А мы такие молодые стихи


Литература Константин Симонов. Стихотворение «Ты помнишь…». Давид Самойлов. Стихотворение «Сороковые»

Описание видеоурока

Семьдесят лет отделяют нас от времён Великой Отечественной войны. Всё меньше остаётся ветеранов и очевидцев тех страшных для нашего народа событий. Нельзя привыкнуть к голоду, страху, взрывам и гибели близких. Наверное, война и искусство не могут идти рядом, но русская литература хранит события страшных лет в прозе и лирике. Уже в третий день войны появилась песня «Священная война» на стихи Василия Лебедева-Кумача. Она помогала, вселяла надежду, сплачивала людей. Почему война названа священной? Это была война за правое дело, она звала на защиту Отечества. Такая война — против захватчиков – оправдана. Советский народ поднялся на защиту родного дома, детей и стариков. Это святой долг для каждого человека.
На фронт уходили художники, учёные, музыканты, колхозники, рабочие заводов и фабрик. Военным корреспондентом газеты «Красная звезда» ушёл на фронт Константин Симонов. Переезжая с фронта на фронт, он знал войну изнутри. В первые, особенно тяжёлые годы, Симонов часто бывал на передовых, видел, как наши войска, с болью и горечью в сердце, с большими потерями, оставляют деревни и города. Стихотворение «Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины» написано под впечатлением отступления советских войск от Смоленска на Москву. Посвящает поэт произведение своему другу Алексею Суркову. Симонов не просто рассказывает о войне, её трудностях, передаёт переживания, боль и стыд бойцов, вынужденных отступать.

Ты помнишь, Алёша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди,

Как слёзы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:— Господь вас спаси! —
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.

В стихотворении создаётся образ русской земли:


Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шёл тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась…

Русская земля показывается через образ дороги. Этому способствуют средства выразительности: троекратные повторы «деревни, деревни, деревни с погостами…», сравнения «как будто на них вся Россия сошлась».

Родина в стихотворении – это ещё 
«…просёлки, что дедами пройдены, 
С простыми крестами их русских могил…»
Но вера в победу уже с первых дней войны живёт. 

Слова старухи «мы вас подождём», повторяют пАжити, лесА. Как будто вся Русская земля приготовилась к испытаниям, но верит в освобождение. Несколько раз автор повторяет слова: русский, русская, по-русски. Никто из жителей оставленных деревень не осуждает бойцов. Люди понимают ужас войны, понимают и настроение солдат, которые просто не могут противостоять натиску фашистов. Старики и старухи верят, что бойцы вернутся: они молятся за них. Симонов говорит о том, что сейчас по-настоящему понял, что значит Родина. 
Примером страшного горя служит строфа:

Ты помнишь, Алеша: изба под Борисовом,
По мёртвому плачущий девичий крик,
Седая старуха в салОпчике плисовом,
Весь в белом, как на смерть одетый, старик.

И далее идут слова, которые раскрывают чувства самого поэта:
Нас пули с тобою пока ещё милуют.
Но, трижды поверив, что жизнь уже вся,
Я все-таки горд был за самую милую,
За горькую землю, где я родился…

Это гордость за веру, нравственную силу русского народа, принадлежность к нему.
Стихотворение Давида Самойлова «Сороковые» написано в 1961 году, через двадцать лет после начала войны. Он ушёл на фронт со студенческой скамьи. В четыре года войны вместились ранения, учёба в военно-пехотном училище, несколько фронтов. Почему спустя столько лет поэт вспоминает военные годы? Их нельзя забыть. 
Стихотворение является осмыслением того, что происходило.
Первая строфа вмещает в себя полную характеристику войны:
Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные…

Страшная картина фронта и тыла, куда летят похоронные извещения. Здесь же передаётся мотив движения, эшелоны, идущие на фронт.
Дальше поэт рисует картину жизни:

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку...

Война превратила в движение города и деревни. Люди спасаются от войны, уезжая на восток. 
И здесь автор показывает себя:

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звёздочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный…
Поэт использует глаголы настоящего времени — он видит происходившее сейчас, двадцать лет спустя. Отношение к себе немного ироничное. 
Поэт хочет вернуться к мирной жизни хоть на одну минуту, на один разговор, и готов помочь, хлебом поделиться. 
Война идёт… Но сейчас герой на вокзале, где можно поговорить, быть щедрым, улыбнуться. 
Осознание военной юности не оставляет поэта.
Глаголы здесь употребляются в прошедшем времени.

Как это было! Как совпало -
Война, беда, мечта и юность!
И это всё в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Кольцевая композиция не завершает стихотворения, остаётся недосказанность.

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Глаголы в настоящем времени говорят о продолжительности войны. 
Судьба лирического героя и судьба Родины сливаются, показывая общую картину страданий.
Военная лирика, когда бы она ни была написана — это отражение судьбы народа в годы тяжёлых испытаний. Каждое из стихотворений становится летописью, историей. 

infourok.ru

Ты не ранен, ты просто убит: лучшие стихи о Великой Отечественной войне

Человечество вот уже в 72-й раз отметит 8 и 9 мая  великий праздник — окончание самой страшной войны в истории человечества, которая для советского народа, для России воистину была Великой Отечественной войной. Наша страна понесла в этой войне неисчислимые жертвы, исчисляемые десятками миллионов погибших и сотнями миллионов искалеченных.

