Англетер есенин стих


Призрак отеля "Англетер": lenarudenko — LiveJournal

В ночь с 27 по 28 декабря 1925 года Сергей Есенин был убит. Его тело обнаружили в пятом номере отеля «Англетер». Следствие назвало причину смерти – самоубийство. Эта притянутая версия вызвала недоверие у современников и потомков поэта…



Есенин в номере "Англетер". Рис. В. Шилов

Январь 1926 год, Ленинград

В этот вечер "помполит" К* прибыл в пятый номер гостиницы «Англетер». Отужинав, товарищ К* уселся за письменный стол, желая поработать перед сном. Ему не давал покоя его партийный коллега. Появилось опасение, что он обойдет товарища К* по партийной лестнице очень быстро. Товарищ К* решил действовать незамедлительно, судьба конкурента была решена...
Стрелки на часах показывали полночь. Товарищ К* ощутил необъяснимый пронизывающий холод… Затем за спиной послышались чьи-то тяжелые шаги, вызвавшие у «помполита» необъяснимый ужас… Постоялец хотел закричать, но голос не повиновался… Товарищ К* почувствовал, что его ноги холодеют, и он не может сдвинуться с места. Неизвестный подошёл к нему и остановился… Повинуясь неведомой силе, «помполит» медленно повернул голову…

…Товарища К* нашли утром на полу номера. Когда он пришёл в себя, то начал истерично смеяться, болтая какой-то невнятный бред. Бывалый партийный боец твердил о привидении с веревкой, намотанной на шею. Начальник гостиницы распорядился немедленно вызвать бригаду «скорой помощи» психиатрической больницы, чтобы антисоветская пропаганда мракобесия, навязчиво повторяемая товарищем К*, не смущала добропорядочных советских граждан.

Призрак отеля «Англетер»
Слухи о призраке поэта Есенина стали появляться сразу после его гибели. Разумеется, все рассказы о сверхъестесвенном официально приписывались антисоветскому мракобесию.


Фото Есенина за месяц до смерти, ноябрь 1925 года
Сейчас трудно точно утверждать, каким он был. Если судить по фото - это добрый человек

В январе 1926 года фотограф Пресняков сделал по просьбе Софьи Толстой, жены Есенина, фото гостиничного номера, где было найдено тело поэта.

На фото можно заметить, что оборки шторок пририсованы штрихами от руки . Если присмотреться, то видно, что пририсованные штрихи скрывают белый силуэт человеческой фигуры.


Штора справа с пририсованными краями

Можно, конечно, объяснять дефектом печати, но тогда зачем супруга поэта хранила именно эту некачественную фотографию (фотограф, наверняка, сделал несколько снимков)? И зачем были пририсованы края штор?

«Души людей, насильственно умерщвленных, не скоро покидают места своей гибели. На фотографии могла проявиться душа человека, погибшего здесь», - высказывала мнение одна из экстрасенсов.

Старое здание гостиницы было разрушено в 80-е годы прошлого века и построено заново. Несмотря на то, что отель «Англетер» - новодел, до сих пор встречаются рассказы постояльцев о призраке поэта, который бродит по коридорам. Призраки привязываются к месту трагической смерти, даже если дом был снесен.


Так выглядело фото без пририсованных краёв

Факты – упрямая вещь
Сам Есенин опасался убийства.
«Меня хотят убить! Я, как зверь, чувствую это!» - говорил он.

Нестыковку фактов в версии о самоубийстве подметили следователи-криминалисты, которые решили разобраться в обстоятельствах гибели поэта спустя десятилетия.

Э.А. Хлысталов, старший следователь Главного управления внутренних дел г. Москвы (с 1963 года) отмечает:
«И сколько я ни всматривался в фотокарточку, признаков наступления смерти от удушения петлей не видел. Не было характерно высунутого изо рта языка, придающего лицу висельника страшное выражение…»

«На лбу трупа, чуть выше переносицы, отчетливо видна прижизненная травма. Про такое телесное повреждение судебно-медицинские эксперты заключают, что оно причинено тупым твердым предметом и относится к опасным для жизни и здоровья человека…».


Фото убитого Есенина на диване гостиницы. На лбу у переносицы видна вмятина от удара.
На руке порезы

Вызывает вопрос и рана на руке Есенина. Сторонники версии самоубийства утверждали, что поэт сначала перерезал себе вены, а потом передумал и решил повеситься.

Криминалист Э.А. Хлысталов пишет по этому поводу:
«Внимательно изучив всю обстановку в номере гостиницы, понял, что эта версия не выдерживает никакой критики. Судите сами. Поэт разрезает себе глубоко руку и ждет, когда начнется обильное кровотечение. Ждет. Сознание не теряет. Через - какое-то время он решает повеситься. Начинает искать веревку. Находит. Отвязывает от чемодана. Затем высоко забирается под потолок (3 метра 80 сантиметров) и начинает ее привязывать к вертикальному стояку. Чтобы дотянуться до верха, поэту необходимо было поставить предмет с точкой опоры около двух метров. (Его рост 168 сантиметров). Причем с обязательным условием, что этот предмет должен стоять рядом со стояком. Таких предметов рядом с местом предполагаемого повешения не имелось».


Посмертная маска Есена. Вмятина от удара на лбу у переносицы явно заметна

Вызывает удивление и якобы предсмертное стихотворение, написанное кровью из порезанной вены. «Пока строчку напишешь, кровью изойдешь…» - отмечает исследователь Э.А. Хлысталов.
Надо заметить, что «предсмертное письмо» экспертами не исследовалось, анализ не проводился – поэтому доказательств, что оно написано кровью Есенина - нет.

Порез на правой руке Есенина. Левшой он не был. Если бы он хотел перерезать вены, то порезал бы левую руку.

Сам текст стихотворения по смыслу не напоминает предсмертную записку, адресатом которой называл сам себя Вольф Эрлих, служивший в ОГПУ. И странно, что предсмертные строки были адресованы именно представленному партийному соглядатаю.

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.
Спустя много лет появилась информация, что эти строки были написаны гораздо раньше декабря 1925 года. Стихотворение посвящено не Вольфу Эрлиху, а расстрелянному другу Есенина - поэту Алексею Ганину.


Есенин в гробу. Лицо сильно загримировано, но следы побоев заметны

Версия самоубийства явно притянута. Остаются только варианты:
- Есенина убили по приказу партийного руководства.
- Есенин умер при жестоком допросе от побоев – и палачам пришлось наскоро создать видимость самоубийства.



Так выглядел отель "Англетер" (здание слева) во времена Есенина.


Новый отель "Англетер" в наши дни (мои фото). Кстати, похоже на оригинал построили.

Мнение современников
О смерти Есенина шептались и недоумевали. В версию самоубийства не верилось.
Даже знаменитый поэт революции Владимир Маяковский писал:
«Почему? Зачем? Недоуменье смяло».
«Не раскроют нам причин потери ни петля, ни ножик перочинный».


Портрет Есенина. Рис. В. Скоробеев

Поэт Василий Наседкин (муж сестры Есенина, Екатерины) говорил: «На самоубийство не похоже... Мозги вытекли на лоб...»

Один из друзей поэта В. Князев заметил, что следов от веревки, который обычно остается на шее висельников, на шее Есенина не было:
В маленькой мертвецкой у окна -
Золотая голова на плахе:
Полоса на шее не видна -
Только кровь чернеет на рубахе...


Фото Есенина на паспорте (1923 год)

Друзья поэта - Николай Браун и Борис Лавренев отказались подписать протокол, в котором говорилось о самоубийстве Есенина.
Протокол был подписан сотрудником ОГПУ Вольфом Эрлихом. Что интересно, видевшим Есенина незадолго до смерти, и якобы ему были посвящены предсмертные стихи поэта.

Николай Браун упрекал Всеволода Рождественского, тоже поставившего свою подпись под протоколом: «Сева, как же ты мог под этим подписаться! Ты же не видел, как Есенин петлю на себя надевал!»
Он ответил: «Мне сказали — нужна еще одна подпись».


Есенин в образе Орфея. Рис. ormona

Борис Лавренев опубликовал статью «Памяти Есенина» с подзаголовком «Казненный дегенератами» и эпиграфом «И вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь».
Автор очень смело высказался: «И мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни обнаженную правду и назвать палачей и убийц палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта».

«Он был умучен!» - вспоминал Николай Браун.
Возникло даже предположение, что Есенина пытали в застенках ОГПУ, а в гостиницу принесли уже мертвое тело, после чего инсценировали самоубийство.

Бывший работник ОГПУ Павел Лукницкий, эмигрировавший в Париж, писал в мемуарах: «Был изуродован, на одежде следы крови, а левого глаза «не было».
«Есенин был мало похож на себя. Лицо его при вскрытии исправили, как могли, но все же… в верхнем углу правого глаза — желвак… и левый глаз — плоский: он вытек. Синевы в лице не было: оно было бледно, и выделялись только красные пятна и потемневшие ссадины».


На могиле Есенина сначала стоял крест

Есенина отпевали в церкви, а на могиле поэта первоначально был поставлен крест. Церковь не хоронит самоубийц по-христиански. Современники понимали истинную причину гибели, поэтому священник не отказался провести обряд и дал согласие поставить крест на могиле.

Есенин и власть большевиков
Идеологию советской власти Есенин не принял, как и все здравомыслящие люди того времени.
Стихи ясно отражают его презрение.

Пустая забава, одни разговоры.
Ну что же, ну что же вы взяли взамен?
Пришли те же жулики, те же воры
И законом революции всех взяли в плен.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Люди обычаи чтут как науку,
Да только какой же в том смысл и прок,
Если многие громко сморкаются в руку,
А другие обязательно в носовой платок.
Мне до дьявола противны
И те и эти.
Я потерял равновесие...
И знаю сам -
Конечно, меня подвесят
Когда-нибудь к небесам.
Ну так что ж!
Это еще лучше!
Там можно прикуривать о звезды...
. . . . . . . . . . . . . .
Я ведь не такой,
Каким представляют меня кухарки.
Я весь - кровь,
Мозг и гнев весь я.
Мой бандитизм особой марки.
Он осознание, а не профессия.
Слушай! я тоже когда-то верил
В чувства:
В любовь, геройство и радость,
Но теперь я постиг, по крайней мере,
Я понял, что все это
Сплошная гадость.
Долго валялся я в горячке адской,
Насмешкой судьбы до печенок израненный.
Но... Знаешь ли...
Мудростью своей кабацкой
Все выжигает спирт с бараниной...
Теперь, когда судорога
Душу скрючила
И лицо как потухающий фонарь в тумане,
Я не строю себе никакого чучела.
Мне только осталось -
Озорничать и хулиганить...

Всем, кто мозгами бедней и меньше,
Кто под ветром судьбы не был нищ и наг,
Оставляю прославлять города и женщин,
А сам буду славить
Преступников и бродяг.

Банды! банды!
По всей стране,
Куда ни вглядись, куда ни пойди ты -
Видишь, как в пространстве,
На конях
И без коней,
Скачут и идут закостенелые бандиты.
Это все такие же
Разуверившиеся, как я...

А когда-то, когда-то...
Веселым парнем,
До костей весь пропахший
Степной травой,
Я пришел в этот город с пустыми руками,
Но зато с полным сердцем
И не пустой головой.
Я верил... я горел...
Я шел с революцией,
Я думал, что братство не мечта и не сон,
Что все во единое море сольются,
Все сонмы народов,
И рас, и племен.

Но к черту все это!
Я далек от жалоб.
Коль началось -
Так пускай начинается...


Портрет Есенина. Рис. А. Кузнецов

Литературе той эпохи Есенин тоже дал точную оценку.
«Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни, чем время, в которое мы живем. Тяжелое за эти годы состояние государства в международной схватке за свою независимость случайными обстоятельствами выдвинуло на арену литературы революционных фельдфебелей, которые имеют заслуги перед пролетариатом, но ничуть перед искусством. Выработав себе точку зрения общего фронта, где всякий туман может казаться для близоруких глаз за опасное войско, эти типы развили и укрепили в литературе пришибеевские нравы… Давно стало явным фактом, как бы не хвалил и не рекомендовал Троцкий разных Безымянских, что пролетарскому искусству грош цена…»

Верно замечено, и никакие литературные потуги "помполитов" до потомков не дожили. Хотя раньше их навязывали в рамках школьной программы.



Портрет Есенина. Рис. А. Трескин

Жёстко отзывался Есенин и о трудах любимчика партии и борца с религиозным мракобесием Демьяна Бедного (настоящее имя Ефим Алексеевич Придворов).
…Когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна.
Мне стыдно стало так, как будто я попал
В блевотину, изверженную спьяна...
Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером немало.
Разбойник был, Иуда был.
Тебя лишь не хватало.
Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрей, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.

Надо отметить и «героев», развернувших в свое время литературную травлю Есенина. Конечно верные «борцы за свободу народа» (бывшие уголовники), редакторы московских журналов: Лев Сосновский, один из организаторов расстрела царской семьи, и Борис Волин, организатор массовых расстрелов крестьян. Против Есенина они действовали вместе, но при этом писали доносы друг на друга в ЦК партии.
Вот такое оно типическое лицо «героев революции».


Портрет Есенина. Рис. Г. Улыбин

Мотивы убийства
Возможно решение высшего руководства партии – убрать неугодного. Есенин стал противником советской власти, стал неудобен. От таких обычно избавляются, которые «много шумят».

Или вероятно спонтанное решение партийных соглядатаев. Чекисты опасались, что Есенин из Ленинграда уедет за границу, в этом случае голову им бы снесли. Об этом мотиве говорил друг поэта Николай Браун.
Расстрелянный Алексей Ганин перед смертью успел передать Есенину свои статьи, в которых называет советскую власть властью «изуверов и садистов», и просил опубликовать их за границей.
Поэт писал другу в сентябре «Чтоб избавиться кой от каких скандалов… махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

Особую роль могла сыграть и зависть коллег по перу, по совместительству сотрудников ОГПУ. Есенин был запрещен, но его стихи читали, тайно передавая книги друг другу, и романсы на его тексты распевали везде «от благонадежных гостинных до воровских тюрем». Обласканные властью поэты-соглядатаи не могли похвастать народной любовью к их творчеству. Ситуация не нова, когда гений сталкивается со злодеями.


Портрет Есенина. Рис. В. Шилов

Если скрывают, значит, есть причины
Доступ к материалам дела Есенина до сих пор остается под грифом «Секретно».
Разрешения на эксгумацию и проведение экспертизы родственники Есенина до сих пор не получили. Даже площадка вокруг могилы Есенина была забетонирована.

Возможно, эксгумация невозможна, потому что тела Есенина в могиле нет.
Шофер, работавший в ОГПУ в 20-е годы, позднее рассказывал «Мы вынули гроб Есенина и передали его другой группе, которая унесла его вглубь кладбища. А сами остались приводить могилу в порядок».


С. Безруков в роли Есенина

Документальный фильм о Есенине на основе уникальных архивных материалов «Дорогие мои! Хорошие!» режиссера Владимира Паршикова, получивший награды кинофестивалей, не принимали к показу федеральные каналы.

Эпизод передачи «Битвы экстрасенсов», посвященный Есенину, был сильно сокращен. Светлана Петровна Есенина, племянница поэта - гость передачи, говорила, что версию о насильственной смерти подтвердили семь из девяти экстрасенсов. Но при «умелом» монтаже в итоге в эфир вышло нечто невнятное.



Почтовые марки с портретом Есенина

Если до сих пор пытаются скрыть обстоятельства смерти Есенина, значит, кому-то это выгодно. Возможно, ниточки «

lenarudenko.livejournal.com

«Если бы все было по закону, Сергея Есенина посадили бы в тюрьму и надолго. Но сходило с рук...»

«ПУГАЧЕВ» СВЯЗАН С ПРОБЛЕМАМИ ДОНБАССА

В новой книжке Прилепин делает необычный анализ известных фактов, разрушает известные мифы о жизни и смерти поэта, вспоминает его любимых женщин. Само собой, возникает вопрос: почему именно Есенин?

- Есенин - это моя среда обитания. Я всю жизнь нахожусь в контексте его поэзии. Первые стихи, которые прочитал еще в детстве, были стихи Сергея Александровича, - признался нам писатель. - И родился я тоже в рязанской деревне. Есенин - в Константиново, я - в селе Ильинка.

- И все-таки довольно неожиданно, что такой брутальный майор и защитник Донбасса как Захар Прилепин, вдруг написал книжку о тонком лирике.

- Помимо того, что я майор, я еще филолог. И уже занимался подобными исследованиями, написал большую работу о писателе и драматурге Леониде Леонове. В серии ЖЗЛ вышла моя книжка «Непохожие поэты» об Анатолии Мариенгофе, Борисе Корнилове, Владимире Луговском. С другой стороны, это к теме моей «брутальности», Сергей Есенин был славен разнообразными выходками. Как он писал о себе: «От Москвы по парижскую рвань / Мое имя наводит ужас, / Как заборная, громкая брань...». Он был человек серьезно пьющий, любил подраться, серьезно увлекался политикой, был в боевой дружине эсеров, до революции его преследовали жандармы. Так что я не вижу никаких противоречий между брутальностью и лирикой. Кроме того, Есенин не только тонкий лирик, но и автор масштабных революционных поэм «Пугачев» или «Страна негодяев», которые, как ни странно, так или иначе связаны с проблемами Донбасса и всего там происходящего. События в «Стране негодяев» вообще происходят на территории Украины, это поэма о махновщине. В «Пугачеве» я вижу прямую связь с ополченцами.

ПОЭТ С ЧЕРТАМИ ПРОРОКА

- Вы исследуете взаимоотношения Есенина с его женщинами. Это уж точно лирика…

- Вопреки легендам, которые родились благодаря самому Сергею Александровичу, в отношениях с женщинами он был привередлив. Никаких обширных донжуанских списков у него не было. Было семь серьезных романов и несколько мимолетных. Кстати, Есенин не посвящал своим возлюбленным стихи. Он писал их только тем женщинам, с которыми у него не было отношений. Скажем, актрисе Августе Миклашевской, которой посвятил стихотворения из цикла «Любовь хулигана», или помещице Лидии Кашиной - прообразу Анны Снегиной.

- А как же знаменитые строчки из «Письма к женщине»? - «Вы помните, вы все, конечно, помните...»

- Это одно из немногих исключений. Как принято считать, стихи обращены к его жене Зинаиде Райх. И все-таки, скорее всего, это обобщенный образ женщины как таковой.

- Кто из его возлюбленных был ему дороже всего?

- Есенин достаточно быстро утомлялся от близких отношений и сбегал. Он говорил, что больше всего любил Айседору Дункан и Зинаиду Райх. В других случаях признавался, что больше всего любил Анну Сардановскую, свою первую юношескую любовь, которая умерла в 25 лет, и с которой у него не было отношений. Самой большое участие в его жизни принимала Галина Бениславская, которую он обожал как друга, и которая покончила жизнь самоубийством на его могиле. Или Софья Толстая, последняя его жена, которая всю свою жизнь была верна его памяти. И все-таки вдохновляли его не женщины, а религиозное восприятие будущего России. Есенин - большой религиозный поэт с чертами пророка.

