Александра кочеткова стихи


Александр Кочетков. Лучшие стихи Александра Кочеткова на портале ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Кочетков

В этом разделе представлены лучшие стихи замечательного русского писателя Александра Кочеткова написанные на рубеже 18-20 вв.

Лучшие стихи Александра Кочеткова

Кочетков Александр Сергеевич (1900 - 1953) - русский советский поэт, переводчик. Стихи Александра Кочеткова мало известны, но всенародную славу ему принесло стихотворение «Баллада о прокуренном вагоне», больше известное по строке «С любимыми не расставайтесь».

НазваниеТемаДата
Проходит день своей дорогой
Памяти моего кота Стихи о любви
Надпись на гробнице Тристана и Изольды
И снежинки, влетевшие
Свой первый трепет соловьиный
Поэт
Чеканка ночи стала резче.
Ашхабадская акварель
Так, молодости нет уж и в помине
Романс Стихи о любви
Баллада о прокуренном вагоне Стихи о войне 1932 г.
Из вихря, холода и света
Я разогнал собак Она еще
Откуда музыка?
Предметы органической природы
- Откуда музыка? Стихи о любви
Две цветных гравюры
О, как горька тоской мгновений
Глубокая страсть не похожа на юные муки:
Поэма о молодом серпе
Чеканка ночи стала резче
Понятен мир с его весной, понятны
Чижик
Тоска по дому... Облачной гряды
Не верю я пророчествам
Твои глаза всегда угрюмы
Мгновенья нет, есть память Слух полночный
Из Хафиза (Ты, чье сердце - гранит...) Стихи о любви
Снова поишь вином соловьиным Стихи о любви
Земля! Когда грудь задохнется
Тоска по дому Облачной гряды
Все смолкнет: страсть, тоска, утрата...
Из Санои
Двенадцать элегий Стихи о любви
1 Стихи о любви
Мгновенья нет, есть память. Слух полночный
Я разогнал собак. Она еще
Ласточки под кровлей черепичной
Все смолкнет: страсть, тоска, утрата

www.beesona.ru

Все стихи Александра Кочеткова

Двенадцать элегий

 

              I

 

Хор жаворонков в синей вышине

Трепещет крылышками. Сердце мне –

Все радостней, беспечней, поднебесней –

Пьянит порхающая песня песней.

Звенят певцы в воздушной синеве, –

Пусть гнездышко у каждого в траве,

Пусть, затенив их крыльями своими,

Парящий ястреб кружится над ними.

О, если бы смог и я, в родных горах,

Отбросить немощь, страсть, желанье, страх

И горький помысл о насущном хлебе!..

О, если бы мог я петь, купаясь в светлом небе!

 

               II

 

Громады гор, одетые в леса,

Заснули. Под откосом – полоса.

Луна дрожит в быстробегущей Мтквари.

Бьет полночь. При двенадцатом ударе

На холм кладбищенский спустилась тишина.

Лишь музыка сверчков кругом слышна.

Вздохнет струна и стихнет, замирая,

Но тотчас отзовется ей вторая –

Как будто тысяча воздушных рук

Ткет трепетный, протяжно–слитный звук.

Здесь, позабыв урочище людское,

Земля застыла в дреме и покое,

Здесь отдыхает грудь, полудыша...

Но где же ты теперь, моя душа,

Безудержная, юная, слепая?

Как пела ты, над пропастью ступая!

Как жаждала любить иль умереть!

Тебя уж нет, ты не вернешься впредь...

Тебя уж нет, но к тени быстролетной

Еще тянусь я памятью бесплотной.

А ночь, касаясь утомленных век,

Любовно шепчет мне, что жизнь ушла навек.

 

              III

 

Букет жасмина на столе моем

Благословляет одинокий дом:

Пускай душа блаженством не согрета,

Он ей несет весь пыл, все буйство лета.

Не знаю, чьей участливой рукой

Зажжен жасмина праздник восковой, –

Залог, быть может, нежности таимой...

Но он подарен не рукой любимой!

Благоуханьем светлым окружен,

Вдыхаю мир, как облако, как сон.

В тебе, благословенная отрада,

Нет примеси губительного яда,

Мятежная тоска тебе чужда...

О, в этом облаке остаться б навсегда!

 

              IV

 

Бессмертно–молодой хрусталь ключа

Из камня пробивается, журча:

Когда пылает солнце во вселенной,

Он семь цветов дробит в пыли мгновенной,

И я, чтоб в сердце затушить огонь,

Живую радугу ловлю в ладонь.

Как жаждал я несбыточного рая!

И, «над ручьем от жажды умирая»,

Припав к камням, как я молил у них

Отдохновенной ласки... хоть на миг!

И вот ключа целительная сила

Все страстные томленья погасила,

И свежей мглой мне сердце обволок

Один всеутоляющий глоток.

 

              V

 

Преодоленье... Поднимаюсь я

По руслу пересохшего ручья.

Пусть лоб мне опаляет зной небесный,

Пусть спотыкаюсь на тропе отвесной,

Пусть сердце задыхается в груди, –

Иду... Зачем? Что манит впереди?

Вершина. На корнях сосны столетней

Прилягу здесь. Как жарок воздух летний!

Как сладко слиты – фимиам смолы

И свежесть из долины, полной мглы!

Тень облаков скользит, лаская горы...

И вновь влекут безбрежные просторы,

И сердцу вновь желанен божий свет...

Но вниз дороги нет и вверх дороги нет.

 

              VI

 

На кладбище, в живой тени дубов,

Небытия ловлю священный зов,

Но он звучит мне нынче по–иному.

Погружены в бесчувственную дрему

Прохладных намогильников ряды –

Под вечной лаской солнца иль звезды.