Великий подвиг и великие страдания народа нашли свое отражение в мировой культуре, в том числе в русской поэзии. В преддверии Дня Победы продолжим традицию и напомним читателям Федерального агентства новостей несколько самых пронзительных стихотворений о Великой Отечественной войне, написанных как в военное время, так и в послевоенные годы.

Я только раз видала рукопашный

Поэт Юлия Друнина попала на фронт в полном смысле слова со школьной скамьи, воевала до 1944 года, была несколько раз ранена, теряла боевых друзей. Ее первое стихотворение о войне, написанное в 1943 году, сегодня украшает все антологии военной поэзии.

Я только раз видала рукопашный,
Раз наяву. И тысячу — во сне.
Кто говорит, что на войне не страшно,
Тот ничего не знает о войне.

Час мужества пробил на наших часах

Великий русский поэт Анна Ахматова в представлениях не нуждается. Знаменитое стихотворение «Мужество» Ахматова написала в 1942 году в эвакуации, когда ситуация на фронтах приняла для нашей страны самый серьезный оборот.

Мы знаем, что ныне лежит на весах,
И что совершается ныне.
Час мужества пробил на наших часах,
И мужество нас не покинет.
Не страшно под пулями мертвыми лечь,
Не горько остаться без крова,
И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.
Свободным и чистым тебя пронесем,
И внукам дадим, и от плена спасем
Навеки!

Сороковые, роковые

Поэт-фронтовик Давид Самойлов, прошедший всю войну, написал одно из лучших военных стихотворений уже в 1961 году, когда мог как бы со стороны взглянуть на себя, трогательно форсящего перед случайной знакомой.

Сороковые, роковые,
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку...

А это я на полустанке
В своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.

Как это было! Как совпало —
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!

Его зарыли в шар земной

Поэт-фронтовик Сергей Орлов прошел всю войну, горел в танке, выжил чудом. Война догнала Орлова — он умер, прожив всего 56 лет. Сергей Орлов написал немало стихов, однако в истории литературы осталось одно его стихотворение 1944 года, даже не все стихотворение, а фантастическая первая строчка. Стихи стали песней.

Его зарыли в шар земной,
А был он лишь солдат,
Всего, друзья, солдат простой,
Без званий и наград.
Ему как мавзолей земля —
На миллион веков,
И Млечные пути пылят
Вокруг него с боков.
На рыжих скатах тучи спят,
Метелицы метут,
Грома тяжелые гремят,
Ветра разбег берут.
Давным-давно окончен бой...
Руками всех друзей
Положен парень в шар земной,
Как будто в мавзолей...

Ты не ранен, ты просто убит

И еще одно из самых страшных стихотворений о войне, в силу советской специфики не попавшее в печать, а расходившееся в основном устно или в списках, так что до конца 1980-х многие даже не знали, кто его автор. Автор этих стихов Ион Деген, несколько дней назад скончавшийся в Израиле на 92 году жизни — герой танкист, после войны посвятивший жизнь самой мирной профессии — медицине.

Стихотворение «Мой товарищ» написано в декабре 1944 года. Долгое время переписывалось и передавалось устно с многочисленными искажениями, фактически, став народным и считавшееся произведением неизвестного поэта-фронтовика.

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Недавно скончавшийся другой большой русский поэт Евгений Евтушенко написал об этом стихотворении:

Что сделал стих Иосифа Дегена?
Разрезал он острее автогена
Все то, что называется войной,
треклятой, грязной, кровной и родной.

riafan.ru

Прочитайте стихотворение и ответьте на вопросы. дам много баллов! сороковые cороковые, роковые, военные и фронтовые, где извещенья похоронные и перестуки эшелонные. гудят накатанные рельсы. просторно. холодно. высоко. и погорельцы, погорельцы кочуют с запада к востоку... а это я на полустанке в своей замурзанной ушанке, где звёздочка не уставная, а вырезанная из банки. да, это я на белом свете, худой, весёлый и задорный. и у меня табак в кисете, и у меня мундштук наборный. и я с девчонкой балагурю, и больше нужного хромаю, и пайку надвое ломаю, и всё на свете понимаю. как это было! как совпало — война, беда, мечта и юность! и это всё в меня запало и лишь потом во мне очнулось!.. сороковые, роковые, свинцовые, пороховые... война гуляет по россии, а мы такие молодые! 1. каким настроением пронизано стихотворение давида самойлова? как вместе с настроением меняется интонация актёра, читающего стихотворение? 2. обратите внимание на обилие эпитетов в первом четверостишии. можно ли понять эмоциональное содержание строфы, если прочитать вслух только эпитеты этого четверостишия? как это звучит в чтении актёра? 3. с каким чувством вспоминает о себе юном поэт двадцать лет спустя? как это передаёт актёр? 4. прослушайте внимательно первое и последнее четверостишия. различаются ли они по звучанию, настроению, интонации? если различаются, то чем? — Знания.site

