Андрей родионов стихи


Стихи из дневника — Журнальный зал


Родионов Андрей Викторович
— российский поэт. Родился в 1971 году в Москве. Закончил Московский полиграфический институт. Автор шести поэтических сборников. Публиковался в журналах «Октябрь», «Новый мир», «Воздух», «Homo Legens» и др. Лауреат молодежной премии «Триумф» (2006). Лауреат Григорьевской поэтической премии (2013). В журнале «Дружба народов» публикуется впервые.

Пунктуация в стихах — авторская.

* * *
Упало за горизонт бешеное светило
Я открываю глаза, кажется отпустило
Анекдот или сказка, что оказалось важней,
Что ты увидел, понял, о чём ты подумал, Андрей?

Такая короткая осень, два месяца полу-зимы
И скоро уже будет март, а весною кем станем мы?
Мы никогда не станем учителем и врачом
Геологом и космонавтом, зато мы никогда не умрём

Такие как мы всё время будут зачем-то здесь
Когда нас попросят выйти, то мир с нами выйдет весь
Когда в том далёком финале на сушу придёт вода
Вот тогда моё бедное сердце успокоится навсегда


* * *
Асфальт сиял покрытый льдом
огнём московских улиц,
стоял пятиэтажный дом,
в нём жил один безумец

надев волшебные очки 
гулял он по столице
и видел женские зрачки
и кукольные лица

о, это сон — горящий лёд,
огни ночного мира
он отражает и блюдёт
таинственные мифы

лёд отразил, пока горел:
для смертного незрима
одна среди небесных тел
звезда Екатерина

судьба даёт нам испытать
лишь то, что нам по силам
никто не знает, что сказать
и он шептал: спасибо

неверный лёд, и каблуки
скользят на тротуарах
и лишь волшебные очки
и фары, фары, фары

 

Из дневника Родионова

1 августа

Мы весь июль писали с Катей пьесу
И я забросил поэтический дневник,
Но август постучал как проводник
В купе, где люди занимались сексом
Так жили мы внутри своей химеры
А сколько в мире совершилось между тем!
Уж бледный Конюхов по небу пролетел
И он увёз с собой Фазиля Искандера


4 августа

Вот отцветает Иван-чай
Седыми космами белея
Пётр Александрович Бадмай
Большой любитель был кипрея
Он жил сто десять лет, пока
К нему в хоромы чародея
Вдруг не нагрянула ЧеКа
В тюрьме он умер без кипрея


10 августа

Эрнст Неизвестный умер 
А ну, дружок, не кисни 
Заказывай нам uber
Поедем к древу жизни
Средь башен Москва-сити
Настраивай маршрут 
Но каменные нити
Нас с небом не сошьют


29 августа

Поздно вечером в Канске подошли к «Порт-Артуру»,
Торговому комплексу, где есть китайский ресторан
Этот торговый комплекс принадлежит Артуру,
А название — прекрасный юмор армян
Перед «Порт-Атруром» пальмовая алея
Дети из канского детского дома её создавали
Перед нами ковровая дорожка возникла, алея,
Русская дорожка Канского фестиваля


31 августа

На липе спорят злые птицы
Но их не слышно из-за ветра
Куда теперь? Вдали зарница
Прощай, шестнадцатого лето
Так в детском садике, я помню
Нас подвели к какой-то двери,
Куда теперь? Спросил я тетю.
Да на расстрел. — и я поверил


5 сентября

Какой большой ветер
Принёс ко мне новость
Новелла Матвеева
Покинула остров
А в тех годах дерзких
Входила в топ бардов
И мама мне в детстве
Новеллу певала


6 сентября

На платформе Правда встретил я читателя сегодня,
Он стихи мои читает и зовут его Максим
Как и я — не на работе, хоть сегодня будний вторник
Покивал ему, послушал и расстался вскоре с ним
Я потом ещё сегодня шёл домой с платформы Правда
Поднимаясь на пригорок, в сумерках я увидал
В куче мусора внизу цвела малиновая мальва
Это, милый мой читатель, для тебя я написал


13 октября

Я локти положил на подоконник
Почти не виден сад старинный
Стемнело, значит Катерина
Сейчас пойдёт сажать котовник
Среди печальных чёрных вишен
Ты там, мой милый огородник
В саду, где — я уже не вижу
Взойдёт таинственный котовник


25 октября

Хорошо что есть Россия
И что бог есть хорошо
Хорошо что так красиво
Сквер расцвечен городской
Я мамлеевский сыночек
Я люблю Россию-мать
Мой дневник теперь окончен
И не надо продолжать

 

magazines.gorky.media

Андрей Родионов ~ Изба-Читальня - литературно-художественный портал


Будущее непредсказуемо, настоящее неопределимо, ибо мы проживаем его незаметно, только прошлое позволяет нам себя понимать...

Это и есть аутонекрофилизм...

Произведения без рубрики

6.

Auschwitz – блиц – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 27.03.2020 в 22:11

8.

