ужасно циничный,
Неприличный и шезофреничный,
Депрессивный я и экстремальный,
Агрессивный и маниакальный.

Я такое могу отмочить
И вообще — меня надо лечить.

******

Подмёл бы озерко,
Открыл бы форточку,
Позвякал шпорками,
Ах, Борька - Боречка.

Открой Шампанского
Себе бутылочку,
Следи, как булечка
Ползёт к затылочку.

Ползёт бутылочка,
Да — запотевшая,
В кувшинки глазонек
Остекленевшие.

И, ожемчуженный,
Пой песни разные
Про очи чёрные
И очи страстные.

Усы приглаживай,
Ох, горе — горюшко,
Ох, лихо — лихонько,
Ах, Борька — Борюшка.

******

Красная линия –
В острый угол,
Точка стекает
В жёлтый укол,
Чёрный квадрат,
Горящий фон:
Мягкий тон,
Оранжевый тон.

Резкие точки,
Овалы круга,
Молния,треск,
Включение мозга.

Здесь не хватает
Внешнего лоска,
Все остальное –
Загнано в угол.

Я сам себе
Задаю вопросы,
И сам себе
На них отвечаю,
Сиреневой молнией,
Бельм кругом,
Тугой тетивой
В голове качаю.

Цветут на сетчатке
Зажмуренных глаз
Пульсации,вспышки,
Значки фейверка,
Бокалы, бордюры,
Богема, багеты,
Пипл и лайф,
Дурман и мгновенье,
И как найти
Соотношенье,
И как увязать
Линию с кругом,
Когда кругом
Голубое небо.

И я вхожу
В бирюзовый шар,
И шар этот медленно
В воздухе тает,
И я, не прощаясь
Ни с кем, улетаю
Туда, где ни разу
До этого не был,
Туда, где ни разу
До этого не был,
Туда, где ни разу
До этого не был ...

******

Ночью умерли часы,
Потекли, как холодец,
Полувздох и две слезы,
Раз чихнули и .......

Зажигалка заболела,
Пламя судорга свела,
В общем, тихо захрипела
И, опять же, умерла.

Влажной липкостью тоски
Телефон на ладан дышит,
Пепельница на куски,
И без спросу едет крыша.

В унитазе пересохло,
Комната остыла вся,
Что могло-то все подохло,
Даже бра накрылася.

Значит, свет — коньки отбросил,
Всё кругом коробится,
Что ли пить мне взять и бросить?
А то нездоровится...

******

Из Киева — в красавицу Одессу,
Я закурил в сортире и лечу,
Нажал на смыв — явилась стюардесса,
А стюардессу я как раз и не хочу.

Но нагло в дверь стучит своей ногою, -
Открой, - кричит мне дерзко, я молчу...
Ведь я то знаю — дверь ей не открою,
Опять же, потому что не хочу.

А самолётовые органы шипят,
Сквозь дверь шезофреничка мне орёт:
-Ты не один в салоне, все хотят...
Пускай, кто хочет — тот тебя берёт,-
Я ей ... хорошим людям не везёт,
Бортпроводник, мудак, ногой по двери двинул!
И мне, хорошему:
Покиньте самолет!
Я выше склок, и я его покинул.

А самолёту разрешили взлет,
И на душе так муторно и гадко,
В чудесный город чуждый самолёт
Уносит не меня, а психопатку.

Согласен, что, возможно, низко пасть,
И возжелать ту суку, стюардессу,
Взлететь и беспрепятственно попасть
В любимую до одури Одессу.

А я не смог, все хлопоты пустые,
И самолёт в лазурном небе тает,
В ушах навязчиво звенит:
Говорить Киив,
Аеропорт Борисполь Вас вггае!

nikkka.ru

Москва простилась с автором «Арлекино»

Проводить в последний путь Бориса Баркаса в ритуальный зал ЦКБ им. Семашко приехали его друзья и те, кому он писал свои песни: Владимир Пресняков-старший, Андрей Сапунов и телеведущий Андрей Малахов. Автор хита «Арлекино» Баркас писал для Александра Градского, «Машины времени», «Рок-ателье», «Автографа», «Веселых ребят»... Но сам оказался на обочине жизни. Поскольку его главные песни были написаны в советские времена, он не получал авторских гонораров. И только полгода назад их стала выплачивать поэту сама Пугачева.

Проститься со знаменитым отцом пришла и его дочь.

- Квартиру, которую мы с Аллой Борисовной незадолго до смерти купили Борису, мы передали его дочери. Пусть что-то у нее останется в память об отце. Может быть, позже выпустим сборник его стихов, - рассказал «Комсомолке» депутат и рок-музыкант Андрей Ковалев. - Когда нас пригласили в программу Андрея Малахова «Пусть говорят», чтобы мы могли чем-то помочь бедному поэту, мы с Аллой Борисовной думали, что увидим опустившегося бомжа. А в студии к нам вышел симпатичный 56-летний мужик. Он еще мечтал встретить любимую женщину, начать жизнь сначала. (Со своей супругой Баркас развелся. Оставил квартиру ей и дочери, после чего оказался на улице, а позже в приюте. - Прим. авт.)

- Весь наш творческий цех был уверен, что Боря эмигрировал в Штаты. Никто не мог подумать, что он окажется за бортом жизни, - поделился с «КП» Владимир Пресняков-старший. - Жизнь Баркаса, казалось бы, снова налаживалась. Пугачева и Ковалев восстановили его утерянный паспорт. Он радовался новому жилью как ребенок.

Организацией панихиды и похорон занялась лично Алла Пугачева. Певица на прощании с поэтом не скрывала своих слез и от общения с прессой категорически отказалась.

В память об ушедшем друге Алла Борисовна прочитала его последнее стихотворение:

Я был Христом, я же был Иудой.Я был драконом белым на листе бумаги,Савана белее, глаже, кристаллом льда, не знающим страстей,Улыбкой, стоном, радугой и сажей.Смерть тела не кладет предел всему,Дух будет жить до истечения века.Я понял, но только почему так больно расставаться с человеком.

Похоронят Бориса Баркаса в субботу, 15 декабря, на Донском кладбище.

«Пусть говорят». Сентябрь 2007-го. Кликните, чтобы посмотреть видеофрагменты программы.

АудиоАудио

АудиоАудио

«Арлекино»

Автор текста - Борис Баркас, музыка Эмиля Димитрова.

По острым иглам яркого огня Бегу, бегу, дорогам нет конца. Огромный мир замкнулся для меня В арены круг и маску без лица. Я шут, я Арлекин, я просто смех, Без имени и, в общем, без судьбы, Какое, право, дело вам до тех, Над кем пришли повеселиться вы?

Припев:

Ах, Арлекино, Арлекино! Нужно быть смешным для всех! Арлекино, Арлекино, Есть одна награда - смех.

Выходят на арену силачи, Не ведая, что в жизни есть печаль, Они подковы гнут, как калачи, И цепи рвут движением плеча. И рукоплещет восхищенный зал, И на арену к ним летят цветы, Для них играет туш, горят глаза, А мною заполняют перерыв.

Припев

Смешить вас мне с годами все трудней, Ведь я не шут у трона короля, Я Гамлета в безумии страстей Который год играю для себя. Все кажется, вот маску я сниму, И этот мир изменится со мной... Но слез моих не видно никому, Ну что ж, Арлекин я, видно, неплохой!

Припев

КСТАТИ

Как появился хит

В 1975 году для конкурса «Золотой Орфей» солистка ансамбля «Веселые ребята» Алла Пугачева искала хорошую песню. Поначалу певица хотела поехать в Болгарию со шлягером «Ты снишься мне», но организаторы конкурса настояли на том, чтобы участники спели болгарскую песню.

- История создания песни «Арлекино» - полумистическая. Помню, как приехала на репетицию, вышла на сцену, и вдруг из темноты зала появился человек в плаще, - вспоминает Пугачева. - Он протянул мне листок и сказал: « Посмотрите, может быть, пригодится...» Это был перевод известной болгарской песни Эмила Димитрова (в 1962 году болгарский певец Эмил Димитров победил с этой песней на музыкальном фестивале в Сопоте. - Прим. ред.).

Я сказала, что возьму эту песню, подняла голову, а мужчины и след простыл. До сих пор не знаю, кто это был.

Руководитель ансамбля «Веселые ребята» Павел Слободкин сделал для «Арлекино» современную аранжировку, но вот с текстом как-то не складывалось, пока в гости к Пугачевой не зашел ее друг - поэт Борис Баркас. 24-летний аспирант биологического факультета МГУ за 15 минут написал русский текст песни «Арлекино».

Кстати, свой гонорар от песни «Арлекино» Баркас потратил еще в 1975 году на лекарства, которые выписывал из-за границы для своей собачки.

Поделиться видео </>

Москва простилась с автором «Арлекино».На панихиде по Борису Баркасу Пугачева не скрывала слез

www.kp.ru

Примадонна отыскала поэта Б. Баркаса

Примадонна отыскала поэта Бориса Баркаса в приюте для бездомных

Заставить Аллу Пугачеву прийти на ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» сумел... обычный на вид московский бомж! И не прогадал.Увидев обездоленного мужчину в студии, примадонна бросилась к нему в объятия и расцеловала.

Невероятно: бездомным гостем Малахова оказался автор слов хита «Арлекино» Борис Баркас! Именно он в 1975 году написал легендарный шлягер, позволивший молодой Пугачевой в одночасье взлететь на вершину музыкального олимпа. А вот сам поэт с каждым годом все больше опускался на дно...

Борис Баркас нашел приют в богадельне

Трудно поверить, но Борис, создавший хиты для Макаревича, Леонтьева, Пугачевой, два года жил на улице. Сейчас же мужчина находится в Центре социальной адаптации «Люблино» для лиц без определенного места жительства и работы. Проще говоря – для бомжей.

Вера

В далеком 75-м, живя в Украине, Баркас и представить себе не мог, что приблизится к Пугачевой хотя бы на пушечный выстрел.