Прочитайте стихотворение и ответьте на вопросы. дам много баллов! сороковые cороковые, роковые, военные и фронтовые, где извещенья похоронные и перестуки эшелонные. гудят накатанные рельсы. просторно. холодно. высоко. и погорельцы, погорельцы кочуют с запада к востоку... а это я на полустанке в своей замурзанной ушанке, где звёздочка не уставная, а вырезанная из банки. да, это я на белом свете, худой, весёлый и задорный. и у меня табак в кисете, и у меня мундштук наборный. и я с девчонкой балагурю, и больше нужного хромаю, и пайку надвое ломаю, и всё на свете понимаю. как это было! как совпало — война, беда, мечта и юность! и это всё в меня запало и лишь потом во мне очнулось!.. сороковые, роковые, свинцовые, пороховые... война гуляет по россии, а мы такие молодые! 1. каким настроением пронизано стихотворение давида самойлова? как вместе с настроением меняется интонация актёра, читающего стихотворение? 2. обратите внимание на обилие эпитетов в первом четверостишии. можно ли понять эмоциональное содержание строфы, если прочитать вслух только эпитеты этого четверостишия? как это звучит в чтении актёра? 3. с каким чувством вспоминает о себе юном поэт двадцать лет спустя? как это передаёт актёр? 4. прослушайте внимательно первое и последнее четверостишия. различаются ли они по звучанию, настроению, интонации? если различаются, то чем? — Знания.site

znanija.site

Давид Самойлов Борис Слуцкий Булат Окуджава Николай Майоров Михаил Кульчицкий советские поэты стихи о войне | Татьяна Иванова

Вот и приблизился День Победы, завтра 9 мая. Страна активно готовится к празднованию 70-летия победы в Великой Отечественной войне. Вспоминаем миллионы погибших: и великих героев, и тех, чьи имена только сейчас вписывают в летопись войны, чествуем  еще живущих ветеранов, содрогаемся от ужасов ленинградской  блокады и концлагерей, восторгаемся мужеством  русского солдата и верой всего советского народа в победу.

И я не могу не внести свою маленькую лепту , вспоминаю вместе с Львом Анненским  «мальчиков державы» ( замечательный цикл передач) — молодых поэтов, прошедших войну и оставивших для нас великие строки правды о ней.

 

Давид Самойлов

СОРОКОВЫЕ

 

Сороковые, роковые,

Военные и фронтовые,

Где извещенья похоронные

И перестуки эшелонные.

 

Гудят накатанные рельсы.

Просторно. Холодно. Высоко.

И погорельцы, погорельцы

Кочуют с запада к востоку…

 

А это я на полустанке

В своей замурзанной ушанке,

Где звездочка не уставная,

А вырезанная из банки.

 

Да, это я на белом свете,

Худой, веселый и задорный.

И у меня табак в кисете,

И у меня мундштук наборный.

 

И я с девчонкой балагурю,

И больше нужного хромаю,

И пайку надвое ломаю,

И все на свете понимаю.

 

Как это было! Как совпало

Война, беда, мечта и юность!

И это все в меня запало

И лишь потом во мне очнулось!..

 

Сороковые, роковые,

Свинцовые, пороховые…

Война гуляет по России,

А мы такие молодые!

 

Борис Слуцкий

 

 

Последнею усталостью устав,

Предсмертным умиранием охвачен,

Большие руки вяло распластав,

Лежит солдат. Он мог лежать иначе,

 

Он мог лежать с женой в своей постели,

Он мог не рвать намокший кровью мох,

Он мог… Да мог ли? Будто? Неужели?

Нет, он не мог.

 

Ему военкомат повестки слал.

С ним рядом офицеры шли, шагали.

В тылу стучал машинкой трибунал.

А если б не стучал, он мог? Едва ли.

 

Он без повесток, он бы сам пошёл.

И не за страх — за совесть и за почесть.

Лежит солдат — в крови лежит, в большой,

А жаловаться ни на что не хочет.

 

Михаил Кульчицкий

 

БАЛЛАДА О КОМИССАРЕ

 

Финские сосны в снегу,

Как в халатах.

Может,

И их повалит снаряд.

Подмосковных заводов четыре гранаты.

И меж ними —

Последняя из гранат.

Как могильщики,

Шла в капюшонах застава.

Он её повстречал, как велит устав, —

Четырьмя гранатами,

На себя не оставив, —

На четыре стороны перекрестя.

И когда от него отошли,

Отмучив,

Заткнувши финками ему глаза,

Из подсумка выпала в снег дремучий

Книга,

Где кровью легла полоса.

Ветер её перелистал постранично,

И листок оборвал,

И понёс меж кустов,

И, как прокламация,

По заграничным

Острым сугробам нёсся листок.

И когда адъютант в деревушке тыла

Поднял его

И начал читать,

Черта кровяная, что буквы смыла,

Заставила —

Сквозь две дохи —

Задрожать.

 

Этот листок начинался словами,

От которых сморгнул офицерский глаз:

«И песня

и стих —

это бомба и знамя,

и голос певца

подымает класс…»

1940

 

Николай Майоров

 

МЫ.

 

Есть в голосе моем звучание металла.

Я в жизнь вошел тяжелым и прямым.

Не все умрет. Не все войдет в каталог.

Но только пусть под именем моим

Потомок различит в архивном хламе

Кусок горячей, верной нам земли,

Где мы прошли с обугленными ртами.

И мужество, как знамя, пронесли.

 

Мы жгли костры и вспять пускали реки.

Нам не хватало неба и воды.

Упрямой жизни в каждом человеке

Железом обозначены следы —

Так в нас запали прошлого приметы.

А как любили мы — спросите жен!

Пройдут века, и вам солгут портреты,

Где нашей жизни ход изображен.

Мы были высоки, русоволосы.