МИФЫ ПРО АНТИСЕМИТИЗМ, СМЕРТЬ...

- Какой из существующих мифов о Сергее Александровиче вы попробовали разрушить?

- Скорее, не мифы, а точки завихрения. Например, отношение Есенина с Советской властью. Или я исследую тему взаимоотношений с еврейской интеллигенцией. Бытует мнение, что Есенин был антисемитом. Но это не так. Его высказывания на этот счет носили литературный характер. Самый его близкий друг на протяжении всей жизни был Анатолий Мариенгоф. Не говоря о том, что антисемитизм в годы революции и гражданской войны карался жестоко, поскольку среди большевиков и комиссаров было много евреев. У меня целая глава посвящена его отношениям с Троцким, вокруг которых тоже накручено колоссальное количество выдумок и мифов.

Если бы все было по закону, Сергея Есенина посадили бы в тюрьму и надолго. Но сходило с рук...

- Насколько я знаю, больше всего мифов существует вокруг есенинского самоубийства, которые многие исследователи считают убийством.

- Смерть любого великого человека неизбежно порождает мифы и легенды. Сейчас выходит очередное исследование о Пушкине, мол, Александра Сергеевича убили жандармы из Третьего отделения. Дескать, была не дуэль, а заказное убийство. Так же как пишут про Лермонтова, что его застрелил не отставной майор Мартынов, а какой-то казак из-за куста. Что Маяковского, конечно же, убил начальник отдела ОГПУ, «курировавший» творческую интеллигенцию Яков Агранов. Что и Марину Цветаеву убили «чекисты». Все эти версии несостоятельны с точки зрения фактов, тем не менее они удивительно живучи. Людям хочется верить в детективные драмы. То же происходит и с Есениным. Находятся «исследователи», которые вдруг начинают утверждать, что стихотворение: «До свиданья, друг мой, до свиданья...» написал не Есенин, а кто-то другой. Это люди, глухие к поэзии, ведомы своей личной паранойей. Они не понимают ни трагедии жизни поэта, ни его стихов, ни происходящих вокруг него событий.

...И ПРО БОЛЬШЕВИКОВ

- Вы, как и большинство, считаете, что Есенин покончил собой в ленинградской гостинице «Англетер», его никто не убивал?

- Не будем открывать все карты, в моей книге эти вещи будут подробно изложены. Существуют и другие мифы. Мол, Есенин ненавидел большевиков, Ленина терпеть не мог. За это его и убили, потому что он хотел всю правду о большевиках рассказать. Это абсолютный миф. У Сергея Есенина были сложные отношения с властью, как у каждого нормального человека. Делать нарезку из его стихов, на основе которой строится вывод, что этот парень ненавидел советскую власть, неправильно.

Если внимательно читать Есенина, то половина из того, что он написал, написано в прославлении русской революции, помимо того, что он, конечно, великий крестьянский поэт и гениальный лирик. Есенин был и остается большим русским революционным поэтом. Недаром Валентин Катаев называл его любимцем партии. Сергей Киров обожал его поэзию, как и Михаил Фрунзе. Есенин встречался с Троцким и с Дзержинским. Он был одной из главных надежд русской советской литературы. За это ему многое прощалось. Надо признать, что Сергей Александрович со своими друзьями-имажинистами совершал гораздо более серьезные правонарушения, чем сегодняшние представители творческой интеллигенции.

Начиная от росписи стен Страстного монастыря похабными частушками, что сегодня пошло бы по уголовной статье об оскорблении чувств верующих, до экономических преступлений: ухода от налогов, нарушений с финансовой отчетностью, издания книг на ворованной бумаге с липовыми тиражами. Это были серьезные махинации. Не говоря о многочисленных драках и пьяных дебошах Есенина. Если бы все было по закону, Сергея Александровича посадили бы в тюрьму и надолго. Но этого не делали. Сходило с рук.

www.kp.ru

Сказка о «Англетере»: picturehistory — LiveJournal

Сергей Есенин не жил в "Англетере". И не был самоубийцей

К такому выводу пришел петербургский литературовед и писатель Виктор Кузнецов после нескольких лет работы в секретных архивах. Предметом научных интересов историка русской литературы Виктора Кузнецова в прежние годы было творчество Алексея Кольцова и Ивана Никитина, поэтов-народовольцев и поэтов "серебряного века"... Одним он посвятил диссертацию, другим - журнальные публикации и книги.


Сергей Есенин

В случае с Сергеем Есениным внимание исследователя сосредоточилось не только на особенностях творчества поэта, но и на обстоятельствах его трагической судьбы. Более того, характер новой работы потребовал от литературоведа качеств дотошного и терпеливого детектива.

Результатом поиска Кузнецова в архивах ФСБ, МВД и других фондах явилась совершенно отличная от официальной версия трагедии, разыгравшейся 75 лет назад в гостинице "Англетер": Сергей Есенин не сводил счеты с жизнью, а стал жертвой заказного политического убийства. Со своей гипотезой, которая опирается на неизвестные прежде архивные документы и факты, осмысленные в контексте того времени, ученый знакомит сегодня читателей "Тайного советника".

[ДАЛЬШЕ...]

РЕЖИМНЫЙ ОБЪЕКТ

Виктор Иванович, начнем с события общеизвестного: в конце декабря 1925 года Есенин приезжает из Москвы в Ленинград, останавливается в гостинице «Англетер»...

– Увы, именно с этого утверждения и начинается тот самый миф о последних днях жизни поэта, в плену которого все мы находимся столько лет. Как ни правдоподобен факт остановки Есенина в «Англетере», но я решил его все же проверить, а заодно попытаться выяснить подробности его пребывания в гостинице. Кто в те дни там жил, работал, обслуживал номера, был комендантом? Смущало, что ни один из постояльцев и сотрудников гостиницы впоследствии не оставил после себя воспоминаний хотя бы о мимолетной встрече с популярным и многими любимым поэтом, который, согласно официальной версии, проживал там с 24 декабря.

Нет свидетельств и о том, кому звонил Есенин в те декабрьские дни, с кем встречался до вечера 27 декабря, – ведь в Питере у него была масса знакомых, а сам он считался очень общительным человеком. Неужели долгими зимними вечерами сидел в номере в одиночестве?

Я выяснил, что гостиницы города в те годы контролировал экономический отдел ГПУ. Списки проживающих, рабочие журналы гостиницы надеялся найти в архиве ФСБ. Однако получил из этого ведомства ответ, что архив экономического отдела той поры неизвестно когда таинственно исчез. Дверь, так сказать, захлопнулась, а ключ куда-то выбросили...

Но 1925 год – это, как известно, время эпохи нэпа с ее относительной свободой предпринимательства. Значит, должны существовать какие-то документы, отражающие доходы и налогообложение граждан. И они были. Каждого жителя страны тогда сопровождала так называемая «форма № 1», где фиксировались жалованье людей, доплаты, различные приработки… Среди прочих документов эта форма требовала составления два раза в год контрольно-финансовых ревизорских списков жильцов гостиниц с довольно обширными сведениями о людях.

Трудным и сложным путем я нашел списки постояльцев «Англетера» середины 20-х годов и могу сегодня перечислить около ста пятидесяти человек, которые проживали в гостинице в конце декабря 1925 года, и около пятидесяти сотрудников «Англетера» вплоть до уборщиц. Так вот, фамилии Есенина в этих списках нет. Иначе говоря, он никогда не жил в «Англетере»! Я был в шоке, когда это обнаружил.</span></span>

– Но Есенин был человеком известным, его могли поселить в гостиницу без обычных формальностей, по блату...</span></span>

– Исключено. «Англетер» в ту пору был сугубо режимным объектом, где проживали чекисты, партийно-советские чиновники районного и губернского масштабов. Не случайно на каждом этаже располагались так называемые «дежурки» с сотрудниками ГПУ, которые проверяли документы у всех постояльцев.</span></span>

гостиница «Англетер»

ЛЖЕСВИДЕТЕЛИ

– Однако существует немало воспоминаний... Одни 27-го вечером гостили у Есенина в номере, другие наутро вынимали его тело из петли, подписывали акт о самоубийстве поэта...

– Столкнувшись с одной неправдой, я стал осторожен в оценке каждого документа, каждого человека, так или иначе причастного к этой трагедии. Ну, скажем, любой на моем месте поинтересовался бы актом вскрытия тела Есенина. Но оказалось, что кто-то предусмотрительно уничтожил все акты вскрытия тела, составленные доктором Г. Гиляревским до 1926 года.

Однако сохранились акты того же Гиляревского последующих лет. Я держал их в руках. Сравнил их с актом о смерти поэта, заверенным якобы тем же Гиляревским. Совершенно другая подпись! Больше того, стиль, стандарт, нумерация этого документа абсолютно не соответствуют принятым тогда нормам. Такое впечатление, что человек просто понятия не имел, как это делается. Сомнительным является и акт об обнаружении тела Есенина в пятом номере гостиницы, который составил участковый надзиратель Николай Горбов.

– Среди свидетелей этой истории были известные люди – Вольф Эрлих, Георгий Устинов с женой, Николай Клюев, Павел Медведев, Ушаков... Остались их воспоминания...

– Давайте разбираться. Николай Клюев – наставник Есенина на раннем этапе его творчества, в дальнейшем – его «ласковый» противник. Причины их расхождения в первые годы советской власти не случайны: Клюев в 1918–1919 годах – секретарь парторганизации, пропагандист беспощадного красного террора, в 1924 году первым выпустил книжку о Ленине. Это далеко не тот Клюев, какого мы знаем по 30-м годам.

Номер гостиницы где, был убит Сергей Есенин

Есенин же в 1923 году пережил серьезную мировоззренческую ломку, после чего полностью отошел от своего социального романтизма и приблизился к неприятию Февральской и Октябрьской революций, советской власти. В 1925 году они были совершенно разными людьми. В декабря этого года Клюев пребывал в страшной бедности (сохранилась его слезная просьба к губернскому начальству освободить от платы за квартиру) и в полной зависимости от благосклонности властей. Отчасти этим можно объяснить, что он не возражал, когда оказался в списках лжегостей Есенина. Смалодушничал под давлением тяжелых жизненных обстоятельств? Примечательно, что в дальнейшем он никогда сам не упоминал, что был в тот вечер у Есенина. Случайно?

Георгий Устинов – журналист, критик, якобы проживавший в те дни в «Англетере» и опекавший Есенина. Однако его фамилии тоже нет в списках постояльцев гостиницы. Не числится в них и его супруга Елизавета Алексеевна. Я сравнил его подлинный автограф с подписью на милицейском акте о смерти Есенина – ничего общего! Самое удивительное, что этого «близкого приятеля Есенина», как он именуется во многих источниках, никто не видел ни во время прощания с поэтом в Доме писателей, ни на проводах тела на вокзале.

Вообще официальная биография Устинова мало соответствует фактической. Подчеркивается, что он работал в солидных газетах «Правда» и «Известия», но умалчивается его работа в бундовской газете «Звезда» в Минске. Оказывается, он был исключен из ВКП(б) за несусветную пьянку и потерю связей с партией и всю жизнь пытался в ней восстановиться. Его звездные годы были связаны с периодом Гражданской войны, по фронтам которой он сопровождал в поезде Председателя Реввоенсовета Льва Троцкого, а затем первым написал о нем пламенную брошюру «Трибун революции», выполнял весьма важные его личные поручения.

Все эти сведения о ключевом свидетеле последних дней жизни Есенина от нас тщательно скрывались много десятилетий – я собирал их по крупицам из малоизвестных публикаций, писем, фондов. «Безупречность» этой персоны охраняет и гриф секретности, который и сегодня продолжает сопровождать в одном из архивов «личное дело» Георгия Устинова.

Мне удалось познакомиться с ним, после чего у меня не осталось сомнений в лживости и заказном характере его мемуаров, призванных сфальсифицировать подлинную историю гибели Есенина. Думаю, что не случаен и бесславный конец этого человека, так и не нашедшего себе места в жизни, – в 1932 году его тело вынули из петли в его собственной квартире.

ЧЕКИСТ В РОССИИ БОЛЬШЕ ЧЕМ ПОЭТ

– «Поэт, приятель Есенина в последние два года его жизни». Так справочные разделы есенинских собраний сочинений рекомендуют Вольфа Эрлиха, одну из заглавных фигур трагедии. Это ему Есенин адресовал известную телеграмму от 7 декабря 1925 года: «Немедленно найди две-три комнаты. 20 числах переезжаю жить Ленинград. Телеграфируй». Насколько важна была роль Эрлиха в судьбе поэта?

– Мне не вполне ясна была личность этого молодого человека, пока я не обнаружил, что с 1920 года (с восемнадцати лет!) он являлся секретным сотрудником ЧК–ГПУ–НКВД и по этому роду своей деятельности находился в непосредственном подчинении известного чекиста Ивана Леонова, в 1925 году – заместителя начальника Ленинградского ГПУ.

Лично мне кажется подозрительным то обстоятельство, что практически вся компания свидетелей и понятых, поставивших свои подписи под документами о смерти Есенина, состоит из знакомых и друзей Вольфа Эрлиха. Больше того, литературный критик Павел Медведев, поэты Илья Садофьев, Иван Приблудный, журналист Лазарь Берман и некоторые другие также являлись сексотами ГПУ. Литература служила очень удобной ширмой для осведомительской деятельности людей этого сорта. Где граница между их дружескими, творческими отношениями и стукачеством? И какова цена оставленным ими воспоминаниям?

Вызывает вопросы и вояж Эрлиха из Москвы в Ленинград 16 января 1926 года, когда в течение одного дня он сварганил сомнительное свидетельство о смерти Есенина. Причем берет он его в загсе не Центрального района, на территории которого расположен «Англетер», а Московско-Нарвского района. Мелочь? Но не случайная: именно в этом районе все ключевые административные посты тогда находились в руках троцкистов, с помощью которых было проще оформить нужный документ. Эрлих тут же возвращается в Москву на вечер памяти Есенина.

С именем Эрлиха связано и обнародование якобы последнего стихотворения Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья...». По его словам, вечером 27 декабря, прощаясь, поэт засунул листок со стихами в карман пиджака Эрлиха с просьбой прочесть их как-нибудь потом, когда он останется один. А Эрлих «забыл» об этих стихах. Вспомнил лишь на следующий день, когда Есенина уже не было в живых.

29 декабря стихотворение публикуется в ленинградской «Красной газете». Датируется 27 декабря. Но в оригинале нет даты его написания.

И еще вопрос: почему оригинал этого стихотворения впервые появился на свет только в феврале 1930 года? Его принес в Пушкинский Дом крупный политвоенчин, впоследствии – литературный критик Георгий Горбачев. В журнале осталась запись: «От Эрлиха». Но Эрлих в 1930 году – мелкая сошка, сотрудник пограничной охраны ГПУ Закавказья. А «курьер» Горбачев – видный политкомиссар, хороший знакомый Троцкого. Не странно ли? Что-то тут не сходится...

После знакомства с воспоминаниями Вольфа Эрлиха, с его стихами у меня сложилось впечатление, что по характеру своего творчества и по своей натуре он был очень далек от Есенина, если не сказать – враждебен ему. Резкий, злобный, мстительный человек – полная противоположность открытому, доверчивому, сентиментальному Есенину.

Меня буквально обескуражило стихотворение Эрлиха «Свинья», написанное в 1929 году, где есть такие строки: «Пойми, мой друг, святые именины твои отвык справлять наш бедный век. Запомни, друг, не только для свинины, – и для расстрела создан человек». Они тут же вызвали из моей памяти силуэт головы свиньи, нарисованный над бурыми строками оригинала есенинского «До свиданья...».

Поначалу это изображение принимали за кляксу. Но нет, свиное рыло с ушами на том листке трудно с чем-то перепутать. Что стоит за этой неожиданной аллегорией, получившей столь зловещее стихотворное продолжение? Нет, очень непрост был в своих взаимоотношениях с поэтом сексот ГПУ Вольф Эрлих.

Вольф Эрлих

ТРИНАДЦАТЬ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ЕСЕНИНА

– Невольно возникает мысль о заговоре...

– Думаю, что это близко к истине. Но почему тогда возникла необходимость в заговоре? Чтобы исказить, скрыть подлинную картину происшедшего – насильственного устранения Есенина, а говоря проще – его убийства...

– ...И для этого были серьезные основания?

– Были. Ведь популярность Есенина была огромной. Его лирическая поэзия резко отличалась от железобетонных словесных конструкций той эпохи, была им укором. На фоне есенинских откровений меркли стихи Кириллова, Полетаева, Казина, Уткина и других приверженцев алгебраической интернациональной поэзии. Они просто не воспринимались народом. Не вписывался Есенин в культурную политику своей эпохи и уже поэтому мешал большевикам, был им опасен.

Лев Троцкий

Кроме того, Есенин как человек внутренне свободный и творчески независимый, не слишком-то придерживался различных условностей, утверждавшихся в обществе пролетарской диктатуры. Это проявлялось и в его поступках, нередко оборачивавшихся скандалами, и в довольно откровенных суждениях по тому или иному поводу. Обронил однажды Есенин за столиком в берлинском ресторане, что, мол, не поедет в Россию, пока там правит Троцкий-Бронштейн, а рядом оказался сексот. Донес куда надо. Вернулся поэт домой с клеймом националиста. А еще – скандалист, пьяница, многоженец… Сколько беспокойства доставляла властям такая неуправляемая, но популярная личность!

– И был найден повод...

– Он лежал на поверхности – с осени 1925 года Есенин находился под судом. В сентябре, когда он вместе с женой возвращался из Баку в Москву, в поезде у него случился конфликт с одним московским партийным чиновником и дипкурьером. Их стараниями в Москве на вокзале поэт был задержан, допрошен, а вскоре против Есенина было возбуждено судебное дело – уже тринадцатое по счету.

В попытке избежать суда он ложится в психиатрическую клинику Московского университета («психов не судят») под опеку своего земляка профессора Ганнушкина. Именно там «психический больной» Есенин написал свой шедевр «Клен ты мой опавший, клен заледенелый…» и другие прекрасные лирические стихи.

За поэта тогда заступился нарком просвещения Луначарский, который не хотел шумихи по этому делу в зарубежной прессе. Однако кто-то более всемогущий отверг ходатайство наркома – наиболее очевидной фигурой здесь мог быть Троцкий.

НЕВОЗВРАЩЕНЕЦ

– И тогда Есенин решает сбежать в Ленинград...

– Но, конечно, не от суда – куда денешься от судебных исполнителей и «органов»? – и не на постоянное местожительство. Он хотел бежать из Советского Союза. Еще 7 февраля 1923 года по пути из Европы в Америку он пишет письмо в Берлин своему приятелю, поэту Александру Кусикову, в котором прямо заявляет о своем неприятии советской власти, Февраля и Октября, добавляя, что «сбежал бы хоть в Африку».