Он получил диплом физика и биолога, однако настоящим его призванием была поэзия. Так и получилось, что однажды Борис написал слова на мотив популярной болгарской песенки Эмила Дмитрова «Арлекино» и передал их Алле Борисовне. Он поверил, что Пугачева сумеет сделать эту песню хитом. И это произошло! Песня «Арлекино» звучала буквально из каждого утюга.

– Конечно, я получил за нее какие-то копейки, – говорит Борис. – На эту сумму в то время можно было только один раз сходить в ресторан. Но деньги для меня были не важны и тогда, и сейчас. Я был счастлив, что Алла Борисовна меня одарила вниманием!

Пугачева нежно обняла Бориса на глазах у всех

В свое время среди богемной тусовки ходили слухи о далеко не только творческой связи Аллы Борисовны и Бориса Баркаса. Они же в ответ только смеялись, ведь появление нового автора в жизни примадонны всегда сопровождалось множеством пересудов: муж – не муж, любовник – не любовник.

Впрочем, смеяться-то смеялись, однако…

– В Аллу Борисовну невозможно не влюбиться хоть сейчас, хоть 20 лет назад, – вздыхая, признается Борис. – Я дарил ей цветы, надеялся на что-то. Я уверен: песня, сделавшая Аллу популярной, именно «Арлекино». Значит, что-то для нее я сделал.

Пугачева и Баркас общались до 1978 года, а потом их пути разошлись...

Надежда

После оглушительного успеха «Арлекино» в жизни Бориса началась черная полоса. Сначала он потерял работу: время было сложное, и люди науки оказались не у дел. После, едва лишь семье стало не хватать денег, начались конфликты с женой.

Он терпел, сколько мог. А когда сил терпеть уже не осталось, оставил квартиру супруге и ребенку и ушел куда глаза глядят. Два года он жил на улице, бомжевал, нигде не работал. Чего только не было в его жизни – голод, холод, пьяные драки, оскорбления, жестокие побои милиции…

Казалось бы, вот он край – самое дно. Но Борис нашел в себе силы и обратился в московский приют. Центр социальной адаптации «Люблино» для лиц без определенного места жительства и работы стал для Баркаса соломинкой, за которую он ухватился из последних сил.

Бориса отмыли, одели, подлечили. Но каково же было удивление персонала, узнавшего, что под одной крышей с социально опустившимися людьми проживает легендарный поэт-песенник! А уж когда к ним в гости нагрянули редакторы популярной программы «Пусть говорят», бомжи и работники Центра испытали настоящий шок!– Борьку-то нашего по ящику показывать будут, – гудел неделю весь приют. – Говорят, Пугачеву позвали. Да разве ж она придет! Где ОНА? И где Борька...

Любовь

В то, что Пугачева придет на «Пусть говорят», не верил никто. Конечно, примадонне позвонили, пригласили, заказали ей пропуск в телецентр, но

Тем более что сама Алла Борисовна, узнав тему передачи, ответила весьма уклончиво: «Я подумаю».

За несколько часов до эфира Борис Баркас, попросив у одного из редакторов мобильник, бросил Пугачевой эсэмэску: «Алла, это Боря. Я жду тебя у Малахова». В ответ не пришло ни слова…

Однако когда до начала программы оставалось несколько минут, в коридорах «Останкино» раздались крики: «Пугачева приехала!»

В этот момент лицо Бориса озарила счастливая улыбка. Он знал: Алла его не забыла!

Аллу Борисовну пригласили в студию первой. А спустя мгновение здесь появился и Баркас. Едва сдерживая слезы, поэт тут же бросился в объятия к своей звезде, а певица в ответ крепко обняла своего Мастера...

– Где же ты пропадал все это время, Боря? – покачала головой примадонна.

Сбиваясь от волнения, Баркас объяснил ей, что не хотел тревожить своих старых друзей понапрасну. Ведь он давно выпал из богемной среды и не хотел бы быть ей в тягость.

Кстати, в Останкино Баркаса ждал еще один сюрприз: Леонид Якубович, некогда близко знавший поэта, срочно прибыл в телецентр из другого города ради встречи с другом. Для этого телеведущий даже арендовал самолет.Сразу после записи программы Баркас и Пугачева уединились в гримерке. Здесь они вспоминали прошлое. А еще говорили о будущем.

– Я постоянно пишу и еще надеюсь что-то предложить Алле Борисовне, – поделился с нами Борис. – После участия в «Пусть говорят» у нас был приватный разговор, где она, во-первых, дала мне свой личный телефон. А во-вторых, предложила ЛЮБУЮ помощь. Но я сказал, что мне этого всего не надо. Я не считаю себя бомжом. И потом, принимать помощь от женщины... Это неправильно...

Подарок

Первого декабря Баркас отпросился из центра адаптации для бездомных на один день, объяснив, что ему нужно заняться личными делами, и пропал. Борис уехал на встречу… с Аллой Пугачевой! И эта встреча должна была перевернуть всю его жизнь. Примадонна готовила для Баркаса потрясающий сюрприз – ключи от двухкомнатной квартиры в Черкизовском районе столицы! Певица вместе с депутатом Мосгордумы певцом Андреем Ковалевым купили жилье специально для Бориса, выложив за него около 300 000 евро.

– Потрясение Бориса было так велико, что его буквально трясло. Он не мог успокоиться минут сорок! – рассказал нам источник из близкого окружения примадонны.

Борис все время повторял:

– Теперь я заживу! Заведу нормальную семью!

Утрата

Мечтам Баркаса не суждено было сбыться. Позавчера его не стало. Годы, проведенные в ночлежках и под заборами, основательно подорвали здоровье этого жизнерадостного человека. И по злой иронии судьбы он скончался в стенах квартиры, жизнью в которой так и не успел насладиться.

Сердце гениального поэта остановилось в пятом часу вечера 11 декабря. Эмоциональное потрясение от свалившегося на него неожиданного счастья оказалось слишком сильным. Специалисты, осмотрев тело Бориса Баркаса, вынесли неутешительный диагноз – острая сердечная недостаточность.

Рубец на сердце мужчины свидетельствовал о том, что он перенес инфаркт миокарда – когда это с ним случилось, теперь уже трудно установить. На фоне других болячек, приобретенных «благодаря» пристрастию к бутылке, новый сердечный приступ для Бориса стал роковым.

У гроба Бориса Баркаса Пугачева пообещала с ним “еще встретиться”

Его отпели, когда я входил,

На гроб уже

прилаживали крышку,

Его отпели,

Но душа в груди

вдруг сжалась,

Как зрачок

от резкой вспышки…

Алла держала в руках листок с последним стихотворением Бориса Баркаса. Поэт сочинил его за несколько дней до своей смерти, а назвал “Чужая смерть”. Но от первой до последней строчки там — пронзительный реквием по самому себе. Не гамлетовское “безумие страстей”, которое он описывал в легендарном “Арлекино”, но мудрое смирение с прожитой жизнью — тяжелой, несправедливой, однако наполненной бесконечно светлым “ожиданием чуда”.

— В этом есть какая-то мистика, — говорила Алла, — он так неожиданно и вдруг вышел из небытия, как будто и впрямь только для того, чтобы попрощаться с нами. Но он не собирался умирать. Он только и говорил, что жизнь опять наполняется смыслом, что он полон планов и фантазий, так радовался неожиданному подарку судьбы, вернувшей ему тех, кого он уже и не думал встретить. А судьба, оказывается, вернула его нам для другого — чтобы мы смогли достойно проводить его в последний путь…

Алла стояла у гроба поэта, вглядывалась в его лицо, безмятежное и бесстрастное, и вспоминала, как была ошарашена, когда совсем недавно узнала о его драматической судьбе, о мытарствах и скитаниях, о долгих годах бездомного существования на грани выживания. “Осведомленные люди” давно ее убедили, что Баркас с Александром Лерманом (известным в конце 60-х гг. певцом) живут не тужат в Америке, открыли школу-студию, и их дело процветает. “Я так и думала, что у него все хорошо, и радовалась за Борю, — сокрушалась Алла. — Ну почему ты, Боря, не дал знать о себе раньше, не позвонил, не появился? Гордыня? Зачем она нужна?..”

— А может, не гордыня, Алла Борисовна? — тихо возразила заплаканная женщина, редактор с телевидения, которая в сентябре разыскала Бориса Баркаса в приюте для бездомных на окраине Москвы и пригласила его в передачу к Андрею Малахову, где ошарашенная Алла неожиданно и встретилась с поэтом. — Мы с ним долго говорили об этом. Он не хотел, чтобы его видели в таком состоянии — неустроенного, беспомощного, жалкого. Он хотел сперва встать на ноги, вернуться к нормальной жизни, а потом обязательно всем позвонить. Он был не гордый, скорее, щепетильный, не хотел других обременять своими проблемами. Он мечтал о том дне, когда сможет себе позволить вернуться...

Алла тяжело вздохнула:

— Когда мы познакомились, он был такой смешной, с длинными волосами, в этих своих больших и всегда треснутых очках. Помню, после концерта как-то приехали домой, посидели, выпили. Я уснула. Просыпаюсь от того, что над ухом кто-то бубнит. Все уже разъехались. И только Боря сидит на полу и читает в полный голос свои стихи. Я ему говорю: “Ты чего, Боря?”. А он мне: “Алла, я народный поэт!”. Я рассмеялась. А потом был конкурс на слова к песне “Арлекино”, с которой я должна была ехать в Варну на “Золотой Орфей”. И какие мэтры написали тогда свои версии — Танич, Гаджикасимов, Шаферан, Дербенев! А подошел только текст Бори. Как все тогда удивлялись! Кто такой, откуда взялся, без имени, без званий?! Вот и правда — народный поэт, не по званию, по призванию…

Алла вновь пробежала глазами листочек с последним стихотворением Баркаса и задумчиво произнесла:

— Он всегда был немножко не от мира сего. Был и оставался таким. Вечно витал в облаках и наконец на свои облака попал. Когда мы плачем об ушедших, это эгоизм, нам жалко не ушедших, а себя. Мы себя жалеем, что лишились близких, что их с нами не будет. А они сами, может, радуются, что ушли туда, где намного лучше. Боря мне еще в те годы говорил: “Алла, евреи на похоронах не плачут”. Не будем плакать. Упокойся с миром, Боря. Мы еще встретимся…

Я был Христом,

Я же был Иудой…

Смерть тела не кладет предел всему,

Дух будет жить до истечения века…

Артур Гаспарян мк декабрь  2007

Related posts:

  1. Баркас, Борис Владимирович
  2. Боря, Боренька… Борис Баркас

fan-club-alla.ru

Боря, Боренька... Борис Баркас - Журнал с картинками — LiveJournal

11 -го сидела за компьютером и плакала, как девчонка, а в голове звучало ... "Какая утрата...Боже, мой... утрата..."
Перебрала практически всех знакомых и друзей, только ОН не выдал своего имени. Всё так же, как и тогда на студии в Орленке. Каким он был скромным. Я даже подумать не могла, что это автор самых -самых текстов нашей эстрады. Борю привез Владик Петровский из "Цветов", они тогда записывали фантастические песни. Помню, как сейчас :"Только для двоих
Мир похож на рай,
Где нет горя,
Только радость,
Только май..."