умер Эдичка – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 18.03.2020 в 00:18

20.

Парк Победы – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 04.12.2019 в 23:23

33.

хайль Америка – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 16.08.2019 в 21:49

42.

гад же ты – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 01.05.2019 в 12:31

47.

лис или аист – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 07.02.2019 в 01:56

48.

очень хочется сна – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 24.01.2019 в 02:28

50.

Очерк – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 22.12.2018 в 20:27

58.

взвесь – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 06.10.2018 в 20:55

60.

Игналина – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 24.09.2018 в 01:02

88.

смутные времена – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 31.05.2018 в 02:02

98.

ой, ой, скинхэд – Лирика городская / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 21.04.2018 в 02:07

100.

это чёрный – Стихи, не вошедшие в рубрики / рейтинг 0 / отзывов 0 / опубл. 12.04.2018 в 22:07

Мир души
просмотров: 392 / рецензий: 8

Эротические стихи
просмотров: 288 / рецензий: 7



www.chitalnya.ru

Родионов, Андрей Викторович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 3 января 2019; проверки требуют 9 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 3 января 2019; проверки требуют 9 правок.

Андре́й Ви́кторович Родио́нов (род. 9 января 1971, Москва) — российский поэт и драматург, организатор литературного процесса в Москве и других городах.

Окончил Московский Полиграфический институт. Много лет работал в музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко в красильном цехе.

Автор 8 поэтических сборников, публиковался в альманахах «Вавилон» и «Авторник», журналах «Новый мир», «Воздух», «Homo Legens» и др. Победитель турнира «Русский слэм» (2002), впоследствии — ведущий поэтических слэм-конкурсов в московских клубах «Билингва», «Жесть». Сотрудничал с idm-проектом «Ёлочные игрушки», с рок-группой «Окраина». С 2002 по 2005 член Товарищества мастеров искусств «Осумбез» («Осумасшедшевшие Безумцы»). Директор и куратор литературных фестивалей в Перми, Воронеже, Канске, Москве[1].

Андрей Родионов — один из самых заметных поэтов, дебютировавших в России в 2000-х годах. Его тексты отличает причудливое сюжетное наполнение, описание случаев из жизни, происшествий, случающихся с людьми, принадлежащими к маргинальным слоям общества, определенная «злободневность»: Родионов часто откликается в своём творчестве на актуальные события. И тематикой, и даже названиями своих книг Родионов подчеркивает свою связь с урбанистической культурой, с городской окраиной. С другой стороны, Родионову принадлежат стихотворения, отличающиеся тонким лиризмом и трагичностью.

Из аннотации к сборнику «Портрет с натуры»:

Поэт Андрей Родионов известен своим жестким субмаргинальным рэп-лиризмом. Но к 2005 году его творчество трансформировалось в мягкие, пластичные конструкции из «пластилинового стекла и звездного бетона».

Сюжетность большинства стихотворений Родионова позволяет причислить его к числу поэтов, разрабатывающих так называемый «новый эпос» (Фёдор Сваровский, Всеволод Емелин). Тексты Родионова могут описывать фантастические события: встречу с инопланетянами, вымышленный эпизод из жизни исторического или литературного деятеля; главное — сам захватывающий акт рассказывания или ироническая (а порой и серьёзная) мораль в конце текста.

Также Андрей Родионов известен своей выразительной, иногда театрализованной манерой исполнения текстов. В соавторстве с женой Екатериной Троепольской написал пять пьес в стихах для театра и организовал Фестиваль видеопоэзии «Пятая нога». Исполняет роль Сократа в постановке диалога Платона "Пир" Театра.doc (режиссёр Всеволод Лисовский).

  • Добро пожаловать в Москву. — СПб: Красный матрос, 2003.
  • Пельмени устрицы. — СПб: Красный матрос, 2004.
  • Портрет с натуры. — Екатеринбург: Ультра. Культура, 2005.
  • Морро Касл. — М.: Ракета, 2006.
  • Игрушки для окраин. — М.: Новое литературное обозрение, 2007.
  • Люди безнадежно устаревших профессий. — М.: Новое литературное обозрение, 2008.
  • Новая драматургия. — М.: Новое литературное обозрение, 2010.
  • Звериный стиль. — М.: Новое литературное обозрение, 2013.
  • Поэтический дневник, начатый в день смерти Юрия Мамлеева 25 октября 2015. — М.: Новое литературное обозрение, 2018.

ru.wikipedia.org

Поэт Родионов Андрей :: Поэмбук

 

Будущее непредсказуемо, настоящее неопределимо, ибо мы проживаем его незаметно, только прошлое позволяет нам себя понимать...

Это и есть аутонекрофилизм... 