За месяц до смерти, 27 ноября, Есенин пишет из психиатрической клиники своему другу Петру Чагину: «...Избавлюсь (от скандалов. – В.К.), улажу, пошлю всех... и, вероятно, махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

Маршрутом бегства могла быть Великобритания, по другим предположениям – Прибалтика. О серьезности его намерений говорит и краткая поездка в Ленинград в начале ноября 1925 года – мосты наводил? Кто-то выдал его настроения, не исключено, что Устинов, – в тот приезд он вертелся рядом с поэтом, вместе пили.

Мгновенные рисунки Сергея Есенина (посмертные), выполненные художником В.Г.Сварогом (Василием Семеновичем Корочкиным) 28 декабря 1925 года в номере гостиницы. Есенин лежал на полу номера.

Сварог волею судьбы оказался одним из первых, кто попал в номер гостиницы
и увидел тело Есенина, якобы "вынутого из петли". Внешний облик Есенина явно не соответствовал тому, как должен выглядеть человек, ушедший из жизни добровольно. На Есенине тот самый серый костюм, в котором его видели в последний раз, только теперь пиджак превратился в жалкое рванье. Это, возможно, результат жесточайшей драки, когда костюм не только по швам разрывается — трещит и расползается сама материя.

ПОЭТ И КИЛЛЕРЫ

– Итак, еще раз вернемся к очевидному: 24 декабря 1925 года подсудимый Сергей Есенин приезжает из Москвы в Ленинград...

– ...тут же арестовывается, доставляется в следственный изолятор, допрашивается, до смерти избивается, его тело тайно переносят в пятый номер «Англетера», где и устраивается известное нам святотатство с «добровольным уходом поэта из жизни». Надо ли говорить, что на подобную акцию исполнители вряд ли решились, не имея санкции свыше? Сомнительным выглядел бы и вариант с обнаружением трупа якобы убитого в «кабацкой драке». В этом случае Сталин мог бы докопаться до истины и получить весомый компромат против ленинградской оппозиции, с которой в те дни выяснял отношения на ХIV съезде РКП(б).

28 декабря 1925г. Посмертная фотография Сергея Есенина, выполненая М.С.Наппельбаумом, государственным художественным (но ее судебным) фотографом. На его снимке уже совсем другой Есенин: опрятный, причесанный, приглаженный; расстегнутые брюки приведены в порядок, рубашка, как положено, заправлена. Есенин уже на кушетке, под головой — подушка. Теперь он вполне соответствует заказанному сценарному образу самоубийцы.

– Фактически вы выстроили схему заказного убийства. Говоря языком наших дней, напрашивается вопрос: кто мог выступить в роли заказчика этого убийства, кому были поручены функции киллера?

– Думаю, что к ответу на первую часть вопроса я уже приблизился: приказ на арест поэта, скорее всего, мог дать Лев Троцкий. Для этого у него и причины были, и полномочия позволяли, и верные люди имелись. Прямых доказательств нет, да, вероятно, и быть не может: все указания отдавались преданным людям устно и неофициально.

Что же касается непосредственного исполнителя убийства, то наиболее подходящей фигурой здесь мог быть, конечно, известный террорист Яков Блюмкин, верный оруженосец Троцкого, его личный порученец в течение многих лет. По воспоминаниям тифлисского приятеля Есенина, писателя и журналиста Николая Вержбицкого, у Блюмкина могли быть и личные счеты с Есениным: тот однажды в Баку в 1924 году угрожал поэту и даже пистолет на него направлял.

Некоторые видели в те декабрьские дни Блюмкина в «Англетере». Но со стопроцентной уверенностью указать именно на него, как на убийцу Есенина, я сегодня не могу – не хватает материала. Прояснить истину могли бы протоколы допросов Блюмкина перед его расстрелом в 1929 году. Но эти документы мне получить не удалось.

Яков Блюмкин

А дальше... Развитие событий легко предположить: началось заметание следов преступления. Об участниках этого действа удалось узнать побольше.

В конце 1925 года комендантом «Англетера» был чекист Василий Назаров. Любитель выпить, он расслабился и днем в воскресенье 27 декабря, к вечеру сморился и улегся спать. Поздно вечером (а не утром, согласно официальной версии!) в квартиру позвонил дворник: мол, вызывают в гостиницу, в пятый номер.

Назаров, еще не протрезвевший, ушел, а вернулся уже утром – усталый, мрачный и молчаливый. Это не моя реконструкция событий, а подлинный рассказ вдовы коменданта Антонины Львовны, который я записал лично. Я успел встретиться с ней незадолго до ее смерти в 1995 году. Несмотря на почтенный возраст, она сохранила ясную память – я проверял детали ее воспоминаний по документам. Муж не был с ней многословен: повесился, мол, поэт, оформляли… Но если бы и в самом деле повесился, то, наверное, было бы что рассказать?

Вместе с Василием Назаровым свои подписи в качестве понятых в ту ночь под документами поставили несколько литераторов, сотрудничавших с ГПУ, – Павел Медведев, Всеволод Рождественский, Михаил Фроман. Фальшивый акт об обнаружении тела Есенина в гостинице составлял участковый милиционер Николай Горбов, прошедший выучку в активно-секретном отделе уголовного розыска. Его высокими начальниками были глава губернской милиции Герасим Егоров и руководитель УГРО Леонид Петржак.

Оба в 1929 году были арестованы как троцкисты и крупные финансовые аферисты. Впоследствии Николай Горбов, отсидев срок в тюрьме по сфабрикованному делу, написал заявление в парторганизацию (не из чувства ли обиды?), в котором указывал на «некрасивые поступки» этих людей, а также еще одного крупного чина – упоминавшегося здесь заместителя начальника Ленинградского ГПУ Ивана Леонова.

Есть убеждение, что именно он в качестве исполнителя воли Троцкого и стал главным организатором этой акции, который распределял кровавые обязанности между своими проверенными подчиненными. А Горбов, облегчив душу в 1931 году своим заявлением в парторганизацию, через год бесследно исчез.

АРХИВНЫЕ ТАЙНЫ

– Виктор Иванович, вам часто приходится оговариваться: «фактов не хватает», «прямых доказательств нет». Неужели настолько все было скрупулезно продумано, что не осталось явных следов?

– Какие-то ошибки исполнители этого черного дела, конечно, совершили, особенно на стадии заметания следов. Добавлю такую частность, как якобы наличие ванны в пятом, «есенинском» номере гостиницы, что отмечали некоторые из лжевоспоминателей. Я не поленился и отыскал инвентаризационную опись вещей и обстановки в «Англетере». Ванны в том номере не было. Мелочь, казалось бы… Но, как известно, именно детали обычно и подводят лжецов.

Как следствие поспешной небрежности примечательны и газетные публикации на смерть Есенина: еще не было готово заключение судмедэкспертизы, а газеты уже сообщили, что поэт повесился. Журналисты сами написали? При жесткой цензуре того времени, которая «вела» даже стенгазеты, без санкции свыше это было невозможно. А тем, кто наверху, результаты экспертизы и не были нужны.

А сколько я держал в руках сфабрикованных документов с фальшивыми подписями! И это при том, что в ГПУ существовал специальный графологический отдел, где на высоком уровне составлялись разного рода липовые документы. Нет, о безошибочной, тщательно продуманной работе этих «мастеров заплечных дел» я бы не стал говорить. Не сомневаюсь, что далеко не все из современников поэта поверили в скороспелый официальный миф о его самоубийстве.

Написал же 30 декабря в «Красной газете» смелую и дерзкую статью под заголовком «Казненный дегенератами» Борис Лавренев. Известный писатель и сторонник революции, он успел сказать свое честное слово – возможно, что и по чьему-то недосмотру. Но в дальнейшем он уже никогда не возвращался к этой теме. Впрочем, молчали и все остальные. Людям было чего бояться в те времена.

Но приблизиться к истине в этой печальной истории мы, конечно, сможем. Особенно когда откроются за давностью времени наши архивы, в первую очередь – ФСБ. Какие государственные тайны могут сегодня составлять фонды документов, отражающих внутреннюю жизнь страны 20-х – 30-х годов?! Ведь есенинской трагедии уже 73 года, а мы до сих пор не можем подобраться к ее персонажам только потому, что все они служили в «органах». А ведь подобные события – тоже часть нашей истории. А без исторической правды не может быть и правды художественной.</span></span>

* * *

ПОСЛЕСЛОВИЕ

В 1927 году художник В. Сварог рассказал своему другу, журналисту И.С. Хейсину, о происшедшем в номере гостиницы:

«...Мне кажется, этот Эрлих что-то подсыпал ему на ночь, ну... может быть, и не яд, но сильное снотворное. Не зря он «забыл» свой портфель в номере Есенина. И домой «спать» не ходил – с запиской Есенина в кармане.

Он крутился не зря все время неподалеку, наверное, вся их компания сидела и выжидала свой час в соседних номерах. Обстановка была нервозная, в Москве шел съезд, в "Англетере" всю ночь ходили люди в кожанках. Есенина спешили убрать, потому все было так неуклюже и оставалось много следов. Перепуганный дворник, который нес дрова и не вошел в номер, услышав, что происходит, кинулся звонить коменданту Назарову… А где теперь этот дворник?
Сначала была "удавка" – правой рукой Есенин пытался ослабить ее, так рука и закоченела в судороге. Голова была на подлокотнике дивана, когда Есенина ударили выше переносицы рукояткой нагана.

Потом его закатали в ковер и хотели спустить с балкона, за углом ждала машина.
Легче было похитить. Но балконная дверь не открылась достаточно широко, оставили труп у балкона, на холоде. Пили, курили; вся эта грязь осталась...
Почему я думаю, что закатали в ковер? Когда рисовал, заметил множество мельчайших соринок на брюках и несколько в волосах… пытались выпрямить руки и полосонули бритвой "Жилетт" по сухожилию правой руки, эти порезы были видны...

Сняли пиджак, помятый и порезанный, сунули ценные вещи в карманы и все потом унесли... Очень спешили... Вешали второпях, уже глубокой ночью, и это было непросто на вертикальном стояке. Когда разбежались, остался Эрлих, чтобы что-то проверить и подготовить для версии о самоубийстве...
Он же и положил на стол, на видное место, это стихотворение "До свиданья, друг мой, до свиданья..." Очень странное стихотворение...»
(Опубликовано в газете «Вечерний Ленинград», 28.12.1990 года).

Действительно, из пятого номера пропал пиджак поэта, а после осмотра места происшествия кто-то снял лакированные туфли с мертвого тела.

Есть и показания научного сотрудника Эрмитажа В. Головко, который до войны учился в техникуме, и ему преподаватель В. Шилов перед отправкой на фронт ра

picturehistory.livejournal.com

СМЕРТЬ В "АНГЛЕТЕРЕ"? (Посвящается Сергею Есенину)

    В 1985 году мне было всего 15 лет. Именно в этом "возрасте ранней юности" (терпеть не могу слово "подросток", оно как бы намекает на некую неполноценность) для меня внезапно открылись два персонажа, которые и теперь, спустя почти 30 лет, продолжают оставаться (нет, не кумирами, и не идолами) людьми, чье творчество и судьбы продолжают меня интересовать. Это Джон Леннон и Сергей Есенин.   Я и сейчас очень люблю "Битлз", и Есенин остается для меня одним из самых любимых поэтов. В 1986 году, побуждаемый юношеским максимализмом, я написал стихи, в которых попытался противопоставить нарастающую бездуховность середины 80-х годов (знал бы я тогда, что нас ждет в будущем!) печальной судьбе моих героев. Вот эти немного наивные стихи:

***
Убийца поднял пистолет. Пять выстрелов в мечту, в цветы.
Джон Леннон прожил сорок лет. В любовь он верил... Ну а ты?

Ты, может, доживешь до ста. Тебе открыты все пути.
А совесть у тебя чиста? Куда намерен ты идти?
Хотя, я знаю твой ответ, он у тебя на языке.
И я уверен, пистолет не задрожит в твоей руке.

Сергей Есенин в "Англетере" сжег в тридцать лет назад мосты.
Наверно, просто был растерян... Зато во всем уверен ты!
    __________

    Тогда еще, не владея различными источниками информации (более того, не умеющий ими пользоваться), я полностью верил официальным версиям смерти как Леннона, так и Есенина. И если убийство Джона Леннона достаточно понятно, то насчет самоубийства Есенина у меня чем дальше, тем больше накапливались вопросы.
    В этой своей статье я попытаюсь сделать так, чтобы вопросы о сомнительном самоубийстве великого русского поэта возникли и у всех, кому интересна личность Сергея Есенина.


    Трудно ответить на вопрос, знал ли кто-нибудь, кроме самого Сергея Есенина, что происходило в пятом номере гостиницы "Англетер"  в ночь с 27 на 28 декабря 1925 года.

   Даже отбрасывая игру воображения и руководствуясь лишь фактами, почти невозможно пролить свет на  эти события.               Тем более, что факты выглядят не слишком убедительными, поведение тех, кто тогда окружал Есенина, кажется очень странным, так же как и поведение самого поэта. В связи с этим, причин для сомнений в самоубийстве Сергея Есенина накапливается немало.
    Утром 28 декабря Вольф Эрлих и Елизавета Устинова, соседи Есенина по гостинице и его давние знакомые, решили нанести визит поэту. На их стук в дверь никто не открыл. Заподозрив неладное, поскольку ключ торчал в двери изнутри, они вызвали управляющего, который открыл дверь запасным ключом.   Труп Есенина находился около трубы парового отопления, к которой была привязана удавка. Есенин был повёрнут лицом к трубе, внешность его была обезображенной: лоб сильно обожжен и продавлен, один глаз навыкате, другой - вытек, обожжена переносица, правая рука сильно порезана.

    Труп в нижнем белье и брюках, без пиджака и ботинок положили на дровни, прикрыли простыней и увезли в Обуховскую больницу. Осмотр тела производил судмедэксерт Гиляровский, констатировавший, что на лбу покойного обнаружена вдавленная борозда над переносицей длиной в четыре сантиметра и шириной в полтора, на руках обнаружены резаные раны, одна из которых, длиной четыре сантиметра в области сухожилия правой руки. Было предположено, что все эти раны могли быть нанесены самим покойным.


  Сразу возникает вопрос: мог ли Есенин повесится на раскаленной батарее, способной до такой степени обезобразить его лицо? На этот счет имеется точное доказательство. Дело в том, что в течение всего дня 27 декабря батареи топились очень слабо. Когда Эрлих заходил в гости к приятелю, Есенин сидел в шубе - было очень холодно. Ночью же отопление заработало на полную мощность, но, вероятно, уже после того, как случилось несчастье.

    Если верить Эрлиху, то свое последнее стихотворение "До свиданья, друг мой, до свиданья...", Есенин посвятил именно ему, и мало того, поскольку в гостинице не нашлось чернил, стихотворение это было написано кровью. Причем Эрлих сказал, что не стал его читать сразу, и даже забыл о нем, вспомнив только после того, как случилась трагедия.

    Все это более чем странно.
    Неужели во всей гостинице не оказалось ни капли чернил? А чем же тогда регистрировали постояльцев? Если Есенин боялся выходить из номера, предчувствуя смерть, то уж послать кого-нибудь в лавку за чернилами он мог наверняка.
    Кроме того, запомнить два четверостишия только что сочиненного им стихотворения для Есенина не составило бы никакого труда. Трудно поверить и в то, что получив стихи, написанные знаменитым поэтом и адресованные лично ему, Эрлих не стал читать. Тем более, если они так начинаются!

    Известно, что в 6 часов вечера 27 декабря Эрлих был у Есенина, поскольку забыл у него портфель, затем покинул гостиницу и поехал на вечеринку к одному из своих многочисленных приятелей (к М. Фроману). Похоже, что возвращаться из гостей в этот вечер он и не собирался.  Эрлих просидел в гостях до двух часов ночи, дожидаясь пока не разойдутся все остальные гости, а потом остался ночевать, обеспечивая тем самым себе алиби.
    Художник Сворогин, рисовавший утром 28 декабря мертвого Есенина,


так отзывался о действиях Эрлиха: "Мне кажется, этот Эрлих что-то ему подсыпал на ночь, ну, может быть, и не яд, но сильное снотворное. Не зря же он забыл свой портфель в номере Есенина... И домой он "спать" не ходил - с запиской Есенина в кармане".

    Возможно, Эрлих и носил с собой стихотворение, чтобы потом подложить его в номер. Но он не успел этого сделать, поскольку номер отпечатали.

    По поводу стихотворения существуют разные мнения. Кто-то думает, что оно написано не им, что это - ловкая подделка под стиль и почерк автора, поэтому и была порезана рука, чтобы было понятно, откуда взялась кровь.
    А кто-то считает, что стихотворение могли Есенину заказать, как реквием Моцарту.

    Но есть достаточно серьезная версия, что Есенин в гостиницу "Англетер" вообще не приезжал.
    Оказывается, в то время пятый номер гостиницы вообще был непригоден для жилья. Уже несколько лет он не использовался, поскольку там находилась небольшая аптека. После ее закрытия помещение вновь было решено оборудовать под гостиничный номер, но ремонт к 27 декабря сделать не успели, там даже не было ванны. Вряд ли Есенин согласился жить в подобных условиях.

    Возможно, поэт был арестован ГПУ прямо на вокзале. Где-то его допрашивали и пытали, а убив, и во что-то завернув тело, перевезли в "Англетер", которая была в это время пристанищем чекистов (в ГПУ служило большинство обслуживающего персонала гостиницы, поэтому заявить о том, что ключ в двери торчал изнутри номера, ничего не стоило).

    Тем не менее, версия убийства поэта, в которой были замешаны Эрлих и Устинова, мне представляется наиболее вероятной. Слишком уж странным было их поведение 27 и 28 декабря.
    Но все же, я не могу поверить, что последние, предсмертные стихи моего любимого поэта написаны не им. Уж слишком они есенинские:
    "... В этой жизни умирать не ново,
    Но и жить, конечно, не новей..."

    Смерть Сергея Есенина и сейчас является загадкой.
    Мне неожиданно пришла такая мысль: пусть она загадкой и остается! Ведь должны быть в истории нашей литературы некие загадки, которые делают ее интереснее.

   Сергей Воробьев.

sergeyurich.livejournal.com

Поэт с русской душой. Сергей Есенин не жил в "Англетере" и не был самоубийцей » Москва

Сергей Есенин не жил в "Англетере". И не был самоубийцей

К такому выводу пришел петербургский литературовед Виктор Кузнецов после нескольких лет работы в секретных архивах. Предметом научных интересов историка русской литературы Виктора Кузнецова в прежние годы было творчество Алексея Кольцова и Ивана Никитина, поэтов-народовольцев и поэтов "серебряного века"... Одним он посвятил диссертацию, другим - журнальные публикации и книги. 

 

В случае с Сергеем Есениным внимание исследователя сосредоточилось не только на особенностях творчества поэта, но и на обстоятельствах его трагической судьбы. Более того, характер новой работы потребовал от литературоведа качеств дотошного и терпеливого детектива. 

 

Результатом поиска Кузнецова в архивах ФСБ, МВД и других фондах явилась совершенно отличная от официальной версия трагедии, разыгравшейся 75 лет назад в гостинице "Англетер": Сергей Есенин не сводил счеты с жизнью, а стал жертвой заказного политического убийства. Со своей гипотезой, которая опирается на неизвестные прежде архивные документы и факты, осмысленные в контексте того времени, ученый знакомит сегодня читателей "Тайного советника". 

