Александр введенский стихи


Все стихи Александра Введенского

Где Где он стоял опершись на статую. С лицом переполненным думами. Он стоял. Он сам обращался в статую. Он крови не имел. Зрите он вот что сказал:

 Прощайте темные деревья,
 прощайте черные леса,
 небесных звезд круговращенье,
 и птиц беспечных голоса.
 
Он должно быть вздумал куда-нибудь когда-нибудь уезжать.

 Прощайте скалы полевые,
 я вас часами наблюдал.
 Прощайте бабочки живые,
 я с вами вместе голодал.
 Прощайте камни, прощайте тучи,
 я вас любил и я вас мучил.
 
[Он] с тоской и с запоздалым раскаяньем начал рассматривать концы трав.

 Прощайте славные концы.
 Прощай цветок. Прощай вода.
 Бегут почтовые гонцы,
 бежит судьба, бежит беда.
 Я в поле пленником ходил,
 я обнимал в лесу тропу,
 я рыбу по утрам будил,
 дубов распугивал толпу,
 дубов гробовый видел дом
 и песню вел вокруг с трудом.
 
[Он во]ображает и вспоминает как он бывало или небывало выходил на реку.

 Я приходил к тебе река.
 Прощай река. Дрожит рука.
 Ты вся блестела, вся текла,
 и я стоял перед тобой,
 в кафтан одетый из стекла,
 и слушал твой речной прибой.
 Как сладко было мне входить
 в тебя, и снова выходить.
 Как сладко было мне входить
 в себя, и снова выходить,
 где как чижи дубы шумели,
 дубы безумные умели
 дубы шуметь лишь еле-еле.
 
Но здесь он прикидывает в уме, что было бы если бы он увидал и море.

 Море прощай. Прощай песок.
 О горный край как ты высок.
 Пусть волны бьют. Пусть брызжет пена,
 на камне я сижу, все с д[удко]й,
 а море плещет постепе[нно].
 И всё на море далеко.
 И всё от моря далеко.
 Бежит забота скучной [ш]уткой
 Расстаться с морем нелегко.
 Море прощай. Прощай рай.
 О как ты высок горный край.
 
О последнем что есть в природе он тоже вспомнил. Он вспомнил о пустыне.

 Прощайте и вы
 пустыни и львы.
 
И так попрощавшись со всеми он аккуратно сложил оружие и вынув из кармана висок выстрелил себе в голову. [И ту]т состоялась часть вторая — прощание всех с одним.
     Деревья как крыльями взмахнули [с]воими руками. Они обдумали, что могли, и ответили:

 Ты нас посещал. Зрите,
 он умер и все умрите.
 Он нас принимал за минуты,
 потертый, помятый, погнутый.
 Скитающийся без ума
 как ледяная зима.
 
Что же он сообщает теперь деревьям.— Ничего — он цепенеет.
     Скалы или камни не сдвинулись с места. Они молчанием и умолчанием и отсутствием звука внушали и нам и вам и ему.

 Спи. Прощай. Пришел конец.
 За тобой пришел гонец.
 Он пришел последний час.
 Господи помилуй нас.
 Господи помилуй нас.
 Господи помилуй нас.
 
Что же он возражает теперь камням.— Ничего — он леденеет.
     Рыбы и дубы подарили ему виноградную кисть и небольшое количество последней радости.

 Дубы сказали: — Мы растем.
 Рыбы сказали: — Мы плывем.
 Дубы спросили: — Который час.
 Рыбы сказали: — Помилуй и нас.
 
Что же он скажет рыбам и дубам: — Он не сумеет сказать спасибо.
     Река властно бежавшая по земле. Река властно текущая. Река властно несущая свои волны. Река как царь. Она прощалась так, что. Вот так. А он лежал как тетрадка на самом ее берегу.

 Прощай тетрадь.
 Неприятно и нелегко умирать.
 Прощай мир. Прощай рай.
 Ты очень далек человеческий край.
 
Что сделает он реке? — Ничего — он каменеет.
     И море ослабевшее от своих долгих бурь с сожалением созерцало смерть. Имело ли это море слабый вид орла.— Нет оно его не имело.
     Взглянет ли он на море? — Нет он не может. Но — чу! вдруг затрубили где-то — не то дикари не то нет. Он взглянул на людей.

 Когда
 
Когда он приотворил распухшие свои глаза, он глаза свои приоткрыл. Он припомнил всё как есть наизусть. Я забыл попрощаться с прочим, т. е. он забыл попрощаться с прочим. Тут он вспомнил, он припомнил весь миг своей смерти. Все эти шестерки, пятерки. Всю ту — суету. Всю рифму. Которая была ему верная подруга, как сказал до него Пушкин. Ах Пушкин, Пушкин, тот самый Пушкин, который жил до него. Тут тень всеобщего отвращения лежала на всем. Тут тень всеобщего лежала на всем. Тут тень лежала на всем. Он ничего не понял, но он воздержался. И дикари, а может и но дикари, с плачем похожим на шелест дубов, на жужжанье пчел, на плеск волн, на молчанье камней и на вид пустыни, держа тарелки над головами, вышли и неторопливо спустились с вершин на немногочисленную землю. Ах Пушкин. Пушкин.