Всего благословенного лишенный,

Без радости, с душой опустошенной,

Я долго был со смертью обручен –

И страстно рвался в беспробудный сон.

И что ж! Теперь, на солнечном погосте,

Где под землей бездумно тлеют кости,

Вдыхаю вновь стозвучный трепет дня –

И сладко усыпляет он меня.

Но разве листьев шорох и движенье

Не та же тишина небытия,

Которую звала, тоскуя, грудь моя?

 

              VII

 

В воздушном море облако плывет.

Что движет им? Куда стремит полет?

Где поднебесное его жилище?

Всего земного радостней и чище, –

Оно подобно, в тихой вышине,

От неба оторвавшейся волне.

Скользит в долине тень его живая,

С холма на холм легко переплывая,

То нежно обнимая гребни гор,

То опускаясь в луговой простор.

Любому сердцу и любому саду

Равно дарит любовную прохладу

Посланница бесстрастной высоты...

Не так же ли, мой стих, ласкаешь землю ты?

 

              VIII

 

Двух бабочек влюбленная чета

Крылатой пляской кротко занята.

Воздушные! Что им тоска людская!

Не устают они, круги смыкая,

Порханьями друг друга обнимать.

Вот врозь летят, вот встретились опять,

Вот на шиповник белый сели рядом...

Слежу за ними безмятежным взглядом,

И кровь, неукротимая порой,

Усыплена божественной игрой.

Но если б то, что гибельно и мило,

Мне сердце вновь бездумьем осенило, –

Как беззаветно вновь отдался б я

Восторгу и тоске родного бытия!

 

              IX

 

Я не дошел до моря. Но вдали,

На пасмурной окраине земли,

Мерцало зеркало. И ширь морская,

Прикосновеньем веющим лаская

Горячий лоб, разоблачила вдруг

В душе моей гнездящийся недуг.

И сердце обожгли воспоминанья...

О, сколько в прошлом счастья и страданья!

Но радость, что встречалась мне в пути,

Я погубил, не дав ей расцвести.

Стою в раздумье, тайном и глубоком...

И этот стих, склоняясь перед роком,

Я посвящаю морю – и тебе,

Последний отблеск дня в моей ночной судьбе!

 

              X

 

Поет природа. Все шумит кругом,

Пахучий ветер залетает в дом:

Перед балконом липа вековая,

Дремотные мечтанья навевая,

Качается в торжественном цвету.

Ее пыльца дымится на лету,

Могучая листва звенит протяжно,

А ветви машут медленно и важно...

Что ж! Разве липа сетовать должна

О том, что отгорит ее весна?

Цветет... К чему ей горькая наука,

Что на земле всесильна лишь разлука?

Нет! В этот свой неповторимый час

Она волшебно покоряет нас,

А после... Остов под сыпучим снегом

Приникнет памятью к давно угасшим негам.

 

              XI

 

Прочь от земли! Пора мне стать звездой –

Одной из тех, что легкой чередой

Проносятся по призрачному кругу

И светят, сквозь вселенную, друг другу.

Они чужды тревогам, страсть не жгла

Их облачно–эфирные тела,

Их души серафически спокойны,

Они – небесной участи достойны...

Хочу и я в бездонность к ним упасть,

Из сердца вместе с кровью вырвать страсть,

Расстаться с жизнью, беспощадно зная,

Что не нужна душе юдоль иная,

Что муки больше нет и страха нет,

Когда пронижет тьму очей любимых свет.

 

              XII

 

Прости мне, Муза! На закате дней

Посмел воззвать я к милости твоей.

Я верил: скорбный звук последних песен

Разрушит мир, что стал для сердца тесен.

Ты слушаешь с улыбкой этот стих...

Нет, я не смел касаться струн твоих:

Былой восторг в их трепете тревожном,

И вновь душа томится невозможным:

Из облачного полузабытья

Ее к забытой жизни вызвал я –

Безвестной властью песенного слова.

И нежный образ мне явился снова.

Но, в волшебство напева облечен,

Стал ближе, кротче, безмятежней он...

45ll.net

Кочетков Александр – Стихи о любви

Вы здесь

Романс

Свой первый трепет соловьиный...

Снова поишь вином соловьиным...

Чеканка ночи стала резче...

Глубокая страсть не похожа на юные муки...

И снежинки, влетевшие...

Мгновенья нет, есть память...