Вы в книгах прочитаете как миф,

О людях, что ушли, недолюбив,

Не докурив последней папиросы.

Когда б не бой, не вечные исканья

Крутых путей к последней высоте,

Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,

В столбцах газет, в набросках на холсте.

Но время шло. Меняли реки русла.

 

И жили мы, не тратя лишних слов,

Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных

Да в серой прозе наших дневников.

Мы брали пламя голыми руками.

Грудь раскрывали ветру. Из ковша

Тянули воду полными глотками

И в женщину влюблялись не спеша.

И шли вперед, и падали, и, еле

В обмотках грубых ноги волоча,

Мы видели, как женщины глядели

На нашего шального трубача.

А тот трубил, мир ни во что не ставя,

(Ремень сползал с покатого плеча),

Он тоже дома женщину оставил,

Не оглянувшись даже сгоряча.

Был камень тверд, уступы каменисты,

Почти со всех сторон окружены,

Глядели вверх — и небо было чисто,

Как светлый лоб оставленной жены.

Так я пишу. Пусть не точны слова,

И слог тяжел, и выраженья грубы!

О нас прошла всесветная молва,

Нам жажда зноем выпрямила губы.

Мир, как окно, для воздуха распахнут,

Он нами пройден, пройден до конца,

И хорошо, что руки наши пахнут

Угрюмой песней верного свинца.

И, как бы ни давили память годы,

Нас не забудут потому вовек,

Что, всей планете делая погоду,

Мы в плоть одели слово «Человек»!

 

Ну и, конечно мой любимый Булат Окуджава, у которого день рождения 9 мая.

 

До свидания, мальчики

 

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:

стали тихими наши дворы,

наши мальчики головы подняли —

повзрослели они до поры,

на пороге едва помаячили

и ушли, за солдатом — солдат…

До свидания, мальчики!

Мальчики,

постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,

не жалейте ни пуль, ни гранат

и себя не щадите,

и все-таки

постарайтесь вернуться назад.

 

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

вместо свадеб — разлуки и дым,

наши девочки платьица белые

раздарили сестренкам своим.

Сапоги — ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон…

Вы наплюйте на сплетников, девочки.

Мы сведем с ними счеты потом.

Пусть болтают, что верить вам не во что,

что идете войной наугад…

До свидания, девочки!

Девочки,

постарайтесь вернуться назад.

 

Вечная память всем погибшим и защищавшим нашу Родину!

art-notes.ru

Методическая разработка по литературе (11 класс) на тему: Литературно-музыкальная композиция "Война гуляет по России, а мы такие молодые..." (70-летию Великой Победы посвящается).

Сценарий

литературно-музыкальной композиции

«Война гуляет по России,

                        а мы такие молодые…»

Фонограмма песни Б. Окуджавы «Здесь птицы не поют…» (3-й куплет завершается словами «А нам нужна одна победа, одна на всех – мы за ценой не постоим»). На экране отображение слайда с Вечным огнем.

Вступительное слово учителя

Победа – это то, что идет за бедой. И все мы в какой-то мере пережили ту беду. Мы живем, потому что это наши прадеды и деды остались живы и смогли после всех страшных испытаний строить новые дома, растить хлеб на перепаханных снарядами полях и воспитывать детей. Ни один дом не обошла стороной эта война, у каждого из нас в семье есть родственники, не вернувшиеся домой.

А война продолжает стучаться к нам и сейчас сводками и репортажами с малых, но не менее страшных войн, потому что льется кровь людская, а не водица.

Люди рождаются для жизни, для созидания, для любви. Но, говорят, в истории человечества только 395 лет были мирными, а все остальные несли беду, кровь, смерть, то, что мы и называем войной.

И вот сегодня мы нашу пропущенную сквозь сердце композицию («Война гуляет по России, а мы такие молодые») посвящаем тем, кто шагнул в 1941 год прямо из-за школьной парты, то есть в возрасте участников нашей программы.

Сколько их сегодня в живых? Надо торопиться сказать слова нашей благодарности, надо торопиться поклониться им низко до земли за дарованную нам жизнь. Надо торопиться протянуть ниточку от героического поколения 40-х к поколению нынешних 17-летних, надо сохранить память о войне, иначе у нас нет будущего. Вот поэтому мы сегодня перед вами с нашей памятью, с нашей болью, с верой в то, что о войне забывать нельзя.

- В исполнении участников песня Ю.Визбора «Помни войну» (2 куплета)  (гитара)

«Помни войну…»

  1. Помни войну,

        Пусть далёка она и туманна…

        Годы идут, командиры уходят в запас.

        Помни войну…

        Это, право же, вовсе не странно –

        Помнить все то,

        Что когда-то касалось всех нас.

I.        Помни войну,

        Стелет простынь нарком в кабинете.

        Рота «Ура»… Коммунисты идут впереди.

        Помни войну…

        Это мы, ленинградские дети,

        Прямо в глаза с фотографий жестоких глядим.

Диалог участников (5 юношей-чтецов)

- С каждым годом все меньше и меньше остается тех, то встретил роковой рассвет 22 июня.

- Тех, то суровой осенью 1941 защищал Москву, то познал кровавый снег Сталинграда, кто «пол-Европы по-пластунски пропахал…».

- Они не стояли за ценой, добывая победу, не считали, «кому память, кому слава, кому темная вода».

Память о войне…

- А вы помните этот день?                

- Я не помню, я родился в 1998.