 Всё
 

Александр Введенский. Полное собрание произведений в 2-х т. Москва: Гилея, 1993.

rupoem.ru

Все стихи Александра Введенского

Все

 

Н. А. Заболоцкому

 

     я выхожу из кабака

     там мертвый труп везут пока

     то труп жены моей родной

     вон там за гробовой стеной

     я горько плачу страшно злюсь

     о гроб главою колочусь

     и вынимаю потроха

     чтоб показать что в них уха

     в слезах свидетели идут

     и благодетели поют

     змеею песенка несется

     собачка на углу трясется

     стоит слепой городовой

     над позлащенной мостовой

     и подслащенная толпа

     лениво ходит у столба

     выходит рыжий генерал

     глядит в очках на потроха

     когда я скажет умирал

     во мне была одна труха

     одно колечко два сморчка

     извозчик поглядел с торчка

     и усмехнувшись произнес

     возьмем покойницу за нос

     давайте выколем ей лоб

     и по щекам ее хлоп хлоп

     махнув хлыстом сказал кобыла

     андреевна меня любила

     восходит светлый комиссар

     как яблок над людьми

     как мирновременный корсар

     имея вид семи

     а я стою и наблюдаю

     тяжко страшно голодаю

     берет покойника за грудки

     кричит забудьте эти шутки

     когда здесь девушка лежит

     во всех рыданье дребезжит

     а вы хохочете лентяй

     однако кто–то был слюнтяй

     священник вышел на помост

     и почесавши сзади хвост

     сказал ребята вы с ума сошли

     она давно сама скончалась

     пошли ребята вон пошли

     а песня к небу быстро мчалась

     о Боже говорит он Боже

     прими создание Твое

     пусть без костей без мышц без кожи

     оно как прежде заживет

     о Боже говорит он правый

     во имя Русския Державы

тут начал драться генерал

с извозчиком больным

извозчик плакал и играл

и слал привет родным

     взошел на дерево буржуй

     оттуда посмотрел

     при виде разных белых струй

     он молча вдруг сгорел

     и только вьется здесь дымок

     да не спеша растет домок

я выхожу из кабака

там мертвый труп везут пока

интересуюсь я спросить

кто приказал нам долго жить

кто именно лежит в коробке

подобно гвоздику иль кнопке

и слышу голос с небеси

мона... монашенку спроси

     монашка ясная скажите

     кто здесь бесчувственный лежит

     кто это больше уж не житель

     уж больше не поляк не жид

     и не голландец не испанец

     и не худой американец

     вздохнула бедная монашка

     «без лести вам скажу, канашка,

     сей мертвый труп была она

     княгиня Маня Щепина

в своем вертепе и легко и славно

жила княгиня Марья Николавна

она лицо имела как виденье

имела в жизни не одно рожденье.

Отец и мать. Отца зовут Тарас

ее рождали сорок тысяч раз

она жила она любила моду

она любила тучные цветы

вот как–то скушав много меду

она легла на край тахты

и говорит скорей мамаша

скорей придите мне помочь

в моем желудке простокваша

мне плохо, плохо. Мать и дочь.

Дрожала мать крутя фуражкой

над бедной дочкою своей

а дочка скрючившись барашком

кричала будто соловей:

мне больно мама я одна

а в животе моем Двина

ее животик был как холм

высокий очень туп

ко лбу ее прилип хохол

она сказала: скоро труп

меня заменит здесь

и труп холодный и большой

уж не попросит есть

затем что он сплошной

икнула тихо. Вышла пена

и стала твердой как полено»

монашка всхлипнула немного

и ускакала как минога

 

я погружаюсь в благодушную дремоту

скрываю непослушную зевоту

я подавляю наступившую икоту

покуда все не вышли петухи

поесть немного может быть ухи

в ней много косточек янтарных

жирных сочных

мы не забудем благодарны

пуховиков песочных

где посреди больших земель

лежит красивая мамзель

тут кончил драться генерал

с извозчиком нахальным

извозчик руки потирал

извозчик был пасхальным

буржуй во Францию бежал

как злое решето

француз французку ублажал

в своем большом шато

вдова поехала к себе

на кладбище опять

кому–то вновь не по себе

а кто–то хочет спать

     и вдруг покойница как снег

     с телеги на земь бух

     но тут раздался общий смех

     и затрещал петух

     и время стало как словарь

     нелепо толковать

     и поскакала голова

     на толстую кровать

Столыпин дети все кричат

в испуге молодом

а няньки хитрые ворчат

гоморра и содом

священник вышел на погост

и мумией завыл

вращая деревянный хвост

он человеком был

княгиня Маня Щепина

в гробу лежала как спина

и до тропической земли

слоны цветочков принесли

     цветочек тюль

     цветочек сон

     цветок июль

     цветок фасон

 

5 апреля 1929

45ll.net

Александр Введенский — стихи. Читать стихотворения Александра Введенского

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, отправьте простую заявку нам на почту [email protected]. Образец можно скачать здесь. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

www.culture.ru

Поэт Введенский Александр :: Поэмбук

Александр Иванович Введенский – советский поэт, чей стиль был весьма похож на стихи двух более известных авторов: Велимира Хлебникова и Даниила Хармса. С Хармсом он состоял в близких дружеских отношениях, входил в ОБЭРИУ, и, увы, повторил судьбу товарища. Он так же был репрессирован в начале войны по обвинению в контрреволюционной агитации, и так же не сумел пережить чрезвычайно тяжёлые условия заключения в военное время. Умер 19 декабря 1941 года во время этапирования в Казань.
Александр Введенский стихи при жизни практически не мог публиковать, и вынужден был жить за счёт издания детских стихотворений – это также роднит его с Хармсом. Некоторые его произведения выходили в самиздате, а настоящее собрание сочинений удалось напечатать лишь в 2002 году. Пожалуй, никто из советских поэтов не пострадал от государственной цензуры больше, чем Введенский.