 

Публикации:

 

Анклав – книга стихотворений интернет-журнал «Новая Литература»

Поэт года 2016 Сборник – 2017г. Издательство РСП - ISBN 978-5-91815-890-6

Ding an sich – книга стихотворений изд. Другое решение - 2017г. – ISBN 978-3-330-33747-3

Антология Живой Литературы «По следам слов» изд. Скифия - 2018г. - ISBN 978-5-00025-124-9

Современный Дух Поэзии. Выпуск 4 изд. Первая книга - 2018г. – ISBN-13: 978-1984378309      

Кубок Поэмбука. Осенний сезон 2017. изд. Перископ-Волга – 2018г. - ISBN 978-5-9500998-2-3

Лётчик стужи – книга стихотворений. ЛитРес. Самиздат. Москва 2018

Антология русской литературы ХХ I века. изд. Перископ-Волга – 2018г. – ISBN 978-5-6040476-4-4

Вдохновение. Сборник стихов современных авторов. Выпуск 1. ООО «НИКАЛЕД» Москва 2018 ISBN 978-5-6040944-8-8

Современный Дух Поэзии. Выпуск 7 Часть 3 изд. Первая книга - 2018г. – ISBN -13: 978-1719014076

Полутона https://polutona.ru/?show=rodionovspb

https://polutona.ru/?show=1217180948   

Наследие (сборник) книга первая. Издательство РСП Москва 2018 ISBN 978-5-4477-1091-0

Поэмбук. 5 лет – юбилейный сборник стихотворений Волгоград изд. Перископ-Волга – 2018г. – ISBN 978-5-6040985-0-9

Свет столицы (журнал) 2\2018

Союз писателей ХХ I века http://writer21.ru/rodionov-a/

Каталог современной литературы. Книга вторая. ООО «Издательство РСП» Москва 2018 ISBN 978-5-4477-1252-5

Клуб дыма: альманах. Издание Ложи Литературного Авангарда. Выпуск IX\2018. – Волгоград: Перископ-Волга – 2018г. ISBN  978-5-6040985-6-1

Поэтоград № 39 (347), 2018 http://reading-hall.ru/publication.php?id=22996

Поэтоград № 50 (358), 2018 http://www.poetograd.ru/nomer.php?id=23801

Зарубежные Задворки № 153 / 01-11-2018 Из цикла Arrival  https://za-za.net/iz-sozdannogo-v-2018-godu-1/

Газета «Литературные известия» 08 (160), 2018 http://reading-hall.ru/contents.php?id=2125

Зарубежные Задворки № 156 / 15-12-2018 Из цикла Гладь  https://za-za.net/journal/156/

ЗИНЗИВЕР № 1 (109), 2019

Параллакс – книга стихотворений – Геликон Плюс, Санкт-Петербург, 2019 ISBN 978-5-00098-190-0 https://heliconplus.ru/item.php?id=1123

Зарубежные Задворки № 162 / 14-03-2019 -  Из цикла Хоспис  https://za-za.net/journal/162/

Журнал "Страна Озарение" № 68 - 2019 

Ликбез – литературный альманах № 123 (май 2019) http://www.lik-bez.ru/archive/zine_number6492/zine_poems6494/publication6512

Твоя глава (литературно-художественный журнал (редакция Нади Делаланд) июнь 2019 https://tvoyaglava.com/andrey-rodionov-rossiya

Фонарь-2019 Перископ-Волга – 2019г.  ISBN 978-5-6041744-7-0

Hohlev . ru - Танец без крепежа…  https://hohlev.ru/poeziya/andrej-rodionov-tanec-bez-krepezha  

Перископ-2018 : сборник лучших произведений II международной литературной премии «Перископ-2018». – Волгоград : Перископ-Волга, 2019 ISBN 978-5-6041323-6-4

Живая книга: сборник стихов современных поэтов к 130-летию Анны Ахматовой. ISBN 978-5-6042046-4-1 Волгоград : Перископ-Волга, 2019

Зинзивер 4 (114), 2019 http://reading-hall.ru/publication.php?id=25530

Поэт года 2019 Сборник – 2019г. Издательство РСП ISBN 978-5-4477-1433-8

Зарубежные Задворки № 180 / 14-12-2019 - Андрей Родионов - Из цикла Кулинария https://za-za.net/journal/180/

Белый Мамонт (сетевой журнал) - http://www.belmamont.ru/index.php?version=full

Русские стихи о Финляндии - https://www.suomesta.ru/2014/12/05/russkie-stixi-o-finlyandii/

45-я параллель - https://45parallel.net/45_calibr_2020/948-andrey_rodionov.html

 

poembook.ru

Андрей Родионов, Алексей Цветков и Екатерина Соколова комментируют свои стихи

Процесс создания стихов часто кажется чем‑то средним между магией и случайностью — на самом же деле все гораздо интереснее. «Афиша Daily» продолжает расспрашивать современных поэтов о том, как, где и зачем они пишут стихи.