- 70 лет прошло. Война постепенно уходит в прошлое, становится страницей истории.

- Почему же мы вновь вспоминаем о ней? Почему же нас вновь волнуют кадры старой кинохроники?

- От Бреста до Москвы – 1000 м, от Москвы до Берлина – 1.600.

- 2.600 км, поездом 4-ро суток, самолетом – 4 часа.

- А дорогами войны – 4 года.

- 4 года. 34.000 часов и 27млн. погибших.

- И если по каждому из них объявить минуту молчания, страна будет молчать 51 год.

2 куплета песни «Эх, дороги»  (фортепьяно)

«Эх, дороги»

        Эх, дороги, пыль да туман.

        Холода, тревоги да степной бурьян.

        Знать не можешь доли своей.

        Может, крылья сложишь посреди степей.

                 

        Вьется пыль под сапогами

                          степями, полями,

        А кругом бушует пламя

                        Да пули свистят

        Эх, дороги…Пыль да туман.

        Холода, тревоги да степной бурьян.

        Снег ли ветер, вспомним, друзья,

       Нам дороги эти позабыть нельзя.

Голоса юношей-чтецов (голоса не вернувшихся с войны)

1.Разве погибнуть ты нам завещала, Родина?

Жизнь обещала,

любовь обещала, Родина.

2.Разве для смерти рождаются дети, Родина?

Разве хотела ты нашей смерти, Родина?

3.Пламя ударила в небо – ты помнишь, Родина?

Тихо сказала: «Вставайте на помощь…», Родина.

4.Мы от свинцовых розг

                        падали в снег с разбега.

Но подымались в рост

                        звонкие, как победа,

Как продолженье дня,

                        Шли тяжело и мощно,

Меня, нас убить невозможно.

– Начинает звучать колокольный звон (фонограмма)

Гудят колокола планеты. Гудят печально и сурово над светлыми березовыми рощами Белоруссии, лесами Подмосковья, над Мамаевым курганом…Везде, где ступал кованый фашистский сапог, плывет рожденный памятью набат.

Колокольный звон усиливается и постепенно смолкает, декламация на фоне проигрыша (песня «Листая старую тетрадь…)

1.У войны было горя много,

И никто никогда не сочтет,

Сколько раз на лесных дорогах

Оставляла война сирот.

2.В эти годы порой казалось,

Что мир детства навек опустел.

Что совсем не вернется радость

В города, где дома без стен.

3.Был серебряным смех девчонок,

Но его заглушила война,

А седины ребячьих челок –

Разве этому есть цена?

Песня Б.Окуджавы «Вы слышите, грохочут сапоги…» (3 гитары)

I.        Вы слышите, грохочут сапоги…

        И птицы ошалелые летят,

        И женщины глядят из-под руки…

        Вы знаете, куда они глядят.

II.         Вы слышите, грохочут барабаны:

        «Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней».

        Уходит взвод в туман, в туман, в туман.

        А прошлое ясней, ясней, ясней…

Я знаю, никакой моей вины

В том, что другие не пришли с войны,

В том, что они – кто старше, кто моложе –

Остались там, и не о том же речь,

Что я их мог, но не сумел сберечь.

Речь не о том, но все же, все же, все же…

Песня Б.Окуджавы в исполнении участниц

«Ах, война, что ж ты сделала, подлая…»   (гитара)

Ах, война, что ж ты сделала, подлая.

Стали тихими наши дворы,

Наши мальчики головы подняли –

Повзрослели они до поры,

На пороге едва помаячили

И ушли, за солдатом – солдат.

До свидания, мальчики!

                                   Мальчики,

Постарайтесь вернуться назад.

Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,

Не жалейте ни пуль, ни гранат.

И себя не щадите

                             и все-таки

Постарайтесь вернуться назад.

Стихотворение Д.Самойлова «Сороковые, роковые…» (на голоса)

1.Сороковые, роковые,

Военные и фронтовые,

Где извещенья похоронные

И перестуки эшелонные.

2.Гудят накатанные рельсы.

Просторно. Холодно. Высоко.

И погорельцы, погорельцы

Кочуют с запада к востоку…

                        -

3.А это я на полустанке

В своей замурзанной ушанке,

Где звездочка не уставная,

А вырезанная из банки.

                        -

4.Да, это я на белом свете,

Худой. Веселый и задорный.

И у меня табак в кисете,

И у меня мундштук наборный.

                        -

5.И я с девчонкой балагурю

И больше прежнего хромаю,

И пайку надвое ломаю,

И все на свете понимаю.

                        -

6.Как это было! Как совпало –

Война, беда, мечта и юность!

И это все в меня запало

И лишь потом во мне очнулось!

                        -

7.Сороковые, роковые,

Свинцовые, пороховые…

Война гуляет по России,

А мы такие молодые!

Исполнение песни А.Берковского

«И когда над ними грянул смертный гром…»   (голоса исполнителей сливаются с голосами фонограммы)

«И когда над ними грянул смертный гром…»

  1. И когда над ними грянул смертный гром,

        Нам судьба иное начертала.

        Нам – не призывному, нам – не приписному

        Воинству окрестного квартала.

        Сирые метели след позамели,

        Все календари пооблетели.

        Годы нашей жизни, как составы, пролетели.

        Как же мы давно осиротели.

Пр.:                Вспомните, ребята (2 р.),

                Разве это выразить словами,

                Как они стояли у военкомата

                С бритыми навечно головами.