Детство и юность Введенского

Александр Введенский родился 23 ноября (6 декабря по новому стилю) 1904 года в Санкт-Петербурге. Отец его был юристом, а мать – медиком. Поначалу Александра отдали на обучение в кадетский корпус, но затем перевели в гимназию. Примечательно, что окончил он её в 1921 году, не сдав экзамена по литературе.
Александр Введенский стихи начал писать именно в гимназии, и там же познакомился с Леонидом Липавским – в будущем одним из лидеров литературного сообщества «Чинари». После гимназии Введенский пытался учиться в Петроградском университете, но вскоре бросил учёбу. Работал на электростанции, а также письмовыводителем.

Введенский в ОБЭРИУ

В середине двадцатых годов ХХ века состоялось судьбоносное знакомство Введенского с Хармсом. Стихи Александра Введенского вошли в сборник «Необычайные свидания друзей», который состоял из стихов поэтов-имажинистов. Сам же Введенский в те годы позиционировал себя, как футуриста.
Вместе с Хармсом они и создали в 1927 году знаменитое «Объединение Реального Искусства» - ОБЭРИУ. Какой-либо организаторской работой Введенский в объединении не занимался – это была прерогатива Хармса, однако его можно назвать одним из лидеров этого сообщества.
Публиковаться членам ОБЭРИУ было весьма проблематично, в виду необычности их творчества и взглядов, далёких от большевистских идеалов. По совету Самуила Маршака, Введенский и Хармс активно занялись детской поэзией. Александр Введенский стихи также переводил – в частности, его перу принадлежат переводы некоторых сказок братьев Гримм.
Участники ОБЭРИУ быстро попали в немилость властей – их публичные выступления были непонятны «комсомольской» аудитории, назывались «аполитичными» и даже «антисоветскими». В 1931 году Введенского впервые арестовали: по одной версии за произнесённый тост с честь Николая II, по другой – за публичное исполнение «Боже, Царя храни». Последовала ссылка, проходившая в Курске, Вологде и Борисоглебске. Стихи Александр Введенский продолжал писать.

Последние годы жизни

Несмотря на опалу, в 1934 году Введенский стал членом Союза Писателей СССР. В 1936 году ссылка окончилась, Введенский провёл некоторое время в Ленинграде, но затем переехал вместе с женой в Харьков. Он сторонился литературного общества – вероятно, понимая, что во времена сталинского террора любая публичная деятельность для него смертельно опасна. В Харькове у него родился сын.
К сожалению, смена образа жизни не помогла – в сентябре 1941 года Введенского, как и Хармса, снова арестовали. И снова – по обвинению в контрреволюционной деятельности. На самом деле, никакой подобной агитации он давно не вёл, а арестован был скорее из-за подхода немецких войск к Харькову – власти настроенные против неё литераторы на неподконтрольной территории были не нужны.
 
© Poembook, 2013
Все права защищены.

poembook.ru

Александр Введенский - Все: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Николаю Заболоцкому