Надпись на гробнице Тристана и Изольды

Ни роковая кровь, ни жалость, ни желанье...
Ревнивая тоска повинна лишь в одном:
Хочу тебя увлечь в последнее молчанье,
В последний сон души - и уничтожить в нем.
А ты стремишься прочь, любовно приникая,
Ты гонишь мой порыв, зовя себя моей.
...Читать далее
Свой первый трепет соловьиный
Я поверял ее струне,
И, ради нежной мандолины,
Подруга улыбнулась мне.
А мне казалась недостойной
Неизощренная хвала,
И песня робкая - нестройной,
И безотзывной - ночи мгла.
Искусством стройного напева
...Читать далее
Снова поишь вином соловьиным,
Хлебом забвения кормишь нас -
Ты - не последняя ли?- лавиной
Бурностремящаяся весна!
В неусыпимой тревоге этой
Ненасытимая нежность есть -
Словно не все еще песни спеты,
Бред поцелуев выпит не весь.
Жадно
...Читать далее
Чеканка ночи стала резче.
Сместился вверх воздушный пласт,
И загудело все, и вещи
Запели - кто во что горазд -
Из-за реки, ветлой грачиной,
В корону мартовскую хвой...
А здесь, под кровлей, домовой
Зачиркал, зашуршал лучиной.
Шесток,
...Читать далее
Глубокая страсть не похожа на юные муки:
Она не умеет стонать и заламывать руки,
Но молча стоит, ожидая последнего слова,
К блаженству и к гибели с равным смиреньем готова,
Чтоб веки сомкнуть и спокойно взойти, если надо,
Тропой осужденных на облачный
...Читать далее
И снежинки, влетевшие
в столб чужого огня,
К человеческой нежности
возвращают меня.
И в ручье, вечно плещущем
непостижно куда,
Человеческой нежности
раскололась звезда.
И в туман убегающим
молодым голосам
С человеческой
...Читать далее
Мгновенья нет, есть память. Слух полночный
Сквозь вздох крови и благовест цветочный
Вдруг различит тоскливый некий звук
Невидимых орбит (так майский жук
Поет под яблоней). Душа людская,
Каким поющим воплем истекая,
В какую бездыханность темноты
...Читать далее
Когда, в смятенный час заката,
Судьба вручила нам двоим
Напиток нежный и проклятый,
Предназначавшийся другим,-
Сапфирным облаком задушен,
Стрелами молний вздыбив снасть,
Корабль упругий стал послушен
Твоим веленьям, Кормщик-Страсть.
И в
...Читать далее

www.romanticcollection.ru

Все стихи Александра Кочеткова. (Стихи о любви, Короткие и Длинные).

В этом разделе собраны все стихотворения советского поэта и переводчика Александра Сергеевича Кочеткова.

Я разогнал собак. Она еще
Жила. И крови не было заметно
Снаружи. Наклонившись, я сперва
Не разглядел, как страшно искалечен
- Чижик-пыжик! Это что ж?
Люди спят, а ты поешь?
- Чи-чи-чив! Ти-ти! Тью-тью!
Я для солнышка пою.
Чеканка ночи стала резче.
Сместился вверх воздушный пласт,
И загудело все, и вещи
Запели - кто во что горазд -
Тоска по дому... Облачной гряды
Тускнеющие очертанья
И тонкий лук кочевницы-звезды,
Звенящий тетивой молчанья.
Твои глаза всегда угрюмы,
Но полыхающей игрой
Проникновенье свежей думы
Перебегает в них порой.
Так, молодости нет уж и в помине,
От сердца страсть, как песня, далека,
И жизнь суха, как пыльный жгут полыни,
И, как полынь, горька.
Снова поишь вином соловьиным,
Хлебом забвения кормишь нас -
Ты - не последняя ли?- лавиной
Бурностремящаяся весна!
Свой первый трепет соловьиный
Я поверял ее струне,
И, ради нежной мандолины,
Подруга улыбнулась мне.
Ни роковая кровь, ни жалость, ни желанье...
Ревнивая тоска повинна лишь в одном:
Хочу тебя увлечь в последнее молчанье,
В последний сон души - и уничтожить в нем.
Проходит день своей дорогой,
И солнце не смежает век.
Как белый тур тяжелорогий,
Над горной далью встал Казбек.

romanticland.com

биография, творчество и интересные факты :: SYL.ru

«Серый дворик завален рухлядью. Облачно-бледен голубоватый денек», - именно так начинается одно из стихотворений, описывающее просторный и скромный сельский двор. Написал его известный советско-русский поэт и переводчик Александр Кочетков. Он ушел из жизни в начале мая 1953 года, когда ему исполнилось 52 года. В память об этом замечательном авторе и просто хорошем человеке давайте вспомним самые яркие факты из его биографии. А также поговорим о его произведениях. Ну что ж. В путь!

Рождение будущего поэта: детские годы, семья, мечты

Родился Александр Кочетков, стихи которого мы так часто вспоминаем, 12 мая 1900 года в районе Лосиноостровской узловой железнодорожной станции Ярославского направления.

Его родители были обыкновенными работягами, у которых отсутствовала напускная спесь, присущая состоятельным людям и аристократам. Они учили своего сына только хорошему. Поэтому он и вырос достойным сыном своего времени. В детстве он мечтал стать путешественником.

Он любил смотреть книжки с картинками, где была изображена природа, море, корабли. А когда научился читать, долгое время изучал одни и те же книги, описывающие приключения бывалых моряков. Его любимой забавой на тот момент была игра в кораблики. Смастерит он из обычной палочки или тростиночки мачту, закрепит на ней березовые или липовые листочки и пустит по реке. Они плывут. А детские глаза их все провожают…

Первые мысли о творчестве

Находясь в легкой прострации от своих грез, Александр Кочетков стал сочинять стихи. Поначалу это были простенькие и наивные строчки, исходящие из чистой детской души. Позднее он увлечется ими серьезно и очень надолго. Однако о карьере поэта наш герой совсем и не думал. Поэтому время от времени забрасывал свое новое хобби в долгий ящик и снова возвращался к просмотру книг и журналов о занимательных путешествиях.

Учеба в школе и получение высшего образования

Немного повзрослев, Александр Кочетков-младший отправился в школу. Там ему предстояло освоить азы гуманитарных и точных наук. Во время учебы он склонялся именно к литературе, искусству, музыке. Любил он слушать, как декламирует стихи его первая учительница.

Несмотря на то, что особо он ничем не выделялся, его запомнили, как умного, не по годам серьезного и крайне любознательного мальчика. Именно так о нем говорят бывшие соотечественники и близкие друзья, дожившие до нашего времени.

После школы Александр Кочетков (биография его подробно описана в этой статье) решается поступить в Лосиноостровскую гимназию Российской империи. Там он снова вернулся к написанию стихов, на которые его вдохновила светловолосая девочка, сидящая рядом. Это и была его первая влюбленность, о которой он писал в своем авторском дневнике. Правда, это были лишь наброски. До серьезного стихосложения на тот момент автор так и не дошел.