  1. Вспомним их сегодня всех до одного,

        Вымостивших страшную дорогу.

        Скоро среди нас уже не будет никого,

        Кто вместе с ними слышал первую тревогу.

        И когда над ними грянул смертный гром

        Трубами районного оркестра,

        Мы глотали звуки ярости и муки,

        Чтоб хотя бы музыка воскресла.

Пр.:                Вспомните, ребята (2 р.),

                Это только мы видали с вами,

                Как они шагали от военкомата

                С бритыми навечно головами.

(Л. Старшинов) Фортепьяно «Эх, дороги…» как фон, на котором звучат голоса.

-  И вот в свои 17 лет

Я стал в солдатский строй.

У всех шинелей серый цвет,

У всех – один покрой.

- У всех товарищей-солдат

И в роте, и в полку –

Противогаз да автомат,

Да фляга на боку…

- Я думал, что не устою,

Что не перенесу,

Что затеряюсь я в строю,

Как дерево в лесу.

- Льют бесконечные дожди,

И вся земля – в грязи.

А ты, солдат, вставай, иди,

На животе ползи.

        

- Иди в жару, иди в пургу.

Ну что – не по плечу?

Здесь нету слова «не могу»,

А пуще – «не хочу»…

-И вот он – первый день на передовой.

Стихотворение Б.Окуджавы «Первый день на передовой».

Волнения не выдавая,

Оглядываюсь, не расспрашивая.

Так вот она – передовая!

А в ней ничего нет страшного.

Трава не выжжена, лесок не хмур,

И до поры

Объявляется перекур.

Звенят комары,

Звенят, звенят возле меня.

Летят, летят –

Крови моей хотят.

Отбиваюсь в изнеможении

И вдруг попадаю в сон:

Дым сражения, окружение,

Гибнет, гибнет мой батальон.

А пули звенят

     возле меня,

Летят, летят –

Крови моей хотят.

Кричу, обессилев,

Через хрипоту:

«Пропадаю!»

И к ногам осины

весь в поту припадаю.

Жить хочется!

Жить хочется!

Когда же это кончится?

Мне немного лет…

Гибнуть толку нет…

Я ночных дозоров не выстоял…

Я еще ни разу не выстрелил…

И в сопревшую листву

                                        зарываюсь

И просыпаюсь…

Я, к стволу осины прислонившись, сижу,

Я в глаза товарищей гляжу-гляжу:

А что, если кто-нибудь в том сне побывал?

А что, если видели, как я воевал?

 На фоне гитарного проигрыша монолог участницы

Истинно вам говорю: война – сестра печали. Горька вода в колодцах ее. Враг вырастил могучих коней, колесницы ее крепки, воины умеют убивать. Города падают перед ним, как шатры перед лицом бури. Говорю вам: кто пил и ел сегодня, завтра пойдет под стрелами, и зачавший не увидит родившегося, и смеявшийся утром возрыдает к ночи. Вот друг твой падает рядом, но не ты хоронишь его, вот брат твой упал, кровь его брызжет на ноги твои, но не ты уврачуешь его.

Говорю вам: война – сестра печали. И многие из вас не вернутся под сень кровли своей. Но идите, ибо кто, кроме вас, оградит землю эту.

- Фрагмент стихотворения К.Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» 

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,

Как шли бесконечные, злые дожди,

Как кринки несли нам усталые женщины,

Прижав, как детей, от дождя их к груди.

Как слезы они вытирали украдкою,

Как вслед нам шептали» «Господь вас спаси» –

И снова себя называли солдатками,

Как встарь повелось на великой Руси.

Слезами измеренный чаще, чем верстами,

Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:

Деревни, деревни, деревни с погостами,

Как будто на них вся Россия сошлась.

Как будто за каждою русской околицей,

Крестом своих рук ограждая живых,

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

   За в бога не верящих внуков своих.

Фонограмма песни Б.Окуджавы «Спасибо пехоте» (3-й куплет)

Б.Окуджава. Из повести «Будь здоров, школяр».

1-й юноша.

Помогите мне. Спасите меня. Я не хочу умереть. Маленький кусочек свинца в сердце, в голову – и все? И мое горячее тело уже не будет горячим?.. Пусть будут страдания. Кто сказал, что я боюсь страдать? Это дома я многого боялся. Дома. А теперь я все уже узнал, все попробовал. Разве недостаточно [мало] одному столько знать? Я ведь пригожусь для жизни. Помогите мне. Ведь это даже смешно – убивать человека, который ничего не успел совершить. Я даже десятого класса не кончил. Помогите мне. Я не о любви говорю. Черт с ней, с любовью. Я согласен не любить. В конце концов, я уже любил. С меня хватит, если на то пошло. У меня мама есть. Что будет с ней?.. А вы знаете, как сладко, когда мама гладит по голове? Я еще не успел от этого отвыкнуть. Я еще нигде толком не побывал. Я, например, не был еще на Валдае. Мне ведь нужно посмотреть, что это за Валдай? Нужно? Кто-то ведь написал: «…И колокольчик – дар Валдая…». А я даже таких строчек написать не смогу…

- 1-й куплет песни «Мы так давно не отдыхали» (гитара)

        2-й юноша        

А когда мы уезжали на фронт, помнишь нашу теплушку? Мы стояли у раскрытых дверей и пели какую-то торжественную песню. И у нас были гордо подняты головы. А эшелон стоял на запасных путях. Где? На Курском вокзале. По домам нас не отпустили. Я только успел позвонить домой. Наших никого не было. Только старуха соседка Ирина Макаровна. Злая старуха. Сколько она мне крови попортила! Она спросила меня, где стоит эшелон.