я выхожу из кабака
там мертвый труп везут пока
то труп жены моей родной
вон там за гробовой стеной
я горько плачу страшно злюсь
о гроб главою колочусь
и вынимаю потроха
чтоб показать что в них уха
в слезах свидетели идут
и благодетели поют
змеею песенка несется
собачка на углу трясется
стоит слепой городовой
над позлащенной мостовой
и подслащенная толпа
лениво ходит у столба
выходит рыжий генерал
глядит в очках на потроха
когда я скажет умирал
во мне была одна труха
одно колечко два сморчка
извозчик поглядел с торчка
и усмехнувшись произнес
возьмем покойницу за нос
давайте выколем ей лоб
и по щекам ее хлоп хлоп
махнув хлыстом сказал кобыла
андреевна меня любила
восходит светлый комиссар
как яблок над людьми
как мирновременный корсар
имея вид семи
а я стою и наблюдаю
тяжко страшно голодаю
берет покойника за грудки
кричит забудьте эти шутки
когда здесь девушка лежит
во всех рыданье дребезжит
а вы хохочете лентяй
однако кто-то был слюнтяй
священник вышел на помост
и почесавши сзади хвост
сказал ребята вы с ума сошли
она давно сама скончалась
пошли ребята вон пошли
а песня к небу быстро мчалась
о Боже говорит он Боже
прими создание Твое
пусть без костей без мышц без кожи
оно как прежде заживет
о Боже говорит он правый
во имя Русския Державы
тут начал драться генерал
с извозчиком больным
извозчик плакал и играл
и слал привет родным
взошел на дерево буржуй
оттуда посмотрел
при виде разных белых струй
он молча вдруг сгорел
и только вьется здесь дымок
да не спеша растет домок
я выхожу из кабака
там мертвый труп везут пока
интересуюсь я спросить
кто приказал нам долго жить
кто именно лежит в коробке
подобно гвоздику иль кнопке
и слышу голос с небеси
мона… монашенку спроси
монашка ясная скажите
кто здесь бесчувственный лежит
кто это больше уж не житель
уж больше не поляк не жид
и не голландец не испанец
и не худой американец
вздохнула бедная монашка
«без лести вам скажу, канашка,
сей мертвый труп была она
княгиня Маня Щепина
в своем вертепе и легко и славно
жила княгиня Марья Николавна
она лицо имела как виденье
имела в жизни не одно рожденье.
Отец и мать. Отца зовут Тарас
ее рождали сорок тысяч раз
она жила она любила моду
она любила тучные цветы
вот как-то скушав много меду
она легла на край тахты
и говорит скорей мамаша
скорей придите мне помочь
в моем желудке простокваша
мне плохо, плохо. Мать и дочь.
Дрожала мать крутя фуражкой
над бедной дочкою своей
а дочка скрючившись барашком
кричала будто соловей:
мне больно мама я одна
а в животе моем Двина
ее животик был как холм
высокий очень туп
ко лбу ее прилип хохол
она сказала: скоро труп
меня заменит здесь
и труп холодный и большой
уж не попросит есть
затем что он сплошной
икнула тихо. Вышла пена
и стала твердой как полено»
монашка всхлипнула немного
и ускакала как минога

я погружаюсь в благодушную дремоту
скрываю непослушную зевоту
я подавляю наступившую икоту
покуда все не вышли петухи
поесть немного может быть ухи
в ней много косточек янтарных
жирных сочных
мы не забудем благодарны
пуховиков песочных
где посреди больших земель
лежит красивая мамзель
тут кончил драться генерал
с извозчиком нахальным
извозчик руки потирал
извозчик был пасхальным
буржуй во Францию бежал
как злое решето
француз французку ублажал
в своем большом шато
вдова поехала к себе
на кладбище опять
кому-то вновь не по себе
а кто-то хочет спать
и вдруг покойница как снег
с телеги на земь бух
но тут раздался общий смех
и затрещал петух
и время стало как словарь
нелепо толковать
и поскакала голова
на толстую кровать
Столыпин дети все кричат
в испуге молодом
а няньки хитрые ворчат
гоморра и содом
священник вышел на погост
и мумией завыл
вращая деревянный хвост
он человеком был
княгиня Маня Щепина
в гробу лежала как спина
и до тропической земли
слоны цветочков принесли
цветочек тюль
цветочек сон
цветок июль
цветок фасон

Категории стихотворения "Александр Введенский — Все":
  • Стихи русских поэтов классиков

Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Читать стих поэта Александр Введенский — Все на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Александр Введенский - Кто?: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

1

Дядя Боря говорит,
Что
От того он так сердит,
Что
Кто-то сбросил со стола
Три тарелки, два котла
И в кастрюлю с молоком
Кинул клещи с молотком;
Может, это серый кот
Виноват,
Или это черный пес
Виноват,
Или это курицы
Залетели с улицы,
Или толстый, как сундук,
Приходил сюда индюк,
Три тарелки, два котла
Сбросил на пол со стола
И в кастрюлю с молоком
Кинул клещи с молотком?

2

Входит дядя в кабинет,
Но и там порядка нет —
Все бумаги на полу,
А чернильница в углу.

3

Дядя Боря говорит,
Что
Оттого он так сердит,
Что
Банку, полную чернил,
Кто-то на пол уронил
И оставил на столе
Деревянный пистолет;
Может, это серый кот
Виноват,
Или это черный пес
Виноват,
Или это курицы
Залетели с улицы,
Или толстый, как сундук,
Приходил сюда индюк,
Банку, полную чернил,
В кабинете уронил
И оставил на столе
Деревянный пистолет?

4

На обои дядя Боря
Поглядел,
И со стула дядя Боря
Полетел.
Стали стены голые,
Стали невеселые —
Все картинки сняты,
Брошены и смяты.

5

Дядя Боря говорит,
Что
Оттого он так сердит,
Что
Все картинки кто-то снял,
Кто-то сбросил их и смял
И повесил дудочку
И складную удочку;
Может, это серый кот
Виноват,
Или это черный пес
Виноват,
Или это курицы
Залетели с улицы,
Или толстый, как сундук,
Приходил сюда индюк
И повесил дудочку
И складную удочку?

6

Дядя Боря говорит:
— Чьи же это вещи?
Дядя Боря говорит:
— Чьи же это клещи?
Дядя Боря говорит:
— Чья же эта дудочка?
Дядя Боря говорит:
— Чья же эта удочка?

7

Убегает серый кот,
Пистолета не берет,
Удирает черный пес,
Отворачивает нос,
Не приходят курицы,
Бегают по улице,
Важный, толстый, как сундук;
Только фыркает индюк,
Не желает удочки,
Не желает дудочки.
А является один
Восьмилетний гражданин,
Восьмилетний гражданин —
Мальчик Петя Бородин.