Окончив любимую гимназию, Кочетков Александр Сергеевич удачно сдал экзамены и поступил в МГУ. Это был заветный филологический факультет, где автор научился многому интересному. Например, он частично состоялся как талантливый переводчик известных литературных произведений. А новые впечатления легли в основу его первых серьезных поэм.

Знакомство с известными авторами и наставниками

Поддавшись творческому импульсу, Александр Кочетков (поэт с большой буквы) регулярно посещал разнообразные тематические вечера. Многие из них были посвящены поэзии, авторам минувшего столетия, художникам, музыкантам и прочим творческим личностям.

На одном из таких мероприятий он познакомился с поэтессой Верой Меркурьевой. Несмотря на то, что его новая знакомая была гораздо старше нашего героя, они сразу же подружились.

И именно ей, одной из первых, Александр впервые показал свои робкие стихотворные наброски. И они ей настолько понравились, что она даже взяла их с собой почитать на досуге. Сделав несколько исправлений и замечаний, профессиональная поэтесса сумела разглядеть талант нашего автора. Она вернула назад все стихи Александра Кочеткова и взяла его под свою личную опеку. Так, будущий известный поэт стал учеником поэтессы, давно публикующей свои произведения в популярных журналах и альманахах.

А поскольку Меркурьева была близко знакома с поэтом-символистом, философом, драматургом и критиком Вячеславом Ивановичем Ивановым, то он также стал одним из близких друзей нашего героя. Спустя время об их знакомстве Иванов напишет, что ему посчастливилось познакомиться с удивительным человеком, талант которого только начинает проявляться.

Пробы пера и неоцененная работа

Невзирая на чрезвычайное желание нашего автора стать знаменитым, стихи Кочеткова Александра Сергеевича так и не были оценены по достоинству при его жизни. Причин этому много. Возможно, одной из них является отсутствие элементарного везения. Ну и, конечно, в то время не было современных менеджеров и рекламщиков, которые могли бы вовремя заметить звезду и всерьез заняться ее раскруткой.

Единственной прижизненной публикацией, которую достойно выдержал Александр Кочетков (биография его подтверждает данный факт), стала печать одного из стихотворений автора в «Золотой зурне» (альманах 1926 года).

Мало кто знает, что в то время у героя в запасе уже была солидная коллекция пьес, написанных им на досуге. Например, он стал одним из немногих авторов, кто посвятил поэтическое произведение Копернику. О нем поэт написал настоящую балладу в стихах. При содействии Сергея Шервинского и Константина Липскерова автор переписал свою «Надежду Дурову» и пьесу «Вольные фламандцы». Однако даже эти известные произведения не были опубликованы при жизни поэта.

Работа переводчиком: самые известные наброски автора

Кочетков Александр Сергеевич без труда совмещал написание стихов собственного сочинения и переводы известных иностранных авторов. Так, наш автор стал печататься в различных журналах, газетах и сборниках, но только как переводчик. Он работал над прозой и поэзией, написанной восточными и западными авторами. Например, Александр сделал перевод известного произведения Бруно Франка, писавшего о Сервантесе. Работал он над стихами следующих авторов: Хафиза, Шиллера, Анвари, Фаррухи. Принимал участие в переводе «Давида Сасунского» и описывал особенности стихотворений эстонских, грузинских и литовских авторов.

Самое известное стихотворение Александра Кочеткова

Как видите, Кочетков был очень талантливым и любознательным человеком. Он много читал, учился и любил познавать нечто новое. Однако купаться в лучах славы при жизни ему так и не удалось. Зато его дар таки был оценен по достоинству, правда, с этого момента прошло уж очень много времени.

Причиной народного признания стало произведение Кочеткова, которое называлось «Баллада о прокуренном вагоне». Стихи из данной работы впервые появились в комедии «Ирония судьбы или с легким паром». Так, песню «С любимыми не расставайтесь!» стали петь абсолютно все, кто успел посмотреть данный фильм. И тут наш автор впервые проснулся знаменитым. Однако мало кто знает, что создание этого стихотворения, вошедшего в популярную киноленту, имеет свою интересную историю…

Короткая и интересная сказка о реальных приключениях поэта

Эту удивительную историю рассказала супруга автора Прозрителева Нина Григорьевна. Именно ее она в деталях и красках описала в одном из своих дневников, посвященных поэту. Итак, история началась в далеком 1932 году, когда супруги отдыхали в доме у своих родственников.

По определенным причинам Александру предстояло уехать, а Нина планировала еще немного задержаться. Наш автор приобрел билет, согласно которому должен был ехать до станции Кавказской. А уж с нее ему необходимо было перескочить в скорый поезд, следовавший по маршруту Сочи - Москва. Наступил день отъезда. Супруга Кочеткова, конечно же, пошла его провожать. Однако ей так не хотелось с ним расставаться, что она в буквальном смысле сняла любимого с поезда и уговорила сдать билет.

В итоге Александр Кочетков (стихи его описывают данный случай немного завуалировано) решил побыть с супругой еще три дня и снова попытать счастье на железнодорожном вокзале. Спустя это время он сел на поезд и уехал в Москву. Но каково же было его удивление, когда ему объявили о собственной смерти. Как оказалось, тот поезд, на котором должен был ехать автор, попал в ужасную аварию, унесшую жизни многих людей. В итоге, друзья поэта уже давно оплакивали Кочеткова, думая, что именно он погиб в данном крушении. Вот и получается, что любовь жены спасла жизнь поэту.