Сказка об «Англетере»

Режимный объект

– Виктор Иванович, начнем с события общеизвестного: в конце декабря 1925 года Есенин приезжает из Москвы в Ленинград, останавливается в гостинице «Англетер»...

– Увы, именно с этого утверждения и начинается тот самый миф о последних днях жизни поэта, в плену которого все мы находимся столько лет. Как ни правдоподобен факт остановки Есенина в «Англетере», но я решил его все же проверить, а заодно попытаться выяснить подробности его пребывания в гостинице. Кто в те дни там жил, работал, обслуживал номера, был комендантом? Смущало, что ни один из постояльцев и сотрудников гостиницы впоследствии не оставил после себя воспоминаний хотя бы о мимолетной встрече с популярным и многими любимым поэтом, который, согласно официальной версии, проживал там с 24 декабря.

 

Нет свидетельств и о том, кому звонил Есенин в те декабрьские дни, с кем встречался до вечера 27 декабря, – ведь в Питере у него была масса знакомых, а сам он считался очень общительным человеком. Неужели долгими зимними вечерами сидел в номере в одиночестве?

 

Я выяснил, что гостиницы города в те годы контролировал экономический отдел ГПУ. Списки проживающих, рабочие журналы гостиницы надеялся найти в архиве ФСБ. Однако получил из этого ведомства ответ, что архив экономического отдела той поры неизвестно когда таинственно исчез. Дверь, так сказать, захлопнулась, а ключ куда-то выбросили...

 

Но 1925 год – это, как известно, время эпохи нэпа с ее относительной свободой предпринимательства. Значит, должны существовать какие-то документы, отражающие доходы и налогообложение граждан. И они были. Каждого жителя страны тогда сопровождала так называемая «форма № 1», где фиксировались жалованье людей, доплаты, различные приработки... Среди прочих документов эта форма требовала составления два раза в год контрольно-финансовых ревизорских списков жильцов гостиниц с довольно обширными сведениями о людях.

 

Трудным и сложным путем я нашел списки постояльцев «Англетера» середины 20-х годов и могу сегодня перечислить около ста пятидесяти человек, которые проживали в гостинице в конце декабря 1925 года, и около пятидесяти сотрудников «Англетера» вплоть до уборщиц. Так вот, фамилии Есенина в этих списках нет. Иначе говоря, он никогда не жил в «Англетере»! Я был в шоке, когда это обнаружил.

 

– Но Есенин был человеком известным, его могли поселить в гостиницу без обычных формальностей, по блату...

– Исключено. «Англетер» в ту пору был сугубо режимным объектом, где проживали чекисты, партийно-советские чиновники районного и губернского масштабов. Не случайно на каждом этаже располагались так называемые «дежурки» с сотрудниками ГПУ, которые проверяли документы у всех постояльцев.

Лжесвидетели

– Однако существует немало воспоминаний... Одни 27-го вечером гостили у Есенина в номере, другие наутро вынимали его тело из петли, подписывали акт о самоубийстве поэта...

– Столкнувшись с одной неправдой, я стал осторожен в оценке каждого документа, каждого человека, так или иначе причастного к этой трагедии. Ну, скажем, любой на моем месте поинтересовался бы актом вскрытия тела Есенина. Но оказалось, что кто-то предусмотрительно уничтожил все акты вскрытия тела, составленные доктором Г. Гиляревским до 1926 года.

 

Однако сохранились акты того же Гиляревского последующих лет. Я держал их в руках. Сравнил их с актом о смерти поэта, заверенным якобы тем же Гиляревским. Совершенно другая подпись! Больше того, стиль, стандарт, нумерация этого документа абсолютно не соответствуют принятым тогда нормам. Такое впечатление, что человек просто понятия не имел, как это делается. Сомнительным является и акт об обнаружении тела Есенина в пятом номере гостиницы, который составил участковый надзиратель Николай Горбов.

 

– Среди свидетелей этой истории были известные люди – Вольф Эрлих, Георгий Устинов с женой, Николай Клюев, Павел Медведев, Ушаков... Остались их воспоминания...

– Давайте разбираться. Николай Клюев – наставник Есенина на раннем этапе его творчества, в дальнейшем – его «ласковый» противник. Причины их расхождения в первые годы советской власти не случайны: Клюев в 1918–1919 годах – секретарь парторганизации, пропагандист беспощадного красного террора, в 1924 году первым выпустил книжку о Ленине. Это далеко не тот Клюев, какого мы знаем по 30-м годам.

 

Есенин же в 1923 году пережил серьезную мировоззренческую ломку, после чего полностью отошел от своего социального романтизма и приблизился к неприятию Февральской и Октябрьской революций, советской власти. В 1925 году они были совершенно разными людьми. В декабря этого года Клюев пребывал в страшной бедности (сохранилась его слезная просьба к губернскому начальству освободить от платы за квартиру) и в полной зависимости от благосклонности властей. Отчасти этим можно объяснить, что он не возражал, когда оказался в списках лжегостей Есенина. Смалодушничал под давлением тяжелых жизненных обстоятельств? Примечательно, что в дальнейшем он никогда сам не упоминал, что был в тот вечер у Есенина. Случайно?

 

Георгий Устинов – журналист, критик, якобы проживавший в те дни в «Англетере» и опекавший Есенина. Однако его фамилии тоже нет в списках постояльцев гостиницы. Не числится в них и его супруга Елизавета Алексеевна. Я сравнил его подлинный автограф с подписью на милицейском акте о смерти Есенина – ничего общего! Самое удивительное, что этого «близкого приятеля Есенина», как он именуется во многих источниках, никто не видел ни во время прощания с поэтом в Доме писателей, ни на проводах тела на вокзале.

 

Вообще официальная биография Устинова мало соответствует фактической. Подчеркивается, что он работал в солидных газетах «Правда» и «Известия», но умалчивается его работа в бундовской газете «Звезда» в Минске. Оказывается, он был исключен из ВКП(б) за несусветную пьянку и потерю связей с партией и всю жизнь пытался в ней восстановиться. Его звездные годы были связаны с периодом Гражданской войны, по фронтам которой он сопровождал в поезде Председателя Реввоенсовета Льва Троцкого, а затем первым написал о нем пламенную брошюру «Трибун революции», выполнял весьма важные его личные поручения.

 

Все эти сведения о ключевом свидетеле последних дней жизни Есенина от нас тщательно скрывались много десятилетий – я собирал их по крупицам из малоизвестных публикаций, писем, фондов. «Безупречность» этой персоны охраняет и гриф секретности, который и сегодня продолжает сопровождать в одном из архивов «личное дело» Георгия Устинова.

 

Мне удалось познакомиться с ним, после чего у меня не осталось сомнений в лживости и заказном характере его мемуаров, призванных сфальсифицировать подлинную историю гибели Есенина. Думаю, что не случаен и бесславный конец этого человека, так и не нашедшего себе места в жизни, – в 1932 году его тело вынули из петли в его собственной квартире.

Чекист в России больше чем поэт

– «Поэт, приятель Есенина в последние два года его жизни». Так справочные разделы есенинских собраний сочинений рекомендуют Вольфа Эрлиха, одну из заглавных фигур трагедии. Это ему Есенин адресовал известную телеграмму от 7 декабря 1925 года: «Немедленно найди две-три комнаты. 20 числах переезжаю жить Ленинград. Телеграфируй». Насколько важна была роль Эрлиха в судьбе поэта?

– Мне не вполне ясна была личность этого молодого человека, пока я не обнаружил, что с 1920 года (с восемнадцати лет!) он являлся секретным сотрудником ЧК–ГПУ–НКВД и по этому роду своей деятельности находился в непосредственном подчинении известного чекиста Ивана Леонова, в 1925 году – заместителя начальника Ленинградского ГПУ.

 

Лично мне кажется подозрительным то обстоятельство, что практически вся компания свидетелей и понятых, поставивших свои подписи под документами о смерти Есенина, состоит из знакомых и друзей Вольфа Эрлиха. Больше того, литературный критик Павел Медведев, поэты Илья Садофьев, Иван Приблудный, журналист Лазарь Берман и некоторые другие также являлись сексотами ГПУ. Литература служила очень удобной ширмой для осведомительской деятельности людей этого сорта. Где граница между их дружескими, творческими отношениями и стукачеством? И какова цена оставленным ими воспоминаниям?

 

Вызывает вопросы и вояж Эрлиха из Москвы в Ленинград 16 января 1926 года, когда в течение одного дня он сварганил сомнительное свидетельство о смерти Есенина. Причем берет он его в загсе не Центрального района, на территории которого расположен «Англетер», а Московско-Нарвского района. Мелочь? Но не случайная: именно в этом районе все ключевые административные посты тогда находились в руках троцкистов, с помощью которых было проще оформить нужный документ. Эрлих тут же возвращается в Москву на вечер памяти Есенина...

 

С именем Эрлиха связано и обнародование якобы последнего стихотворения Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья...». По его словам, вечером 27 декабря, прощаясь, поэт засунул листок со стихами в карман пиджака Эрлиха с просьбой прочесть их как-нибудь потом, когда он останется один. А Эрлих «забыл» об этих стихах. Вспомнил лишь на следующий день, когда Есенина уже не было в живых.

 

29 декабря стихотворение публикуется в ленинградской «Красной газете». Датируется 27 декабря. Но в оригинале нет даты его написания.

 

И еще вопрос: почему оригинал этого стихотворения впервые появился на свет только в феврале 1930 года? Его принес в Пушкинский Дом крупный политвоенчин, впоследствии – литературный критик Георгий Горбачев. В журнале осталась запись: «От Эрлиха». Но Эрлих в 1930 году – мелкая сошка, сотрудник пограничной охраны ГПУ Закавказья. А «курьер» Горбачев – видный политкомиссар, хороший знакомый Троцкого. Не странно ли? Что-то тут не сходится...

 

После знакомства с воспоминаниями Вольфа Эрлиха, с его стихами у меня сложилось впечатление, что по характеру своего творчества и по своей натуре он был очень далек от Есенина, если не сказать – враждебен ему. Резкий, злобный, мстительный человек – полная противоположность открытому, доверчивому, сентиментальному Есенину.

 

Меня буквально обескуражило стихотворение Эрлиха «Свинья», написанное в 1929 году, где есть такие строки: «Пойми, мой друг, святые именины твои отвык справлять наш бедный век. Запомни, друг, не только для свинины, – и для расстрела создан человек». Они тут же вызвали из моей памяти силуэт головы свиньи, нарисованный над бурыми строками оригинала есенинского «До свиданья...». Поначалу это изображение принимали за кляксу. Но нет, свиное рыло с ушами на том листке трудно с чем-то перепутать. Что стоит за этой неожиданной аллегорией, получившей столь зловещее стихотворное продолжение? Нет, очень непрост был в своих взаимоотношениях с поэтом сексот ГПУ Вольф Эрлих.

Тринадцать уголовных дел Есенина

– Невольно возникает мысль о заговоре...

– Думаю, что это близко к истине. Но почему тогда возникла необходимость в заговоре? Чтобы исказить, скрыть подлинную картину происшедшего – насильственного устранения Есенина, а говоря проще – его убийства...

 

– ...И для этого были серьезные основания?

– Были. Ведь популярность Есенина была огромной. Его лирическая поэзия резко отличалась от железобетонных словесных конструкций той эпохи, была им укором. На фоне есенинских откровений меркли стихи Кириллова, Полетаева, Казина, Уткина и других приверженцев алгебраической интернациональной поэзии. Они просто не воспринимались народом. Не вписывался Есенин в культурную политику своей эпохи и уже поэтому мешал большевикам, был им опасен.

 

Кроме того, Есенин как человек внутренне свободный и творчески независимый, не слишком-то придерживался различных условностей, утверждавшихся в обществе пролетарской диктатуры. Это проявлялось и в его поступках, нередко оборачивавшихся скандалами, и в довольно откровенных суждениях по тому или иному поводу. Обронил однажды Есенин за столиком в берлинском ресторане, что, мол, не поедет в Россию, пока там правит Троцкий-Бронштейн, а рядом оказался сексот. Донес куда надо. Вернулся поэт домой с клеймом националиста. А еще – скандалист, пьяница, многоженец... Сколько беспокойства доставляла властям такая неуправляемая, но популярная личность!

 

– И был найден повод...

– Он лежал на поверхности – с осени 1925 года Есенин находился под судом. В сентябре, когда он вместе с женой возвращался из Баку в Москву, в поезде у него случился конфликт с одним московским партийным чиновником и дипкурьером. Их стараниями в Москве на вокзале поэт был задержан, допрошен, а вскоре против Есенина было возбуждено судебное дело – уже тринадцатое по счету. В попытке избежать суда он ложится в психиатрическую клинику Московского университета («психов не судят») под опеку своего земляка профессора Ганнушкина. Именно там «психический больной» Есенин написал свой шедевр «Клен ты мой опавший, клен заледенелый...» и другие прекрасные лирические стихи.

 

За поэта тогда заступился нарком просвещения Луначарский, который не хотел шумихи по этому делу в зарубежной прессе. Однако кто-то более всемогущий отверг ходатайство наркома – наиболее очевидной фигурой здесь мог быть Троцкий.

Невозвращенец

– И тогда Есенин решает сбежать в Ленинград...

– Но, конечно, не от суда – куда денешься от судебных исполнителей и «органов»? – и не на постоянное местожительство. Он хотел бежать из Советского Союза. Еще 7 февраля 1923 года по пути из Европы в Америку он пишет письмо в Берлин своему приятелю, поэту Александру Кусикову, в котором прямо заявляет о своем неприятии советской власти, Февраля и Октября, добавляя, что «сбежал бы хоть в Африку».

 

За месяц до смерти, 27 ноября, Есенин пишет из психиатрической клиники своему другу Петру Чагину: «...Избавлюсь (от скандалов. – В.К.), улажу, пошлю всех... и, вероятно, махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

 

Маршрутом бегства могла быть Великобритания, по другим предположениям – Прибалтика. О серьезности его намерений говорит и краткая поездка в Ленинград в начале ноября 1925 года – мосты наводил? Кто-то выдал его настроения, не исключено, что Устинов, – в тот приезд он вертелся рядом с поэтом, вместе пили.

Поэт и киллеры

– Итак, еще раз вернемся к очевидному: 24 декабря 1925 года подсудимый Сергей Есенин приезжает из Москвы в Ленинград...

– ...тут же арестовывается, доставляется в следственный изолятор, допрашивается, до смерти избивается, его тело тайно переносят в пятый номер «Англетера», где и устраивается известное нам святотатство с «добровольным уходом поэта из жизни». Надо ли говорить, что на подобную акцию исполнители вряд ли решились, не имея санкции свыше? Сомнительным выглядел бы и вариант с обнаружением трупа якобы убитого в «кабацкой драке». В этом случае Сталин мог бы докопаться до истины и получить весомый компромат против ленинградской оппозиции, с которой в те дни выяснял отношения на ХIV съезде РКП(б).

 

– Фактически вы выстроили схему заказного убийства. Говоря языком наших дней, напрашивается вопрос: кто мог выступить в роли заказчика этого убийства, кому были поручены функции киллера?

– Думаю, что к ответу на первую часть вопроса я уже приблизился: приказ на арест поэта, скорее всего, мог дать Лев Троцкий. Для этого у него и причины были, и полномочия позволяли, и верные люди имелись. Прямых доказательств нет, да, вероятно, и быть не может: все указания отдавались преданным людям устно и неофициально.

 

Что же касается непосредственного исполнителя убийства, то наиболее подходящей фигурой здесь мог быть, конечно, известный террорист Яков Блюмкин, верный оруженосец Троцкого, его личный порученец в течение многих лет. По воспоминаниям тифлисского приятеля Есенина, писателя и журналиста Николая Вержбицкого, у Блюмкина могли быть и личные счеты с Есениным: тот однажды в Баку в 1924 году угрожал поэту и даже пистолет на него направлял. Некоторые видели в те декабрьские дни Блюмкина в «Англетере». Но со стопроцентной уверенностью указать именно на него, как на убийцу Есенина, я сегодня не могу – не хватает материала. Прояснить истину могли бы протоколы допросов Блюмкина перед его расстрелом в 1929 году. Но эти документы мне получить не удалось.

 

А дальше... Развитие событий легко предположить: началось заметание следов преступления. Об участниках этого действа удалось узнать побольше.

 

В конце 1925 года комендантом «Англетера» был чекист Василий Назаров. Любитель выпить, он расслабился и днем в воскресенье 27 декабря, к вечеру сморился и улегся спать. Поздно вечером (а не утром, согласно официальной версии!) в квартиру позвонил дворник: мол, вызывают в гостиницу, в пятый номер. Назаров, еще не протрезвевший, ушел, а вернулся уже утром – усталый, мрачный и молчаливый. Это не моя реконструкция событий, а подлинный рассказ вдовы коменданта Антонины Львовны, который я записал лично. Я успел встретиться с ней незадолго до ее смерти в 1995 году. Несмотря на почтенный возраст, она сохранила ясную память – я проверял детали ее воспоминаний по документам. Муж не был с ней многословен: повесился, мол, поэт, оформляли... Но если бы и в самом деле повесился, то, наверное, было бы что рассказать?

 

Вместе с Василием Назаровым свои подписи в качестве понятых в ту ночь под документами поставили несколько литераторов, сотрудничавших с ГПУ, – Павел Медведев, Всеволод Рождественский, Михаил Фроман. Фальшивый акт об обнаружении тела Есенина в гостинице составлял участковый милиционер Николай Горбов, прошедший выучку в активно-секретном отделе уголовного розыска. Его высокими начальниками были глава губернской милиции Герасим Егоров и руководитель УГРО Леонид Петржак. Оба в 1929 году были арестованы как троцкисты и крупные финансовые аферисты. Впоследствии Николай Горбов, отсидев срок в тюрьме по сфабрикованному делу, написал заявление в парторганизацию (не из чувства ли обиды?), в котором указывал на «некрасивые поступки» этих людей, а также еще одного крупного чина – упоминавшегося здесь заместителя начальника Ленинградского ГПУ Ивана Леонова. Есть убеждение, что именно он в качестве исполнителя воли Троцкого и стал главным организатором этой акции, который распределял кровавые обязанности между своими проверенными подчиненными. А Горбов, облегчив душу в 1931 году своим заявлением в парторганизацию, через год бесследно исчез.

Архивные тайны

– Виктор Иванович, вам часто приходится оговариваться: «фактов не хватает», «прямых доказательств нет». Неужели настолько все было скрупулезно продумано, что не осталось явных следов?

– Какие-то ошибки исполнители этого черного дела, конечно, совершили, особенно на стадии заметания следов. Добавлю такую частность, как якобы наличие ванны в пятом, «есенинском» номере гостиницы, что отмечали некоторые из лжевоспоминателей. Я не поленился и отыскал инвентаризационную опись вещей и обстановки в «Англетере». Ванны в том номере не было. Мелочь, казалось бы... Но, как известно, именно детали обычно и подводят лжецов.