Сергей Параджанов "Цвет граната"

Андрей Родионов о стихах, написанных в измененном состоянии сознания

***

В Петербурге в маленькой кафешке
Сколько мы не виделись с тех пор
Встретился я с другом и без спешки
Начался негромкий разговор

Говорили о былом, о думах
За окном сгущался невский мрак
Вдруг сказал он, я вот тут подумал
Сталин не такой уж был мудак

Были ведь враги, они ведь были
Были тут вредители везде
Их не так уж много посадили
Слишком уж раздуты цифры те

Тишина, стаканов перезвончик
Капля водки чистый бриллиант
Сашка Сашка ты же электронщик
Сашка Сашка ты же музыкант

Лепетал я глупо и ненужно
Он сидел спокоен, духом чист
В кабаке, похожем на психушку
Старый электронщик-сталинист

Долог путь домой у сталиниста
На метро, потом маршрутка два часа
По дороге сон ему приснился
Светлая такая полоса

По тайге глухой гуляет эхо
Нацепивший желтые очки
Там перед толпою бритых зеков
Он миксует разные звучки

Страшный ритм веселый электронный
Где полярной ночи темнота
Да торчат рученки из сугробов
И глазенки смотрят из‑под льда

Андрей Родионов

Поэт, лауреат Григорьевской поэтической премии, сотрудничал с проектом «Елочные игрушки»

«Это было в другом городе, и я транслировал на героя мой собственный сон, в остальном все правда. Саша — музыкант, раньше мы работали вместе, но уже несколько лет прошло, как наши дорожки разошлись, а два года назад мы решили в Воронеже сыграть вместе. Он — музыка, я — слова. Поговорили, потом у меня было жуткое похмелье. Стихотворение написано в Красноярске, сразу после ночного перелета в измененном сознании где‑то в шесть утра я решил, что мне этот случай следует описать. Я его описал, поместил в сеть; когда Катя, жена, проснулась, я уже видел, что текст стал популярным. Поэтому я ей смело его показал, она сказала: «Ну конечно, стихотворение задевает чувства нашего друга, ну ладно». Как у Пушкина в первой главе «Евгения Онегина»: «противоречий очень много, но их исправить не хочу». А первые строчки — от Мандельштама: «жил Александр Герцович, еврейский музыкант». Вот эта вот строчка, ритм — «Сашка, Сашка, ты же музыкант» — она меня зацепила, и от нее все пошло.

Уже два года я практически ничего не пишу, с тех пор как закончил «Поэтический дневник» — эксперимент, в течение которого я писал по восьмистишию [в день] целый год. Это был такой ход конем, мне нужен был какой‑то вызов, причем вызов не дешевый, а серьезный: сможешь написать так, чтоб и тебе самому было интересно читать? К тому же я понял, что у публики есть противоречивое [желание] что‑то прочитать небольшое и дальше уже углубиться в чтение длительное. Поэтому я придумал такую форму — короткую, но которая подразумевала, что я буду вести читателя куда‑то еще, как в романах. Задача оказалась для меня невероятно сложной.

Я человек очень долго думающий и в принципе живущий прошлым. Настоящее мне кажется какой‑то белибердой, я смотрю, слушаю и думаю: «О, какая белиберда!»

Андрей Родионов

Поэт

А потом, спустя год или, может быть, неделю, думаю: «А я-то в этот день-то ведь, ага!» И это для меня оказывается важным, так я и живу. А тут я поставил себе задачу реагировать именно на настоящее, сразу. В какой‑то момент я все равно срывался и писал про прошлое, но иногда получалось пересилить себя: я все-таки поймал именно момент того, что происходило со мной прямо сейчас, и это было удивительно, раньше такого со мной никогда не случалось.

После этого гребаного поэтического дневника, когда я каждый день садился с тетрадкой где‑то в уголок, я реально исписался — поставленная задача меня высосала. Уже прошло два года, но я до сих пор не сажусь писать стихи — я как‑то не вижу в этом смысла. Мне кажется, что больше смысла в придумывании чего‑то длительного во времени, какой‑то структуры с сюжетом от начала до конца. Либо я просто думаю: «Ну господи, ну какая фигня все то, что случилось со мной сегодня, не стоит описывать».

Могу ли я писать в любой ситуации и в любом состоянии? Это все равно что сказать, что ты можешь проснуться в час ночи и побежать разгружать вагоны. Да, могу, но просто в какую‑то ночь я разгружу, а в какую‑то сил не хватит. Поскольку я пишу стихотворные пьесы, то последние годы я был поставлен театром в такие условия, когда хочешь не хочешь, а надо писать. Я помню, как мы однажды ехали с Катей в Канск в атмосфере жуткой горячки, потому что мы сдавали пьесу, и режиссер постоянно присылал и досылал мне что‑то, что надо было доделать к спектаклю «Сван». За четыре часа, пока мы ехали от Красноярска, я написал пять текстов!

Текст про Сашку-электронщика — это совсем другое, не было плана. Он был написан ровно через полтора месяца после окончания «Поэтического дневника», и он один буквально из пары-тройки стихотворений, которые у меня получились с тех пор и которые я готов прочесть на публике.