После этого случая наш автор задумался над тем, насколько скоротечна и непредсказуема жизнь. Свои переживания и мысли он вылил на бумагу. Так и появилось известное стихотворение «Баллада о прокуренном вагоне». Первым человеком, кто удостоился чести ее увидеть, стала супруга автора. Ее он и отправил в письме Нине после приезда в столицу.

Признание, но с большой задержкой

Как мы уже и говорили, коронное стихотворение автора о невероятной воле случая было написано в 1932 году. Однако в печать оно попало не сразу. Как оказалось, его отложили на пыльную полку и достали спустя 34 года. В этот момент оно впервые было опубликовано в известном российском сборнике под названием «День поэзии». Зато уже на следующий день после публикации «Баллада о прокуренном вагоне» стала настоящим отечественным хитом.

www.syl.ru

Откуда музыка? ~ стихотворение Александра Кочеткова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Кочетков ~ Откуда музыка?

На этой странице читайти стихотворение «Откуда музыка?...» русского писателя Александра Кочеткова.

Стихотворение Александра Кочеткова

- Откуда музыка?
- Не знаю. Я
Сумерничал здесь в уголку и думал:
Что сладко жить, что (все-таки) любовь
Сильнее смерти, что цветы прекрасны
(И даже колокольчики), что труд
Кристаллизует душу, но и в камне
Стучит живое сердце. А сосед
Тем временем настраивал гитару.
Потом я ненароком задремал.
Проснулся вот... И музыки не слышал.


Мне нравится:

0

Количество просмотров: 420
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 29.09.2016

© Александр Кочетков

Другие стихи Александра Кочеткова:

1
1

Предметы органической природы
Безмолвствуют. И только человек

Из Хафиза (Ты, чье сердце - гранит...)
Ты, чье сердце - гранит, чьих ушей серебро - колдовское литье,
Унесла ты мой ум, унесла мой покой и терпенье мое!

Шаловливая пери, тюрчанка в атласной кабо,

Я разогнал собак Она еще

Я разогнал собак. Она еще
Жила. И крови не было заметно
Снаружи. Наклонившись, я сперва
Не разглядел, как страшно искалечен

Поэт

Средь голых стен, изъеденных клопами,
Ни в смерть, ни в страсть не верящий давно,
Сидит поэт, и пялится в окно,
И утомленно вопрошает память.

Из Санои

Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых,
А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.

Чижик
- Чижик-пыжик! Это что ж?
Люди спят, а ты поешь?

- Чи-чи-чив! Ти-ти! Тью-тью!

Поэма о молодом серпе

Нос в воротник, лицо под шляпой (так
Брела бы вешалка), через плечо
Кошель с продуктами, - в февральский вечер,
Немного оттеплевший и с оттенком

Из вихря, холода и света

Из вихря, холода и света
Ты создал жизнь мою, господь!
Но чтобы песнь была пропета,
Ты дал мне страждущую плоть.

www.beesona.ru

Кочетков, Александр Сергеевич — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Алекса́ндр Серге́евич Кочетко́в (12 мая 1900, Лосиноостровская, Российская империя — 1 мая 1953, Москва, РСФСР, СССР) — русский советский поэт, переводчик.

В 1917 году окончил Лосиноостровскую гимназию. Учился на филологическом факультете МГУ.

Ещё в юношестве начал писать стихи. С 17 лет был учеником поэтессы Веры Меркурьевой, затем познакомился и сблизился с Вячеславом Ивановым: «В 1921 году я узнал милого, прекрасного и даже удивительного Кочеткова», — писал Иванов впоследствии[2]. Единственная прижизненная публикация стихотворений Кочеткова состоялась в альманахе «Золотая зурна» (Владикавказ, 1926), пьесы Кочеткова при жизни не публиковались. В то же время Кочетков широко печатался как переводчик поэзии и прозы с западных и восточных языков.

Всенародную славу Кочеткову принесло стихотворение «Баллада о прокуренном вагоне», больше известное по строке «С любимыми не расставайтесь». Написанная в 1932[3], но впервые опубликованная лишь в 1966 году в сборнике «День поэзии» неутомимым пропагандистом творчества Кочеткова Л. Озеровым, «Баллада…» стала шлягером второй половины XX века благодаря тому, что прозвучала в фильме Э. Рязанова «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Строкой из «Баллады» названа пьеса А. Володина, по которой снят одноимённый фильм. «Баллада…» была написана под впечатлением от случайного спасения: осенью 1932 года, чтобы отсрочить на 3 дня расставание со своей женой, Инной Григорьевной Прозрителевой, Кочетков сдал билет на поезд Сочи—Москва, который на станции Москва Товарная попал в катастрофу. В первом же письме, полученном Инной Григорьевной из Москвы, было это стихотворение. Первый пик популярности ещё неопубликованная «Баллада…» пережила в годы Великой Отечественной войны, она переписывалась и пересказывалась наизусть[3]. По мнению литературоведа И. Кукулина, «Баллада» могла послужить образцом для Константина Симонова, написавшего во время войны стихотворение «Жди меня»[4].

Среди переводов Кочеткова: «Чудесный рог юноши» Арнима и Брентано (полностью не опубликовано), роман Бруно Франка о Сервантесе, стихи Хафиза, Анвари, Фаррухи, Унсари, Эс-хабиб Вафа, Антала Гидаша, Шиллера, Корнеля, Расина, Беранже, грузинских, литовских, эстонских поэтов. Участвовал в переводах эпосов («Давид Сасунский», «Алпамыш», «Калевипоэг»).

Автор пьес в стихах «Коперник» (Театр Московского планетария), «Вольные фламандцы» (в соавторстве с С. Шервинским), «Надежда Дурова» (в соавторстве с К. Липскеровым).