 

Как следствие поспешной небрежности примечательны и газетные публикации на смерть Есенина: еще не было готово заключение судмедэкспертизы, а газеты уже сообщили, что поэт повесился. Журналисты сами написали? При жесткой цензуре того времени, которая «вела» даже стенгазеты, без санкции свыше это было невозможно. А тем, кто наверху, результаты экспертизы и не были нужны.

 

А сколько я держал в руках сфабрикованных документов с фальшивыми подписями! И это при том, что в ГПУ существовал специальный графологический отдел, где на высоком уровне составлялись разного рода липовые документы. Нет, о безошибочной, тщательно продуманной работе этих «мастеров заплечных дел» я бы не стал говорить. Не сомневаюсь, что далеко не все из современников поэта поверили в скороспелый официальный миф о его самоубийстве. Написал же 30 декабря в «Красной газете» смелую и дерзкую статью под заголовком «Казненный дегенератами» Борис Лавренев. Известный писатель и сторонник революции, он успел сказать свое честное слово – возможно, что и по чьему-то недосмотру. Но в дальнейшем он уже никогда не возвращался к этой теме. Впрочем, молчали и все остальные. Людям было чего бояться в те времена.

 

Но приблизиться к истине в этой печальной истории мы, конечно, сможем. Особенно когда откроются за давностью времени наши архивы, в первую очередь – ФСБ. Какие государственные тайны могут сегодня составлять фонды документов, отражающих внутреннюю жизнь страны 20-х – 30-х годов?! Ведь есенинской трагедии уже 73 года, а мы до сих пор не можем подобраться к ее персонажам только потому, что все они служили в «органах». А ведь подобные события – тоже часть нашей истории. А без исторической правды не может быть и правды художественной.

3rm.info

Смерть Есенина в стенах гостиницы Англетер - Статьи - В мире

Главная тайна гостиницы Англетер

Смерть Есенина — это тайна, покрытая мраком. Она не дает покоя почитателям его творчества до сих пор. Многие убеждены, что официальная версия его самоубийства ошибочна, а на самом деле Есенин был убит в том самом пятом номере питерской гостиницы «Англетер». Через год после смерти Есенина покончила с собой и Галина Бениславская — журналистка, которая являлась помощницей и поклонницей поэта и беззаветно любила его всю жизнь. Что касается гостиницы «Англетер», то многие до сих пор пытаются поселиться в том самом номере… Хотя в 1987 году отель перестраивался и понять, где находилась последняя комната Есенина, было уже сложно…

Нелегкое время поэта

Впрочем, тайна гостиницы «Англетер» ассоциируется не только с гибелью поэта, но и с одной из его многочисленных женщин — знаменитой танцовщицей Айседорой Дункан. Здесь впервые произошло знакомство этих двух ярких личностей, впоследствии переросшее в яркий роман, а затем и свадьбу. Правда, их семейная жизнь продлилась чуть больше года. А окончательный разрыв состоялся за два года до смерти Есенина.

 

Конечно, последние годы Сергею Есенину дались особенно тяжело. Только с 1923 по 1925 годы на него завели семь уголовных дел, связанных с его не очень приятными высказываниями по поводу советской власти. Одно из них, где также были замешаны Сергей Клычков, Петр Орешин и Алексей Ганин, называлось «Делом четырех поэтов».

Поэт Сергей Клычков 

В 1925 году Ганина расстреляли. Говорят, перед своей гибелью Алексей Ганин передал Есенину какие-то негативные статьи, связанные с Советским Союзом. И чекисты опасались, что Сергей Есенин опубликует их за границей. Существует версия, что последнее стихотворение Есенина «До свидания, друг мой, до свидания», написанное кровью в день его гибели, на самом деле было создано раньше — после ухода Ганина из жизни и было посвящено ему. 

 

Поэт Алексей Ганин 

 Трагическая гибель друга да и другие обстоятельства настолько подкосили  Есенина, что в ноябре 1925 года он оказался в психиатрической больнице. Через месяц Сергей Есенин вышел оттуда с намерением начать новую жизнь, но уже в Петербурге. И остановился он в той самой гостинице «Англетер».  

«Англетер», «Интернационал», «Ленинградская», снова «Англетер»

Что же она представляла собой в то время? Построенная в самом сердце Санкт-Петербурга, неподалеку от Тверского проспекта и Исакиевского собора, она привлекала весь цвет того времени: недаром здесь останавливались Владимир Немирович -Данченко, Андрей Белый, Осип Мандельштам.  Есть свидетельства, что в этот список почетных гостей вошел и Лев Толстой. Ведь это здание было построено в начале 19 века неизвестным архитектором, потом, в 40-е годы, было переоборудовано под доходный дом, а затем, в 1876 году, превратилось в гостиницу под управлением некой Терезы Шмидт. Отель постоянно менял свои названия: «Англетер», «Интернационал», «Ленинградская», снова «Англетер».

 

Вот здесь в 1925 году и остановился Сергей Есенин. В своей книге «Есенин без тайн» Анатолий Панфилов упорно настаивает на версии, что поэт все-таки покончил жизнь самоубийством. Он писал, что последние дни Есенин переживал не лучшие времена, способствующие его душевному разладу. Также Панфилов упоминал о многочисленных дебошах создателя поэмы «Черный человек» и его хулиганствах. Но поэт хотел перевернуть эту страницу своей жизни и поэтому решил уехать из Москвы в город на Неве.

«До свиданья, друг мой, до свиданья...»

В питерскую гостиницу Англетер он прибыл 24 декабря 1925 года. В эти три дня встречался со своими друзьями — поэтом Вольфом Эрлихом и семьей Устиновых, рассказывал им о том, что отныне завязывает с прежним образом жизни. Устиновы чувствовали, что поэт ощущает одиночество, он как будто боялся оставаться один в комнате. А еще он пожаловался Эрлиху, что в гостинице нет чернил, показал надрез на руке и достал из кармана листок со стихотворением, написанным кровью и попросил прочесть эти строчки чуть позже, когда друг останется в одиночестве. Эрлих и не придал этому особого значения. Впоследствии он думал о том, что если бы прочел строчки «До свиданья, друг мой, до свиданья...» раньше, возможно, ни он, ни Устиновы не оставили бы Сергея Есенина одного. Но обстоятельства сложились по-другому.

 

 Смерть Есенина и тайна комнаты

На следующее утро, 28 декабря, поэта нашли повешенным в оконном проеме на трубе. И вот тут сторонники версии об убийстве приводят ряд утверждений, свидетельствующих об их правоте. В частности, в прессе много писалось о том, что на теле Есенина были найдены ссадины и следы побоев.

 К тому же бывший следователь Хлысталов утверждал, что привязать веревку к вертикально стоящей трубе было бы невозможно, она непременно соскальзывала бы вниз. А студенты Литературного института впоследствии даже провели специальный эксперимент, который это доказывал.

Кроме того, научный сотрудник Эрмитажа по фамилии Головко упоминал один случай, который ему рассказывал его преподаватель Шилов.  Оказывается, за день до своей смерти поэт назначил Шилову встречу в гостинице «Англетер». Но когда Шилов пришел на место, дверь ему никто не открыл. Он остался ждать в коридоре отеля и увидел, как из комнаты Есенина вышли двое подозрительных мужчин, закрыли на ключ дверь, а потом сели в ожидавший их автомобиль. А на следующий день все узнали о суициде Сергея Есенина.

Кроме того, бывший шифровальщик ЧК ГПУ, который впоследствии работал тульским хирургом, рассказывал, что Центр призвал сотрудников распространять слухи, что Есенин был английским шпионом. Но и это еще не все. Странным образом из номера пропал пиджак Есенина и его лакированные ботинки.

По официальной версии Сергей Есенин погиб от асфиксии. Но в это, конечно, многие не верили и не верят до сих пор.

Верная Галя

На похороны Есенина пришло много народу. А вот Галина Бениславская, которая была его верной поклонницей и литературным агентом, не успела с ним попрощаться, потому что тогда находилась далеко за пределами Москвы…

Бениславская познакомилась с Есениным в 1920 году на одном поэтическом вечере и не смогла устоять перед его талантом и энергетикой. На протяжении нескольких лет она старалась быть возле кумира, не обращая внимания на многочисленных женщин, которые окружали поэта. Она договаривалась с издательствами о публикациях, решала разные бытовые вопросы, искала его по кабакам во время дебошей. После гибели Сергея Галина постаралась завершить все свои дела с издательствами и архивами. И через год покончила с собой на могиле Есенина на Ваганьковском кладбище. Девушку похоронили рядом с поэтом, а на ее памятнике высечены слова «Верная Галя».

Новая жизнь легендарной гостиницы

А что же касается гостиницы, где произошла смерть Есенина, то буквально с 30-х годов прошлого века она находилась в упадке. Здесь не работали даже вентиляция и телефон. А в 50-х годов дошло до того, что во многих гостиничных номерах не было ванны и даже ресторана. В 80-х годов отель признали непригодным и снесли, но его исторический фасад сохранили. А через четыре года гостиницу отстроили заново.

Сейчас это роскошный отель с богатыми интерьерами, оформленный в классическом стиле. 

Залы и холлы гостиницы украшены статуями, чтобы каждый посетитель смог почувствовать атмосферу того времени. В нем 193 комнаты.

Однако многие туристы приезжают сюда не только любоваться внутренним убранством, но и прикоснуться к тайне смерти Есенина, чему-то ирреальному, почувствовать особую энергетику места, где провел свои последние дни гений. Гений, ради которого одна любящая женщина не пожалела и своей жизни.

journal.homemania.ru

Англетер - где погиб Сергей Есенин

В этом году исполнилось не только 120 лет со дня рождения Сергея Есенина, но и 90 лет со дня его трагической смерти. Поэт погиб в ночь с 27 на 28 декабря 1925 года. Утром 28 декабря Сергея Есенина нашли мёртвым в ленинградской гостинице «Англетер».
Как же погиб Есенин? Было ли это самоубийство или убийство? Я решил поинтересоваться у жителей и гостей Петербурга, как, по их мнению, погиб Сергей Есенин.

Лично для меня Сергей Есенин – это легенда. С детства читаю его стихи, заворожен его жизнью и творчеством.

Я не претендую на полную биографическую объективность. Мне лишь хочется понять причины, которые побудили Сергея Александровича уйти из жизни. А причин этих было немало. Поэт сам признавался:

Всё встречаю, всё приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришёл на эту землю,
Чтоб скорей её покинуть.

В последние годы жизни Есенин особенно часто думал о смерти. "Меня хотят убить, – не раз говорил он своим друзьям. – Я как зверь чувствую это".
В стихах Сергей пророчески писал:

И первого меня повесить нужно,
Скрестив мне руки за спиной
За то, что песней хриплой и недужной
Мешал я спать стране родной.

Есенин и боялся смерти, и желал её. Уже в ранние годы он думал о смерти.

Кто я? Что я? Только лишь мечтатель.
Синь очей утративший во мгле.
Эту жизнь прожил я словно кстати,
Заодно с другими на земле.

Когда я учился в школе, версий об убийстве поэта даже не возникало. Нам объясняли, что самоубийство Сергея Есенина вызвало целую волну самоубийств, поэтому стихи его некоторое время были запрещены.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хер...
Не умру я, мой друг, никогда.

Впервые о версии убийства стали говорить в начале перестройки. В 1987 году в Ленинграде состоялись первые массовые протесты в связи со сносом гостиницы «Англетер». Поговаривали, что власть таким образом хочет скрыть следы преступления. Сегодня сохранилась лишь мемориальная доска на здании гостиницы в память о том, что здесь погиб поэт Сергей Есенин.

Снежная равнина, белая луна,
Саваном покрыта наша сторона.
И берёзы в белом плачут по лесам.
Кто погиб здесь? Умер? Уж не я ли сам?

В период перестройки появилось много брошюр о трагической кончине Есенина. В качестве причин убийства выдвигались и любовная месть, и ж-м заговор, и политический террор, и зависть братьев по перу и др. Наиболее распространёнными были версии об убийстве поэта с последующей инсценировкой самоубийства.

Один литератор сказал: "Писатель – это следователь по особо важным делам человечества", который пытается "осознать общие интересы землян".

Как юрист-криминолог, занимающийся изучением проблем преступности, я должен выяснить, во-первых, мотивы преступления, во-вторых, обстоятельства гибели, в-третьих, личность преступника или жертвы.
Помню, как сдавал зачёт по криминалистике и отвечал на вопрос об отличительных свойствах повешенного. У совершившего самоубийство через повешение от сдавливания шеи петлёй есть характерная странгуляционная борозда. Эта борозда имеет ярко выраженный красно-фиолетовый цвет и у покойника не исчезает.
На трупе Есенина (если судить по фотографиям) странгуляционная борозда почти не видна.

Было ли это убийство или доведение до самоубийства?

Древние римляне: ищи того, кому это выгодно.

Кто-то причину смерти видит в пьянстве и нервном расстройстве поэта.
Кто-то во всём винит многочисленные любовные связи и женщин Есенина.
Кто-то видит причину в творческом кризисе поэта.
Кто-то объясняет смерть Есенина конфликтом с власть держащими.
Кто-то видит в трагической кончине поэта проклятие рода Есениных.

Он запутался. Запутался в своих любовных и семейных узах, запутался в отношениях с властью, с друзьями и недругами.
Возможно, его и не убили. Но определённо, довели до самоубийства.

Одной из причин ранней смерти Есенина называют его самоубийственное ощущение своей исключительности, избранности и защищённости. Да, он нашёл себе покровителя в лице Троцкого. Но как-то в хмельной компании Есенин сказал: "Тошно мне, законному сыну российскому, в своем государстве пасынком быть… Россиею правит Троцкий-Бронштейн… А он не должен править".

«Поэт погиб, погиб, потому что был не сроден революции», – признал Троцкий в своей речи на могиле Есенина. – «Больше не могу, сказал побеждённый жизнью поэт».

Политика погубила поэта. Писателям лучше держаться подальше от власти и политики. Власть не перехитришь, в игре с дьяволом всегда побеждает дьявол.

Для меня очевидно, что Сергей Есенин – жертва политического режима.

Есенин любил Русь, но не принимал большевистский режим. Он открыто «крыл» большевиков. Всякий, сказавший десятую долю того, что говорил Есенин, давно был бы расстрелян.
Большевики долго пытались поэта приручить, но пришли к выводу, что Есенина приручить невозможно. Есенин был бунтарём и открыто противопоставлял себя власти. «Я намордник на себя одеть не позволю», – говорил поэт.

Как и ты – я, отовсюду гонимый,
Средь железных врагов прохожу.

Как и ты – я всегда наготове,
И хоть слышу победный рожок,
Но отпробует вражеской крови
Мой последний смертельный прыжок.

Чтобы спасти поэта от уголовного преследования и алкогольной зависимости, в конце ноября 1925 года родственники и друзья уговорили Есенина лечь на обследование в платную психоневрологическую клинику Московского университета. О цели такого решения Есенин 26 ноября 1925 года написал своему другу Петру Чагину: "Отделаюсь от кой-каких скандалов и махну за границу. Там и мраморные львы красивей, чем наши живые медицинские собаки".
Разумеется, об этих планах знало ГПУ.

Профессор Ганнушкин, выписывая Есенина из клиники, сделал его близким грозное предупреждение: «должен обратить их внимание на то, что припадки меланхолии, ему (Есенину – НК) свойственные, могут кончиться самоубийством».

После лечения в клинике Есенин находился в неуравновешенном состоянии. Согласно выписке из психиатрической больницы, в которой лежал Есенин за месяц до своей кончины, сделанные ему там уколы довели классика серебряного века до состояния чудовищной депрессии, которую побороть он был уже не в силах.

21 декабря 1925 года Есенин покинул клинику, аннулировал в Госиздате все доверенности, снял со сберкнижки почти все деньги и через день уехал в Ленинград. Это было бегство от неминуемого ареста. Поэт взял с собой рукописи и хотел работать над собранием сочинений. Планов у него было много, и самоубийство в этих планах отсутствовало.

Кто-то считает, что поэт был болен манией преследования. Однако у Есенина были вполне реальные основания быть арестованным и подвергнутым суду. В это время на поэта было заведено 13 уголовных дел.

Николай Асеев вспоминал, что Есенин, «наклонясь через стол ко мне, зашептал о том, что за ним следят, что ему одному нельзя оставаться ни минуты, ну да он-де тоже не промах, – и, ударяя себя по карману, начал уверять, что у него всегда с собой «собачка», что он живым в руки не дастся и т.д.».

В Ленинграде Есенин просил друзей снять для него две-три комнаты. Но поскольку подходящего жилья не нашли, поэт остановился в гостинице «Англетер». Помог ему в этом его «друг» Георгий Устинов (негласный сотрудник ГПУ). Именно поэтому в списках постояльцев гостиницы «Англетер» фамилии Есенина и Устинова нет.
В то время гостиница «Англетер» называлась «Интернационал» и была ведомственной гостиницей ленинградского ГПУ. Комендантом был чекист Назаров.

Жена коменданта гостиницы Назарова свидетельствует, что 27 декабря в одиннадцатом часу вечера её мужа вызвали в гостиницу, сообщив, что с Есениным случилось несчастье. Прибыв в гостиницу, Назаров встретил там работников ГПУ…

Около 10 часов вечера в номер к Есенину будто бы заходил секретный сотрудник ГПУ Берман. По словам Бермана, он застал Есенина пьяным. Однако при осмотре в номере Есенина спиртного найдено не было.

Утром 28 декабря супруга Георгия Устинова пошла звать Есенина на завтрак, долго стучала в дверь, но никто не отвечал. Подошёл близкий знакомый Есенина – Вольф Эрлих. Однако и ему из номера никто не ответил. Наконец вызвали коменданта гостиницы Назарова, который открыл дверь отмычкой, но сам заходить в номер не стал.

По официальной версии, Сергей Есенин покончил жизнь самоубийством. Его тело висело в петле на вертикальной трубе горячего отопления под самым потолком на высоте почти трёх метров. Для петли была использована верёвка от заграничного чемодана, подаренного Есенину Максимом Горьким. Высота потолка в номере предположительно составляла 4–5 метра, а размер опрокинутой тумбы – 1,5 метра, рост поэта – 168 см.

Первыми в номер утром 28 декабря были вызваны литераторы Рождественский и Медведев. По воспоминаниям Всеволода Рождественского, они увидели тело Есенина, лежащее на ковре. Но их заставили подписать в протоколе то, что они не видели – повешенного на трубе Сергея Есенина.
Павел Медведев и прибывший позже прозаик Михаил Борисоглебский являлись тайными агентами ГПУ.

Акт о самоубийстве был составлен участковым надзирателем 2-го отделения Ленинградской городской милиции Николаем Горбовым в присутствии управляющего гостиницей Интернационал тов.Назарова и понятых 28 декабря 1925 года. Причём никто из понятых, подписавших протокол, не видел Есенина висящим на трубе отопления. Когда их допустили в номер, труп Есенина, уже снятый с трубы, лежал на ковре. Согнутая в локте рука говорила о том, что поэт пытался освободиться от петли, силился стянуть в горла верёвку.