8

Напечатайте в журнале,
Что
Наконец-то все узнали,
Кто
Три тарелки, два котла
Сбросил на пол со стола
И в кастрюлю с молоком
Кинул клещи с молотком,
Банку, полную чернил,
В кабинете уронил
И оставил на столе
Деревянный пистолет,
Жестяную дудочку
И складную удочку.
Серый кот не виноват,
Нет.
Черный пес не виноват,
Нет.
Не летали курицы
К нам в окошко с улицы,
Даже толстый, как сундук,
Не ходил сюда индюк.
Только Петя Бородин —
Он.
Виноват во всем один
Он.
И об этом самом Пете
Пусть узнают все на свете.

rustih.ru

«Все» - Стихотворение Александра Введенского

Н. А. Заболоцкому1 я выхожу из кабака там мертвый труп везут пока то труп жены моей родной вон там за гробовой стеной я горько плачу страшно злюсь о гроб главою колочусь и вынимаю потроха чтоб показать что в них уха в слезах свидетели идут и благодетели поют змеею песенка несется собачка на углу трясется стоит слепой городовой над позлащенной мостовой и подслащенная толпа лениво ходит у столба выходит рыжий генерал глядит в очках на потроха когда я скажет умирал во мне была одна труха одно колечко два сморчка извозчик поглядел с торчка и усмехнувшись произнес возьмем покойницу за нос давайте выколем ей лоб и по щекам ее хлоп хлоп махнув хлыстом сказал кобыла андреевна меня любила восходит светлый комиссар как яблок над людьми как мирновременный корсар имея вид семи а я стою и наблюдаю тяжко страшно голодаю берет покойника за грудки кричит забудьте эти шутки когда здесь девушка лежит во всех рыданье дребезжит а вы хохочете лентяй однако кто-то был слюнтяй священник вышел на помост и почесавши сзади хвост сказал ребята вы с ума сошли она давно сама скончалась пошли ребята вон пошли а песня к небу быстро мчалась о Боже говорит он Боже прими создание Твое пусть без костей без мышц без кожи оно как прежде заживет о Боже говорит он правый во имя Русския Державы тут начал драться генерал с извозчиком больным извозчик плакал и играл и слал привет родным взошел на дерево буржуй оттуда посмотрел при виде разных белых струй он молча вдруг сгорел и только вьется здесь дымок да не спеша растет домок я выхожу из кабака там мертвый труп везут пока интересуюсь я спросить кто приказал нам долго жить кто именно лежит в коробке подобно гвоздику иль кнопке и слышу голос с небеси мона... монашенку спроси монашка ясная скажите кто здесь бесчувственный лежит кто это больше уж не житель уж больше не поляк не жид и не голландец не испанец и не худой американец вздохнула бедная монашка «без лести вам скажу, канашка, сей мертвый труп была она княгиня Маня Щепина в своем вертепе и легко и славно жила княгиня Марья Николавна она лицо имела как виденье имела в жизни не одно рожденье. Отец и мать. Отца зовут Тарас ее рождали сорок тысяч раз она жила она любила моду она любила тучные цветы вот как-то скушав много меду она легла на край тахты и говорит скорей мамаша скорей придите мне помочь в моем желудке простокваша мне плохо, плохо. Мать и дочь. Дрожала мать крутя фуражкой над бедной дочкою своей а дочка скрючившись барашком кричала будто соловей: мне больно мама я одна а в животе моем Двина ее животик был как холм высокий очень туп ко лбу ее прилип хохол она сказала: скоро труп меня заменит здесь и труп холодный и большой уж не попросит есть затем что он сплошной икнула тихо. Вышла пена и стала твердой как полено» монашка всхлипнула немного и ускакала как минога я погружаюсь в благодушную дремоту скрываю непослушную зевоту я подавляю наступившую икоту покуда все не вышли петухи поесть немного может быть ухи в ней много косточек янтарных жирных сочных мы не забудем благодарны пуховиков песочных где посреди больших земель лежит красивая мамзель тут кончил драться генерал с извозчиком нахальным извозчик руки потирал извозчик был пасхальным буржуй во Францию бежал как злое решето француз французку ублажал в своем большом шато вдова поехала к себе на кладбище опять кому-то вновь не по себе а кто-то хочет спать и вдруг покойница как снег с телеги на земь бух но тут раздался общий смех и затрещал петух и время стало как словарь нелепо толковать и поскакала голова на толстую кровать Столыпин дети все кричат в испуге молодом а няньки хитрые ворчат гоморра и содом священник вышел на погост и мумией завыл вращая деревянный хвост он человеком был княгиня Маня Щепина в гробу лежала как спина и до тропической земли слоны цветочков принесли цветочек тюль цветочек сон цветок июль цветок фасон

Александр Введенский. Полное собрание произведений в 2-х т. Москва: Гилея, 1993.