Я не могу сказать, что предпочитаю работать по плану или предпочитаю работать внезапно, — я предпочитаю иметь эмоции, чувствовать и описывать свои чувства, а это бывает не каждый день. Не буду говорить возвышенных слов, хотя можно было бы и их употребить, но, если у тебя нет настоящих эмоций, ты либо их находишь с помощью каких‑то внешних стимуляторов, либо ты тупо проваливаешь работу, вот и все».

Подробности по теме

Андрей Родионов и Екатерина Троепольская: «В России или ты за белых, или ты за красных. Или тебя нет»

Андрей Родионов и Екатерина Троепольская: «В России или ты за белых, или ты за красных. Или тебя нет»

Алексей Цветков о стихах, которые нет смысла описывать

вконтакте

а помнишь пинкисевича илью
который теннис обожал настольный
и в сумерки последнюю игру
под соснами в забытый год застойный

у вас на даче был слепой чулан
с лопатами а может и не ваш но
я там с одной наташей ночевал
или с другой теперь уже неважно

или постой я путаю тебя
и конькобежку рыжую с ногами
движок сдает но будем жить терпя
тряхнем еще а доктора солгали

устроили на речке смотр невест
стрельцова кошку шпротами кормила
я ничего не сдвинул с прежних мест
пусть в голове останется как было

вздремнешь в такси но память как ожог
твой пинкисевич в пароксизме жажды
не плачь ведь мы не умерли дружок
ты разве рыжая была однажды

была и плечи девичьи белы
в саду с настольным теннисом на даче
а если кто‑то думает иначе
ты убеди что не было беды

что встал и навестил тебя в сети
беседовал как с лестничной соседкой
щелчок и мячик в паузе над сеткой
пластмассовый игрушечный свети

Алексей Цветков

Поэт, лауреат премии Андрея Белого и Русской премии

«Я принципиально не комментирую свои стихи, потому что тогда не имеет смысла их писать. Не знаю, как другие люди, а я пишу стихи, а потом о них забываю, я не нянчусь с ними, не помню их, не перечитываю — стихотворение написано, и я его отпустил, меня больше интересует то, что я еще напишу. И я понятия не имею, что происходило со мной, когда я писал то или иное стихотворение. Я не могу анализировать этот процесс, как если бы я просто стоял рядом и смотрел. Если бы я мог что‑то еще сказать об этом, я бы включил это в текст.

Ничего на меня такое специальное не снисходит, просто приходит в голову мысль о чем‑то написать, и я сажусь за компьютер. Так же и тут: появилась идея написать о социальных сетях, замысел возникает раньше стихотворения. Конечно, эта тема производит впечатление, потому что мы живем в эпоху, когда люди встречаются в интернете через двадцать-тридцать лет в ситуации, в которой они бы никогда не встретились в другое время. Вот люди после того, как вообще, может быть, забыли отчасти друг о друге, сталкиваются в этом «ВКонтакте» и думают о чем‑то. Но я не надстраиваю из этого какой‑то лишний смысловой этаж: не то чтобы я перебирал какие‑то фотографии или что‑то вспоминал, — нет, я просто захотел описать это. Что‑то всплывает в памяти, что‑то не всплывает, у меня нет задачи воспроизвести реальные события.

Мне совершенно безразлично, что было на самом деле, что не было. Читатель этого не знает, читатель имеет дело со стихотворением и может воображать себе, что хочет. Попытки трактовать, что было и кто стал прототипом, — я в эти разговоры никогда не вступаю

Алексей Цветков

Поэт

«Ты разве рыжая была однажды» — это не из‑за какого‑нибудь импульса, информации в ленте, это просто я сижу у компьютера и нажимаю на клавиши. Я и в «ВКонтакте»-то никогда не состоял, просто имеется в виду любая социальная сеть, где люди встречаются после долгой разлуки.

Для молодых людей может быть новостью сам тот факт, что они пишут стихи, и они ценят этот процесс и хотят о нем говорить, а для меня важен только продукт. Мне семьдесят с лишним лет, и в этом возрасте человек уже меньше ожидает, что что‑то получится само собой. Сейчас для меня стихи это много работы, раньше было немного иначе: стихотворение получалось в значительной степени само. Почему мне вообще хочется это делать, для меня теперь тоже довольно бессмысленный вопрос, я ведь занимаюсь этим всю жизнь».