Вызванный санитар Дубровский вспоминал, что на полу лежала битая посуда, клочья рукописей, окурки, сгустки крови, всё было перевёрнуто.
По свидетельству присутствовавшего художника Василия Сварога, в номере были следы борьбы, разбитая и разбросанная посуда.
Однако протокол осмотра места происшествия не был составлен. Не был произведён и следственный эксперимент.

Бесследно исчезли некоторые рукописи Есенина, над которыми работал поэт; не нашли пиджак и обувь поэта, не нашли деньги, снятые Есениным со сберкнижки. Исчез и пистолет, который Есенин всегда возил с собой.
Но если у Сергея был пистолет, он ведь мог застрелиться, а не вешаться.

Труп отвезли в морг Обуховской больницы, где судебно-медицинский эксперт Гиляревский произвёл вскрытие и составил акт, в котором не указал примерное время смерти (как это делал во всех других случаях). В заключительной части акта Гиляревский написал: «На основании данных вскрытия следует заключить, что смерть Есенина последовала от асфиксии, произведенной сдавливанием дыхательных путей через повешение….»

В акте Гиляревский указал, что зрачки и глаза Есенина в норме. Однако секретарь похоронной комиссии Павел Лукницкий в своей записи отметил, что один глаз Есенина навыкате, а другой вытек.

Кто же лгал? И главное – зачем?

Согласно общепринятой версии, поэт в состоянии депрессии (через неделю после окончания лечения в психоневрологической больнице) покончил жизнь самоубийством (повесился).
Версия о самоубийстве поэта возникла ещё до того, как была найдена предсмертная записка, переданная следователю Вольфом Эрлихом, – стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья», написанное Есениным якобы 27 декабря своей кровью.

Вольф Эрлих (тоже секретный сотрудник ГПУ) заявил, что будто бы Есенин просил вечером 27 декабря администрацию не пускать к нему никого в номер, поскольку хотел отдохнуть. Однако комендант «Англетер» чекист Назаров об этом не упоминает в своих показаниях.

В подтверждение версии самоубийства Эрлих предоставил следователю якобы подаренное ему накануне последнее стихотворение Есенина, которое тот написал своей кровью.

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.

До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Есенин жаловался, что в номере нет чернил и он вынужден писать своей кровью. Ранее Есенин писал кровью стихи за неимением чернил – любил эффектные сцены.

Уже в наши дни эксперты установили подлинность почерка Есенина и то, что стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья» написано кровью в количестве не более 0,02 мл. Но вот принадлежность крови именно Есенину не была установлена экспертизой.

Так чьей же кровью написаны строки «до свиданья, друг мой, до свиданья…»?

Обращение «друг мой» было привычным и не относилось лично к Вольфу Эрлиху – он не был близким другом Есенина.
Есть мнение, что это стихотворение вовсе не предсмертная записка, а сочинено оно ранее на смерть друга поэта Алексея Ганина.

Также это стихотворение нельзя считать прощанием Есенина с жизнью. Ранее он уже писал подобного рода стихи (например, «Исповедь самоубийцы»), но они не воспринимались как прощание с жизнью.

Кому же было выгодно распространять версию о самоубийстве Есенина?

Для поэта очень важно не только красиво прожить, но и «красиво уйти» из жизни. Самоубийство слишком банально. Хотя Есенин несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством.

29 декабря 1925 года вечерние ленинградские газеты, а на следующий день газеты всей страны сообщили о самоубийстве Сергея Есенина. Из Москвы в Ленинград выехали жена поэта Софья Толстая и муж сестры Екатерины Василий Наседкин. Они привезли тело поэта в Москву. 31 декабря тысячи людей проводили Есенина в последний путь. Поэт просил похоронить его на Ваганьковском кладбище.

Я хочу при последней минуте
Попросить тех, кто будет со мной, -
Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.

Первый памятник Есенину на Ваганьковском кладбище в Москве был поставлен в 1955 году, спустя 30 лет после смерти поэта. Однако некоторые родственники поэта до сих пор сомневаются, что тело Есенина похоронено именно там.

«Из могилы на Ваганьковском кладбище исчез гроб поэта, – говорит Николай Браун. – Это обнаружила в 1955 году сестра Есенина Шура, когда могилу вскрыли, чтобы рядом с останками поэта похоронить его маму Татьяну Фёдоровну. В конце 80-х гг. нашёлся пожилой свидетель, шофёр ОГПУ Снегирёв, который 1 января 1926 г. принимал участие в изъятии гроба из могилы. Куда увезли гроб, он не знал».

Официальная версия самоубийства лишь дымовая завеса, скрывающая неприятную правду. Родственники Сергея Есенина убеждены, что великий поэт земли русской был убит. Так считает родной сын Сергея Есенина, правнучка и внук. В роду Есениных много тех, кто погиб страшной трагической смертью, как их великий предок.

Сразу после гибели Есенина драматург Борис Лавренёв написал, что поэт был убит. В «Красной газете» Лавренёв опубликовал статью «Казнённый дегенератами».

В 1989 году была создана Есенинская комиссия, и по её просьбе был проведён ряд экспертиз, приведших к следующему выводу: «опубликованные ныне „версии“ об убийстве поэта с последующей инсценировкой повешения, несмотря на отдельные разночтения…, являются вульгарным, некомпетентным толкованием специальных сведений, порой фальсифицирующим результаты экспертизы».

Эксперименты проводились в присутствии прокурора-криминалиста Генеральной прокуратуры РФ. Криминалисты рассчитали высоту потолка и установили, что она была не более 352 см. Провели следственный эксперимент. Статист с ростом Есенина привязал верёвку на окрашенную масляной краской трубу и безуспешно пытался сдернуть с вертикали веревку. Её свободно свисающий конец выдерживал весовую нагрузку более 100 кг.

Однако есть и немало версий, утверждающих, будто Есенин был убит. Одни считают, что в 5-м номере гостиницы, где поселился поэт, его вначале жестоко избили, а уже потом в бессознательном состоянии подвесили в петлю.
Есть версия, согласно которой Есенина положили на диван, ударили рукояткой пистолета по лбу, где образовалась вмятина, затем завернули в ковер, пытались вытащить на балкон, чтобы спустить вниз и вывезти.

Отставной полковник МВД Эдуард Хлысталов в книге «Как убили Сергея Есенина» пишет, что привязать веревку на вертикально стоящую трубу невозможно: под весом тела она обязательно соскользнёт вниз. В подтверждение своих слов он вспоминает эксперимент, проведённый студентами Литературного института в «Англетере», когда гостиница была ещё цела: привязанная к вертикальной трубе верёвка рывком руки сдергивалась вниз.

Больше всего версий породила запись в акте судебно-медицинского эксперта. «На середине лба… вдавленная борозда длиной 4 см и шириной 1,5 см». Сам Гиляревский объяснял её перепадом давления в черепе во время удушения.
Сторонники же теории убийства трактовали вдавление как удар рукояткой пистолета, утюгом, тупым тяжелым предметом «со страшной силой».

Петербургский писатель Виктор Кузнецов опубликовал книгу "Тайна гибели Сергея Есенина". В.Кузнецов считает: «По приезде в Ленинград его (Есенина – Н.К.) по негласному распоряжению Троцкого арестовали. И предположительно держали в доме N8/23 по проспекту Майорова, где допрашивали четыре дня. Смысл допросов заключался в том, что Есенина хотели завербовать в качестве секретного сотрудника ГПУ. Не думаю, что Троцкий давал приказ убить поэта, но так уж случилось...»

Скорее всего, убийство не входило в платы чекистов. Есенина хотели просто «купить», предложив стать осведомителем в обмен на избавление от уголовного преследования. Такая вербовка «сексотов» обычная практика; у сотрудников органов существует даже «план вербовки».

По делу №89 о гибели Сергея Есенина дознаватели работали 26 дней и в результате дело закрыли. Как это бывает и почему, я хорошо знаю по личному опыту. Достаточно одного звонка «сверху», чтобы дело тебе «сшили» или, наоборот, закрыли за отсутствием состава преступления.

Мне говорят: «не надо конспирологии». Но как быть, если материалы дела Сергея Есенина до сих пор под грифом «секретно». Архивы обещают открыть только через 10 лет – в 2025 году.

Кому же выгодно сохранять секретность?
Неужели скрываемая правда так страшна, что может скомпрометировать даже нынешних чекистов?

В 1997 году на аукционе были выставлены на продажу посмертная маска Есенина и четыре фотографии, сделанные в день гибели поэта. Кто-то явно стремится скрыть следы преступления, уничтожить последние сохранившиеся улики.

Все, кто имел отношение к смерти Есенина, либо расстреляны, либо исчезли, либо покончили жизнь самоубийством. «Друг» поэта Георгий Устинов повесился в 1932 году. Александр Тарасов-Родионов покончил с собой. Писатель Вольф Эрлих, следователь Николай Горбов были арестованы и расстреляны в 30-е годы. Комендант «Англетер» чекист Назаров выбросился из окна (или, скорее всего, его выбросили).

Чтобы установить истину, надо требовать пересмотра дела Есенина по вновь открывшимся обстоятельствам. Необходимо возбудить уголовное дело для эксгумации тела поэта и проведения экспертизы.

Представьте, если докажут, что Есенина убили, что стихотворение «до свиданья, друг мой, до свиданья,…» написано не его кровью и не за день до смерти, что похоронен Есенин не на Ваганьковском кладбище, и что приказ о его убийстве с последующей инсценировкой самоубийства отдавал один из руководителей партии и государства …

Если выяснится, что так называемые «друзья» Есенина были осведомителями ЧК и что они умышленно довели его до самоубийства, или непосредственно совершили убийство, изменится отношение не только к классику русской литературы, но и к российской власти.

Поэты в России долго не живут. Ни в одной стране с такой жестокостью не уничтожают своих гениев. Пушкина – убили, Лермонтова – убили, Грибоедова – убили, Николая Гумилёва убили, Николая Клюева убили, Осипа Мандельштама убили …

Полностью данную статью со всеми видеороликами можно прочитать в моём блоге

А по Вашему мнению, как погиб Есенин?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

moya-planeta.ru

Поэт с русской душой. Сергей Есенин не жил в "Англетере" и был убит евреями из НКВД...: wowavostok — LiveJournal

Сергей Есенин не жил в "Англетере". И не был самоубийцей

К такому выводу пришел петербургский литературовед Виктор Кузнецов после нескольких лет работы в секретных архивах. Предметом научных интересов историка русской литературы Виктора Кузнецова в прежние годы было творчество Алексея Кольцова и Ивана Никитина, поэтов-народовольцев и поэтов "серебряного века"... Одним он посвятил диссертацию, другим - журнальные публикации и книги.


В случае с Сергеем Есениным внимание исследователя сосредоточилось не только на особенностях творчества поэта, но и на обстоятельствах его трагической судьбы. Более того, характер новой работы потребовал от литературоведа качеств дотошного и терпеливого детектива.

Результатом поиска Кузнецова в архивах ФСБ, МВД и других фондах явилась совершенно отличная от официальной версия трагедии, разыгравшейся 75 лет назад в гостинице "Англетер": Сергей Есенин не сводил счеты с жизнью, а стал жертвой заказного политического убийства. Со своей гипотезой, которая опирается на неизвестные прежде архивные документы и факты, осмысленные в контексте того времени, ученый знакомит сегодня читателей "Тайного советника".

Сказка об «Англетере»

Режимный объект

– Виктор Иванович, начнем с события общеизвестного: в конце декабря 1925 года Есенин приезжает из Москвы в Ленинград, останавливается в гостинице «Англетер»...

– Увы, именно с этого утверждения и начинается тот самый миф о последних днях жизни поэта, в плену которого все мы находимся столько лет. Как ни правдоподобен факт остановки Есенина в «Англетере», но я решил его все же проверить, а заодно попытаться выяснить подробности его пребывания в гостинице. Кто в те дни там жил, работал, обслуживал номера, был комендантом? Смущало, что ни один из постояльцев и сотрудников гостиницы впоследствии не оставил после себя воспоминаний хотя бы о мимолетной встрече с популярным и многими любимым поэтом, который, согласно официальной версии, проживал там с 24 декабря.

Нет свидетельств и о том, кому звонил Есенин в те декабрьские дни, с кем встречался до вечера 27 декабря, – ведь в Питере у него была масса знакомых, а сам он считался очень общительным человеком. Неужели долгими зимними вечерами сидел в номере в одиночестве?

Я выяснил, что гостиницы города в те годы контролировал экономический отдел ГПУ. Списки проживающих, рабочие журналы гостиницы надеялся найти в архиве ФСБ. Однако получил из этого ведомства ответ, что архив экономического отдела той поры неизвестно когда таинственно исчез. Дверь, так сказать, захлопнулась, а ключ куда-то выбросили...

Но 1925 год – это, как известно, время эпохи нэпа с ее относительной свободой предпринимательства. Значит, должны существовать какие-то документы, отражающие доходы и налогообложение граждан. И они были. Каждого жителя страны тогда сопровождала так называемая «форма № 1», где фиксировались жалованье людей, доплаты, различные приработки... Среди прочих документов эта форма требовала составления два раза в год контрольно-финансовых ревизорских списков жильцов гостиниц с довольно обширными сведениями о людях.

Трудным и сложным путем я нашел списки постояльцев «Англетера» середины 20-х годов и могу сегодня перечислить около ста пятидесяти человек, которые проживали в гостинице в конце декабря 1925 года, и около пятидесяти сотрудников «Англетера» вплоть до уборщиц. Так вот, фамилии Есенина в этих списках нет. Иначе говоря, он никогда не жил в «Англетере»! Я был в шоке, когда это обнаружил.

– Но Есенин был человеком известным, его могли поселить в гостиницу без обычных формальностей, по блату...

– Исключено. «Англетер» в ту пору был сугубо режимным объектом, где проживали чекисты, партийно-советские чиновники районного и губернского масштабов. Не случайно на каждом этаже располагались так называемые «дежурки» с сотрудниками ГПУ, которые проверяли документы у всех постояльцев.

Лжесвидетели

– Однако существует немало воспоминаний... Одни 27-го вечером гостили у Есенина в номере, другие наутро вынимали его тело из петли, подписывали акт о самоубийстве поэта...

– Столкнувшись с одной неправдой, я стал осторожен в оценке каждого документа, каждого человека, так или иначе причастного к этой трагедии. Ну, скажем, любой на моем месте поинтересовался бы актом вскрытия тела Есенина. Но оказалось, что кто-то предусмотрительно уничтожил все акты вскрытия тела, составленные доктором Г. Гиляревским до 1926 года.

Однако сохранились акты того же Гиляревского последующих лет. Я держал их в руках. Сравнил их с актом о смерти поэта, заверенным якобы тем же Гиляревским. Совершенно другая подпись! Больше того, стиль, стандарт, нумерация этого документа абсолютно не соответствуют принятым тогда нормам. Такое впечатление, что человек просто понятия не имел, как это делается. Сомнительным является и акт об обнаружении тела Есенина в пятом номере гостиницы, который составил участковый надзиратель Николай Горбов.

– Среди свидетелей этой истории были известные люди – Вольф Эрлих, Георгий Устинов с женой, Николай Клюев, Павел Медведев, Ушаков... Остались их воспоминания...

– Давайте разбираться. Николай Клюев – наставник Есенина на раннем этапе его творчества, в дальнейшем – его «ласковый» противник. Причины их расхождения в первые годы советской власти не случайны: Клюев в 1918–1919 годах – секретарь парторганизации, пропагандист беспощадного красного террора, в 1924 году первым выпустил книжку о Ленине. Это далеко не тот Клюев, какого мы знаем по 30-м годам.

Есенин же в 1923 году пережил серьезную мировоззренческую ломку, после чего полностью отошел от своего социального романтизма и приблизился к неприятию Февральской и Октябрьской революций, советской власти. В 1925 году они были совершенно разными людьми. В декабря этого года Клюев пребывал в страшной бедности (сохранилась его слезная просьба к губернскому начальству освободить от платы за квартиру) и в полной зависимости от благосклонности властей. Отчасти этим можно объяснить, что он не возражал, когда оказался в списках лжегостей Есенина. Смалодушничал под давлением тяжелых жизненных обстоятельств? Примечательно, что в дальнейшем он никогда сам не упоминал, что был в тот вечер у Есенина. Случайно?

Георгий Устинов – журналист, критик, якобы проживавший в те дни в «Англетере» и опекавший Есенина. Однако его фамилии тоже нет в списках постояльцев гостиницы. Не числится в них и его супруга Елизавета Алексеевна. Я сравнил его подлинный автограф с подписью на милицейском акте о смерти Есенина – ничего общего! Самое удивительное, что этого «близкого приятеля Есенина», как он именуется во многих источниках, никто не видел ни во время прощания с поэтом в Доме писателей, ни на проводах тела на вокзале.

Вообще официальная биография Устинова мало соответствует фактической. Подчеркивается, что он работал в солидных газетах «Правда» и «Известия», но умалчивается его работа в бундовской газете «Звезда» в Минске. Оказывается, он был исключен из ВКП(б) за несусветную пьянку и потерю связей с партией и всю жизнь пытался в ней восстановиться. Его звездные годы были связаны с периодом Гражданской войны, по фронтам которой он сопровождал в поезде Председателя Реввоенсовета Льва Троцкого, а затем первым написал о нем пламенную брошюру «Трибун революции», выполнял весьма важные его личные поручения.

Все эти сведения о ключевом свидетеле последних дней жизни Есенина от нас тщательно скрывались много десятилетий – я собирал их по крупицам из малоизвестных публикаций, писем, фондов. «Безупречность» этой персоны охраняет и гриф секретности, который и сегодня продолжает сопровождать в одном из архивов «личное дело» Георгия Устинова.

Мне удалось познакомиться с ним, после чего у меня не осталось сомнений в лживости и заказном характере его мемуаров, призванных сфальсифицировать подлинную историю гибели Есенина. Думаю, что не случаен и бесславный конец этого человека, так и не нашедшего себе места в жизни, – в 1932 году его тело вынули из петли в его собственной квартире.

Чекист в России больше чем поэт

– «Поэт, приятель Есенина в последние два года его жизни». Так справочные разделы есенинских собраний сочинений рекомендуют Вольфа Эрлиха, одну из заглавных фигур трагедии. Это ему Есенин адресовал известную телеграмму от 7 декабря 1925 года: «Немедленно найди две-три комнаты. 20 числах переезжаю жить Ленинград. Телеграфируй». Насколько важна была роль Эрлиха в судьбе поэта?

– Мне не вполне ясна была личность этого молодого человека, пока я не обнаружил, что с 1920 года (с восемнадцати лет!) он являлся секретным сотрудником ЧК–ГПУ–НКВД и по этому роду своей деятельности находился в непосредственном подчинении известного чекиста Ивана Леонова, в 1925 году – заместителя начальника Ленинградского ГПУ.