- Жалко, – лицемерно сказала она, – не сможет мама повидаться с тобой.

И я повесил трубку и вернулся к своим. А через час появилась у вагона Ирина Макаровна и сунула мне сверток. А потом, когда мы пели, она стояла в маленькой толпе случайных женщин. Кто она мне? Прощай, Ирина Макаровна. Прости меня. Разве я знал? Я никогда не смогу понять это… Может быть, ты и есть то лицо, у которого следует просить защиты? Тогда защити меня. Я не хочу умереть. Говорю об этом прямо и не стыжусь… А в свертке были сухари и четвертинка подсолнечного масла. И я поклялся сохранить один сухарь как реликвию…».

Б.Окуджава, стих. со 2-й строфы

А я жевал такие сухари!

Они хрустели на зубах, хрустели…

А мы шинели рваные расстелим –

И ну жевать. Такие сухари!

Их 10 лет сушили, не соврать,

Да ты еще их выбелил, песочек…

А мы, бывало, их в воде размочим –

И ну жевать, и крошек не собрать.

Сыпь пощедрей, товарищ старшина!

Пируем – и солдаты, и начальство…

А пули? Пули были.

                              Били часто.

Да что о них рассказывать – война!

2-й куплет песни «Мы так давно не отдыхали» (гитара)

        1.Ракет зеленые огни

По бледным лицам полоснули.

Пониже голову пригни

И, как шальной, не лезь под пули.

        2.Приказ: «Вперед!»

        Команда: «Встать!»

        Опять товарища бужу я,

        А кто-то звал родную мать,

        А кто-то вспоминал чужую.

3Когда, нарушив забытье,

Орудия заголосили,

Никто не крикнул: «За Россию!»

А шли и гибли за нее.

3-й куплет песни «Мы так давно не отдыхали» (гитара)

-Братские могилы – истины без слез.

Значит, были силы – лечь в ногах берез.

Правда беспощадней вздохов площадей.

И мундир парадный не сидит на ней.

-

        Плача не услышит тот, кто был убит,

        А легенды выше, чем любой гранит.

        С мыслью не о славе шли в последний бой.

        Мы с тех пор не вправе их равнять с собой.

-

На ветру весеннем листья шелестят.

Это рвутся к семьям души тех солдат.

Ветер плачем вдовьим кличет их домой,

Запахом сосновым бродит над землей.

-

        Вечное терпенье тех, кто не придет.

        Вечное терпенье тех, кто вечно ждет.

        Тишина, и только шорохи берез.

        Наша верность долгу глубже слов и слез.

        Не иссякли силы. И как вечный свет,

        Братские могилы – совесть наших лет.

Песня В.Высоцкого «На братских могилах не ставят крестов…» (слайды  с изображением братских могил, Вечного огня)  в исполнении участников (гитары).

Стихотворение Б.Слуцкого

        Последнею усталостью устав,

        Предсмертным равнодушием охвачен,

        Большие руки вяло распластав,

        Лежит солдат.

        Он мог лежать иначе.

        Он мог лежать с женой в своей постели,

        Он мог не рвать намокший кровью мох,

        Он мог…

        Да мог ли?

        Будто?

        Неужели?

        Нет, он не мог.

        Ему военкомат повестки слал.

        С ним рядом офицеры шли, шагали.

        В тылу стучал машинкой трибунал.

        А если б не стучал, он мог?

        Едва ли.

        Он без повесток, он бы сам пошел.

        И не за страх – за совесть и за почесть.

        Лежит солдат – в крови лежит, в большой,

        А жаловаться ни на что не хочет.

Песня «В полях за Вислой сонной…» (фортепьяно) в исполнении всех участников (на экране слайд «Вечный огонь» с надписью «Вечная память героям Великой Отечественной войны»)

-Неверно, что сейчас от той войны

Остались лишь могильные холмы.

Она жива, пока живые мы.

И 40 лет и 70 пройдет,

А нам от той войны не отогреться,

Нас от нее ничто не оторвет,

Мы с нею слиты памятью и сердцем.

2.Чуть что, она вздымается опять

Во всей своей жестокости нетленной.

«Будь проклята!» – мне хочется кричать,

Но я шепчу ей: «Будь благословенна».

Она щемит и давит,

Только мы без той войны – могильные холмы.

3.И эту память, как бы нас ни жгло,

Не троньте даже добрыми руками.

Когда на сердце камень, тяжело,

Но разве легче, если сердце – камень?

Исполнение участниками песни на слова Р.Гамзатова «Журавли» (фортепьяно)

        Автор сценария и режиссер-постановщик – учитель литературы Сторонкина Т.Н.

nsportal.ru

Методическая разработка по литературе (11 класс) по теме: "Сороковые, роковые" (Поэзия Великой Отечественной войны)

                                 М.Дудин

              Соловьи.

О мёртвых мы поговорим потом.

Смерть на войне обычна и сурова.

И всё-таки мы воздух ловим ртом

При гибели товарищей. Ни слова.

Не говорим. Не поднимая глаз,

В сырой земле выкапываем яму.