Подробности по теме

Чем зарабатывают на жизнь современные поэты

Чем зарабатывают на жизнь современные поэты

Екатерина Соколова о стихах, растущих из речевых ошибок

***

в белом окошечке регистратуры
Господи запиши и меня
что ж ты канатка моя Чиатура
не выдержала меня

падая видел отхваченных территорий
сады дома
видел подстанция видел море
видел тюрьма

база граничная
детский сад солдат
мельком
мелькомбинат

Екатерина Соколова

Поэтесса, лауреатка премии «Дебют», финалистка премии Андрея Белого

«Мне понравилось слово «Чиатура» — это город в Грузии. Промышленный город, где добывают полезные ископаемые. В советское время люди там ездили на вагонетках — их использовали и как городской транспорт, а на холмах над городом шла добыча руды. Всего в городе около двадцати канатных дорог, но когда мы туда приехали, работала только одна — и она была ужасна. Это такой советский лифт, в котором можно только молиться, чтоб тебя не убило: качает, скрежещет. Внизу, на входе, сидит дядька, пьет домашнее вино из полторашки: «Заходите, прокатитесь!» Мы зашли, поехали наверх, а в верхней будке сидит такая сухонькая бабуля, в два раза старше его. «Ну что, приехали». Эта чиатурская канатная дорога, конечно, наталкивает на мысли о жизни и смерти.

У Дмитрия Данилова есть стихотворение «Три дня» про человека, который умер и летает над поселком Железнодорожный, и его душа смотрит на все сверху — я держала этот текст в голове, когда писала. Мне вообще безумно нравится то, что пишет Дима про смерть, про этот переход, у него таких вещей много, и везде ощутим некий религиозный контекст, что мне тоже очень интересно.

Главный мой (и, может быть, Димы Данилова) вопрос: есть там что‑то или нет, увижу я вот это вот все под ногами или нет, когда меня не будет или когда я буду стремительно заканчиваться?

Екатерина Соколова

Поэтесса

Когда я активно писала книжку, у меня появилась привычка записывать слова, которые мне понравились, в телефон (я пользуюсь приложением Evernote). Записала эту Чиатуру, записала «мельком мелькомбинат» как возможную концовку… Записываю все, что меня зацепит: кем‑то оброненные слова, какую‑то услышанную речевую ошибку. И с этих словечек потом что‑то начинается. Вот сейчас у меня записано слово «польта». Посмотрим, будет ли что‑то с этими польтами дальше.

Чиатура. Часто использую коми-топонимы, например. Я там выросла, я знаю эти места и эти слова. Но для читателя они ничего не означают, читатель просто видит прикольное слово, интересное слово. Можно так делать вообще? В каком‑то смысле, может быть, это неважно, потому что все равно я искусственно создаю какую‑то ситуацию: я ведь не падала с этой канатки. И даже если бы упала, я бы не увидела море, тюрьму, пограничную базу. То есть даже технически это невозможно: канатка-то невысоко расположена, столько всего не увидишь».

Подробности по теме

«Опыт — это костыль для тех, у кого нет воображения»: еще три поэта о своих стихах

«Опыт — это костыль для тех, у кого нет воображения»: еще три поэта о своих стихах Максимально образно о конкретном — в инстаграме «Афиши Daily».

daily.afisha.ru

Андрей Родионов. ВНУТРЕННИЙ ТЕАТР.DOC » Лиterraтура. Электронный литературный журнал

ХОТЬ БЫ С КЕМ, ХОТЬ БЫ С ПОДУШКОЙ

Любит человек лежать,
Хоть бы с кем, хоть бы с подушкой,
Вместе с хором лягушат
Подпевать большим лягушкам.

Полнолунья древний культ,
Желтый круг между кустами.
Ах, боюсь, мой стих Минкульт
Патронировать не станет.

В пятницу расцвел пион,
Липа зацвела в субботу.
Ах, нарушу ль я закон,
Оскорблю ли чувство чье-то?

Если тихо прикоснусь
К половым губам природы,
То на всю Святую Русь
Прослыву врагом народа.

В силуэтах тех дерев
Лица со старинных фото:
Бородатый — это Лев,
Волосатый — это Федор.

Словно в кепочке Сергей,
В шляпе войлочной Владимир.
И луна между ветвей
Цензурирует родимых.

ЕСТЬ Д'АРТАНЬЯН, НО ЕСТЬ И АНАНАСЫ

Знакомый театральный режиссер
Задумал почитать бомжам Платона.
С актерами, со мной (я не актер),
Но вышел совершеннейший Платонов.

На Тимирязевской есть хоспис, там
Есть в красном уголке картина в раме,
Платона пир прочли мы по ролям
Перед седобородыми бомжами.

И все старались: Агафон, Сократ,
Эриксимах, Аристофан, Павсаний.
И перед стариками на свой лад
Раскрыли тему голубых исканий.

А после пили чай мы с крендельком,
И говорили нам бездомные софисты
С тем русским, с этим горьким юморком,
Что там про голубых и им не близко.

Я вспомнил: объясняли нам весь год
По телевиденью, в газетах про две расы:
В России есть народ и есть урод,
Есть д'Артаньян, но есть и ананасы.

Платонов и Платон — внутри Москвы
Различия мы замечаем редко.
А надо бы, итоги таковы,
И сердца горького печальные заметки.

БЕРЕГИТЕ СВОЙ ВНУТРЕННИЙ «ТЕАТР.DOC»

Столичные власти назвали причины
Выселения театра документальной пьесы.
Столичные власти — это мужчины
И женщины, и они представителям прессы

Со всей своей женственностью и мужественностью
Рассказали о расторжении договора аренды.
Представитель департамента городского имущества,
Не скрывая факты, сообщил об этом.