Лично мне кажется подозрительным то обстоятельство, что практически вся компания свидетелей и понятых, поставивших свои подписи под документами о смерти Есенина, состоит из знакомых и друзей Вольфа Эрлиха. Больше того, литературный критик Павел Медведев, поэты Илья Садофьев, Иван Приблудный, журналист Лазарь Берман и некоторые другие также являлись сексотами ГПУ. Литература служила очень удобной ширмой для осведомительской деятельности людей этого сорта. Где граница между их дружескими, творческими отношениями и стукачеством? И какова цена оставленным ими воспоминаниям?

Вызывает вопросы и вояж Эрлиха из Москвы в Ленинград 16 января 1926 года, когда в течение одного дня он сварганил сомнительное свидетельство о смерти Есенина. Причем берет он его в загсе не Центрального района, на территории которого расположен «Англетер», а Московско-Нарвского района. Мелочь? Но не случайная: именно в этом районе все ключевые административные посты тогда находились в руках троцкистов, с помощью которых было проще оформить нужный документ. Эрлих тут же возвращается в Москву на вечер памяти Есенина...

С именем Эрлиха связано и обнародование якобы последнего стихотворения Сергея Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья...». По его словам, вечером 27 декабря, прощаясь, поэт засунул листок со стихами в карман пиджака Эрлиха с просьбой прочесть их как-нибудь потом, когда он останется один. А Эрлих «забыл» об этих стихах. Вспомнил лишь на следующий день, когда Есенина уже не было в живых.

29 декабря стихотворение публикуется в ленинградской «Красной газете». Датируется 27 декабря. Но в оригинале нет даты его написания.

И еще вопрос: почему оригинал этого стихотворения впервые появился на свет только в феврале 1930 года? Его принес в Пушкинский Дом крупный политвоенчин, впоследствии – литературный критик Георгий Горбачев. В журнале осталась запись: «От Эрлиха». Но Эрлих в 1930 году – мелкая сошка, сотрудник пограничной охраны ГПУ Закавказья. А «курьер» Горбачев – видный политкомиссар, хороший знакомый Троцкого. Не странно ли? Что-то тут не сходится...

После знакомства с воспоминаниями Вольфа Эрлиха, с его стихами у меня сложилось впечатление, что по характеру своего творчества и по своей натуре он был очень далек от Есенина, если не сказать – враждебен ему. Резкий, злобный, мстительный человек – полная противоположность открытому, доверчивому, сентиментальному Есенину.

Меня буквально обескуражило стихотворение Эрлиха «Свинья», написанное в 1929 году, где есть такие строки: «Пойми, мой друг, святые именины твои отвык справлять наш бедный век. Запомни, друг, не только для свинины, – и для расстрела создан человек». Они тут же вызвали из моей памяти силуэт головы свиньи, нарисованный над бурыми строками оригинала есенинского «До свиданья...». Поначалу это изображение принимали за кляксу. Но нет, свиное рыло с ушами на том листке трудно с чем-то перепутать. Что стоит за этой неожиданной аллегорией, получившей столь зловещее стихотворное продолжение? Нет, очень непрост был в своих взаимоотношениях с поэтом сексот ГПУ Вольф Эрлих.

Тринадцать уголовных дел Есенина

– Невольно возникает мысль о заговоре...

– Думаю, что это близко к истине. Но почему тогда возникла необходимость в заговоре? Чтобы исказить, скрыть подлинную картину происшедшего – насильственного устранения Есенина, а говоря проще – его убийства...

– ...И для этого были серьезные основания?

– Были. Ведь популярность Есенина была огромной. Его лирическая поэзия резко отличалась от железобетонных словесных конструкций той эпохи, была им укором. На фоне есенинских откровений меркли стихи Кириллова, Полетаева, Казина, Уткина и других приверженцев алгебраической интернациональной поэзии. Они просто не воспринимались народом. Не вписывался Есенин в культурную политику своей эпохи и уже поэтому мешал большевикам, был им опасен.

Кроме того, Есенин как человек внутренне свободный и творчески независимый, не слишком-то придерживался различных условностей, утверждавшихся в обществе пролетарской диктатуры. Это проявлялось и в его поступках, нередко оборачивавшихся скандалами, и в довольно откровенных суждениях по тому или иному поводу. Обронил однажды Есенин за столиком в берлинском ресторане, что, мол, не поедет в Россию, пока там правит Троцкий-Бронштейн, а рядом оказался сексот. Донес куда надо. Вернулся поэт домой с клеймом националиста. А еще – скандалист, пьяница, многоженец... Сколько беспокойства доставляла властям такая неуправляемая, но популярная личность!

– И был найден повод...

– Он лежал на поверхности – с осени 1925 года Есенин находился под судом. В сентябре, когда он вместе с женой возвращался из Баку в Москву, в поезде у него случился конфликт с одним московским партийным чиновником и дипкурьером. Их стараниями в Москве на вокзале поэт был задержан, допрошен, а вскоре против Есенина было возбуждено судебное дело – уже тринадцатое по счету. В попытке избежать суда он ложится в психиатрическую клинику Московского университета («психов не судят») под опеку своего земляка профессора Ганнушкина. Именно там «психический больной» Есенин написал свой шедевр «Клен ты мой опавший, клен заледенелый...» и другие прекрасные лирические стихи.

За поэта тогда заступился нарком просвещения Луначарский, который не хотел шумихи по этому делу в зарубежной прессе. Однако кто-то более всемогущий отверг ходатайство наркома – наиболее очевидной фигурой здесь мог быть Троцкий.

Невозвращенец

– И тогда Есенин решает сбежать в Ленинград...

– Но, конечно, не от суда – куда денешься от судебных исполнителей и «органов»? – и не на постоянное местожительство. Он хотел бежать из Советского Союза. Еще 7 февраля 1923 года по пути из Европы в Америку он пишет письмо в Берлин своему приятелю, поэту Александру Кусикову, в котором прямо заявляет о своем неприятии советской власти, Февраля и Октября, добавляя, что «сбежал бы хоть в Африку».

За месяц до смерти, 27 ноября, Есенин пишет из психиатрической клиники своему другу Петру Чагину: «...Избавлюсь (от скандалов. – В.К.), улажу, пошлю всех... и, вероятно, махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

Маршрутом бегства могла быть Великобритания, по другим предположениям – Прибалтика. О серьезности его намерений говорит и краткая поездка в Ленинград в начале ноября 1925 года – мосты наводил? Кто-то выдал его настроения, не исключено, что Устинов, – в тот приезд он вертелся рядом с поэтом, вместе пили.

Поэт и киллеры

– Итак, еще раз вернемся к очевидному: 24 декабря 1925 года подсудимый Сергей Есенин приезжает из Москвы в Ленинград...

– ...тут же арестовывается, доставляется в следственный изолятор, допрашивается, до смерти избивается, его тело тайно переносят в пятый номер «Англетера», где и устраивается известное нам святотатство с «добровольным уходом поэта из жизни». Надо ли говорить, что на подобную акцию исполнители вряд ли решились, не имея санкции свыше? Сомнительным выглядел бы и вариант с обнаружением трупа якобы убитого в «кабацкой драке». В этом случае Сталин мог бы докопаться до истины и получить весомый компромат против ленинградской оппозиции, с которой в те дни выяснял отношения на ХIV съезде РКП(б).

– Фактически вы выстроили схему заказного убийства. Говоря языком наших дней, напрашивается вопрос: кто мог выступить в роли заказчика этого убийства, кому были поручены функции киллера?

– Думаю, что к ответу на первую часть вопроса я уже приблизился: приказ на арест поэта, скорее всего, мог дать Лев Троцкий. Для этого у него и причины были, и полномочия позволяли, и верные люди имелись. Прямых доказательств нет, да, вероятно, и быть не может: все указания отдавались преданным людям устно и неофициально.

Что же касается непосредственного исполнителя убийства, то наиболее подходящей фигурой здесь мог быть, конечно, известный террорист Яков Блюмкин, верный оруженосец Троцкого, его личный порученец в течение многих лет. По воспоминаниям тифлисского приятеля Есенина, писателя и журналиста Николая Вержбицкого, у Блюмкина могли быть и личные счеты с Есениным: тот однажды в Баку в 1924 году угрожал поэту и даже пистолет на него направлял. Некоторые видели в те декабрьские дни Блюмкина в «Англетере». Но со стопроцентной уверенностью указать именно на него, как на убийцу Есенина, я сегодня не могу – не хватает материала. Прояснить истину могли бы протоколы допросов Блюмкина перед его расстрелом в 1929 году. Но эти документы мне получить не удалось.

А дальше... Развитие событий легко предположить: началось заметание следов преступления. Об участниках этого действа удалось узнать побольше.

В конце 1925 года комендантом «Англетера» был чекист Василий Назаров. Любитель выпить, он расслабился и днем в воскресенье 27 декабря, к вечеру сморился и улегся спать. Поздно вечером (а не утром, согласно официальной версии!) в квартиру позвонил дворник: мол, вызывают в гостиницу, в пятый номер. Назаров, еще не протрезвевший, ушел, а вернулся уже утром – усталый, мрачный и молчаливый. Это не моя реконструкция событий, а подлинный рассказ вдовы коменданта Антонины Львовны, который я записал лично. Я успел встретиться с ней незадолго до ее смерти в 1995 году. Несмотря на почтенный возраст, она сохранила ясную память – я проверял детали ее воспоминаний по документам. Муж не был с ней многословен: повесился, мол, поэт, оформляли... Но если бы и в самом деле повесился, то, наверное, было бы что рассказать?

Вместе с Василием Назаровым свои подписи в качестве понятых в ту ночь под документами поставили несколько литераторов, сотрудничавших с ГПУ, – Павел Медведев, Всеволод Рождественский, Михаил Фроман. Фальшивый акт об обнаружении тела Есенина в гостинице составлял участковый милиционер Николай Горбов, прошедший выучку в активно-секретном отделе уголовного розыска. Его высокими начальниками были глава губернской милиции Герасим Егоров и руководитель УГРО Леонид Петржак. Оба в 1929 году были арестованы как троцкисты и крупные финансовые аферисты. Впоследствии Николай Горбов, отсидев срок в тюрьме по сфабрикованному делу, написал заявление в парторганизацию (не из чувства ли обиды?), в котором указывал на «некрасивые поступки» этих людей, а также еще одного крупного чина – упоминавшегося здесь заместителя начальника Ленинградского ГПУ Ивана Леонова. Есть убеждение, что именно он в качестве исполнителя воли Троцкого и стал главным организатором этой акции, который распределял кровавые обязанности между своими проверенными подчиненными. А Горбов, облегчив душу в 1931 году своим заявлением в парторганизацию, через год бесследно исчез.

Архивные тайны

– Виктор Иванович, вам часто приходится оговариваться: «фактов не хватает», «прямых доказательств нет». Неужели настолько все было скрупулезно продумано, что не осталось явных следов?

– Какие-то ошибки исполнители этого черного дела, конечно, совершили, особенно на стадии заметания следов. Добавлю такую частность, как якобы наличие ванны в пятом, «есенинском» номере гостиницы, что отмечали некоторые из лжевоспоминателей. Я не поленился и отыскал инвентаризационную опись вещей и обстановки в «Англетере». Ванны в том номере не было. Мелочь, казалось бы... Но, как известно, именно детали обычно и подводят лжецов.

Как следствие поспешной небрежности примечательны и газетные публикации на смерть Есенина: еще не было готово заключение судмедэкспертизы, а газеты уже сообщили, что поэт повесился. Журналисты сами написали? При жесткой цензуре того времени, которая «вела» даже стенгазеты, без санкции свыше это было невозможно. А тем, кто наверху, результаты экспертизы и не были нужны.

А сколько я держал в руках сфабрикованных документов с фальшивыми подписями! И это при том, что в ГПУ существовал специальный графологический отдел, где на высоком уровне составлялись разного рода липовые документы. Нет, о безошибочной, тщательно продуманной работе этих «мастеров заплечных дел» я бы не стал говорить. Не сомневаюсь, что далеко не все из современников поэта поверили в скороспелый официальный миф о его самоубийстве. Написал же 30 декабря в «Красной газете» смелую и дерзкую статью под заголовком «Казненный дегенератами» Борис Лавренев. Известный писатель и сторонник революции, он успел сказать свое честное слово – возможно, что и по чьему-то недосмотру. Но в дальнейшем он уже никогда не возвращался к этой теме. Впрочем, молчали и все остальные. Людям было чего бояться в те времена.

Но приблизиться к истине в этой печальной истории мы, конечно, сможем. Особенно когда откроются за давностью времени наши архивы, в первую очередь – ФСБ. Какие государственные тайны могут сегодня составлять фонды документов, отражающих внутреннюю жизнь страны 20-х – 30-х годов?! Ведь есенинской трагедии уже 73 года, а мы до сих пор не можем подобраться к ее персонажам только потому, что все они служили в «органах». А ведь подобные события – тоже часть нашей истории. А без исторической правды не может быть и правды художественной.

ИСТОЧНИК

wowavostok.livejournal.com

Ответы Mail.ru: Последнее предсмертное стихотворение С.А.Есенина?

Это всё со слов Эрлиха - агента ГПУ. На самом деле, если вдуматься в смысл стихотворения, то можно предположить, что это вовсе не "предсмертная записка". "Милый мой, ты у меня в груди" - это, скорее, обращение к погибшему другу (вероятно - А. Ганину) , а не к тому, кто остаётся жить. Кроме того, Эрлих уж никак не мог быть тем человеком, кому Есенин стал бы адресовать стихи, да ещё и написанные кровью. Вот что пишет Э. Хлысталов, который занимался расследованием смерти Есенина: "Скрывая от работников милиции автограф стихотворения &lt;До свиданья, друг мой, до свиданья&gt;, Эрлих представил дело так, что его Есенин посвятил ему. Это неправда. Для Есенина Эрлих был мальчиком на побегушках, евший и пивший за его счёт. Эрлих прилип к Есенину, постоянно писал письма ему или Бениславской и Толстой, где постоянно подчеркивал свою преданность. Поэт был достаточно горд, чтобы писать кровью стихотворение посредственному человеку". Вся эта история с "предсмертным" стихотворением была придумана, чтобы подтвердить версию самоубийства. А кому и когда на самом деле были написаны эти стихи - неизвестно.

До свиданья, друг мой, до свиданья, Милый мой, ты у меня в груди. Предназначенное расставанье Обещает встречу впереди. До свиданья, друг мой, без руки и слова, Не грусти и не печаль бровей, В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей. "

28 декабря 1925 года Есенина нашли в ленинградской гостинице «Англетер» повешенным на трубе парового отопления. Последнее его стихотворение было написано в этой гостинице, кровью: «До свиданья, друг мой, до свиданья… » До свиданья, друг мой, до свиданья. Милый мой, ты у меня в груди. Предназначенное расставанье Обещает встречу впереди. До свиданья, друг мой, без руки, без слова, Не грусти и не печаль бровей, — В этой жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей. Последнее стихотворение Есенина. 24 декабря 1925 года Есенин из Москвы приехал в Ленинград и остановился в гостинице «Англетер» . Е. А. Устинова вспоминает, что 27 декабря она зашла в номер к Есенину, «Сергей Александрович стал жаловаться, что в этой «паршивой» гостинице даже чернил нет и ему пришлось писать сегодня утром кровью.. . Сергей Александрович подошёл к столу, вырвал из блокнота написанное утром кровью стихотворение и сунул Эрлиху во внутренний карман пиджака. Эрлих потянулся рукой за листком, но Есенин его остановил: «Потом прочтёшь, не надо! » Стихотворение В. Эрлих прочитал только на следующий день после смерти Есенина. Напечатанное в «Красной газете» в тот же день, оно вскоре стало широко известно.

«До свиданья, друг мой, до свиданья… » написано за 2 дня до смерти кровью в "Англетере" не оказалось чернил, на стихотворение такого объёма достаточно однй капли крови. Опубликовано сразу после известия о смерти. поэта.

По словам друга Есенина Вольфа Эрлиха, стихотворение "До свиданья жруг мой, до свиданья... " было написано крвью. Он (Эрлих) говорил: "Есенин нагибается к столу, вырывает из блокнота листок, показывает издали: стихи. Говорит, складывая листок вчетверо и кладя его в карман моего пиджака: "Тебе". Устинова (приятельница Эрлиха) хочет прочесть. "Нет, ты подожди, останется один - прочитает... " Простились. С Невского я вернулся вторично: забыл портфель. Есенин сидел у стола спокойный, без пиджака, накинув шубу, и просматривал старые стихи. На столе была развернута папка. Простились вторично". Стихотворение осталось в кармане у Эрлиха, но прочитал он его только на следующий день, когда Есенина уже не было в живых. По сути, это стихотворение - его предсмертная записка.

Я запуталась в лучах Солнечного света , Нету больше в небесах Нового Завета , Мои мысли смортят вверх Засыпая тихо И унылые глаза зю мирно, Не жалею, я о том, Что себя теряю , Позабудь все - Я же погибаю... Не увижу этот свет Темный и несчастный , А увижу мир я свой - Милый и прекрасный! Пусть приснится мне во сне Море в яркой синеве , Представлю : будто я на дне Но никто не вспомнит обо мне, И покину мир чужой В тайной тишине... Там повстречаю я рассвет И может быть найду ответ? Ни да, ни нет!... А то что вечность Пораждает бесконечность, Что круг наш замкнут , А вокруг -немая пустота Обнимает от небес до дна, И я одна, одна... Поднимаюсь выше в облака, Вижу пустые дома и города , Отдаляется все и навсегда! Прощай, прощай судьба , Не обещай добра и зла ! Ведь ты мне больше не нужна! Ангелом белым Мчусь я по небу, в не очеь И никто не желает помочь , Улетаю, туда, где не знаю Улетаю туда, где мечтаю Улетаю, туда, где бываю Улетаю, улетаю, улетаю...

<a rel="nofollow" href="https://literator.info/tag/poslednie-stihotvoreniya-sergeya-esenina/" target="_blank">https://literator.info/tag/poslednie-stihotvoreniya-sergeya-esenina/</a>

touch.otvet.mail.ru

Англетер — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 августа 2019; проверки требуют 6 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 августа 2019; проверки требуют 6 правок.
гостиница
Англетер

Фасад по Исаакиевской площади
Страна  Россия
Санкт-Петербург Малая Морская ул., д. 24
Архитектор Автор первоначальной постройки неизвестен. Перестраивал А. Робен.
Дата основания 1889
Состояние Современное здание построено на месте снесенного в 1987 году; фасад приближен к историческому.
Сайт angleterrehotel.com
 Медиафайлы на Викискладе

«Англете́р» (Hotel d'Angleterre от фр. Angleterre — Англия) — четырехзвёздочная гостиница в центре Санкт-Петербурга. Находится на углу Вознесенского проспекта (д. 10) и Малой Морской улицы (д. 24), выходит на Исаакиевскую площадь. С 70-х относится к Гостиничному комплексу «Астория».

Здание построено в начале XIX века (архитектор неизвестен), в 1845—1846 годах перестроено по проекту архитектора А. Робена. Во дворе был добавлен четвёртый этаж. Здание использовалось как доходный дом (доходный дом С. Поггенполя).

С 1876 года переоборудовано под гостиницу.