Я прислушивалась к текстам, а там "...словно сядет на ладони стрекоза..." и много таких ярких и непонятно где взятых оборотов.

В тот момент я была в поиске... Песня "Звездный ветер" звучала и не звучала одновременно. Это сочетание -звздн - и тр... выводило из себя. Боря ходил, потом подсел и спросил, чем я занята. Рассказала про текст, что музыка хорошая, а текст этот... петь не могу. Он взял тетрадку и набросал несколько строк. "Солнце ночи, Солнце ночи, яркие лучи..." - вместо моего звездного ветра... Мы посмеялись. Потом они ушли отдыхать и пришли на следующий день. В те времена я мало молчала, мало слушала и в основном говорила, бестыдно говорила сама. Наверно я была забавна с моей непоколебимой верой в свои возможности.
- Дай тетрадку, - сказал Боря. Потом произнес,
- Сейчас мне не мешай.
Я сидел и наблюдала, как ручка смотрится в его руках. Мне казалось , что в его пальцах она ...нелепа... Потом он оторвался от своего занятия и протянул мне тетрадку и ту... непонятную ручку. Улыбка, она была очень добрая и струилась из-под толстых линз. Я читала:

Слова, слова, слова
Всесильны, как река
До той поры пока
В них веруем мы сами,
Но горькая судьба
Назначена словам,
Быть преданными нам,
Быть преданными нами...

- Этот текст я Алле предлагал, но она его не взяла,- сказал он.- Напиши музыку, споешь.
Тогда у меня даже мысли не было, что речь идет о Алле Пугачевой.
Припев второго стихотворения звучал так:

-А в осыпаннном росами поле
От весенних лучей осмелев,
Вдруг цветок, не изученный в школе
Совершился на этой Земле.

-Этот текст я еще никому не показывал, - сказал Боря с той же таинственной улыбкой. Потом пришел Владик и они вновь окунулись в их творения. Владик пел:

- Стой человек, взгляни на мир любя,
Каждый свой день, ты губишь сам себя...

Я подошла к Боре и спросила его фамилию. Он подумал, что я шучу. Но я настаивала и он очень тихо сказал. Я записала Баркасов. Он смотрел на меня, как на ископаемое.
- Нет, просто Баркас. - Потом спросил у Влада, - Она что правда не знает кто я?
Забавно и совестно. Потом мне рассказали про "Арлекино" и все другие песни. А я думала, что он физик - ученый, как и сказал при первой встрече. Мне казалось, что он в себе и наблюдает за всеми нами из-за толстых линз...

В гроб его без очков положили... и он стал на себя не похож...
Нет...он не умер... Боря, Боренька, Борис Баркас жив. Он просто вышел из под очков и остался там, где ему лучше. Храни его ГОСПОДЬ.

P.S. Так и не сказала слова благодарности... СПАСИБО ТЕБЕ ОТ НАС.
Спасибо Алле и Андрею за тебя... за те счастливые земные возможности... Спасибо всем...

lenavoronova.livejournal.com

Парад ансамблей - музыкант: Борис Баркас (Авторы)

Щелчок по названию группы откроет список музыкантов группы.

Баркас Борис Владимирович

05.08.1953—11.12.2007
стихи

?: "Авторы"
стихи

Борис Владимирович Баркас (5 августа 1953 — 11 декабря 2007) — советский поэт-песенник, автор русского текста знаменитого в СССР хита Аллы Пугачёвой «Арлекино» (на первой пластинке с этой песней автором слов ошибочно значился И. Резник) и песни «Бег по кругу».
Поэт - песенник Борис Баркас родился в Москве 5 августа 1953 года. В 1970-м году окончил 10 "Б" класс московской школы №57. Это был первый выпуск математических классов. Окончил биологический факультет Московского государственного университета по специальности биохимик.
Первый успех пришёл к начинающему поэту в 18 лет, когда он написал ставшую хитом в СССР песню «Ты по этой лестнице», которую исполнили Александр Лерман и рок-группа «Скоморохи». В 1975 году в возрасте 24 лет он написал русский стихотворный текст к популярной болгарской песне Эмила Димитрова «Арлекино» и передал его Алле Пугачёвой, которая с этой песней победила на международном конкурсе вокальных исполнителей Золотой Орфей. Эта песня сделала Пугачёву знаменитой, а молодого поэта Бориса Баркаса - востребованным среди музыкальных исполнителей. Впоследствии Борис Баркас написал тексты ставшими известными песен: "Бег по кругу" для Аллы Пугачёвой, "Летучий Голландец" для группы "Машина Времени", а также для рок-групп Рок-ателье, Автограф, ВИА Весёлые ребята. В разное время Баркас работал с такими известными в СССР исполнителями, как: Гуннар Грапс, Тынис Мяги, Вадим Голутвин, Валерий Леонтьев и другими.
В соавторстве с Маргаритой Пушкиной он является автором слов к рок-опере Александра Градского Стадион.
В последние годы «застоя» его песни были запрещены к исполнению в СССР, в это время поэта-песенника приютил в Таллине эстонский поэт-песенник Отт Ардер. В этот период Борис Баркас сотрудничает с такими прибалтийскими исполнителями, как Гуннар Грапс и Тынис Мяги. Параллельно работает автором сюжетов для детской передачи Спокойной ночи, малыши!, где придумывает образ вороны Каркуши. После оглушительного успеха в жизни Бориса Баркаса началась чёрная полоса. Он перепробовал множество профессий, работая экскурсоводом на выставках, книгоиздателем, но при этом всегда продолжал писать стихи. Когда наступила перестройка, я с двумя друзьями организовал маленькое издательство «КУБ». Мы первым делом выпустили русский перевод Корана. Тогда, держа в руках ещё липкий от клея сигнальный экземпляр, я понял, что такое подлинный плюрализм. Это когда три еврея в православной стране двухмиллионным тиражом издают мусульманскую святыню.
В конце жизни попал в трудные условия - после смерти жены потерял работу и квартиру, два года жил на улице, пока не согласился поселиться в приюте "Люблино". После участия в телепередаче с А. Пугачёвой певица помогла ему восстановить документы и подарила квартиру.
Скончался 11 декабря 2007 года от сердечной недостаточности.
Похоронен в Москве на Донском кладбище.

Список песен, в которых музыкант - автор текста:
Осень моя
Список песен, в которых музыкант - переводчик:
Арлекино

ensembles.ru

Баркас Борис Владимирович — «Чтобы Помнили»

Искусство | Поэзия

Поэт

Борис Баркас родился 5 августа 1953 года в Москве.

Он окончил биологический факультет Московского государственного университета, и был по образованию физиком и биологом. Также он занимался поэзией. В 18 лет он написал ставшую хитом песню «Ты по этой лестнице», которую исполнил Александр Лерман и группа «Скоморохи».

В 1975 году он написал русский текст к болгарской песне Эмила Димитрова «Арлекино». В это время Алла Пугачева, бывшая солисткой в группе «Веселые ребята», искала песню для исполнения на конкурсе «Золотой Орфей». Поначалу певица хотела поехать в Болгарию со шлягером «Ты снишься мне», но организаторы конкурса настояли на том, чтобы участники спели болгарскую песню. «История создания песни «Арлекино» - полумистическая. Помню, как приехала на репетицию, вышла на сцену, и вдруг из темноты зала появился человек в плаще, - вспоминала после конкурса Пугачева. - Он протянул мне листок и сказал: «Посмотрите, может быть, пригодится...» Это был перевод известной болгарской песни Эмила Димитрова. Я сказала, что возьму эту песню, подняла голову, а мужчины и след простыл. До сих пор не знаю, кто это был».

Your browser does not support the video/audio tag.

Вскоре Алла Пугачева победила с этой песней на международном конкурсе «Золотой Орфей». Позже Борис Баркас в интервью рассказывал: «Конечно, я получил за нее какие-то копейки. На эту сумму в то время можно было только один раз сходить в ресторан. Но деньги для меня были не важны и тогда, и сейчас. Я был счастлив, что Алла Борисовна меня одарила вниманием!». Свой гонорар за песню «Арлекино» Баркас потратил на лекарства, выписанные из-за границы для своей собаки.

Пугачева и Баркас общались до 1978 года, а потом их жизненные пути разошлись. Александр Градский в интервью рассказывал: «Пугачеву, без сомнения, сформировал текст «Арлекино». Я знаю болгарский оригинал, там нет даже намека на конфликт клоуна и жизни. А в русском варианте – драма, даже трагедия, которую Алла блестяще сыграла на фестивале «Золотой Орфей». Поэтическое семя упало на благодатную почву, и этот образ клоунессы, шута с мятущейся душой и смехом сквозь слезы она эксплуатировала на протяжении долгих лет».