Место захоронения[править | править код]

Урна с прахом захоронена на Донском кладбище (колумбарий 14, секция 84)[5][6]. К 2014 году, когда захоронение было обнаружено членами Общества некрополистов, урна за стеклом рассыпалась, надпись «поэт Александр Сергеевич Кочетков» едва читалась. В настоящее время на нише установлена плита с портретом поэта и строками из самого известного его стихотворения.

  • Вид захоронения. 2014

  • Современный вид

  • Мороз. Стихи для детей. — Л.: Радуга, 1927
  • Кочетков А., Шервинский С. Вольные фламандцы: Пьеса в 5 д. и 8 карт. На темы Шарля де Костера. — М.: Гослитиздат, 1937. — 156 с., 3 000 экз.
  • Коперник: Драмат. поэма в 3 частях, 9 сценах с прологом и эпилогом / На материале и при участии проф. К. Л. Баева. — М.: Изд. и стеклогр. изд-ва «Искусство», 1938. — 131 с.
    • Николай Коперник: Драм. поэма / Под ред. и с предисл. Л. Озерова; [Ил.: Н. И. Калита]. — М.: Сов. писатель, 1974. — 208 с., 10 000 экз.
  • Кочетков А., Липскеров К. Надежда Дурова: Пьеса в 4-х актах. — М.—Л.: Музгиз, 1942. — 47 с. — [На правах рукописи].
    • То же. М.—Л.: Искусство, 1942. — 103 с.
  • С любимыми не расставайтесь: Стихотворения и поэмы / [Вступ. ст. Л. Озерова; Худож. В. Борисов]. — М.: Сов. писатель, 1985. — 144 с., 20 000 экз. Содерж.: Лирика; Драм. новеллы: Аделаида Граббе; Голова Гомера; Праздник Андерсена; Поэмы: Отрочество; За утром; Памяти поэта; Деревья.

Переводы

  • Вафа, Ахмет Эс-Хабиб. Бунт. / Пер. с индустани. — М., 1931
  • Гидаш А. Венгрия ликует. / Пер. с венгерского. — М.-Л., 1930, 1931
  • Гидаш А. Восставшая Венгрия в песнях. / Пер. с венгерского. — М., 1932
  • Вафа, Ахмет Эс-Хабиб. Предбурье. / Пер. с индустани. — М., 1933.
  • Вафа, Ахмет Эс-Хабиб. Раны горят. / Пер. с индустани. — М., 1933.
  • Гидаш А. Земля движется. / Пер. с венгерского. — М., 1934
  • Гидаш А. Мой творческий опыт рабочему-автору. / Пер. с венгерского. — М., 1935
  • Гидаш А. Новые песни. / Пер. с венгерского. — М., 1935
  • Вафа, Ахмет Эс-Хабиб. Шквал. / Пер. с индустани. — М., 1936.
  • Гидаш А. Песни о молодой стране. / Пер. с венгерского. — М., 1936
  • Церетели А. Тамар Цбиери. / Пер. с грузинского. — Тбилиси, 1948
  • Церетели А. Патара Кахи. / Пер. с грузинского. — Тбилиси, 1949
  • Элляй. Чурумчуку. / Пер. с якутского. — Якутск, 1946; М.-Л., 1954.
  • Мацуев Н. Русские советские писатели 1917—1967: Материалы для биографического словаря. — М.: Советский писатель, 1981. — С. 117.
  • [Некролог] // Литературная газета. — 1953. — № 54.

ru.wikipedia.org

Предметы органической природы ~ стихотворение Александра Кочеткова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Кочетков ~ Предметы органической природы

На этой странице читайти стихотворение «Предметы органической природы...» русского писателя Александра Кочеткова.

Стихотворение Александра Кочеткова1

Предметы органической природы
Безмолвствуют. И только человек
Кричит: люблю!- любимую лаская
(Как будто потерял ее), и в крике
Такая боль, такая смерть, что звезды
Ссыпаются с иссохшего зенита
И листья с размагниченных ветвей.

2

Мир молит ласки (душу потерять
Страшней, чем жизнь). Любите свой народ
(Как и одежду), по законам фуги
Растите мысль, катайтесь на коньках,-
И страшный суд придется отложить.


Мне нравится:

0

Количество просмотров: 301
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 29.09.2016

© Александр Кочетков

Другие стихи Александра Кочеткова:

Откуда музыка?

- Откуда музыка?
- Не знаю. Я
Сумерничал здесь в уголку и думал:
Что сладко жить, что (все-таки) любовь

1
1

Предметы органической природы
Безмолвствуют. И только человек

Из Хафиза (Ты, чье сердце - гранит...)
Ты, чье сердце - гранит, чьих ушей серебро - колдовское литье,
Унесла ты мой ум, унесла мой покой и терпенье мое!

Шаловливая пери, тюрчанка в атласной кабо,

Я разогнал собак Она еще

Я разогнал собак. Она еще
Жила. И крови не было заметно
Снаружи. Наклонившись, я сперва
Не разглядел, как страшно искалечен

Поэт

Средь голых стен, изъеденных клопами,
Ни в смерть, ни в страсть не верящий давно,
Сидит поэт, и пялится в окно,
И утомленно вопрошает память.

Из Санои

Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых,
А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.

Чижик
- Чижик-пыжик! Это что ж?
Люди спят, а ты поешь?

- Чи-чи-чив! Ти-ти! Тью-тью!

Поэма о молодом серпе

Нос в воротник, лицо под шляпой (так
Брела бы вешалка), через плечо
Кошель с продуктами, - в февральский вечер,
Немного оттеплевший и с оттенком

www.beesona.ru

- Откуда музыка? ~ стихотворение Александра Кочеткова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Кочетков ~ - Откуда музыка?