Действительно произошло расторжение
Договора аренды. Театр нарушил закон,
Было направлено уведомление
В одностороннем порядке. Заявил он.

Со стороны арендатора нарушение
Выразилось в незаконном осуществлении
Перепланировки части помещения,
Что за собою влечет прекращение.

Комментируя ситуацию, мэр Собянин
Заявил корреспонденту, имея в виду
То, что и должен говорить россиянин,
Когда его спрашивают про ерунду:

«Ничего не слышал про «Театр.doc»
И его проблемы, но вообще
В Москве много театров, которые бог
Знает занимаются чем».

Снег с дождем. А что вы не спите?
Ночью заморозки. Итог
Прочитанного прост. Берегите
Свой внутренний «Театр.doc».

НЕ ХОЧЕТСЯ ДОБРЫХ, ХОРОШИХ ПОСТУПКОВ

Владимир Мединский, министр культуры,
Сказал, что после «Левиафана»
Не хочется добрых, хороших поступков
Делать, а мне это странно.

Мне это странно. Я думаю, как же
Хорошего может быть сделано много!
Можно в лицо девушкам кашлять,
Можно плевать людям под ноги.

Переспать с женою лучшего друга,
Оставшись в гостях у него ночевать.
Выйдя за рамки порочного круга,
Влезть в их супружескую кровать.

Можно пить. Ведь это же можно?
Мы же творцы, раз творим и ищем
Фильм, возмущающий осторожных,
Жизнь, обобщенную притчей.

Сколько фантазий в башку приходит:
Выйти — и дать кому-нибудь в челюсть,
Скоро Крещение, скоро прорубь.
Я окунусь — и прошла неделя.

Что-то толкает нас к этому. Фильмы?
К этим поступкам по-своему сложным.
До «Левиафана» хотелось не сильно.
Теперь захотелось, и это тревожно.

Надеюсь, на деньги из госбюджета
Снимут фильм без позолоты и лака
С таким совершенно другим сюжетом,
Что после него захотелось бы плакать.

Чтоб хвастал министр поступком добрым,
Чтоб Серебряков не уехал в Канаду,
Чтоб церковь построили рядом с домом,
Чтоб даже и «Оскара» было не надо.

ЭКРАН ПОГАС, ПОЛИЛСЯ ДОЖДЬ

Стоит кинотеатр «Октябрь»,
Вокруг толпятся критики.
Сегодня кинофестиваль —
Искусство вне политики.

Прощаясь с речью в скорбном рту,
Годар покажет варварам
Свою мохнатую звезду,
Собаку популярную.

Она пришла на нас смотреть
С немою укоризною,
Чтоб «нет» сказать и умереть.
Все завершится тризною.

Бухие зрители в ночи
Бредут и спотыкаются,
Там в темноте Годар молчит
И грозно ухмыляется.

Сегодня бешеный показ —
Валерия Гай Германика.
Любовь преследовала нас,
Но мне милее паника.

Так молодость погубит страх.
Я, молодости беженец,
Люблю смотреть экранный трах
Среди девчонок бешеных.

Экран погас, полился дождь,
Бежит собачка куцая.
В кустарнике гранитный вождь
Молчит про революцию.

Прощай, великое кино,
Забыты фильмы каннские.
Пойду в продукты твенти фо,
Где новости луганские.

И ЕСЛИ, НЕ ДАЙ БОГ, ОТТЕПЕЛЬ

Надето красивое платье,
На справке — Луганска печать.
Хорошая девочка Катя
Гражданство идет получать.

Навстречу ей я — безмятежно
Иду по нечистым прудам,
Упрямою черною пешкой,
Не глядя по сторонам.

Тут, около нашей «Оптики»,
Особенно грязен снег.
И если, не дай бог, оттепель —
То здесь и дощечки нет.

В тумане от гари душно
И мокро от грязной воды.
Я Кате кажусь равнодушным,
Далеким от всякой беды.

Но на удивленье Луганску
Я не ковыряю в носу,
А Катю хватаю в охапку
И вот через лужу несу.

Смотрите, прекрасная тетенька,
Какими огнями горим.
Жаль только, проклятая оттепель
Накрыла теплом Третий Рим.

Гражданство свое вы утратите,
А что его стали менять?
Вдруг завтра мы станем братьями
И лужи замерзнут опять.

Какие же все вы ушлые,
Мне Катя ответила вслед.
Эх вы, москвичи равнодушные,
А мы, украинцы, мы нет.

Ушла. Я смотрел ей в спину,
Мне нравилось очень смотреть.
Я холоден был, как калина.
Я был одинок, как медведь.

ОН ПРИДЕТ КО МНЕ, МАРКЕС КОШАЧИЙ

Двор мой тихий, спокойный дворик,
Лишь воробушки да бычки.
Я смотрю из него на море
Ваших странных фигур, москвичи.