Выпуск первого тиража пластинки с песней «Арлекино» был связан с курьезным случаем. На пластинке неправильно был указан автор песни. Баркас позже в интервью рассказывал: «На первом тираже пластинки «Арлекино» и другие» по ошибке фирмы «Мелодия» автором текста был указан не я, а Илья Резник, – рассказал Борис. – Мои чувства и разум возмущенно вскипели, и я помчался разбираться к начальнику отдела этикеток. Им оказался разъевшийся, как осенний енот, господин с патрицианским именем Клавдий Клавдиевич. На мои вопли он флегматично заметил: «Напрасно возмущаетесь, товарищ Баркас. Вот «Мелодия» недавно пластинку Окуджавы под другой фамилией выпустила, а мэтр даже не позвонил. Берите пример». Но я потребовал вернуть тираж и перепечатать этикетку. Тогда Клавдий Клавдиевич посмотрел на меня, как на слабоумного – так смотрят в ментовке на человека, требующего адвоката, и объяснил, что этот тираж пробный, а вот выйдет основной, так там все будет, как надо. И действительно, тираж вышел. С исправлением: «Автор текста – Б. Барное».

Борис Баркас продолжил писать тексты песен. В разное время он работал с Гуннаром Грапсом, Тынисом Мяги, Вадимом Голутвиным, Александром Градским, Валерием Леонтьевым, группами «Машина времени», «Рок ателье», «Автограф» и «Веселые ребята». Он был автором текстов песен «Бег по кругу», исполненной Аллой Пугачевой, «Летучий Голландец» и «Лестница», исполненной группой «Машина Времени», а также написал слова к рок-опере Александра Градского «Стадион». Казалось, жизнь поэта начала налаживаться. Об этом времени своей жизни Борис рассказывал: «Я по образованию биохимик. К защите кандидатской диссертации меня допустили при негласном условии: чтобы сразу после этого духа моего в науке не было. Договор был выполнен честно с обеих сторон – ни одного голоса «против», и мое заявление «по собственному желанию». После защиты я раздарил членам госкомиссии и оппонентам десятка два только что вышедших своих пластинок с автографами. Мой научный опус назывался «Топологический анализ строения головок Т-четных бактериофагов», а пластинка – «Арлекино» и другие». И все были довольны. Кстати, как ученый я мог бы тогда зарабатывать гораздо больше, а главное, регулярнее. Помню, впервые получил сумасшедший гонорар за четыре песни к кинофильму «Афоня» и подумал: вот оно, поперло. Хотелось поделиться радостью со всеми друзьями, близкими и дальними знакомыми. Угощал всех подряд, причем каждый день. Друзей становилось все больше, но деньги не кончались. В очередной раз с толпой знакомых я зашел в винный магазин, чтобы потом отправиться к какому-то Славке. Когда сумки были загружены, кто-то вспомнил: «Славка же ни водку, ни портвейн не пьет – только одеколон». Да ради бога. Пошли в парфюмерный. Там на полках одеколона – глаза разбегаются: «Гвоздика», «Ландыш», «Фиалка», «Турнепс». Взяли по паре каждого. Выходим, а продавщица вдогонку: «А закуску?» – показывает на прилавок. Там под стеклом лежали круглые картонные коробки с пудрой тех же названий: «Гвоздика», «Ландыш», «Фиалка», «Турнепс». Пришлось взять. Кстати, все деньги, в конце концов, удалось пропить, но, к моему удивлению, после этого с заказами долго никто не обращался».

Но после успеха в жизни Бориса Баркаса началась черная полоса. Баркас рассказывал: «В годы застоя начались гонения на рок-музыку, приравненную к идеологической диверсии. Составлялись черные списки враждебных авторов и исполнителей. Туда попал и я, причем по алфавиту соседствовал с ансамблем «Битлз» – это даже льстило. Чтобы не помереть с голоду, я взялся писать сценарии передачи «Спокойной ночи, малыши». Их у меня охотно покупали: титров в передаче нет, так что моя фамилия фигурировала только в платежной ведомости. Одну из моих передач с идеологически безупречным сюжетом выпустили 7 ноября. Там трудолюбивый Степашка строил башню, а тунеядец Хрюша, завидуя, вытаскивал из нее нижний кубик. Башня, падая, била поросенка по голове. Хрюша осознал и исправился – помог отстроить башню заново. Утром следующего дня меня разбудил телефонный звонок. Заикаясь и давясь словами, редактор сообщил, что всех – от главного до актеров – требует к себе председатель Гостелерадио. А шьют нам «антисоветскую пропаганду» и «распространение сведений, порочащих…». Оказалось, на верхушку башни кто-то водрузил красный серпастый флажок – революционный праздник все-таки. А раз так, то подлый Хрюша на глазах многомиллионной аудитории (детской! неустойчивой!! подверженной!!!) развалил не просто домик, а символ несокрушимого здания советской власти и прочих родных идеалов. В ходе громкого скандала «по серьгам» досталось всем «сестрам», а я сбежал в Таллинн, где в этом смысле дышалось чуть легче, и мои песни все-таки покупали – хотя и для внутреннего пользования, то есть без права исполнения за пределами республики. В Таллинне меня приютил изумительный человек и поэт Отт Ардер. Он был толст, любил пиво и Козьму Пруткова. И еще – свою великолепную ковбойскую шляпу, настоящий американский «Стетсон». Любил настолько, что даже купался в ней. И вдруг по прошествии месяца он решил подарить ее мне. «Почему, Отт?» – я был ошеломлен. «От жизни с тобой у меня располнела голова», – с милым акцентом и со слезой в голосе ответил он».

Борис Баркас пробовал заняться издательской деятельностью, но успехом это мероприятие не увенчалось. Баркас рассказывал: «Когда наступила перестройка, я с двумя друзьями организовал маленькое издательство «КУБ». Мы первым делом выпустили русский перевод Корана. Тогда, держа в руках еще липкий от клея сигнальный экземпляр, я понял, что такое подлинный плюрализм. Это когда три еврея в православной стране двухмиллионным тиражом издают мусульманскую святыню».

Баркас со временем потерял работу, потом оставил супруге и ребенку квартиру. Когда у Бориса Баркаса умер отец, Борис, не имея денег на похороны, продавал все, что мог. Спустя некоторое время скоропостижно во время прогулки по улице скончалась его гражданская жена, и он жил за городом у друзей, предоставивших в его распоряжение свою дачу. У него практически не было заработков, и поэтому были проблемы с покупкой питания и одежды. Иногда в бухгалтерии авторского общества Баркас получал крохотные отчисления за исполнение песен на его стихи. Он старался приходить в общество за этими деньгами в то время, когда вероятность встречи с бывшими друзьями-музыкантами была минимальной. Он стеснялся того, что за много лет у него не было ни одной публикации его произведений. В Москве Борис обычно заезжал к своим знакомым – супружеской паре, они принимали его, давали возможность постирать одежду и кормили. Потом Баркас от них уходил, и часто ночевал в каком-нибудь сквере, если позволяла погода, или оказывался в отделении милиции. На вопрос, что слышно о Баркасе, знакомые из его «ближнего круга» отвечали друг другу – бомжует и пьет. Стихи не пишет, ведь они никому не нужны. На самом деле он писал. На портале Стихи.ру Баркас выложил несколько своих произведений, полемизировал с приславшими отзывы, разбирал стихотворения начинающих авторов. Один из знакомых его спросил: «А как ты выходишь в интернет?». Баркас ответил: «Собираю пивные бутылки от «Третьяковской» до «Новокузнецкой», сдаю и иду в интернет-кафе».

Игорь зайцев писал о Борисе Баркасе: «Однажды мы говорили на больную для Бориса тему – почему после триумфа «Арлекино» ему не удалось стать «штатным» автором какой-нибудь звезды? Борис признался, что когда песня звучала чуть ли не из утюгов, он написал несколько неплохих, по его мнению, текстов и принес Пугачевой. Певица сказала: «Извини, Боря, но это все не то». Раздосадованный, он показал стихи музыкантам. Те объяснили: для рок-группы нормально, но для эстрады сложновато, пиши проще. Для эстрады он не сумел. Многопланово насыщенная драматургия его стихов, несколько сложная для восприятия, не укладывалась в представление о массовой песне. Прославиться с ними можно, стать кумиром миллионов – вряд ли. Слишком очевидный штучный товар. Сказать, что Борис топил свои неудачи в вине – значит, оскорбить его. Да, он пил. Он умел это делать еще с юности, с портвейна – любимого напитка московских хиппарей. Но тогда это было для куража. А в последние годы пил, чтобы забыть о том, что довелось пережить. Причем пил так, что люди, однажды принявшие участие в застолье, в следующий раз от приглашения отказывались: не по силам. И я пару раз сдвигал с ним стаканы, поэтому причину Бориного пьянства, в общем, знаю. Не бином Ньютона – беда многих непризнанных гениев. Годы идут, а Судьба, знай, бьет и бьет. Обычно у людей с неуспешной творческой судьбой накапливается злоба или зависть. У Бори этого не было. Обо всех знакомых из шоу-бизнеса он неизменно отзывался одинаково тепло. Может быть, надеялся на чудо (ведь писал же до последних дней рок-оперу). Да, его забыли, но ведь не навсегда. В позапрошлом году, когда поползли слухи о том, что Баркаса, возможно, нет в живых, что у подкармливавших его знакомых он давно не появлялся, вдруг раздался звонок. Бориса несколько раз видели у Белорусского вокзала. Спешу туда. Удача – двое ребят, после работы встречающиеся у памятника Горькому, по описаниям узнали Борю и даже кое-что рассказали. Оказалось, он буквально на днях вступился за них, когда на парней здесь напали пьяные бомжи. Физически крепкий, он раскидал мужиков, а когда подъехала милиция, вызвался отправиться в отделение свидетелем. «Мы еще удивились. Тоже бомж, а нам помогает. А в милиции он сказал: я не бомж, я поэт, я песни Пугачевой писал. Но ему не поверили, и паспорта у него не было». Ребята добавили: «Завтра суд, ваш знакомый должен явиться на слушание». В суд я пришел, говорил с секретарем, милой девушкой, которая охала и ахала, слушая мой рассказ о Баркасе. Но сам он не явился. Повестку ведь присылали на его домашний адрес, где старенькая мама Ирина Борисовна уже много лет ждала вестей от пропадающего где-то сына».