Мир груб и прост. Сердца сгорели. В нас

Остался только пепел, да упрямо

Обветренные скулы сведены.

Трёхсотпятидесятый день войны.

Ещё рассвет по листьям не дрожал,

И для острастки били пулемёты…

Вот это место. Здесь он умирал –

Товарищ мой из пулемётной роты.

Тут бесполезно было звать врачей,

Не дотянул бы он и до рассвета.

Он не нуждался в помощи ничьей.

Он умирал. И, понимая это,

Смотрел на нас, и молча ждал конца,

И как-то улыбался неумело.

Загар сначала отошёл с лица,

Потом оно, темнея, каменело.

Ну, стой и жди. Застынь. Оцепеней.

Запри все чувства сразу на защёлку.

Вот тут и появился соловей,

Несмело и томительно защёлкал.

Потом сильней, входя в горячий пыл,

Как будто настежь вырвавшись из плена,

Как будто сразу обо всём забыл,

Высвистывая тонкие колена

Мир раскрывался. Набухал росой

Как будто бы ещё едва означась,

Здесь рядом с нами возникал другой

В каком-то новом сочетанье качеств.

Как время, по траншеям тёк песок.

К воде тянулись корни у обрыва,

И ландыш, приподнявшись на носок,

Заглядывал в воронку от разрыва.

Ещё минута. Задыми сирень

Клубами фиолетового дыма.

Она пришла обескуражить день.

Она везде. Она непроходима.

Ещё мгновенье. Перекосит рот

От сердце раздирающего крика, -

Но успокойся, посмотри: цветёт,

Цветёт на минном поле земляника.

Лесная яблонь осыпает цвет,

Пропитан воздух ландышем  и мятой…

А соловей свистит. Ему в ответ

Ещё – второй, ещё – четвёртый, пятый.

Звенят стрижи. Малиновки поют.

И где-то возле, где-то рядом

Раскидан настороженный уют

Тяжёлым громыхающим снарядом.

А мир гремит на сотни вёрст окрест,

Как будто смерти  не бывало места,

Шумит неумолкающий оркестр,

И нет преград для этого оркестра.

Весь этот лес листом и корнем каждым,

Ни капли не сочувствуя беде,

С невероятной, яростною жаждой

Тянулся к солнцу,  к жизни и к  воде.

Да, это жизнь. Её живые звенья,

Её крутой, бурлящий водоём.

Мы, кажется, забыли на мгновенье

О друге умирающем своём.

Горячий луч последнего рассвета

Едва коснулся острого лица.

Он умирал. И, понимая это,

Смотрел на нас  и молча ждал конца.

Нелепа смерть. Она глупа. Тем более

Когда он, руки разбросав свои,

Сказал: «Ребята, напишите Поле:

У нас сегодня пели соловьи».

И сразу канул в омут тишины

Трёхсотпятидесятый день войны.

Он не дожил, не долюбил, не допил,

Не доучился, книг не дочитал.

Я был с ним рядом. Я в одном окопе,

Как он о Поле, о тебе мечтал.

И может быть, в песке, в разрытой глине,

Захлёбываясь в собственной крови,

Скажу: «Ребята, дайте знать Ирине:

У нас сегодня пели соловьи».

И полетит письмо из этих мест

Туда, в Москву, на Зубовский проезд.

Пусть даже так. Потом просохнут слёзы,

И не со мной, так с кем-нибудь вдвоём

У той поджигородовской берёзы

Ты всмотришься в зелёный водоём.

Пусть даже так. Потом родятся дети

Для подвигов, для песен, для любви.

Пусть их разбудят рано на рассвете

Томительные наши соловьи.

Пусть им навстречу солнце зноем брызнет

И облака потянутся гуртом.

Я славлю смерть во имя нашей жизни.

О мёртвых мы поговорим потом.

                                                1942г.

Лирико-романтическая баллада М.Дудина «Соловьи» - одно из лучших лирических стихотворений военных лет.

Дошло свидетельство о том, как было воспринято стихотворение солдатами, находящимися на переднем крае, такими же защитниками Родины, как умирающий герой стихотворения, как его товарищ.

«Я познакомился со стихами М.Дудина на крохотном бугорке, возвышавшемся среди Синявинских болот. Какой-то шутник назвал этот бугорок на торфяном поле «островом Святой Елены». Сюда можно было пробраться лишь поздней ночью, когда небо серело и немцы не могли вести прицельный огонь. Мы лежали в неглубоком, по колено, окопе. Со всех сторон нас осаждали несметные стаи комаров, и, пренебрегая запретом, солдаты почти не выпускали изо рта длинные, как патроны для противотанковых ружей, махорочные цигарки в палец толщиной.

  В одной из газет, предназначенных для изготовления этих цигарок, я и увидел дудинских «Соловьёв». Трудно передать ощущение от первого прочтения их. Стихи не просто взволновали. Они сразу же сделали автора нашим другом. Далеко не все солдаты, оборонявшие «остров Святой Елены», были любителями поэзии. Но и они оказались во власти её. Они нисколько не сомневались в том, что стихи сочинил их однополчанин, ибо такое и так мог написать лишь человек с переднего края».

   Молдавский Дм.   О Михаиле Дудине, блокаде, стихах  на войне и нашем поколении. – Л., 1965. –с.32.

nsportal.ru


Смотрите также



© 2011-
www.mirstiha.ru
Карта сайта, XML.