Названия гостиницы неоднократно менялись: поначалу Шмидт-Англия (по фамилии владелицы Терезы Шмидт), затем — просто «Англия», с 1911 по 1919 — «Англетер», с 1919 по 1925 — «Интернационал», с 1925 по 1948 — «Англетер», с 1948 — «Ленинградская». До 1924 года в этом здании размещалась английская миссия[1].

В 1987 году, когда стало известно, что здание гостиницы решено снести, в защиту памятника истории выступила городская общественность. Громкие акции были организованы группой спасения памятников истории и культуры Ленинграда. Несколько дней (с 16 по 18 марта) проходил пикет, группу поддержали многие известные деятели культуры. После того, как власти снесли здание, был организован постоянно действующий пикет; через месяц состоялся митинг «Месяц памяти „Англетера“», собравший около 2 тыс. человек[2].

В 1987 была полностью разобрана и к 1991 году отстроена вновь с сохранением внешнего облика при участии дизайнера Ольги Полицци[1].

После сноса и постройки Англетер была объединена в единый гостиничный комплекс с Асторией. В настоящее время «Англетер» находится под управлением Rocco Forte Hotels.

На 2014 год в гостинице насчитывается 192 номера для размещения гостей. Для деловых людей в гостинице оборудованы 3 многофункциональных зала для проведения совещаний вместимостью до 100 человек, а также конференц-зал на 205 кресел, оформленный в театральном стиле и оборудованный системой перевода на 4 языка.

Вид гостиницы в 1930 году
  • С 4 (18) по 10 (22) января 1886 года в гостинице останавливался Антон Павлович Чехов.
  • 17 (29) июня 1889 года в гостинице на 75-м году жизни скоропостижно скончался Джон Джеймс Юз, основатель и директор Завода Новороссийского общества (Юзовского завода), благодаря которому возник современный Донецк. Смерть произошла от апоплексического удара.
  • Летом 1921 года в Советскую Россию приехала Айседора Дункан. Она жила в гостинице «Англетер». В гостях у неё бывали многие советские музыканты.
  • 28 декабря 1925 года в номере 5 гостиницы «Англетер» был найден мёртвым поэт Сергей Есенин. Здесь было написано его последнее стихотворение: «До свиданья, друг мой, до свиданья…»

ru.wikipedia.org

Призрак отеля "Англетер" : кто убил Сергея Есенина?

В ночь с 27 по 28 декабря 1925 года Сергей Есенин был убит. Его тело обнаружили в пятом номере отеля «Англетер». Следствие назвало причину смерти – самоубийство. Эта притянутая версия вызвала недоверие у современников и потомков поэта…

 

Январь 1926 год, Ленинград

В этот вечер "помполит" К* прибыл в пятый номер гостиницы «Англетер». Отужинав, товарищ К* уселся за письменный стол, желая поработать перед сном. Ему не давал покоя его партийный коллега. Появилось опасение, что он обойдет товарища К* по партийной лестнице очень быстро. Товарищ К* решил действовать незамедлительно, судьба конкурента была решена...

Стрелки на часах показывали полночь. Товарищ К* ощутил необъяснимый пронизывающий холод… Затем за спиной послышались чьи-то тяжелые шаги, вызвавшие у «помполита» необъяснимый ужас… Постоялец хотел закричать, но голос не повиновался… Товарищ К* почувствовал, что его ноги холодеют, и он не может сдвинуться с места. Неизвестный подошёл к нему и остановился… Повинуясь неведомой силе, «помполит» медленно повернул голову…

…Товарища К* нашли утром на полу номера. Когда он пришёл в себя, то начал истерично смеяться, болтая какой-то невнятный бред. Бывалый партийный боец твердил о привидении с веревкой, намотанной на шею. Начальник гостиницы распорядился немедленно вызвать бригаду «скорой помощи» психиатрической больницы, чтобы антисоветская пропаганда мракобесия, навязчиво повторяемая товарищем К*, не смущала добропорядочных советских граждан.

Призрак отеля «Англетер»

Слухи о призраке поэта Есенина стали появляться сразу после его гибели. Разумеется, все рассказы о сверхъестесвенном официально приписывались антисоветскому мракобесию.


Фото Есенина за месяц до смерти, ноябрь 1925 года
Сейчас трудно точно утверждать, каким он был. Если судить по фото - это добрый человек

В январе 1926 года фотограф Пресняков сделал по просьбе Софьи Толстой, жены Есенина, фото гостиничного номера, где было найдено тело поэта. 
На фото можно заметить, что оборки шторок пририсованы штрихами от руки . Если присмотреться, то видно, что пририсованные штрихи скрывают белый силуэт человеческой фигуры.


Штора справа с пририсованными краями

Можно, конечно, объяснять дефектом печати, но тогда зачем супруга поэта хранила именно эту некачественную фотографию (фотограф, наверняка, сделал несколько снимков)? И зачем были пририсованы края штор?

«Души людей, насильственно умерщвленных, не скоро покидают места своей гибели. На фотографии могла проявиться душа человека, погибшего здесь», - высказывала мнение одна из экстрасенсов.

Старое здание гостиницы было разрушено в 80-е годы прошлого века и построено заново. Несмотря на то, что отель «Англетер» - новодел, до сих пор встречаются рассказы постояльцев о призраке поэта, который бродит по коридорам. Призраки привязываются к месту трагической смерти, даже если дом был снесен.


Так выглядело фото без пририсованных краёв

Факты – упрямая вещь

Сам Есенин опасался убийства. 
«Меня хотят убить! Я, как зверь, чувствую это!» - говорил он. 
Нестыковку фактов в версии о самоубийстве подметили следователи-криминалисты, которые решили разобраться в обстоятельствах гибели поэта спустя десятилетия.

Э.А. Хлысталов, старший следователь Главного управления внутренних дел г. Москвы (с 1963 года) отмечает:

«И сколько я ни всматривался в фотокарточку, признаков наступления смерти от удушения петлей не видел. Не было характерно высунутого изо рта языка, придающего лицу висельника страшное выражение…»

«На лбу трупа, чуть выше переносицы, отчетливо видна прижизненная травма. Про такое телесное повреждение судебно-медицинские эксперты заключают, что оно причинено тупым твердым предметом и относится к опасным для жизни и здоровья человека…».


Фото убитого Есенина на диване гостиницы. На лбу у переносицы видна вмятина от удара. На руке порезы

Вызывает вопрос и рана на руке Есенина. Сторонники версии самоубийства утверждали, что поэт сначала перерезал себе вены, а потом передумал и решил повеситься.

Криминалист Э.А. Хлысталов пишет по этому поводу:

«Внимательно изучив всю обстановку в номере гостиницы, понял, что эта версия не выдерживает никакой критики. Судите сами. Поэт разрезает себе глубоко руку и ждет, когда начнется обильное кровотечение. Ждет. Сознание не теряет. Через - какое-то время он решает повеситься. Начинает искать веревку. Находит. Отвязывает от чемодана. Затем высоко забирается под потолок (3 метра 80 сантиметров) и начинает ее привязывать к вертикальному стояку.

Чтобы дотянуться до верха, поэту необходимо было поставить предмет с точкой опоры около двух метров. (Его рост 168 сантиметров). Причем с обязательным условием, что этот предмет должен стоять рядом со стояком. Таких предметов рядом с местом предполагаемого повешения не имелось».

Посмертная маска Есенина. Вмятина от удара на лбу у переносицы явно заметна

Вызывает удивление и якобы предсмертное стихотворение, написанное кровью из порезанной вены. «Пока строчку напишешь, кровью изойдешь…» - отмечает исследователь Э.А. Хлысталов.

Надо заметить, что «предсмертное письмо» экспертами не исследовалось, анализ не проводился – поэтому доказательств, что оно написано кровью Есенина - нет. 
Порез на правой руке Есенина. Левшой он не был. Если бы он хотел перерезать вены, то порезал бы левую руку.

Сам текст стихотворения по смыслу не напоминает предсмертную записку, адресатом которой называл сам себя Вольф Эрлих, служивший в ОГПУ. И странно, что предсмертные строки были адресованы именно представленному партийному соглядатаю. 

До свиданья, друг мой, до свиданья.
Милый мой, ты у меня в груди.
Предназначенное расставанье
Обещает встречу впереди.
До свиданья, друг мой, без руки, без слова,
Не грусти и не печаль бровей, —
В этой жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей.

Спустя много лет появилась информация, что эти строки были написаны гораздо раньше декабря 1925 года. Стихотворение посвящено не Вольфу Эрлиху, а расстрелянному другу Есенина - поэту Алексею Ганину.


Есенин в гробу. Лицо сильно загримировано, но следы побоев заметны

Версия самоубийства явно притянута. Остаются только варианты: 
- Есенина убили по приказу партийного руководства.
- Есенин умер при жестоком допросе от побоев – и палачам пришлось наскоро создать видимость самоубийства.

 

 
Так выглядел отель "Англетер" (здание слева) во времена Есенина.


Новый отель "Англетер" в наши дни.

Мнение современников

О смерти Есенина шептались и недоумевали. В версию самоубийства не верилось. 
Даже знаменитый поэт революции Владимир Маяковский писал:
«Почему? Зачем? Недоуменье смяло». 
«Не раскроют нам причин потери ни петля, ни ножик перочинный».


Портрет Есенина. Рис. В. Скоробеев

Поэт Василий Наседкин (муж сестры Есенина, Екатерины) говорил: «На самоубийство не похоже... Мозги вытекли на лоб...»
Один из друзей поэта В. Князев заметил, что следов от веревки, который обычно остается на шее висельников, на шее Есенина не было:

В маленькой мертвецкой у окна -
Золотая голова на плахе:
Полоса на шее не видна -
Только кровь чернеет на рубахе...

Фото Есенина на паспорте (1923 год)

Друзья поэта - Николай Браун и Борис Лавренев отказались подписать протокол, в котором говорилось о самоубийстве Есенина.

Протокол был подписан сотрудником ОГПУ Вольфом Эрлихом. Что интересно, видевшим Есенина незадолго до смерти, и якобы ему были посвящены предсмертные стихи поэта.

Николай Браун упрекал Всеволода Рождественского, тоже поставившего свою подпись под протоколом: «Сева, как же ты мог под этим подписаться! Ты же не видел, как Есенин петлю на себя надевал!» 
Он ответил: «Мне сказали — нужна еще одна подпись».

Борис Лавренев опубликовал статью «Памяти Есенина» с подзаголовком «Казненный дегенератами» и эпиграфом «И вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь».

 

Автор очень смело высказался: «И мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни обнаженную правду и назвать палачей и убийц палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта».
«Он был умучен!» - вспоминал Николай Браун.

Возникло даже предположение, что Есенина пытали в застенках ОГПУ, а в гостиницу принесли уже мертвое тело, после чего инсценировали самоубийство. 
Бывший работник ОГПУ Павел Лукницкий, эмигрировавший в Париж, писал в мемуарах:«Был изуродован, на одежде следы крови, а левого глаза «не было».

«Есенин был мало похож на себя. Лицо его при вскрытии исправили, как могли, но все же… в верхнем углу правого глаза — желвак… и левый глаз — плоский: он вытек. Синевы в лице не было: оно было бледно, и выделялись только красные пятна и потемневшие ссадины».


На могиле Есенина сначала стоял крест

Есенина отпевали в церкви, а на могиле поэта первоначально был поставлен крест. Церковь не хоронит самоубийц по-христиански. Современники понимали истинную причину гибели, поэтому священник не отказался провести обряд и дал согласие поставить крест на могиле.

Есенин и власть большевиков

Идеологию советской власти Есенин не принял, как и все здравомыслящие люди того времени.
Стихи ясно отражают его презрение. 

Пустая забава, одни разговоры.
Ну что же, ну что же вы взяли взамен?
Пришли те же жулики, те же воры
И законом революции всех взяли в плен.
. . . . . . . . . . . . . . . .
Люди обычаи чтут как науку,
Да только какой же в том смысл и прок,
Если многие громко сморкаются в руку,
А другие обязательно в носовой платок.
Мне до дьявола противны
И те и эти.
Я потерял равновесие...
И знаю сам -
Конечно, меня подвесят
Когда-нибудь к небесам.
Ну так что ж!
Это еще лучше!
Там можно прикуривать о звезды...
. . . . . . . . . . . . . . 
Я ведь не такой,
Каким представляют меня кухарки.
Я весь - кровь,
Мозг и гнев весь я.
Мой бандитизм особой марки.
Он осознание, а не профессия.
Слушай! я тоже когда-то верил
В чувства:
В любовь, геройство и радость,
Но теперь я постиг, по крайней мере,
Я понял, что все это
Сплошная гадость.
Долго валялся я в горячке адской,
Насмешкой судьбы до печенок израненный.
Но... Знаешь ли...
Мудростью своей кабацкой
Все выжигает спирт с бараниной...
Теперь, когда судорога
Душу скрючила
И лицо как потухающий фонарь в тумане,
Я не строю себе никакого чучела.
Мне только осталось -
Озорничать и хулиганить...
Всем, кто мозгами бедней и меньше,
Кто под ветром судьбы не был нищ и наг,
Оставляю прославлять города и женщин,
А сам буду славить
Преступников и бродяг.
Банды! банды!
По всей стране,
Куда ни вглядись, куда ни пойди ты -
Видишь, как в пространстве,
На конях
И без коней,
Скачут и идут закостенелые бандиты.
Это все такие же
Разуверившиеся, как я...
А когда-то, когда-то...
Веселым парнем,
До костей весь пропахший
Степной травой,
Я пришел в этот город с пустыми руками,
Но зато с полным сердцем
И не пустой головой.
Я верил... я горел...
Я шел с революцией,
Я думал, что братство не мечта и не сон,
Что все во единое море сольются,
Все сонмы народов,
И рас, и племен.
Но к черту все это!
Я далек от жалоб.
Коль началось -
Так пускай начинается...

Портрет Есенина. Рис. А. Кузнецов

Литературе той эпохи Есенин тоже дал точную оценку.
«Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни, чем время, в которое мы живем. Тяжелое за эти годы состояние государства в международной схватке за свою независимость случайными обстоятельствами выдвинуло на арену литературы революционных фельдфебелей, которые имеют заслуги перед пролетариатом, но ничуть перед искусством.

Выработав себе точку зрения общего фронта, где всякий туман может казаться для близоруких глаз за опасное войско, эти типы развили и укрепили в литературе пришибеевские нравы… Давно стало явным фактом, как бы не хвалил и не рекомендовал Троцкий разных Безымянских, что пролетарскому искусству грош цена…»

Верно замечено, и никакие литературные потуги "помполитов" до потомков не дожили. Хотя раньше их навязывали в рамках школьной программы.

Портрет Есенина. Рис. А. Трескин

Жёстко отзывался Есенин и о трудах любимчика партии и борца с религиозным мракобесием Демьяна Бедного (настоящее имя Ефим Алексеевич Придворов).

…Когда я в «Правде» прочитал 
Неправду о Христе блудливого Демьяна. 
Мне стыдно стало так, как будто я попал 
В блевотину, изверженную спьяна...
Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил, 
Ты не задел его своим пером немало.
Разбойник был, Иуда был.
Тебя лишь не хватало.
Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрей, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа, 
Ефим Лакеевич Придворов.

Надо отметить и «героев», развернувших в свое время литературную травлю Есенина. Конечно верные «борцы за свободу народа» (бывшие уголовники), редакторы московских журналов: Лев Сосновский, один из организаторов расстрела царской семьи, и Борис Волин, организатор массовых расстрелов крестьян. Против Есенина они действовали вместе, но при этом писали доносы друг на друга в ЦК партии. 
Вот такое оно типическое лицо «героев революции».

Портрет Есенина. Рис. Г. Улыбин

Мотивы убийства

Возможно решение высшего руководства партии – убрать неугодного. Есенин стал противником советской власти, стал неудобен. От таких обычно избавляются, которые «много шумят». Или вероятно спонтанное решение партийных соглядатаев. Чекисты опасались, что Есенин из Ленинграда уедет за границу, в этом случае голову им бы снесли. Об этом мотиве говорил друг поэта Николай Браун.

Расстрелянный Алексей Ганин перед смертью успел передать Есенину свои статьи, в которых называет советскую власть властью «изуверов и садистов», и просил опубликовать их за границей.

Поэт писал другу в сентябре «Чтоб избавиться кой от каких скандалов… махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».
Особую роль могла сыграть и зависть коллег по перу, по совместительству сотрудников ОГПУ.

Есенин был запрещен, но его стихи читали, тайно передавая книги друг другу, и романсы на его тексты распевали везде «от благонадежных гостинных до воровских тюрем». Обласканные властью поэты-соглядатаи не могли похвастать народной любовью к их творчеству. Ситуация не нова, когда гений сталкивается со злодеями.

Если скрывают, значит, есть причины

Доступ к материалам дела Есенина до сих пор остается под грифом «Секретно».
Разрешения на эксгумацию и проведение экспертизы родственники Есенина до сих пор не получили. Даже площадка вокруг могилы Есенина была забетонирована. 
Возможно, эксгумация невозможна, потому что тела Есенина в могиле нет.

Шофер, работавший в ОГПУ в 20-е годы, позднее рассказывал «Мы вынули гроб Есенина и передали его другой группе, которая унесла его вглубь кладбища. А сами остались приводить могилу в порядок».

Документальный фильм о Есенине на основе уникальных архивных материалов «Дорогие мои! Хорошие!» режиссера Владимира Паршикова, получивший награды кинофестивалей, не принимали к показу федеральные каналы.

Эпизод передачи «Битвы экстрасенсов», посвященный Есенину, был сильно сокращен. Светлана Петровна Есенина, племянница поэта - гость передачи, говорила, что версию о насильственной смерти подтвердили семь из девяти экстрасенсов. Но при «умелом» монтаже в итоге в эфир вышло нечто невнятное.

Если до сих пор пытаются скрыть обстоятельства смерти Есенина, значит, кому-то это выгодно. Возможно, ниточки «дела Есенина» как-то дотянулись и до нашей эпохи…
Как отмечают биографы Есенина, власти приложили усилия, чтобы подчеркнуть негативный образ поэта: бабника и алкоголика. Конечно, мёртвый уже не может возразить.

Граффити с портретом Есенина

Писатель Леонид Леонов сказал:

– Крупнейший из поэтов современья…
– Его песни поют везде – от благонадежных наших гостинных до воровской тюрьмы. Потому что имел он в себе песенное дарование, великую песенную силу в себе носил…
– Он уже больше не придет и не пошумит, Есенин…
– Он вечный бунтовщик и крамольник, чудо природы, уникальная фигура в истории ХХ столетия.

Благодаря родственникам поэта и исследователям, мы получаем возможность получить хотя бы крупицы информации о смерти Есенина, понять, насколько притянута версия о самоубийстве.

Племянница поэта Светлана Петровна Есенина в одном из интервью отмечает:
«Мы хотим лишь снять клеймо «самоубийцы-висельника» с С. А. Есенина. Хотим его нравственной реабилитации в глазах российской и мировой общественности».

 

 

Источник

subscribe.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.