На этой странице читайти стихотворение «- Откуда музыка?...» русского писателя Александра Кочеткова.

Стихотворение Александра Кочеткова

- Откуда музыка?
- Не знаю. Я
Сумерничал здесь в уголку и думал:
Что сладко жить, что (все-таки) любовь
Сильнее смерти, что цветы прекрасны
(И даже колокольчики), что труд
Кристаллизует душу, но и в камне
Стучит живое сердце. А сосед
Тем временем настраивал гитару.
Потом я ненароком задремал.
Проснулся вот... И музыки не слышал.

Опубликовано в издании:
Александр Кочетков. С любимыми не расставайтесь!
Стихотворения и поэмы.
Москва: Советский писатель, 1985.

Мне нравится:

0

Количество просмотров: 477
Количество комментариев: 0
Темы:
Опубликовано: 17.03.2014 © Александр Кочетков

Другие стихи Александра Кочеткова:

Так, молодости нет уж и в помине

Так, молодости нет уж и в помине,
От сердца страсть, как песня, далека,
И жизнь суха, как пыльный жгут полыни,
И, как полынь, горька.

Две цветных гравюры
1. Серый дворик

Серый дворик завален рухлядью. Облачно-бледен
Голубоватый денек. Желоб свисает с крыльца.

Не верю я пророчествам

Не верю я пророчествам,
Звучавшим мне не раз:
Что будет одиночеством
Мой горек смертный час.

www.beesona.ru

Тоска по дому... Облачной гряды ~ стихотворение Александра Кочеткова ~ Beesona.Ru

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Александр Кочетков ~ Тоска по дому... Облачной гряды

На этой странице читайти стихотворение «Тоска по дому... Облачной гряды...» русского писателя Александра Кочеткова.

Стихотворение Александра КочетковаТоска по дому... Облачной гряды
Тускнеющие очертанья
И тонкий лук кочевницы-звезды,
Звенящий тетивой молчанья.

Встает неодолимая печаль
От нив земных - до нив небесных.
Скажи, душа, чего тебе так жаль:
Любимых глаз иль звезд безвестных?

Но не постигнет страстная тоска,
Куда стремит свой парус темный:
К живым огням родного далека
Иль в пропасть вечности бездомной.


Мне нравится:

0

Количество просмотров: 371
Количество комментариев: 0
Опубликовано: 29.09.2016

© Александр Кочетков

Другие стихи Александра Кочеткова:

Откуда музыка?

- Откуда музыка?
- Не знаю. Я
Сумерничал здесь в уголку и думал:
Что сладко жить, что (все-таки) любовь

1
1

Предметы органической природы
Безмолвствуют. И только человек

Из Хафиза (Ты, чье сердце - гранит...)
Ты, чье сердце - гранит, чьих ушей серебро - колдовское литье,
Унесла ты мой ум, унесла мой покой и терпенье мое!

Шаловливая пери, тюрчанка в атласной кабо,

Я разогнал собак Она еще

Я разогнал собак. Она еще
Жила. И крови не было заметно
Снаружи. Наклонившись, я сперва
Не разглядел, как страшно искалечен

Поэт

Средь голых стен, изъеденных клопами,
Ни в смерть, ни в страсть не верящий давно,
Сидит поэт, и пялится в окно,
И утомленно вопрошает память.

Из Санои

Так живи, чтоб сам ты смертью был избавлен от живых,
А не так живи, чтоб смертью от себя избавить их.

Чижик
- Чижик-пыжик! Это что ж?
Люди спят, а ты поешь?

- Чи-чи-чив! Ти-ти! Тью-тью!

www.beesona.ru

Двенадцать элегий ~ стихотворение Александра Кочеткова ~ Beesona.Ru

I

Хор жаворонков в синей вышине
Трепещет крылышками. Сердце мне -
Все радостней, беспечней, поднебесней -
Пьянит порхающая песня песней.
Звенят певцы в воздушной синеве,-
Пусть гнездышко у каждого в траве,
Пусть, затенив их крыльями своими,
Парящий ястреб кружится над ними.
О, если бы смог и я, в родных горах,
Отбросить немощь, страсть, желанье, страх
И горький помысл о насущном хлебе!..
О, если бы мог я петь, купаясь в светлом небе!

II

Громады гор, одетые в леса,
Заснули. Под откосом - полоса.
Луна дрожит в быстробегущей Мтквари.
Бьет полночь. При двенадцатом ударе
На холм кладбищенский спустилась тишина.
Лишь музыка сверчков кругом слышна.
Вздохнет струна и стихнет, замирая,
Но тотчас отзовется ей вторая -
Как будто тысяча воздушных рук
Ткет трепетный, протяжно-слитный звук.
Здесь, позабыв урочище людское,
Земля застыла в дреме и покое,
Здесь отдыхает грудь, полудыша...
Но где же ты теперь, моя душа,
Безудержная, юная, слепая?
Как пела ты, над пропастью ступая!
Как жаждала любить иль умереть!
Тебя уж нет, ты не вернешься впредь...
Тебя уж нет, но к тени быстролетной
Еще тянусь я памятью бесплотной.
А ночь, касаясь утомленных век,
Любовно шепчет мне, что жизнь ушла навек.

III

Букет жасмина на столе моем
Благословляет одинокий дом:
Пускай душа блаженством не согрета,
Он ей несет весь пыл, все буйство лета.
Не знаю, чьей участливой рукой
Зажжен жасмина праздник восковой,-
Залог, быть может, нежности таимой...
Но он подарен не рукой любимой!
Благоуханьем светлым окружен,
Вдыхаю мир, как облако, как сон.
В тебе, благословенная отрада,
Нет примеси губительного яда,
Мятежная тоска тебе чужда...
О, в этом облаке остаться б навсегда!