rupoem.ru

Александр Введенский - Все: читать стихотворение на ProStih.ru

Н. А. Заболоцкому

я выхожу из кабака
там мертвый труп везут пока
то труп жены моей родной
вон там за гробовой стеной
я горько плачу страшно злюсь
о гроб главою колочусь
и вынимаю потроха
чтоб показать что в них уха
в слезах свидетели идут
и благодетели поют
змеею песенка несется
собачка на углу трясется
стоит слепой городовой
над позлащенной мостовой
и подслащенная толпа
лениво ходит у столба
выходит рыжий генерал
глядит в очках на потроха
когда я скажет умирал
во мне была одна труха
одно колечко два сморчка
извозчик поглядел с торчка
и усмехнувшись произнес
возьмем покойницу за нос
давайте выколем ей лоб
и по щекам ее хлоп хлоп
махнув хлыстом сказал кобыла
андреевна меня любила
восходит светлый комиссар
как яблок над людьми
как мирновременный корсар
имея вид семи
а я стою и наблюдаю
тяжко страшно голодаю
берет покойника за грудки
кричит забудьте эти шутки
когда здесь девушка лежит
во всех рыданье дребезжит
а вы хохочете лентяй
однако кто-то был слюнтяй
священник вышел на помост
и почесавши сзади хвост
сказал ребята вы с ума сошли
она давно сама скончалась
пошли ребята вон пошли
а песня к небу быстро мчалась
о Боже говорит он Боже
прими создание Твое
пусть без костей без мышц без кожи
оно как прежде заживет
о Боже говорит он правый
во имя Русския Державы
тут начал драться генерал
с извозчиком больным
извозчик плакал и играл
и слал привет родным
взошел на дерево буржуй
оттуда посмотрел
при виде разных белых струй
он молча вдруг сгорел
и только вьется здесь дымок
да не спеша растет домок
я выхожу из кабака
там мертвый труп везут пока
интересуюсь я спросить
кто приказал нам долго жить
кто именно лежит в коробке
подобно гвоздику иль кнопке
и слышу голос с небеси
мона... монашенку спроси
монашка ясная скажите
кто здесь бесчувственный лежит
кто это больше уж не житель
уж больше не поляк не жид
и не голландец не испанец
и не худой американец
вздохнула бедная монашка
«без лести вам скажу, канашка,
сей мертвый труп была она
княгиня Маня Щепина
в своем вертепе и легко и славно
жила княгиня Марья Николавна
она лицо имела как виденье
имела в жизни не одно рожденье.
Отец и мать. Отца зовут Тарас
ее рождали сорок тысяч раз
она жила она любила моду
она любила тучные цветы
вот как-то скушав много меду
она легла на край тахты
и говорит скорей мамаша
скорей придите мне помочь
в моем желудке простокваша
мне плохо, плохо. Мать и дочь.
Дрожала мать крутя фуражкой
над бедной дочкою своей
а дочка скрючившись барашком
кричала будто соловей:
мне больно мама я одна
а в животе моем Двина
ее животик был как холм
высокий очень туп
ко лбу ее прилип хохол
она сказала: скоро труп
меня заменит здесь
и труп холодный и большой
уж не попросит есть
затем что он сплошной
икнула тихо. Вышла пена
и стала твердой как полено»
монашка всхлипнула немного
и ускакала как минога

я погружаюсь в благодушную дремоту
скрываю непослушную зевоту
я подавляю наступившую икоту
покуда все не вышли петухи
поесть немного может быть ухи
в ней много косточек янтарных
жирных сочных
мы не забудем благодарны
пуховиков песочных
где посреди больших земель
лежит красивая мамзель
тут кончил драться генерал
с извозчиком нахальным
извозчик руки потирал
извозчик был пасхальным
буржуй во Францию бежал
как злое решето
француз французку ублажал
в своем большом шато
вдова поехала к себе
на кладбище опять
кому-то вновь не по себе
а кто-то хочет спать
и вдруг покойница как снег
с телеги на земь бух
но тут раздался общий смех
и затрещал петух
и время стало как словарь
нелепо толковать
и поскакала голова
на толстую кровать
Столыпин дети все кричат
в испуге молодом
а няньки хитрые ворчат
гоморра и содом
священник вышел на погост
и мумией завыл
вращая деревянный хвост
он человеком был
княгиня Маня Щепина
в гробу лежала как спина
и до тропической земли
слоны цветочков принесли
цветочек тюль
цветочек сон
цветок июль
цветок фасон

prostih.ru

Александр Введенский - Элегия: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

Осматривая гор вершины,
их бесконечные аршины,
вином налитые кувшины,
весь мир, как снег, прекрасный,
я видел горные потоки,
я видел бури взор жестокий,
и ветер мирный и высокий,
и смерти час напрасный.

Вот воин, плавая навагой,
наполнен важною отвагой,
с морской волнующейся влагой
вступает в бой неравный.
Вот конь в могучие ладони
кладет огонь лихой погони,
и пляшут сумрачные кони
в руке травы державной.

Где лес глядит в полей просторы,
в ночей неслышные уборы,
а мы глядим в окно без шторы
на свет звезды бездушной,
в пустом сомненье сердце прячем,
а в ночь не спим томимся плачем,
мы ничего почти не значим,
мы жизни ждем послушной.

Нам восхищенье неизвестно,
нам туго, пасмурно и тесно,
мы друга предаем бесчестно
и Бог нам не владыка.
Цветок несчастья мы взрастили,
мы нас самим себе простили,
нам, тем кто как зола остыли,
милей орла гвоздика.