Из-за отсутствия собственного жилья Баркас долгое время жил в Центре социальной адаптации «Люблино» для лиц без определенного места жительства и работы, не располагал средствами к существованию, у него не было документов, и фактически находился в положении бомжа. А однажды в гости к Борису Баркасу приехали редакторы телевизионной программы «Пусть говорят». Они же потом позвонили Алле Пугачевой, и пригласили ее придти на передачу с участием Бориса Баркаса. Алла Борисовна, узнав тему передачи, ответила весьма уклончиво: «Я подумаю».

Когда она все-таки появилась в Останкино, то Баркас объяснил, что не хотел тревожить старых друзей понапрасну. Ведь он давно выпал из богемной среды и не хотел быть никому в тягость.

В Останкино Баркаса ждал еще один сюрприз: Леонид Якубович, некогда близко знавший поэта, срочно прибыл в телецентр из другого города ради встречи с другом. Для этого телеведущий даже арендовал самолет.

Сразу после записи программы Баркас и Пугачева уединились в гримерке. «Я постоянно пишу и еще надеюсь что-то предложить Алле Борисовне, – рассказывал позже журналистам Баркас. – После участия в «Пусть говорят» у нас был приватный разговор, где она, во-первых, дала мне свой личный телефон. А во-вторых, предложила любую помощь. Но я сказал, что мне этого всего не надо. Я не считаю себя бомжом. И потом, принимать помощь от женщины... Это неправильно».

Your browser does not support the video/audio tag.

Your browser does not support the video/audio tag.

Your browser does not support the video/audio tag.

Your browser does not support the video/audio tag.

Несмотря на вышедшую в эфир передачу «Пусть говорят», Баркас продолжал жить в социальном центре в двухместной комнате. Его соседи рассказывали: «Поэт готовит настоящую бомбу – римейк на песню «Арлекино». И снова ждет в гости Пугачеву».

1 декабря 2007 года Баркас уехал из центра адаптации для бездомных, объяснив, что ему нужно заняться личными делами, и пропал. Как позже выяснилось, Борис уехал на встречу с Аллой Пугачевой, во время которой Алла Борисовна приготовила для Баркаса настоящий сюрприз – ключи от двухкомнатной квартиры. Вместе с депутатом Мосгордумы певцом Андреем Ковалевым она купила жилье специально для поэта, заплатив за квартиру около 300 000 евро. «Потрясение Бориса было так велико, что его буквально трясло. Он не мог успокоиться минут сорок…» – рассказывали позже в окружении Пугачевой. Борис все время повторял: «Теперь я заживу… Заведу нормальную семью». Мечтам Баркаса не суждено было сбыться. Годы, проведенные без должного ухода за здоровьем, подорвали здоровье поэта, и 11 декабря 2007 года он скончался в стенах квартиры, жизнью в которой так и не успел насладиться. Эмоциональное потрясение от случившегося с ним неожиданного счастья оказалось слишком сильным. Специалисты, осмотрев тело Бориса Баркаса, поставили диагноз – острая сердечная недостаточность.

Депутат и рок-музыкант Андрей Ковалев в интервью рассказывал: «Квартиру, которую мы с Аллой Борисовной незадолго до смерти купили Борису, мы передали его дочери. Пусть что-то у нее останется в память об отце. Может быть, позже выпустим сборник его стихов. Когда нас пригласили в программу Андрея Малахова «Пусть говорят», чтобы мы могли чем-то помочь бедному поэту, мы с Аллой Борисовной думали, что увидим опустившегося бомжа. А в студии к нам вышел симпатичный 56-летний мужик. Он еще мечтал встретить любимую женщину, начать жизнь сначала».

Организацией панихиды и похорон Бориса Баркаса занялась лично Алла Пугачева. Певица на прощании с поэтом не скрывала своих слез и от общения с прессой категорически отказалась.

Поэт и соавтор Бориса Баркаса Маргарита Пушкина рассказывала: «Он успел-таки зажечь Звезду на песенном небосклоне, превратив с помощью слов нехитрую попсовую песенку в трагедию, достойную пера Шекспира. Необласканный властью – как настоящий Поэт, забытый теми, кто обязан ему своей сытой жизнью, выставленной напоказ, жаждущей вечного хлеба и вечных зрелищ публике. Как и подобает родившемуся Поэтом. А вообще нужны ли России настоящие, без дешевого ерничества, пошлости и подхалимажа поэты? Баркас – это сжатый кулак забредшего на огонек буддийского монаха. Монах разжимает кулак, и смятый цветок любимого Борькиного гладиолуса превращается в бабочку, шепчущую отнюдь не голосом Пугачевой текст трагического «Арлекино». «Я Гамлета в безумии страстей который год играю для себя».

Борис Баркас был похоронен в Москве на Донском кладбище.

Текст подготовил Андрей Гончаров

Использованные материалы:

Материалы сайта www.moscor.ru
Материалы сайта www.kp.ua

5 августа 1953 года – 11 декабря 2007 года

Похожие статьи и материалы:

Баркас Борис (Документальные фильмы)


Для комментирования необходимо зарегистрироваться!



Баркас Борис Владимирович (Поэзия)
УВАЖАЕМЫЙ АВТОР..... ВОЗМОЖНО, ВЫ ДАДИТЕ СЕБЕ ТРУД ВЗГЛЯНУТЬ НА ФОТОГРАФИЮ МОГИЛЫ ЧЕЛОВЕКА, О КОТОРОМ ПИШЕТЕ, И ИСПРАВИТЕ В СВОЕЙ СТАТЬЕ ХОТЯ БЫ ОШИБКУ В ДАТЕ ЕГО РОЖДЕНИЯ.....

МАЙЯ БАРКАС [2012-09-18 06:05:14]

Ошибка исправлена. Но что означает выражение "хотя бы"?

[2012-09-20 21:12:14]


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

chtoby-pomnili.net

Официальная страница рок-группы "Автограф" : Борис Баркас

Борис Баркас

«Судьба людей швыряет, как котят», - написал Владимир Высоцкий. Точнее не скажешь. Из грязи – в князи, потом снова в грязь, нередко даже лицом. И брызги во все стороны – так, что друзья испуганно отшатываются: как бы не запачкаться!

Вот история талантливого человека, которому не хватило всего нескольких ступенек до вершины славы – судьба-злодейка выбила лестницу из-под ног. Этот человек, считает Александр Градский, создал Пугачеву-певицу такой, какой мы привыкли видеть ее на сцене: актрисой, трагиком с мятущейся душой и смехом сквозь слезы.

Что это за человек? Режиссер, сценограф? Нет, просто поэт, причем, увы, не самый известный. Тогда в чем его заслуга?

В том, что он написал для Аллы Пугачевой текст одной-единственной песни. Но какой! Той, что в одночасье превратила талантливую солистку вокально-инструментального ансамбля в звезду международного масштаба.

- Пугачеву, без сомнения, сформировал текст «Арлекино», - говорит Градский. - Образ шута, рыжей клоунессы – это все есть в песне. Я знаю болгарский оригинал, там нет даже намека на конфликт клоуна и жизни. А в нашем, русском, варианте - драма, даже трагедия человека, которую блестяще сыграла на фестивале «Золотой Орфей» Алла. Поэтическое семя упало на благодатную почву, этот образ-находка стал эксплуатироваться ею на протяжении долгих лет.

В то время как в начале июля Алла Пугачева на Первом всероссийском конкурсе молодых исполнителей «Пять звезд» в Сочи помпезно отмечала 30-летие судьбоносной песни «Арлекино», немногочисленные друзья Бориса Баркаса, автора ее русского текста, задавались тревожным вопросом: что с ним и жив ли он вообще?

В том, что Борис не поднимает бокал с шампанским в богемной сочинской тусовке, никто из его знакомых не сомневался. Не было Бориса и на проходившем несколькими днями раньше в Москве концерте возродившегося «Автографа» - группы, к творчеству которой также приложил руку одаренный поэт. «А где, кстати, сейчас Баркас?», - вспомнил кто-то из VIP-гостей концерта. В ответ пожатие плечами: да кто же его знает! Обитает где-то за городом. Вроде бы пьет. Ни адреса, ни телефона. И сам никому не звонит.

Исчез. Ни слуху, ни духу. И даже пожелай Пугачева пригласить поэта в Сочи, на празднование Е Г О песни, Баркаса вряд ли отыскали бы.

Последний раз я видел Бориса Баркаса лет пять назад. Договорились об интервью, он приехал в редакцию, где я тогда работал, но, поскольку я опаздывал и не успел оформить пропуск, Борис расположился на скамье у входа. По жаре разомлел и прикорнул. Кто-то из руководства газеты поинтересовался: что, мол, за синяк? «Да это к Игорю, - объяснил охранник, - поэт на интервью». «Такие к Игорю не ходят, - поморщилось начальство. – Убрать!». И поэта прогнали, как назойливого бродягу.

Все-таки успев его разыскать и рассыпавшись в извинениях, я сразу понял причину начальственного гнева. Борис выглядел неважно. Несвежая футболка, мятые джинсы, стоптанные сандалии. От былых белоснежных брюк, которыми он любил выделяться в серой толпе, осталась лишь память. «Проблемы, старик…», - невесело усмехнулся он. Догадаться было нетрудно: безденежье - хроническая социальная болезнь, преследовавшая его в последние годы. «Отца недавно похоронил, - вздохнул он, когда мы сели за стол. – Знаешь, сколько сейчас похороны стоят? А через десять дней умерла подруга. Идем по улице – и она замертво падает к моим ногам. Денег нет, квартиры нет…». «Где же ты живешь?». «Знакомые пустили на свою дачу. Но писать продолжаю. Почти готова рок-опера, сегодня буду показывать текст…».