IV

Бессмертно-молодой хрусталь ключа
Из камня пробивается, журча:
Когда пылает солнце во вселенной,
Он семь цветов дробит в пыли мгновенной,
И я, чтоб в сердце затушить огонь,
Живую радугу ловлю в ладонь.
Как жаждал я несбыточного рая!
И, "над ручьем от жажды умирая",
Припав к камням, как я молил у них
Отдохновенной ласки... хоть на миг!
И вот ключа целительная сила
Все страстные томленья погасила,
И свежей мглой мне сердце обволок
Один всеутоляющий глоток.

V

Преодоленье... Поднимаюсь я
По руслу пересохшего ручья.
Пусть лоб мне опаляет зной небесный,
Пусть спотыкаюсь на тропе отвесной,
Пусть сердце задыхается в груди,-
Иду... Зачем? Что манит впереди?
Вершина. На корнях сосны столетней
Прилягу здесь. Как жарок воздух летний!
Как сладко слиты - фимиам смолы
И свежесть из долины, полной мглы!
Тень облаков скользит, лаская горы...
И вновь влекут безбрежные просторы,
И сердцу вновь желанен божий свет...
Но вниз дороги нет и вверх дороги нет.

VI

На кладбище, в живой тени дубов,
Небытия ловлю священный зов,
Но он звучит мне нынче по-иному.
Погружены в бесчувственную дрему
Прохладных намогильников ряды -
Под вечной лаской солнца иль звезды.
Всего благословенного лишенный,
Без радости, с душой опустошенной,
Я долго был со смертью обручен -
И страстно рвался в беспробудный сон.
И что ж! Теперь, на солнечном погосте,
Где под землей бездумно тлеют кости,
Вдыхаю вновь стозвучный трепет дня -
И сладко усыпляет он меня.
Но разве листьев шорох и движенье
Не та же тишина небытия,
Которую звала, тоскуя, грудь моя?

VII

В воздушном море облако плывет.
Что движет им? Куда стремит полет?
Где поднебесное его жилище?
Всего земного радостней и чище,-
Оно подобно, в тихой вышине,
От неба оторвавшейся волне.
Скользит в долине тень его живая,
С холма на холм легко переплывая,
То нежно обнимая гребни гор,
То опускаясь в луговой простор.
Любому сердцу и любому саду
Равно дарит любовную прохладу
Посланница бесстрастной высоты...
Не так же ли, мой стих, ласкаешь землю ты?

VIII

Двух бабочек влюбленная чета
Крылатой пляской кротко занята.
Воздушные! Что им тоска людская!
Не устают они, круги смыкая,
Порханьями друг друга обнимать.
Вот врозь летят, вот встретились опять,
Вот на шиповник белый сели рядом...
Слежу за ними безмятежным взглядом,
И кровь, неукротимая порой,
Усыплена божественной игрой.
Но если б то, что гибельно и мило,
Мне сердце вновь бездумьем осенило,-
Как беззаветно вновь отдался б я
Восторгу и тоске родного бытия!

IX

Я не дошел до моря. Но вдали,
На пасмурной окраине земли,
Мерцало зеркало. И ширь морская,
Прикосновеньем веющим лаская
Горячий лоб, разоблачила вдруг
В душе моей гнездящийся недуг.
И сердце обожгли воспоминанья...
О, сколько в прошлом счастья и страданья!
Но радость, что встречалась мне в пути,
Я погубил, не дав ей расцвести.
Стою в раздумье, тайном и глубоком...
И этот стих, склоняясь перед роком,
Я посвящаю морю - и тебе,
Последний отблеск дня в моей ночной судьбе!

X

Поет природа. Все шумит кругом,
Пахучий ветер залетает в дом:
Перед балконом липа вековая,
Дремотные мечтанья навевая,
Качается в торжественном цвету.
Ее пыльца дымится на лету,
Могучая листва звенит протяжно,
А ветви машут медленно и важно...
Что ж! Разве липа сетовать должна
О том, что отгорит ее весна?
Цветет... К чему ей горькая наука,
Что на земле всесильна лишь разлука?
Нет! В этот свой неповторимый час
Она волшебно покоряет нас,
А после... Остов под сыпучим снегом
Приникнет памятью к давно угасшим негам.

XI

Прочь от земли! Пора мне стать звездой -
Одной из тех, что легкой чередой
Проносятся по призрачному кругу
И светят, сквозь вселенную, друг другу.
Они чужды тревогам, страсть не жгла
Их облачно-эфирные тела,
Их души серафически спокойны,
Они - небесной участи достойны...
Хочу и я в бездонность к ним упасть,
Из сердца вместе с кровью вырвать страсть,
Расстаться с жизнью, беспощадно зная,
Что не нужна душе юдоль иная,
Что муки больше нет и страха нет,
Когда пронижет тьму очей любимых свет.

XII

Прости мне, Муза! На закате дней
Посмел воззвать я к милости твоей.
Я верил: скорбный звук последних песен
Разрушит мир, что стал для сердца тесен.
Ты слушаешь с улыбкой этот стих...
Нет, я не смел касаться струн твоих:
Былой восторг в их трепете тревожном,
И вновь душа томится невозможным:
Из облачного полузабытья
Ее к забытой жизни вызвал я -
Безвестной властью песенного слова.
И нежный образ мне явился снова.
Но, в волшебство напева облечен,
Стал ближе, кротче, безмятежней он...

www.beesona.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.