Я с завистью гляжу на зверя,
ни мыслям, ни делам не веря,
умов произошла потеря,
бороться нет причины.
Мы все воспримем как паденье,
и день и тень и сновиденье,
и даже музыки гуденье
не избежит пучины.

В морском прибое беспокойном,
в песке пустынном и нестройном
и в женском теле непристойном
отрады не нашли мы.
Беспечную забыли трезвость,
воспели смерть, воспели мерзость,
воспоминанье мним как дерзость,
за то мы и палимы.

Летят божественные птицы,
их развеваются косицы,
халаты их блестят как спицы,
в полете нет пощады.
Они отсчитывают время,
Они испытывают бремя,
пускай бренчит пустое стремя —
сходить с ума не надо.

Пусть мчится в путь ручей хрустальный,
пусть рысью конь спешит зеркальный,
вдыхая воздух музыкальный —
вдыхаешь ты и тленье.
Возница хилый и сварливый,
в последний час зари сонливой,
гони, гони возок ленивый —
лети без промедленья.

Не плещут лебеди крылами
над пиршественными столами,
совместно с медными орлами
в рог не трубят победный.
Исчезнувшее вдохновенье
теперь приходит на мгновенье,
на смерть, на смерть держи равненье
певец и всадник бедный.

Анализ стихотворения «Элегия» Введенского

«Элегия» Александра Ивановича Введенского – манифест его умонастроения в предсмертный год.

Стихотворение написано в 1940 году. Его автору исполнилось 36 лет, примерно год оставался до его повторного ареста как контрреволюционера, и столько же – до его смерти. К этому времени он был женат, воспитывал маленького сына. По жанру – элегия, по размеру – ямб со сложной рифмовкой, в которой при желании можно разглядеть элементы смежной, охватной, холостой рифмы, 9 строф. Эпиграф И. Бахтерев, тоже обэриут, трактовал как перифраз своих стихов. Слово «элегия» звучало старомодно уже для поэтов Серебряного века. Но А. Введенский как бы продолжил традиции философской лирики прошлого века. Произведение считается «программным», итоговым, квинтэссенцией его позднего творчества. Лирический герой – сам автор. Впрочем, путешествует он не столько по местностям, сколько по идеям, концепциям, границам общепринятого и собственного мировоззрения. Первая строфа не предвещает подвоха. Он будто примеряет пушкинские бакенбарды и запрыгивает в возок, чтобы поднабраться впечатлений. Далее идет перечисление излюбленных тем поэзии XIX века: горы, вино в кувшинах, снега, бури, ветра и близкая смерть. Здешние эпитеты давно стали общим местом: жестокий, прекрасный, напрасный. Во 2 строфе возникает одическая, военная, патриотическая тема. Здесь поэт все столь же важен, однако сравнения и метафоры его весьма диковинны. В 3 строфе после обессмысленной рифмы «просторы-уборы» появляемся «мы». С «нами» этот мир уже не говорит, и сами мы «ничего почти не значим». И «плачем» оттого, что жизнь нас «не слушается», что она непредсказуемая и пугающая. Ориентиров нет, как и вдохновенья. Все измельчало, все разрешено. «Мы себе простили»: больше нет принципов, чести, идеалов. Орел и гвоздика: есть версия, что тут намек на революцию (орел – символ монархии, красная гвоздика – цветок большевиков). Тогда понятней становится метафора «цветок несчастья». Поэт «с завистью» глядит «на зверя»: двоякий смысл, где зверь – просто животное, и зверь – как аллегория советского государства, а то и вообще цивилизации. Затем поэт, словно беседуя с тем же А. Пушкиным, сообщает: ни море, ни пустыня, ни любовь женщины больше не дают нам забыться, поверить во что-то. «Воспели смерть» вместо жизни, в которой разуверились. «Мерзость»: опять намек на безобразную и бездарную пропаганду того времени. «Воспоминание как дерзость»: прошлое вычеркнуто, под запретом, в настоящем тоже едва кто живет – все устремлены в светлое будущее, не замечая, как зыбок мир, как он трещит по швам. За эту слепоту люди принимают наказание. Осталась только смерть как опора, как определенность, не мираж, не выдумка. Поэт ее уже завидел и покрикивает вознице, чтоб он случайно не свернул мимо. Ото всего привкус тленья (музыка, сны, глоток воды и воздуха), да и сама смерть давно сделалась мечтою для людей, значит, по мысли А. Введенского, нужно ей покориться, уцепиться за нее, ее ждать – как выхода из тупика. Множество аллюзий на произведения А. Пушкина, М. Лермонтова, И. Гете, Г. Державина.