Судя по всему, рок-опера о тамплиерах «не покатила»: то ли жанр оказался невостребованным, то ли не нашлось денег на постановку. А других больших проектов (читай: средств к существованию) у Бориса не было.

Но это теперь, а раньше….

Однажды судьба смилостивилась и показала ему, Поэту с большой буквы, чего он на самом деле стоит. В 1975 году Павел Слободкин, руководитель «Веселых ребят», где пела в то время Алла Пугачева, привел к ней молодого поэта, который сочинял тексты полуподпольным рок-исполнителям. Певица готовилась к заграничному дебюту, фестивалю «Золотой Орфей». По условиям конкурса требовалось исполнить одну болгарскую песню. Пугачева выбрала «Арлекино» Эмила Димитрова, но ни один из предложенных переводов ее не вдохновлял. А этот скромно одетый молодой человек в очках с толстыми линзами и с редкой фамилией Баркас предложил: «Давайте, я попробую». Сел в уголке и застрочил в блокноте: «По острым иглам яркого огня…».

После триумфа «Арлекино» его жизнь резко изменилась. Песню крутили по радио и ТВ, пели в ресторанах, а автор текста получал законные отчисления. Суммы ошеломляли. Борис спешил засвидетельствовать свою «успешность» - ежедневно щедро поил друзей и малознакомых людей. Друзей становилось больше, но деньги не кончались. Вдобавок у него приобрели четыре песни для кинокомедии «Афоня». «Во поперло!», - захлебывался он счастьем признанного наконец-то автора. «В очередной раз с толпой знакомых зашел в винный магазин, чтобы потом отправиться к какому-то Славке, - вспоминал Боря свои бесшабашные приключения. – Когда загрузились, кто-то сообразил: «Славка же ни водку, ни портвейн не пьет, только одеколон!». Да ради бога! Потопали в парфюмерный. Одеколона там – глаза разбегаются: «Гвоздика», «Ландыш», «Фиалка», «Турнепс»… Взяли по паре каждого. Выходим, а продавщица вдогонку: «А закуску?» - и показывает на прилавок. Под стеклом круглые картонные коробки с теми же названиями – пудра. Пришлось взять…».

Судьба ему недвусмысленно подмигивала, словно намекая, что для высшего общества допущенных к корыту он все равно чужой. На первом тираже пластинки с «Арлекино» ошибочно автором текста был указан Илья Резник. И первые гонорары отправили ему. Возмущенный (авторством – не деньгами!) Боря отправился на фирму «Мелодия» к начальнику отдела этикеток. На вопли поэта тот флегматично заметил: «Напрасно вы так. Вот мы недавно пластинку Окуджавы по ошибке под другой фамилией выпустили, а мэтр даже не позвонил. Берите пример!». И добавил: тираж этот пробный, а выйдет основной - там все будет как надо.

И действительно, тираж вышел. С исправлением: «…автор текста – Борис Барнос».

Борис, упивавшийся славой и деньгами, щеголяющий белоснежными пижонскими брюками, ругаться уже не стал.

Он и правда был поэт «ненастоящий», как тогда говорили - «самодеятельный». От Бога, не от Бога – неважно, мерилами таланта в ту пору были диплом Литературного института, членство в союзе писателей или авторство произведений патриотической тематики. С остальным – милости просим в литературный кружок дома культуры. По образованию биохимик, к защите докторской диссертации на тему «Топологический анализ строения головок Т-четных бактериофагов» Баркас был допущен на негласных условиях: чтобы после защиты духу его, «стиляги», в науке не было! Договор был честно выполнен: ни одного голоса «против» - и заявление «по собственному» со стороны новоиспеченного ученого. После защиты Баркас раздарил членам госкомиссии и оппонентам два десятка только что вышедших пластинок «Арлекино» и другие». Все были довольны.

Как ученый он мог бы зарабатывать гораздо больше, получать деньги регулярнее. Тем не менее кандидат наук Баркас сделал ставку не на ученых, а на капризную поэтическую музу. Рубикон был перейден.

К Алле Пугачевой он не шел - летел с новыми надеждами, нисколько не сомневаясь в успехе дальнейшего сотрудничества. Положил перед ней листочки с новыми текстами и неожиданно получил отказ: «Это все очень хорошо, но… не мое». «Как?! Почему?!». Она была неприступна: «Это не то, что я хотела бы петь, извини!». Звезда уже жила в образе, подсказанном Арлекино, а другие стихи Бориса с ним не сочетались.

Тем временем мощный гонорарный поток стремительно иссякал. Считавший, что оглушительный материальный успех теперь-то уж навсегда, Борис ничего из заработанного не отложил. Пришлось устраиваться экскурсоводом в павильон ВДНХ «Строительство» на Фрунзенской набережной. Минимальная по тем временам зарплата 62 рубля 50 копеек была словно насмешкой для вчерашнего богача.

В квартале от павильона живет его старая приятельница по рок-тусовке Маргарина Пушкина, пишущая, тексты музыкантам. Нередко – в соавторстве с ним. И все успехи и неудачи Бориса проходят на ее глазах.

Кормиться с неофициальных концертов – дело ненадежное. К тому же в застойные годы, когда рок приравняли к идеологической диверсии и начали борьбу с ним, фамилия Баркас попала в список враждебных авторов и исполнителей. «Ты представляешь, - делился нежданной радостью Боря, - я там по алфавиту рядом с ансамблем «Битлз»! Такая честь!».

Чтобы не умереть с голоду, он пристроился писать сценарии для «Спокойной ночи, малыши!». Их у него охотно покупали – титров в телепередаче нет, так что «враждебная» фамилия фигурировала только в платежной ведомости. Он придумал новый персонаж – ворону Каркушу. Запатентовать имя, понятно, не догадался, так что владельцам одноименного кафе у Курского вокзала платить за красивое название пока некому.

Но мощно владеющая нокаутом судьба подстерегла Борю и на телевидении. Одну из передач по его сценарию выпустили на 7 ноября, главный праздник страны. В ней трудолюбивый Степашка строил башню, а тунеядец Хрюша, завидуя, то и дело вытаскивал нижний кубик. Падая, башня била поросенка по голове.

Наутро Бориса разбудил телефонный звонок. Заикаясь и давясь словами, редактор сообщил, что всех создателей передачи вызывает председатель Гостелерадио: «Шьет антисоветскую пропаганду». Оказалось, Степашка водрузил на башню красный флажок – революционный праздник все-таки. Ну, а подлый анитисоветчик Хрюша на глазах многомиллионной идеологически неустойчивой малышни символ несокрушимой советской власти разрушал…

Баркасу пришлось оставить хлебную детскую драматургию. На заработки он ненадолго уехал в Таллин, где дышалось чуть свободнее и где эстонским рок-группам вменялось в обязанность включать в репертуар песни на русском языке.

Я, помню, удивился, когда встретил Бориса в пивном ресторанчике в центре Таллина. Он сидел за столиком в одиночестве, хотя и в компании длинноволосых музыкантов. Баркас объяснил, что оказался здесь как нельзя кстати: вы хочете песен с русскими текстами? Их есть у меня! Правда, исполнять песни на его стихи за пределами республики запрещалось. «Но хоть что-то! В Москве у меня и этого давно нет…». Но потом признался: здешние ребята плоховато знают язык, приходится объяснять смысл едва ли не каждой строфы текста. А главное, в столице его песни худо-бедно исполняют, а на выезде, на периферии – только свои, по-эстонски. «И никакого, понимаешь, партийного или комсомольского контроля! Пой, что хочешь…».

Баркас понимал, что прямой заинтересованности в его поэзии здесь нет и, скорее всего, не будет. При всем уважении смотрели на него, как на комиссара, выполняющего унизительные директивы министерства культуры, ЦК компартии Эстонии. И бесполезно объяснять, что он чуть ли не изгнанник из Москвы. Борис просто другой.

Когда Горбачев даровал народу гласность и все стали выплескивать на бумагу самое заветное, Борис – парадокс! – писал либретто «без слов» для Театра ледовых миниатюр. А с наступлением эпохи плюрализма вместе с двумя друзьями организовал малюсенькое издательство «КУБ», первым делом выпустив русский перевод Корана. Держа в руках еще липкий от клея сигнальный экземпляр, Баркас с гордостью заявил коллегам: «Вот теперь я понял, что такое настоящий плюрализм. Это когда три еврея в православной стране двухмиллионным тиражом издают мусульманскую святыню».

Издательское дело не принесло ощутимых дивидендов. Деньги стремительно обесценивались. Еще быстрее обесценивалась поэзия. В эстрадную «струю» попасть не получалось: на сцена голосила про «два кусочека колбаски». Даже известным поэтам жилось несладко – что же говорить о забытом всеми авторе единственного всесоюзного хита и десятков великолепных, но в большинстве своем так и не востребованных стихотворений!

Здоровое самолюбие на фоне полосы неудач вывело Бориса из привычного круга общения. Вдобавок неурядицы с семьей, с жильем, с работой… Осталась поэзия – для себя, для немногочисленных ценителей. На интернет-сайте Стихи.ру - несколько его произведений. Последняя запись сделана 17 мая. В июне он еще звонил своим московским друзьям – супружеской чете М., одним из немногих, с кем Борис до последнего времени поддерживал отношения. Но полтора месяца назад, когда песни Баркаса снова зазвучали перед огромной аудиторией, звонки от него вдруг прекратились. «Мы не знаем, где он и что с ним, - говорят друзья. – Такое длительное молчание впервые. Боря всегда объявлялся, в любом состоянии. Не так давно нам звонили из «Мосфильма», хотели вставить в картину одну его песню. Он словно почувствовал, сам позвонил, и мы его обрадовали. Ему даже какие-то деньги заплатили. А теперь он исчез. Наверняка произошло что-нибудь нехорошее. В голову лезут страшные мысли…».

Рита Пушкина о своем бывшем соавторе отзывается очень тепло.