Наступает светлая Пасха,
Тихий дворик мой рад весне.
И, как в старой и доброй сказке,
Рыжий кот у меня на окне.

Москвичи совершают покупки,
Есть за домом базар небольшой.
Я воробушек радостно чуткий
Пред котом и пред жизнью чужой.

Москвичи выбирают подарки,
Ходят в гости, и я не грущу.
И ко мне придет только Маркес,
Больше я никого не впущу.

Он придет ко мне, Маркес кошачий,
И подставит пушистый лоб.
И из глаз, умудренных несчастьем,
Слезы счастья пролью я на гроб.

Там война, там гробики едут,
Стонут люди и льется кровь,
Но ведут свою тихо беседу
Два покойника про любовь.

Про печальный запретный дворик,
Где поет небольшой воробей,
И когда смерть придет в этот город,
Как обычный простой муравей.

Старый тополь с серой корою,
В шелухе и окурках земля.
И земля с незаметной травою,
И прекрасные тополя.

ПОД СИНЕ-БЕЛЫМИ ГИРЛЯНДАМИ

Под сине-белыми гирляндами
Опутанных древесных тел
Гуляют женщины нарядные,
Я из окна на них глядел.

Я был доволен, я был только что,
Назад минуту или две
Улучшен, проапгрейден полностью,
Как снег, что тает на траве.

Доволен я своей светлицею
Живу на первом. Только «но»:
Когда кто вызовет полицию,
Они стучат ко мне в окно.

Мое окно всю ночку светится.
Куда же им еще стучать?
Кто им откроет дверь на лестницу
И в третий, и в четвертый час?

Моя прекрасная полиция
В лице двух юных мусоров,
На третьем снова мордобитие —
Там требуют даров волхвов.

Приехали! Такие русские.
И аккуратно тук-тук-тук
Стучат в окно стволами тульскими
Или ижевскими — на звук.

И снова, их впуская с улицы,
Я попрошу их документ.
И вновь как из детсада умница
Мне автомат покажет мент.

Мол, да, я — волхв из джунглей каменных,
Дары мои весьма малы,
Но словно фильмы Параджанова
Они бессмысленно милы.

Так я пойму свою беспомощность
И нерешительности гнет.
Дары ментов — такие овощи,
Которых вряд ли кто сорвет.

И их впустив, я вновь задумаюсь,
Гирляндой уличной пленен,
Про ту единственную, ту мою,
Чье имя прежде всех имен.

И про дары свои убогие
Подумаю не торопясь,
Пока там вяжут дети строгие
Циничную бухую мразь.

Средь пучеглазых охлобыстиных,
Средь новогодних мусоров
Все мои истины не истинны,
Не тянут на дары волхвов.

В ПОЛЕ ХОДИТ ЧЕРНАЯ ГАДАЛКА

А в июле вдруг воскрес Стаханов,
Там, где спился, в городе Торез,
Оглянулся: сто князей, сто ханов,
Каждый проявляет интерес.

К сожалению, не к алкоголю,
К «Боингу», который грохнул ты,
Из детей, разбросанных по полю
Выросли колючие цветы.

В поле ходит черная гадалка,
Собирает жесткую траву.
Это просто белая горячка
Или происходит наяву?

Дети мертвые протягивают руки,
И Стаханов пожимает их.
Как голландской речи дики звуки,
Страшен шепот лютиков степных.

Он небесной сотни видит каски,
Мертвые к Стаханову нежны,
Трупы из Славянская и Луганска
Обступили, нежности полны.

Эхо слов хороших, поминальных
Слышит тут Стаханов Алексей.
Раны алы, как цветы у мальвы
В палисадниках далеких мирных дней.

Из окна московского ночлега
Молча в степь далекую гляжу.
Только мертвый любит человека,
А живой все тянется к ножу.

СКАЖИ, ПОЭТ, КТО СОВЕСТЬ НАЦИИ

Скажи поэт, кто совесть нации,
Не то, слова на ритм дробя,
Субъекты нашей Федерации
Стихи напишут за тебя.

Взгляд опускаешь ты, безжизненно
Поникла буйна голова,
Смотри, услышишь неожиданно
Простые горькие слова.

А то исчезнешь ночью сонною
В той клоунаде деловой
И станешь пятою колонною
В сей колоннаде столбовой,

Пока ты просидел в прострации
И ждал, что расцветут кусты.
Скажи поэт, кто совесть нации,
Нет, брат, наверное, не ты.

_________________________________________

Об авторе: АНДРЕЙ РОДИОНОВ

Родился в Москве, детство и юность провёл в Мытищах. Окончил Московский Полиграфический институт. Семнадцать лет работал в музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко в красильном цехе. Два года прожил в Перми, пока там шла культурная революция. Живёт в Москве. Пишет стихи со школы. Получил несколько литературных премий. Последняя книга называется «Звериный стиль».

Фото Анастасии Цайдерскачать dle 12.1

literratura.org


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.