В поздней лирике А. Введенского усиливается заочная полемика с поэтами прошлого, идет оценка реалий и миражей, населяющих искусство.

rustih.ru

Александр Введенский - Значенье моря: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

чтобы было все понятно
надо жить начать обратно
и ходить гулять в леса
обрывая волоса
а когда огонь узнаешь
или в лампе или в печке
то скажи чего зияешь
ты огонь владыка свечки
что ты значишь или нет
где котел где кабинет
вьются демоны как мухи
над кусочком пирога
показали эти духи
руки ноги и рога
звери сочные воюют
лампы корчатся во сне
дети молча в трубку дуют
бабы плачут на сосне
и стоит универсальный
бог на кладбище небес
конь шагает идеальный
наконец приходит лес
мы испуганно глядим
думая что это дым
лес рычит поднявши руки
лес волнуется от скуки
шепчет вяло я фантом
буду может быть потом
и стоят поля у горки
на подносе держат страх
люди звери черногорки
веселятся на пирах
бурно музыка играет
и зыряне веселятся
пастухи пастушки лают
на столах челны крутятся
а в челнах и там и тут
видны венчики минут
здесь всеобщее веселье
это сразу я сказал
то рождение ущелья
или свадьба этих скал
это мы увидим пир
на скамье присядем трубной
между тем вертясь как мир
по рукам гремели бубны
будет небо будет бой
или будем мы собой
по усам ходили чаши
на часах росли цветы
и взлетали мысли наши
меж растений завитых
наши мысли наши лодки
наши боги наши тетки
наша души наша твердь
наши чашки в чашках смерть
но сказали мы однако
смысла нет в таком дожде
мы как соли просим знака
знак играет на воде
холмы мудрые бросают
всех пирующих в ручей
в речке рюмки вырастают
в речке родина ночей
мы подумав будто трупы
показали небу крупы
море время сон одно
скажем падая на дно
захватили инструменты
души ноги порошки
и расставив монументы
засветив свои горшки
мы на дне глубоком моря
мы утопленников рать
мы с числом пятнадцать споря
будем бегать и сгорать
но однако шли года
шел туман и ерунда
кто упал на дно морское
корабельною доскою
тот наполнился тоскою
зубом мудрости стучит
кто на водоросли тусклой
постирать повесил мускул
и мигает как луна
когда колышется волна
кто сказал морское дно
и моя нога одно
в общем все тут недовольны
молча вышли из воды
позади гудели волны
принимаясь за труды
корабли ходили вскачь
кони мчались по полям
и была пальба и плач
сон и смерть по облакам
все утопленники вышли
почесались на закат
и поехали на дышле
кто был беден кто богат
я сказал я вижу сразу
все равно придет конец
нам несут большую вазу
там цветок и бубенец
это ваза это ловко
это свечка это снег
это соль и мышеловка
для веселья и для нег
здравствуй бог универсальный
я стою немного сальный
волю память и весло
слава небу унесло

Категории стихотворения "Александр Введенский — Значенье моря":
  • Стихи русских поэтов классиков

Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Читать стих поэта Александр Введенский — Значенье моря на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru

Александр Введенский - Седьмое стихотворение: читать стих, текст стихотворения поэта классика на РуСтих

однажды человек приходит
в сей трехлистный свет
словно птичка в поле бродит
или как могучий ветр
озирает скалы долы
деревянные гондолы
смотрит на приятный Рим
и с монашкой говорим
ты монашка я пятнашка
но услыша пули звук
он упал холодной шашкой
весь рыдая на траву
что за горе
но в окно
смотрит море
и темно
он с горы сидит впотьмах
он ласкает росомах
побеги идет в вокзал
в безоглядную тюрьму
где качается лоза
где создания умрут
быстро падал детский снег
полный ленты полный нег
когда бы жить начать сначала
он молвит в свой сюртук
я б все печатала рычала
как бы лесной барсук
уже казаки убежали
в углу сияет ангел хилый
и мысли глупые жужжали
над этой ветхою могилой
поспешные минуты
как речки потекли
и звезды отдаленно
как тучи расцвели
тогда ребенок молодой
молиться сочиняет
болтает сонной головой
в подушку медную скучает
он плача покидает лес
и южные бананы
колотит точно мутный бес
в сухие жизни барабаны
но скоро вечер наступил
видна пустыня ада
покуда свечкой на пути
не установят сада
что же это стрекоза
нет восток отличный
словно баба егоза
или ветер хищный
и с дворянских сих кустов
нету сумрачных мостов
и в богатой этой печке
все наклонно все как в спячке
о похожие столы
мы сказали ветрено
выбегая из толпы
по дощечке ветреной
сквозь холодное стекло
выставляя лица
замечает рассвело
умерла столица
и ложася на сундук
и сложивши руки
он как утренний бамбук
умер для науки
грохочи отец и мать
светит зябкий уголок
и торопится поймать
однодневный потолок
выходил поспешно дух
огорошенный петух
и на елях на сосне
как дитя лежал во сне
в неслышном оперении
в тоске и измерении

УМЕРШИЙ
уж я на статуе сижу
безбрежною листвой
углы прохожие слежу
любезной головой
на это отвечал судья
в кафтане в простыне
в постель посмертную идя
и думал лежа на спине
что все-таки она уныла
и на подушке спит бескрылый
над всем возносится поток
над всем возносится восток

Категории стихотворения "Александр Введенский — Седьмое стихотворение":
  • Стихи русских поэтов классиков

Понравилось стихотворение? Поделитесь с друзьями!

Читать стих поэта Александр Введенский — Седьмое стихотворение на сайте РуСтих: лучшие, красивые стихотворения русских и зарубежных поэтов классиков о любви, природе, жизни, Родине для детей и взрослых.

rustih.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.