- «Полночь в Москве. Роскошно в Москве буддийское лето», - пожалуй, именно эти строки Осипа Мандельштама каким-то образом действовали на непоседливого Баркаса магически. Произнося их, поэт-студент застывал на месте, блаженно закатывал глаза и причмокивал от удовольствия: «Буддийское лето… Как сказано, а?». И всей своей жизнью он растворился в этом образе, придуманном Гением, заблудился в садах с листвой шафраного цвета, но успел-таки зажечь Звезду на песенном небосклоне. Превратив с помощью слов нехитрую попсовую песенку в трагедию, достойную пера Шекспира… Необласканный властью – как настоящий Поэт, беседующий с духами Сократа и Овидия – как истинный Поэт, забытый теми, кто обязан ему своей сытой жизнью, выставленной на показ жаждущей вечного хлеба и вечных зрелищ публике. Как и подобает родившемуся Поэтом. Он мечтал и, надеюсь, мечтает объять необъятное – как и дОлжно делать тому, кого рокеры называют «true» - подлинный, настоящий до самой последней косточки, до самого тоненького нерва. Найти сокровища тамплиеров, воссоздать на сцене замок Монсегюр. «Но это ли нужно России?» - спросите вы. А вообще, нужны ли России настоящие, без дешевого ерничества, пошлости и подхалимажа, поэты? Седовласые Мэтры Стиха старательно учат быть поэтами и поэтессами амбициозных барышень и вьюношей – стОящих можно пересчитать по пальцам одной руки. Баркас – это сжатый кулак забредшего на огонек буддийского монаха. Монах разжимает кулак – и смятый цветок любимого борькиного гладиолуса превращается в бабочку, шепчущую отнюдь не голосом А. Пугачевой текст трагического «Арлекино». «Я Гамлета в безумии страстей который год играю для себя…».

Александру Градскому, своему большому приятелю в течение длительного времени, Борис посвятил пронзительное стихотворение «Скоморох».

- Я бы очень хотел снова увидеть Борю в том качестве, в каком он был тогда, - говорит маэстро. - Не люблю людей, которые меняются и уже не вспоминают себя самого. Да, жизнь тяжела и неуютна, но Борису надо постараться вернуться к прежней жизни.

***

Московский поэт Борис Баркас, известный авторством песни «Арлекино», которая в одночасье прославила восходящую звезду эстрады Аллу Пугачеву, похоже, навсегда порвал не только с миром популярной музыки, но и с родными и друзьями. Мы уже писали о том, что замечательный поэт, сочинявший тексты песен ведущим исполнителям, «ушел по-английски», уехав из Москвы и поселившись где-то загородом. В последнее время он, по-видимому, бомжевал – чужие люди его не раз видели в скверике у Белорусского вокзала.

Причина молчаливого ухода – творческая невостребованность и череда семейных трагедий. К сожалению, никто из бывших друзей-артистов не сразу заметил, что Борис «выпал из тусовки». А потом его потеряли из виду даже те, к кому он изредка обращался за помощью. Теперь они опасаются, что с Баркасом случилось что-нибудь страшное под воздействием стресса после того, как минувшим летом в Сочи без него, одного из главных, по сути, виновников события, широко отпраздновали 30-летие международного хита «Арлекино».

Через несколько дней после публикации о том, что поэт жив, в редакцию «С.-И.» позвонила дочь Бориса Баркаса Майя. «Не про твоего ли потерявшегося отца здесь пишут?» - накануне протянула ей газету сослуживица. Майя прочитала – и сердце бешено заколотилось. «Спасибо, что написали о нем, - давясь слезами, говорила нам Майя. – Я уже оставила надежду увидеть папу. Теперь буду его искать.

А совсем недавно Бориса Баркаса встретил его старый знакомый певец Крис Кельми. Он заехал в Российское авторское общество и нос к носу столкнулся с Борисом, который пришел туда в надежде получить авторские отчисления от снова исполнявшегося на радио и ТВ «Арлекино». Вид старого приятеля потряс Криса: перед ним стоял человек, словно живущий в лесу.

«Я, наверное, оказался одним из немногих, кто не читал вашу публикацию о Боре, - сказал Крис Кельми. – Поэтому о его бомжевании ничего не знал и из вежливости не стал расспрашивать, отчего Баркас так непрезентабельно одет. Но, чувствуя, что он не в самой лучшей форме, оставил ему номера своих телефонов – мало ли что! Может, еще позвонит?».

Да нет, не позвонит. Человек, нашедший в себе силы гордо порвать с прошлым, с друзьями, с той жизнью, на которую он возлагал столько надежд и которая подло подставила ему ногу, не станет просить помощи у более благополучных коллег. Слава богу, песни вроде «Арлекино», живут долго. Значит, поэту еще не раз перепадет кое-что с барского стола. На шампанское, наверное, не хватит, а куском хлеба былая слава его обеспечит. Но так всегда бывает: одному вершки, другому - корешки.

***

Буквально на днях, когда материал уже был готов к публикации, выяснилось, что Борис жив! Его матери, Ирине Борисовне, доставили повестку из Тверского районного суда – сына вызывали на заседание 1 сентября в качестве свидетеля. Поскольку Бориса она не видела давно и связь с ним не поддерживает, в суд поехал корреспондент «СПИД-инфо». И вот что удалось узнать.

8 июня в скверике у Белорусского вокзала бомж, уголовник со стажем, размахивая горлышком разбитой бутылки, набросился на группу молодых людей. Его скрутили и доставили в милицию. Борис как свидетель инцидента вызвался дать показания и дважды приходил к следователю. «Такое сегодня редко встретишь, - сказали в суде ребята. – Обычно всем на все наплевать, а тут такое благородство!». Вопрос, как выглядел Борис Баркас, их немного смутил: как будто интеллигентного человека загримировали под антисоциального элемента. «Но он был трезвый». «А я его видел после этого, - вдруг вспомнил один из потерпевших. – Он сидел там же, на скамейке, и читал, кажется, «МК». Когда же это было? 13 июля».

13 июля «Московский комсомолец» на первой полосе напечатал отчет о праздновании в Сочи песни «Арлекино». Ее соавтор, человек без каких-либо перспектив и крыши над головой, нерегулярно и, конечно, плохо питающийся, сидел в бомжовом скверике и читал про пир на весь мир…

Игорь ЗАЙЦЕВ

осень 2005 г.
для газеты "СПИД-инфо"

www.avtograf.com.ru

Поэт-Арлекин. Борис Баркас. Алла Пугачёва. 50 мужчин Примадонны

Поэт-Арлекин. Борис Баркас

Широкая слава певицы Аллы Пугачевой началась летом 1975 года, когда она победила на международном фестивале эстрадной песни «Золотой Орфей» в Болгарии. По условиям фестиваля, конкурсанты должны были исполнить три песни: одну родную и две болгарского происхождения. С первой у Пугачевой проблем не было — ею стала песня молодого композитора Вячеслава Добрынина на стихи Наума Олева «Помоги мне, дождик». С одной из болгарских песен она тоже определилась достаточно скоро — это была композиция «Я люблю тебя, Ленинград» Ангела Заберского в аранжировке Алексея Мажукова. Однако обе песни никак не тянули на звание хитов, способных принести Пугачевой не то что Гран-при, но даже одно из призовых мест. Нужен был настоящий шлягер, который раскрыл бы все грани таланта молодой певицы. Но где его взять? Поиски длились мучительно долго и могли закончиться ничем, если бы не счастливый случай. Кстати, их в жизни Пугачевой всегда происходило на удивление много, что свидетельствует о несомненном вмешательстве Провидения в судьбу певицы.

На дворе стоял то ли конец марта, то ли на начало апреля. В эти же самые дни Эльдар Рязанов работал в павильоне «Мосфильма» над «Иронией судьбы» и снимал эпизоды, где Надя Шевелева в исполнении Барбары Брыльской пела песни голосом Аллы Пугачевой (голос певицы звучал из магнитофона). Сама Пугачева тогда репетировала в одном из московских домов культуры с ВИА «Веселые ребята». За час до репетиции на полутемную сцену поднялся незнакомый мужчина, назвал свое имя (причем неразборчиво) и протянул певице ноты, пластинку и листок с зарифмованным подстрочником. При этом он сказал: «Я слышал, вы ищете песню? Посмотрите эту — «Арлекино». Может, пригодится». И так же быстро, как появился, этот человек ушел, не оставив после себя никаких координат, кроме неразборчивого имени.

Когда стали подробно разбираться с этим «Арлекино», выяснилось, что это была довольно старенькая песня болгарского автора Эмила Димитрова, с которой он стал победителем «Сопота-64». Текст в ней был не ахти какой, но музыка была вполне пригодной для шлягера. Сначала песню отдали поэту Борису Вахнюку, но его стихотворный вариант не удовлетворил Пугачеву. Тогда за дело взялся Слободкин, который обратился к услугам молодого поэта Бориса Баркаса, который сотрудничал с «Веселыми ребятами».

Баркас родился в августе 1953 года в Москве. Окончив школу в 1970 году (причем это был первый выпуск математических классов в столице), он поступил на биофак МГУ. А параллельно учебе писал стихи к песням, которые исполняли рок-группы. Его первым хитом стала песня «Ты по этой лестнице…», которую исполнил его друг Александр Лерман и группа «Скоморохи». Затем Баркас сотрудничал с рок-группой «Машина времени», для которой написал стихи к песне (одной из лучших в ее репертуаре) «Летучий Голландец». В том же самом году судьба свела Бориса и с Аллой Пугачевой. Так родился русский вариант песни «Арлекино». Первые строчки родились чуть ли не сразу:

По острым иглам яркого огня.

Бегу, бегу — дорогам нет конца.

На основе нового текста Пугачева придумала и свой сценический образ — грустного клоуна с неустроенной судьбой. Во время работы над песней озарение следовало за озарением.

Был придуман знаменитый смех в паузах между куплетами, безвольно болтающиеся в локтях руки и т. д. Короче, при работе над этой песней Пугачева попала именно в ту стихию, в которой чувствовала себя наиболее комфортно. Это был сплав театра и песни, мимики и жеста. Как будет вспоминать потом сама певица:

Борис Баркас с Андреем Макаревичем

«В «Арлекино» прекрасная музыка удивительно сочеталась с прекрасным текстом. Там все было слито воедино — и композиторский замысел, и аранжировка, и слова, — там был простор для приложения всех артистических сил. Кропотливо шла работа над аранжировкой, отрабатывалась пластика, жесты, интонация… Случай случаем, но, кроме фортуны, есть еще и каторжная работа артиста. Только это помогает ему понять, чего он хочет, что ищет в себе на сцене. Я старалась создать образ, когда повстречалась со своим «Арлекино». Нет образа — нет и счастливой встречи с Арлекино. Случай бывает конкретным, а певец без образа неконкретен.».

После победы в Болгарии творческое содружество между Пугачевой и Баркасом прервалось почти на добрый десяток лет. И только в 1984 году они снова встретились (до этого Баркас несколько лет писал тексты к передаче «Спокойной ночи, малыши!» и даже придумал одного из персонажей — ворону Каркушу). Итак, при новой встрече Баркас написал стихи на песню Пугачевой-композитора «Гонки». А чуть позже она исполнила и его «Монолог» — песню из репертуара рок-группы «Автограф». После этого их пути-дороги разошлись надолго.

В первой половине 80-х Баркас (вместе с Маргаритой Пушкиной) написал стихи к рок-опере Александра Градского «Стадион». А в годы горбачевской перестройки открыл маленькое издательство «КУБ», где осуществил чуть ли не первое издание Корана на русском языке. Потом он работал экскурсоводом в музее. А после развала СССР его жизнь медленно покатилась под откос. После смерти жены Баркас два года был бомжом, живя в социальном приюте. А потом произошла его новая встреча с Аллой Пугачевой.

Это случилось в начале сентября 2007 года, когда Баркаса разыскали телевизионщики из передачи «Пусть говорят» на Первом канале. Пришла туда и Пугачева, которая прилюдно пообещала помочь Баркасу и свое слово сдержала: вместе с бизнесменом-депутатом Андреем Ковалевым помогла ему купить двухкомнатную квартиру в Москве. Однако спустя десять дней после новоселья — 11 декабря — Баркас скончался: судя по всему его изношенное сердце не выдержало радости от этого события. Злополучную квартиру отдали дочери поэта — в память об его отце.

13 декабря Пугачева приехала на панихиду по Б. Баркасу (она же лично занималась и организацией его похорон), которая прошла в ритуальном зале ЦКБ имени Семашко. Кроме нее там также были: Владимир Пресняков-старший, Андрей Сапунов, Андрей Малахов и др. На панихиде Пугачева сказала небольшую речь:

«Ушел замечательный человек. Именно в ту минуту, когда мог бы зажить по-новому. Это удивительная судьба, ведь, по сути, Борис вернулся к нам из небытия. Для того чтобы попросить прощения. Чтобы мы попросили прощения. Чтобы получить благодарность от нас. Услышать наши слова благодарности…».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Борис Баркас – биография, книги, отзывы, цитаты

Борис Владимирович Баркас — советский поэт-песенник. Автор литературного переложения текста знаменитого в СССР первого хита Аллы Пугачёвой «Арлекино», написанного в 1962 году болгарским поэтом и актером Василом Андреевым для хита болгарского певца Эмиля Димитрова. Им написаны тексты для рок-групп «Машина Времени», «Рок-ателье», «Автограф», ВИА «Весёлые ребята», а также для таких певцов, как Гуннар Грапс, Тынис Мяги, Вадим Голутвин, Валерий Леонтьев.

Б. Баркас в 1970 году окончил математический класс московской школы № 57, затем биологический факультет МГУ по специальности биохимик. Первый успех пришёл к нему в 18 лет, когда он написал ставшую хитом в СССР песню «Ты по этой…

Борис Владимирович Баркас — советский поэт-песенник. Автор литературного переложения текста знаменитого в СССР первого хита Аллы Пугачёвой «Арлекино», написанного в 1962 году болгарским поэтом и актером Василом Андреевым для хита болгарского певца Эмиля Димитрова. Им написаны тексты для рок-групп «Машина Времени», «Рок-ателье», «Автограф», ВИА «Весёлые ребята», а также для таких певцов, как Гуннар Грапс, Тынис Мяги, Вадим Голутвин, Валерий Леонтьев.

Б. Баркас в 1970 году окончил математический класс московской школы № 57, затем биологический факультет МГУ по специальности биохимик. Первый успех пришёл к нему в 18 лет, когда он написал ставшую хитом в СССР песню «Ты по этой лестнице», которую исполнили Александр Лерман и рок-группа «Скоморохи». В 1975 году он написал русский стихотворный текст к популярной болгарской песне Эмила Димитрова «Арлекино» и передал его Алле Пугачёвой, которая с этой песней победила на международном конкурсе вокальных исполнителей «Золотой Орфей». Эта песня сделала Пугачёву знаменитой, а молодого поэта Бориса Баркаса — востребованным среди музыкальных исполнителей.

Однако После оглушительного успеха в жизни Бориса Баркаса началась "чёрная полоса". Он перепробовал множество профессий, работая экскурсоводом на выставках, книгоиздателем, но при этом всегда продолжал писать стихи. В конце жизни попал в трудные жизненные условия, после смерти жены потерял работу и квартиру, два года жил на улице, пока не согласился поселиться в приюте «Люблино». Осенью 2007 года принял участие в ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» с А. Б. Пугачёвой, после которой певица помогла ему восстановить документы и подарила квартиру. Однако буквально в следующие дни скончался от сердечной недостаточности, похоронен в Москве на Донском кладбище.

www.livelib.ru

WikiZero - Баркас, Борис Владимирович

open wikipedia design.

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Баркас.

Бори́с Влади́мирович Барка́с (5 августа 1953 — 11 декабря 2007) — советский поэт-песенник.

Автор русского текста знаменитого в СССР хита Аллы Пугачёвой «Арлекино» (на первой пластинке с этой песней автором слов ошибочно значился И. Резник) и песни «Бег по кругу».

Поэт-песенник Борис Баркас родился в Москве 5 августа 1953 года[1]. В 1970 году окончил 10 «Б» класс московской школы № 57. Это был первый выпуск математических классов[2]. Окончил биологический факультет Московского государственного университета по специальности биохимик[3].

Первый успех пришёл к начинающему поэту в 18 лет, когда он написал ставшую хитом в СССР песню «Ты по этой лестнице», которую исполнили Александр Лерман и рок-группа «Скоморохи». В 1975 году в возрасте 22 лет он написал русский стихотворный текст к популярной болгарской песне Эмила Димитрова «Арлекино» и передал его Алле Пугачёвой, которая с этой песней победила на международном конкурсе вокальных исполнителей «Золотой Орфей». Эта песня сделала Пугачёву знаменитой, а молодого поэта Бориса Баркаса — востребованным среди музыкальных исполнителей. Впоследствии Борис Баркас написал тексты ставшими известными песен: «Бег по кругу» для Аллы Пугачёвой, «Летучий Голландец» для группы «Машина Времени», а также для рок-групп «Рок-ателье», «Автограф», ВИА «Весёлые ребята». В разное время Баркас работал с такими известными в СССР исполнителями, как: Гуннар Грапс, Тынис Мяги, Вадим Голутвин, Валерий Леонтьев и другими.

…Каждый день отправляясь в плавание
В океаны московских улиц,
Я мечтаю о тихой гавани,
Где б мои корабли уснули.

В соавторстве с Маргаритой Пушкиной он является автором слов к рок-опере Александра Градского «Стадион».

В последние годы «застоя» его песни были запрещены к исполнению в СССР, в это время поэта-песенника приютил в Таллине эстонский поэт-песенник Отт Ардер[3]. В этот период Борис Баркас сотрудничает с такими прибалтийскими исполнителями, как Гуннар Грапс и Тынис Мяги. Параллельно работает автором сюжетов для детской передачи «Спокойной ночи, малыши!», где придумывает образ вороны Каркуши.

После оглушительного успеха в жизни Бориса Баркаса началась чёрная полоса. Он перепробовал множество профессий, работая экскурсоводом на выставках, книгоиздателем, но при этом всегда продолжал писать стихи.

Когда наступила перестройка, я с двумя друзьями организовал маленькое издательство «КУБ». Мы первым делом выпустили русский перевод Корана. Тогда, держа в руках ещё липкий от клея сигнальный экземпляр, я понял, что такое подлинный плюрализм. Это когда три еврея в православной стране двухмиллионным тиражом издают мусульманскую святыню.

В конце жизни попал в трудные жизненные условия — после смерти жены потерял работу и квартиру, два года жил на улице, пока не согласился поселиться в приюте «Люблино». Осенью 2007 года принял участие в ток-шоу Андрея Малахова «Пусть говорят» с А. Б. Пугачёвой, после которой певица помогла ему восстановить документы и подарила квартиру[4][5].

Скончался 11 декабря 2007 года от сердечной недостаточности.

Похоронен в Москве на Донском кладбище[6].

Слова песни для Александра Градского[править | править код]

Автор слов к рок-опере Александра Градского «Стадион».

Слова песен для Аллы Пугачёвой[править | править код]

  • «Арлекино»
  • «Бег по кругу» («Гонка»)
  • «Пролог» («Да, я хочу, чтоб тот, кто идёт за мной»…)

(Песни «Гонка» и «Бег по кругу» — одна и та же песня. Алла Пугачёва однажды в программе «Пусть говорят» с Борисом Баркасом сказала, что исполняла две песни Бориса — «Арлекино» и «Бег по кругу», имея в виду известную песню «Гонка». Многие ошибочно стали принимать «Бег по кругу» за отдельную работу.)

Слова песни для рок-группы «Машина времени»[править | править код]

  • «Летучий Голландец»

Слова песен для рок-группы «Автограф»[править | править код]

Слова песни для Александра Буйнова[править | править код]

  • «А дело в том»

Слова песни для рок-группы «Скоморохи» и Александра Градского[править | править код]

  • «Лестница» (в том числе в составе альбома «Машине времени — ХХ!»)

www.wikizero.com


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.